Можно ли младенцу смотреть в зеркало: Почему детей нельзя показывать в зеркало — www.wday.ru

  • 03.05.2021

Содержание

Игры с зеркалом | Для самых маленьких (от 2 месяцев до 3 лет)

Малыши до года


Наблюдая за тем, как малыши смотрятся в зеркало, можно увидеть немало интересных вещей.

Примерно с 2-3 месяцев малыш начинает проявлять интерес к отражению в зеркале. Вы можете повесить небольшое зеркальце на стенку или прикрепить его к домику, в котором чаще всего лежит и играет ваш малыш.

Ребенок обращает внимание в основном на лицо: рассматривает глазки, носик, форму головы. Он видит маленького хорошенького человечка, но еще не ассоциирует его с собой.

Уже к 4 месяцам малыш начинает радоваться своему отражению. Увидев ребенка в зеркале, он улыбается и радуется, тянет к нему ручки, пытается пощупать свое отражение. Если ребенок в зеркале увидел свою маму, он уже узнает ее и начинает приветливо аукать.

Не меньшую радость и восторг вызывает появление в зеркале игрушки. Тогда малыш пытается достать ее, пощупать, но пока еще не осознает, что она находится рядом с ним, а не с его «двойником».

К 6 месяцам ребенок в зеркале начинает тщательно разглядывать уже не только свое лицо, но и другие части тела. Он может подолгу сидеть и наблюдать, как тот человечек в зеркале повторяет за ним все движения рук и ног, улыбается и строит рожицы ему в ответ.

Ближе к 9-10 месяцам ребенок активно реагирует на отражение, хватает его руками, целует, лижет. Подобно Алисе в стране чудес, которая пыталась попасть в зазеркалье, ребенок толкает зеркало ручками, упирается в него головой, но, к удивлению, сталкивается лишь с плоской холодной поверхностью.

От года до двух

В этом возрасте ребенок в зеркале до сих пор не видит именно себя. Для него отражение в зеркале становится веселым другом, с которым он иногда разговаривает, общается посредством жестов, звуков. Ребенок может играть с зеркалом, мазать его красками или помадой, смеяться и реагировать на его поведение.

Веселой игрой оборачивается для малыша примерка новых вещей. Он с радостью бежит к зеркалу, крутится и вертится перед ним, может часами красоваться, пытаясь примерить вещь по-новому. Взаимодействие ребенка и зеркала в этом возрасте превращается в бесконечную игру, увлекательную и интересную как для него, так и для родителей.

Примерно в 1 год и 10 месяцев малыш понимает, что этот забавный человечек в зеркале – это он сам. Эти ощущения для него новые и необычные, но именно они играют большую роль в формировании будущей самооценки.

От двух до трех лет

К этому времени ребенок уже достаточно развит и делает множество вещей самостоятельно. Повесьте в ванной зеркальце и приучите ребенка самостоятельно умываться и причесывать волосы. Зеркало – это отличный способ приучить его к чистоте.

Также уместно будет смотреться небольшое зеркало в детской комнате. Повесьте его невысоко, и каждый раз, проходя мимо, ребенок будет обращать внимание на свой внешний вид. Ему будет очень интересно посмотреть на себя радостного или расстроенного, со слезами на глазах или измазанного шоколадом.

В этом возрасте ребенок в зеркале наблюдает за поведением взрослых. Сравнивая с родителями свой внешний вид, походку, движения, он находит много сходств и различий, подробно изучая и интересуясь ими. Вы часто можете наблюдать за тем, как малыш копирует ваши движения, жесты. И это абсолютно нормально, потому что он стремиться двигаться и выглядеть как взрослый.

Грудничок и зеркало: приметы

Приметы о зеркале и грудничке

Наши предки утверждали, что груднички до года не должны видеть зеркал. Этот простой предмет наделялся колдовской силой. Его считали вратами в потусторонние миры, связью между живыми и мертвыми. Суеверные страхи рождали все новые и новые приметы. Согласно одной из них, отражение проклинает младенца, и тот начинает отставать в развитии, часто болеть, у него не режутся зубы, появляется косоглазие и пропадает сон. Другая примета гласит, что в зеркале грудничок видит нечисть. Из-за этого он становится капризным и пугливым, а в будущем не сможет разговаривать или начнет заикаться. Еще одно суеверие утверждает, что малыш, изучая отражение, «проглядит» свою счастливую судьбу.

Откуда берутся суеверия?

Приметы о пагубном влиянии зеркал на младенца появились по трем причинам:

  • В средние века люди не знали о генетике, внутриутробных патологиях, инфекциях и особенностях развития детского организма. Поэтому болезни, отставание в развитии или позднее появление зубов у младенцев объясняли  колдовством и сглазами. Конечно же, никакие заболевания грудничок себе не заработает, если будет смотреться в зеркало.
  • Примета о заикании и косоглазии тоже миф. Наблюдая за негативной реакцией новорожденных на зеркала, предки думали, что они видят в них какие-то потусторонние вещи, которые могут довести ребенка до панического страха. Младенец действительно может заплакать, заметив свое отражение. Дело в том, что до года грудничок не осознает себя как отдельную личность и принимает «человека в зеркале» за незнакомца. Однако удивление от такой встречи пойдет малышу на пользу и никаких проблем с психикой у него не возникнет.
  • Приметы, которые говорят о том, что младенец, глядя в зеркальце, потеряет свое здоровье – еще один миф. Раньше для изготовления зеркал использовали радиоактивные и ядовитые вещества, например, ртуть. Из-за контактов с такими предметами груднички действительно могли болеть. Современные зеркала опасны для малыша только тем, что могут разбиться и поранить его осколками.

Грудничок и зеркало: польза или вред?

Детские психологи и терапевты утверждают: младенцу можно смотреться в зеркало. Это принесет ему пользу, станет очередным этапом познания окружающего мира, поможет тренировать зрение, память и внимание. Если в восемь месяцев ребенок проявляет живой интерес к своему отражению, значит, он развивается правильно. Примерно в этом возрасте ребенок вступает в период самоидентификации. Он начинает узнавать себя в зеркале, учится отличать близких людей от незнакомцев.

Итак, зеркальце может стать развивающей игрушкой для грудничка. Главное, не оставлять ребенка наедине с этим хрупким предметом. Занятия с малышом и его отражением могут быть такими:

  • Для малышей с 3 недель до 6 месяцев
    В таком возрасте ребенок еще не понимает, кого видит в зеркале. Однако рассматривать предметы, которые оно отражает, ему будет полезно и интересно. Возьмите ребенка на руки и встаньте с ним в 30 см от зеркала, чтобы он мог сфокусировать взгляд на изображении. Когда это произойдет, скажите: «Гляди, это ты и я, твоя мама. Смотри, как я улыбаюсь, хмурю брови, закрываю и открываю глаза». Делайте то, о чем говорите. Младенец будет в восторге. Теперь возьмите его пальчик и аккуратно приложите к зеркальной поверхности. Помогите малышу показать, где находится он, а где вы.
  • Для малышей с 6 месяцев до года
    Если кроха испачкался, поднесите его к зеркалу и дайте полюбоваться на грязную мордашку. Когда ребенок начнет трогать отражение, пытаясь стереть пятна, объясните ему, что для этого нужно умыться самому. Так малыш поймет, что в зеркале он видит себя. Как только ребенок начнет проявлять интерес к своему отражению, начинайте играть с ним чаще. Сядьте напротив зеркала и попросите малыша показать, где у отражения носик, глаза, рот. Так малыш быстрее выучит части тела и новые слова. Показывайте ребенку в зеркале буквы или картинки. Это поможет ему взглянуть на окружающие предметы под другим углом. Играйте с малышом в эмоции. Попросите его улыбаться своему отражению, хмуриться или показывать язык.

Важно! Выбирайте для занятий подходящее время. Ребенок должен хорошо себя чувствовать и быть настроенным на общение. Если вы будете активно включаться в такие игры, грудничок станет проявлять к ним огромный интерес. Его речевые навыки, зрение и память начнут развиваться быстрее вопреки всем приметам и суевериям.

Ребенок и зеркало

Мой ребенок, очень любит свое отражение в зеркале. С рождения в его комнате есть огромное зеркало во всю стену и оно его постоянно манит. Сейчас уже поменьше, но первое время его было не оторвать он своего двойника. Когда он мог только лежать на животике и никуда не уползать, я могла спокойно положить его на одеяльце прямо перед зеркалом на пол и заниматься своими делами неподалеку, минут 20, а то и 30 мне было обеспечено. Малыш разглядывал себя в отражении с удивлением, трогал ручками своего двойника, пускал на него слюни, смеялся, гулил, даже лизал зеркало, если ему это удавалось. Сейчас, когда ему 2,5, сын не так часто подходит к зеркалу, как раньше. Стас может поговорить с отражением или любоваться на себя, но все равно, иногда его прям тянет туда, т.к. зеркало для него до сих пор загадочный предмет, из глубины которого кто-то на него таращится. А ведь это не просто игры, точнее игры не просто так. Зеркало помогает маленькому человечку сформировать для себя свой образ.

Вы, наверное, обращали внимание, что большинство развивающих игрушек для малышей до года снабжены зеркалами, не настоящими конечно. У нас был развивающий коврик с довольно таки большим зеркалом в которое малыш мог таращиться очень долго, особенно если я клала его на спинку а зеркальце закрепляла над его лицом. Он лежал, смотрел туда и веселился, тряс ручками и ножками. Малыш, конечно же, не догадывался, что смешная рожица, глядящая на него оттуда, это и есть он сам.

Но это не важно, главное, что малыш много времени проводит за рассматриванием самого себя. Он же не знает, как он выглядит! Кроха вглядывается в эти черточки и ямочки на щечках и у него невольно появляется симпатия к этому маленькому существу в зеркале. До зеркала малыш мог только трогать свои части тела и видеть некоторые из них, поднося к личику. Но теперь он может и увидеть все это, мозг маленького ребенка быстро переходит от осязания к зрению и сопоставляет все это вместе.

Но в этом возрасте малыш все еще не может понять, что он и кроха в зеркале – это одно целое. Поэтому, не лишайте его шанса, познать это самостоятельно. Не страшно, что потом придется оттирать зеркало от слюней и маленьких отпечатков пальцев, это такой пустяк. Пусть кроха экспериментирует с зеркалом. Посмотрите, как ему хочется попасть в зазеркалье к своему другу –отражению. Он и толкает зеркало ручками, хлопает свое отражение, прислоняется к стеклу. Так же он удивляется, когда повернувшись от зеркала, друг пропадает, но обернувшись, малыш вновь обнаруживает своего знакомого, улыбается ему, машет рукой и даже целует.

Поиграйте с малышом вместе, например, можно глядеться в зеркало вдвоем, и обращать внимание малыша на то, что он может лицезреть две мамы, или мама настоящая и в отражении делают одни и те же движения. Такими простыми играми вы подтолкнете ребенка к разгадке зеркала.

А вот маленький тест, нарисуйте краской или фломастером точку на личике малыша и поднесите к зеркалу. Что он сделает? Скорее всего, кроха коснется личика, которое смотрит на него из зеркала, а не своего. Это говорит о том, что малыш еще не знает, что в зазеркалье живет его отражение, а не другой человечек.

Где-то в возрасте 1,5 лет малыши начинают понимать, кто смотрит на них из чудо – окна. Если вам хочется, можете таким же приемом с точкой проверить, понимает ли малыш это. Проверили? Малыш, наверняка, попытался стереть точку со своего лица, а не с отражения. Молодец!

К 2-м годам ребенок уже четко осознает, что он личность, такой же, как мама и папа, со своими желаниями и требованиями. Хотя все равно до сих пор, какое-то время кроха будет обращаться к себе в зеркале «он» или «она» и говорить о себе в третьем лице. Но в какой-то момент вы заметите, что малыш говорит о себя «Я» и это будет просто великолепно. Со временем, кроха начнет узнавать себя и на фотографиях, до этого для него это были просто другие детки. Мой сынок в возрасте 2,5 года, увидев себя на видео впервые спросил: «А почему Я так делаю?», до этого он все время спрашивал: «А почему ОН пошел туда?» или «Почему ОН сделал так?». Это означает, что малыш повзрослел и преодолел очередной очень важный этап развития личности. Но личность его будет формироваться еще долго, и ваша задача, как родителя, помочь вашему ребенку в этом нелегком труде.

А у вас есть зеркало с которым ребенок может поиграть?


 

Роль матери и семьи как зеркала в развитии ребенка

Глава 9 из книги «Игра и реальность» Дональда В. Винникотт

В индивидуальном эмоциональном развитии предшествен­ником зеркала является лицо матери. Я хочу обратиться к нор­мальному протеканию этого процесса, а также к психопатологии в данной области.

Здесь несомненно я нахожусь под влиянием работы Жака Лакана «Исследование Зеркала» (Jacques Lacan. Le Stade du Miroir. 1949). Он обращается к исследованию роли зеркала в развитии «Я» каждого человека. Однако Лакан не рассматривает зеркало как лицо матери, и именно это я собираюсь теперь сделать.

Я говорю сейчас лишь о зрячих детях. До тех пор пока не бу­дут сформулированы основные положения, я должен отложить попытки найти более широкое применение моих идей и распространение их на слабовидящих или слепых детей. В «сыром» виде моя формулировка звучит так: на ранних стадиях эмоциональ­ного развития человека для ребенка жизненно важную роль иг­рает окружающая среда, которая по-настоящему еще не отделена от ребенка, не отделена самим ребенком. Постепенно появляет­ся сепарация между «не-Я» и «Я», темп этого процесса разный, в зависимости от самого ребенка и от его социального окружения. Основное, главное изменение происходит в отделении от мате­ри, когда ребенок начинает воспринимать ее как часть внешнего мира. Если на месте матери пусто, никого нет, то задачи ребенка, связанные с развитием, безгранично усложняются.

Для упрощения понимания функции окружения, давайте кратко перечислим, что туда входит:

 1. Воспитание.
 2. Забота.
 3. Знакомство с окружающими объектами.

Ребенок может реагировать на эти влияния, но результатом здесь будет максимальное развитие личности ребенка. Под сло­вами «развитие личности» на данной стадии я имею в виду различные значения слова «интеграция», а также психосоматиче­ское взаимодействие и объектные отношения.

Ребенок получил заботу и участие, все хорошо, и он начина­ет знакомиться с объектами, которые представляются ему таким образом, чтобы не нанести ущерб его переживанию всемогуще­ства, неограниченного контроля над объектами. И тогда ребенок сможет применять объекты, при этом у него будет чувство, как будто это субъективный объект и он сам его создал.

Все это происходит в самом начале жизненного пути челове­ка, а если этого нет, то в эмоциональном и умственном развитии ребенка возникают серьезные проблемы.

Итак, наступает момент, когда ребенок осматривается вокруг себя. Когда младенец сосет грудь, он, может быть, не смотрит на саму грудь. Более характерным является то, что ребенок смотрит в лицо матери (Гоу (Gough), 1962). Что младенец при этом ви­дит? Чтобы ответить, давайте вспомним какие-нибудь случаи из психоаналитической практики, когда пациенты возвращались к самым ранним переживаниям и при этом могли их вербали­зовать (когда чувствовали, что способны на это), сохранив всю тонкость доречевого, и невербализуемого опыта (возможно, поэзия – здесь исключение).

Что видит ребенок, когда он или она смотрит на лицо мамы? Я предполагаю, что, в обычной ситуации, ребенок видит там са­мого себя или саму себя. Другими словами, когда мама смотрит на младенца, то, как она сама выглядит, имеет прямое отношение к тому, что она сама видит. Это выглядит очень правдоподобно. Но дело не в том, что, если мать, которая заботиться о своем ребенке, естественным образом выполняет какое-то действие очень хорошо, все равно нельзя это принимать как универсальную закономерность. Возьмем случай с ребенком, чья мать может отразить, то есть передать ребенку, лишь свое собственное настроение или, того хуже, лишь ригидность своих собственных защитных реакций. Что в таком случае младенец видит на лице матери?

Конечно, бывают случаи, когда мать не может отреагировать. Однако, многим детям приходится переживать довольно дли­тельные периоды, когда они не получают обратно то, что сами отдают. Они смотрят, и не видят самих себя. И этому есть по­следствия. Во-первых, их собственная креативность начина­ет притупляться, и дети так или иначе начинают искать другие способы, чтобы где-то снаружи, при помощи окружающей сре­ды, найти самих себя по кусочкам. Эти способы тоже могут быть вполне успешным, ведь слепым детям также необходимо полу­чать свое отражение не обладая зрением, через другие органы  чувств. Конечно, если ее лицо неподвижно, мама при этом способна реагировать как-то по-другому. Большинство матерей реагируют, когда ребенку плохо или он злится, и особенно когда он заболел. Во-вторых, ребенок привыкает к тому, что когда он смо­трит, то, что он видит, – это лицо матери. В этом случае лицо ма­тери уже перестает быть зеркалом. Таким образом восприятие здесь встает на место апперцепции, замещает то, что могло бы стать началом значимого обмена с окружающим миром, двух­стороннего процесса, когда самосовершенствование чередуется с открытием новых значений в воспринимаемом мире.

Конечно, в этой схеме есть и промежуточные стадии. Некоторые дети не оставляют надежду и исследуют объект, де­лают все возможное, чтобы обнаружить его значение, если толь­ко оно доступно для восприятия. Другие дети, которых угнетает такое неадекватное поведение матери, для того чтобы предска­зать настроение матери, исследуют разные варианты ее внешнего вида, так же как все мы занимались бы наблюдением за по­годой. Младенец быстро научается делать такие прогнозы: «Так, вот теперь можно вполне безопасно отвлечься от маминого настроения и вести себя спонтанно, но в любой момент ее лицо может застыть или начнет доминировать ее собственное настроение и тогда я должен буду отказаться от собственных потребностей, иначе ядро моего «Я» может пострадать от этого нападения».

Сразу за этим в направлении патологии идет предсказуемость, которая ненадежна и запирает ребенка в границах его собственной способности предусматривать происходящие явления. Это вносит элемент хаоса, и ребенок будет уходить от этой ситуа­ции или, защищаясь, будет смотреть, только чтобы восприни­мать. У ребенка, с которым так обращались, в дальнейшем будут затруднения: что такое зеркало, и что оно должно делать? Если лицо матери безответно, то зеркало тоже будет вещью, на кото­рую надо смотреть, не заглядывая в него.

Чтобы вернуть ситуацию к норме, девочки обычно, когда раз­глядывают свое лицо в зеркале, таким образом, успокаивают, об­надеживают себя тем, что там – мамин образ и мама может видеть ее, мама с ней в гармоничном контакте. Когда юноши и де­вушки, в своем вторичном нарциссизме, ищут красивого парт­нера чтобы влюбиться, это уже признак накопившихся сомнений в бесконечности любви и заботы со стороны их матерей. Поэтому мужчина, который влюбляется в красотку, сильно от­личается от мужчины, который любит девушку и чувствует, что она красива, видит, в чем ее красота.

На этом я прерву разъяснения своей теории, а вместо этого приведу несколько примеров, чтобы читатель сам смог подверг­нуть эти идеи критическому пересмотру.

Случай 1

Начну с рассказа о моей знакомой, замужней женщины, у которой три прекрасных сына. Она также оказывала хорошую поддержку своему мужу, который занимался творческой и очень важной работой. В частной жизни, не на публике, эта женщина всегда была близка к депрессии. Она сильно портила свою супружескую жизнь тем, что каждое утро просыпалась в состоянии отчаяния и безнадежности. И ничего не могла с этим поделать. Разрешение от этой парализующей депрессии происходило каждое утро, когда в конце концов приходило время вставать с постели и она могла «навести марафет», буквально, надеть на себя лицо. Только тогда она чувствовала себя обновленной, могла контактировать с окружающим миром и выполнять свои семейные обязательства. Этот исключительно умный и ответственный человек на каждую неприятность реа­гировал обострением хронической депрессии, что в итоге пере­шло в хроническое физическое заболевание и закончилось инвалидностью.

Вы видите здесь повторяющийся паттерн, который легко прослеживается в социальном или клиническом опыте каждо­го из нас. Этот случай иллюстрирует в преувеличенном виде то, что есть в любой нормальной ситуации, и только это. Эта гипер­болизация связана с задачей использования зеркала для наблю­дения и подтверждения своих гипотез. Женщине пришлось быть матерью самой себе. Если бы у нее была дочь, это несомненно стало бы ей огромным облегчением, но наверное дочь тоже по­страдала бы, ведь перед ней встала бы безумно важная задача: скорректировать неуверенность мамы по поводу взгляда на нее ее собственной матери.

Читатель наверняка вспомнил Френсиса Бэкона (Francis Bacon). Сейчас я обращаюсь не к Френсису Бэкону, который ска­зал: «Прекрасное лицо – это молчаливое согласие» и «Настоящую красоту не видно на рисунке», а к невыносимому, талантливому и вызывающему художнику современности, который всегда рисует значительно искаженные, деформированные лица людей. С точ­ки зрения, которая предлагается в этой главе, этот Френсис Бэкон из наших дней видит свое отражение в лице матери, но несколь­ко искаженно, с его или же с ее стороны, что раздражает его, а заодно и всех нас. Я ничего не знаю о частной жизни этого художника и привожу его пример только по той причине, что он утверждает этот свой подход во всех современных дискуссиях по поводу лица и самости. Лица Бэкона кажутся мне далекими от восприятия актуальной реальности, когда он смотрит на лица, у меня создается впечатление, что он мучительно стремится к тому, чтобы быть увиденным, а это лежит в основе творческого видения мира. Кажется, мне удалось связать апперцепцию (целостное пости­жение) и восприятие, постулируя исторический процесс (вну­три индивида), который зависит от того, чтобы быть увиденным:

Когда я смотрю, меня видят, а значит, я существую.
Теперь я могу позволить себе самому смотреть и видеть.
Теперь я смотрю на мир творчески, и то, что я постигаю вну­три, я и воспринимаю извне тоже.
На самом деле, я не стремлюсь видеть то, чего нет в поле мое­го зрения (если только я не устал). 

Случай 2

Пациентка сообщила: «Вчера вечером я пошла в кафе-бар, и была просто в восторге, когда увидела там множество совер­шенно разных персонажей» и описала некоторых из тех людей. Сейчас у этой пациентки потрясающая внешность, и если бы она умела этим пользоваться, то могла бы быть «звездой» в любой компании. Я спросил: «А на вас кто-нибудь смотрел?» Она смо­гла перейти к мысли о том, что на самом деле она «зажигала» окружающих, но вместе с нею был ее друг, и ей казалось, что все смотрят именно на него.

На этом этапе мы вместе с пациенткой уже смогли дать пред­варительный вариант ранней истории и детства пациентки ис­ходя из того, что ее должны видеть, чтобы она почувствовала свое существование. Ее реальный опыт в этом отношении был плачевным.

Затем, в обилии материала, эта тема затерялась, но в определенной степени весь анализ крутился вокруг «быть увиденной», и это было в каждый момент актуально для нее. Временами тот факт, что ее на самом деле видят, хоть это незаметно, был для нее самым главным в терапевтическом процессе. Эта пациентка чрезвычайно чувствительный ценитель живописи и изобразительно­го искусства, отсутствие красоты разрывает ее личность, она переживает недостаток красоты как ужас (дезинтеграция или деперсонализация).

Случай 3

В одном из моих исследований участвовала женщина, которая проходила очень длительный психоанализ. Эта пациентка, уже в солидном возрасте, вдруг выяснила, что жизнь реальна. Циник мог сказать: ну и что дальше? Но сама она чувствовала, что дело стоило того, а я сам научился через нее многому из того, что я знаю о феноменах самого раннего детства.
Этот анализ включал серьезную и глубокую регрессию к ин­фантильной зависимости. Ее окружение было жестко травма­тичным во многих аспектах, здесь я хочу рассмотреть влияние на пациентку материнской депрессии. Мы постоянно возвраща­лись к этой проблеме, и, как аналитик, я был вынужден взять на себя роль этой матери, с тем, чтобы пациентка смогла начать свое существование в качестве отдельной личности.

Недавно, когда наша работа уже подходила к завершению, па­циентка послала мне фотографию своей няни. У меня уже был портрет ее матери, и я в подробностях был знаком с ригидностью защитных механизмов этой женщины. Очевидным стало то, что мама (по словам пациентки) выбрала депрессивную нянеч­ку, чтобы избежать потери контакта с детьми. Жизнерадостная няня сразу же «украла» бы детей у депрессивной матери.
У этой пациентки вообще не было такой распространенной у женщин характеристики, как интерес к своему лицу. У нее, ви­димо, в подростковом возрасте не было стадии изучения себя в зеркале, а сейчас пациентка заглядывает в зеркало лишь затем, чтобы в очередной раз напомнить себе, что «выглядит как ста­рая карга» (ее собственное выражение).
За неделю перед этой сессией она увидела мою фотографию на обложке в книге и написала мне письмо, в котором просила выслать более крупную копию, чтобы можно было во всех подробностях рассмотреть эти «развалины». Я послал фотографию (она живет далеко, и мы можем встречаться лишь эпизодически) сопроводив ее интерпретацией, в основе которой – именно та тема, которую я обсуждаю в этой главе. Эта пациентка считала, что просто захотела иметь фотографию человека, который очень много сделал для нее (я действительно много работал с ней). Но ей также нужно было сказать о том, что мое морщинистое лицо в чем-то похоже на застывшие лица ее матери и няни.

Я уверен, что это было важно — то, что я понимал, зачем нуж­но лицо, что я мог проинтерпретировать то, что пациентка искажала лицо, в котором могла бы отразиться ее собственная личность и одновременно, из-за морщин, прослеживалось бы застывшее лицо матери.

В действительности у пациентки было вполне приятное лицо, и она потрясающе симпатичный человек, когда находится сама в таком настроении. Она, на определенный период времени, может взять на себя заботы и проблемы другого человека. Но как часто это ее качество заставляло людей воспринимать ее как че­ловека, на которого можно положиться! Факт заключается в том, что как только пациентка чувствует себя вовлеченной, особенно в депрессию другого человека, она сразу же уходит и оказывает­ся в постели с грелкой, и только лишь это тепло может согреть ее душу. Именно в этом ее ранимость.

Случай 4

После того как все это уже было написано, появился матери­ал еще одной сессии, который вполне может иметь в своей осно­ве обсуждаемые здесь проблемы. Пациентка – женщина, безмер­но озабоченная тем, на каком этапе становления личности она находится. В какой-то момент во время сессии она пропела при­пев из песенки «Зеркало на стене», а потом сказала, представьте себе, как, наверное, это ужасно, когда ребенок смотрит в зеркало и не видит там ничего!»
Дальнейший материал был связан с тем, что её окружало в детстве, когда мама с кем-то разговаривала, вместо того чтобы активно включаться во взаимодействие с младенцем. Суть в том, что когда девочка смотрела на мать, она видела ее разговаривающей с другим человеком. Далее пациентка рассказала о своем увлечении живописью Френсиса Бэкона и очень хотела, что бы я взял у нее почитать книгу об этом художнике. Она обратилась к одной из интересных деталей в этой книге. Френсис Бэкон говорит, что ему нравится, когда его картины закрывают стеклом, ведь тогда люди видят не только саму картину, они могут уви­деть самих себя».
Затем пациентка заговорила о «Исследовании Зеркала» («Le Stade u Miroir»), она знала эту работу Лакана, но сама она не могла сделать то, что, кажется, удалось мне – установить связь между зеркалом и лицом матери. В мою задачу на этой сессии не входило прояснение этой связи для пациентки, которая на­ходилась на этапе знакомства с новыми для себя вещами и явлениями, а в подобных обстоятельствах преждевременная ин­терпретация уничтожает креативность пациента и травматична, поскольку направлена против процесса личностного роста. Эта тема, оставаясь важной на протяжении всего анализа этой па­циентки, проявлялась самыми разными способами, в самом раз­ном обличье.

Моменты, когда младенец или ребенок видит, заглянув в лицо матери, а затем и в зеркале, самого себя, дают возмож­ность по-новому взглянуть на саму задачу анализа и психотера­пии. Психотерапия заключается не в том, чтобы сделать умную и искусную интерпретацию, а в основном она заключается в том, чтобы на протяжении некоторого времени постоянно возвращать пациенту то, что отдает он сам. Результат – это сложная производная, которая включает лицо, предмет отражения и то, как происходит это отражение. Мне приятно думать о своей ра­боте именно так и понимать, что если я делаю это хорошо, то па­циент сможет обнаружить самого себя, сможет научиться суще­ствовать и обретет чувство реальности. Это чувство – больше чем существование, оно означает существовать за самого себя, строить объектные отношения за самого себя и обрести самость, которая станет безопасным местом, где можно не напрягаться, почувствовать релаксацию.

Но мне бы не хотелось, чтобы создалось впечатление того, что эта задача отражения является нетрудной. Она тяжела и из­нурительна в эмоциональном плане. Но мы получаем за это на­граду. Даже если состояние пациента не улучшится, он будет благодарен за то, что мы видим его таким, какой он есть, а имен­но это приносит психотерапевту глубочайшее удовлетворение своей работой.

То, о чем я говорил применительно к роли матери, которая отражает и показывает младенцу его самого, столь же важно и во взаимоотношениях более старшего ребенка с матерью и се­мьей. Естественно, по мере развития ребенка сам процесс взро­сления усложняется, спектр идентификаций ребенка становится шире, и ребенок все меньше и меньше зависит от получения от­ражения себя в лицах родителей, братьев и сестер, других близ­ких людей (Winnicott, 1960а). Тем не менее, если семья остается целостной, то каждый ребенок может извлечь дополнительную пользу из того, что он имеет возможность увидеть себя сквозь призму установок отдельных членов или семьи в целом. Сюда же мы можем включить и настоящие зеркала, а также все, что ребе­нок имеет возможность увидеть в других людях. Должно быть понятно, что реальные зеркала здесь значимы главным образом в метафорическом смысле.

Таков еще один возможный способ рассмотрения вклада семьи в развитие и обогащение внутреннего мира личности каждого из своих членов.

Автор Дональд Вудс Винникот
Глава 9 из книги «Игра и реальность»

 

Почему нельзя спать напротив зеркала по исламу?

Среди верующих мусульман порой распространены довольно странные суеверия, о которых они неустанно задают вопросы, надеясь найти им подтверждение в исламе. Довольно часто возникает вопрос о том, почему нельзя спать напротив зеркала по исламу, и стоит ли верить в это. Некоторые суеверия доходят до того, что запрещают вовсе размещать в спальне зеркало, чтобы свести к минимуму возможность отражения в нем спящих людей, и даже если однажды поспать напротив зеркала, это чревато для человека печальными событиями.

Сама постановка вопроса «почему нельзя спать напротив зеркала по исламу?«, в корне неверна, поскольку опасение спать так, чтобы человек отражался в зеркале, — это не что иное как суеверие, а суеверие, как проявление многобожия, несовместимо с Исламом.

Это может быть связано с тем, что среди людей, особенно среди неверующих, довольно популярно даже в нынешнее время мнение, что зеркало является порталом в потусторонний мир, источает негативную энергию, и ночью, когда человек беспомощен во сне и не может противостоять влиянию извне, не управляет собственным телом, из зеркала могут появиться демоны и захватить душу человека, унести его в зеркальный мир, поэтому не стоит располагать свое спальное место напротив зеркала, да и вообще зеркалу в спальне не место.

Шейху Абду аль-Барий аль-Хиндию, преподавателю исламского университета Мухаммада ибн Сауда в Саудовской Аравии, задали вопрос относительно того, есть ли в Исламе запрет молиться напротив зеркала, когда молящийся отражается в зеркале. Мухаддис ответил, что запрета в Исламе такого нет, но свое зеркальное отражение может отвлекать молящегося от молитвы, который будет постоянно видеть себя в зеркале, и это уже нежелательно, поскольку мусульманин должен быть сосредоточен на молитве полностью.

Ни единого подтверждения тому, почему нельзя спать напротив зеркала по исламу или размещать в спальне зеркало, нет ни в Священном Писании, ни в одном из его трактований. Это и понятно, поскольку само понятие суеверия категорически несовместимо с Исламом и положениями шариата. Именно поэтому о суеверии в принципе следует поговорить особо. Поскольку такое понятие как суеверие несовместимо ни с Исламом, ни с другой авраамистической религией и является проявлением многобожия, то есть запрета спать напротив зеркала нет ни в Исламе, ни в Христианстве, ни в Иудаизме.

Добрая или плохая примета?

В основе суеверия лежит желание человека найти в происходящих вокруг него событиях дурные или хорошие предзнаменования. На основе этого за всю свою историю человечество накопило огромное количество примет и поверий, которые связывают человеческую жизнь даже с полетом птиц или направлением ветра. Ислам же устанавливает, что все события в жизни человека происходят по предустановлению и предопределению Всевышнего, поэтому истинному верующему мусульманину не следует ориентироваться на дурные предзнаменования, ведь шариат и Ислам порицает это.

Как учит мусульман Шариат, все события, которые происходят с человеком в его жизни, являются либо поощрением за хорошие его деяния, либо наказанием за совершенные грехи, и только Аллах предопределяет их.

В аяте суры Йа син 36:19 Аллах говорит: «Они сказали: “Ваше дурное предзнаменование обратится против вас самих”». Только многобожники, враждующие с посланниками Аллаха, могут ориентироваться на дурные предзнаменования, в том числе и связанные с зеркалом: будь-то сон напротив зеркала, разбивание зеркала или другие суеверия, и верующие, являющиеся последователями пророков Аллаха, должны знать, что все несчастья, которые постигают их, являются следствием их злых поступков, и зеркало или какой-то другой предмет интерьера, напротив которого человек может спать, не имеет к этому отношения.

В Исламе и любой религии единобожия подчеркивается, что все дурные приметы, которые замечает и пытается трактовать для себя человек, существуют только в его воображении, так что на предустановление или предопределение Всевышнего никакого влияния не оказывают.

О том, что суеверие, вера в дурные предзнаменования и приметы, являются проявлением многобожия, говорил, по сообщению ибн Мас‘уда, сам Пророк Мухаммад ﷺ: «Дурные приметы – это многобожие! Дурные приметы – это многобожие!».

В приводимом Ахмадом хадисе Ибн Амра от Посланника Всевышнего ﷺ говорится: «Кто бросил какое-либо дело из-за дурной приметы, тот совершил ширк». И на вопрос, каково будет искупление за совершения этого ширка, Пророк Мухаммад ﷺ ответил, что каждый верующий мусульманин должен сказать: «О, Аллах! Нет добра, кроме Твоего добра, и нет зла, кроме Твоего зла, и нет божества, кроме Тебя», что означает признание верующим того факта, что все в мире, как добро, так и зло, происходит по предопределению Всевышнего, и только Аллаху принадлежат знания о сокровенном.

И все-таки упоминание о дурных предзнаменованиях и как к ним следует относиться, есть в хадисах. Как сказал Абдуллах ибн ‘Умар, он слышал, как Пророк Мухаммад ﷺ говорил: «Дурные предзнаменования (могут быть связаны) лишь с тремя вещами: с лошадью, женщиной и домом». Это достоверный хадис, переданный Муслимом, Бухари и Ахмадом. Как следует понимать слова Пророка ﷺ в данном случае и почему они не имеют ничего общего с суеверием и дурными предзнаменованиями, возникающими в связи с ними, и, более того, свидетельствуют об отрицательном отношении Ислама к суевериям? Если лошадь у мусульманина упряма и непослушна, то ее не будет возможности использовать для нормальной езды, то есть она принесет в будущем мусульманину немало неприятностей. Если женщина в его доме дерзкая, недовольная или бесплодная, то в будущем это сулит мусульманину бездетную жизнь, полную неприятностей, переживаний и страданий. Если у мусульманина дом ненадежный, неудобный, построен в опасном месте, либо находится слишком далеко от мечети, либо расположен рядом с домом плохого соседа, грешника или опасной личности, то будущая жизнь в таком доме не принесет человеку ничего хорошего.

Этот вопрос был задан шейху ибн Усаймину, который пояснил, что мудрость Аллаха простирается настолько, что он, предвидя, насколько злополучными могут быть жены или дома, в которых живет мусульманин, или средства передвижения, которыми он обладает, предопределяет для человека события, которые подталкивают его к избавлению от имущества или расставанию с женой. Продав злополучный дом, человек на новом месте жительства получит много новых благ.

По словам ибн аль-Кайима, «И кто убеждён в том, что Пророк Всевышнего ﷺ приписал дурные предзнаменования и злополучие к чему-либо в том смысле, что они сами по себе оказывают влияние без участия Аллаха, то он тем самым навёл великую ложь на Аллаха и на Его Пророка ﷺ и очень сильно заблудился». Далее ибн аль-Кайим поясняет, что суть данного хадиса в том, что Творец создает что-то или кого-то такими, что рядом с ними мусульманин может ощутить злополучие, равно как и создавать такие создания и вещи, жизнь рядом с которыми приносит человеку благо. В качестве примера он приводит то, что кому-то из родителей Аллах посылает добрых и благополучных детей, а кому-то – злых и плохих.

КОЖА НЕ СТАНЕТ ТАКОЙ, КАК ДО ОЖОГА – ЧТО ЕЩЕ ВАЖНО ЗНАТЬ ПАЦИЕНТАМ

Как сегодня лечат пациентов с ожогами, почему в этом деле нельзя обойтись без психологов, что делает врач, когда подросток из-за рубцов на шее не хочет идти на выпускной, и перестанем ли мы обращать внимание на необычную кожу? Об этом и о многом другом в интервью интернет-изданию «Правмир» рассказывает д.м.н., профессор, руководитель ожогового центра детской больницы №9 им. Г.Н. Сперанского Людмила Иасоновна Будкевич

Кружка чая на столе, поставленный на пол утюг, горячий мангал – большинство ожогов у детей случаются из-за невнимательности взрослых. Сорок лет назад детский хирург Людмила Будкевич пришла работать в ожоговое отделение и за первые полгода трижды писала заявление об уходе, но всегда оставалась. Ее знают, как руководителя ожогового центра московской больницы №9 имени Г. Сперанского, где лечат детей со всей России.

– Как так получается, что почти три тысячи детей ежегодно попадают к вам с ожоговой травмой?

– Наши родители почему-то думают, что беда может случиться с кем-то другим, но никак не с их ребенком, и чаще всего дети до 3 лет получают ожоги в быту, из-за какой-то невнимательности взрослых. Только сегодня мы выписали мальчика, который упал лицом на горячий мангал и получил ожог лица и резаную рану губы! Наши дети обжигаются горячей жидкостью – ребенок с любопытством тянется к чашке с кофе, опрокидывает на себя горячее молоко, суп, контактирует с нагретой поверхностью – прислоняет ладонь к включенной конфорке, к двери духовки, к только что выключенному и почему-то поставленному на пол утюгу. Ребенок может взять любой металлический предмет и вставить его в розетку, где нет заглушки, или схватить оголенный провод от какого-то нефункционирующего бытового электроприбора, типа телевизора или радио.

– Нет какой-то настороженности, что дом может быть настолько опасным?

– Именно! А маленький ребенок первых лет жизни может получить глубокий ожог, когда повреждается кожа на всю глубину и иногда даже нижележащие ткани, вылив на себя стакан воды выше 45 градусов. Ожог площадью до 30% поверхности тела, и необратимые последствия для кожи. Бывают химические ожоги: например, ребенок выпивает или проливает на себя оставленную открытой жидкость для чистки поверхностей. А там содержится щелочь, вызывающая повреждение кожного покрова и слизистой желудочно-кишечного тракта. Мы замечаем, что у ожоговых травм есть определенная сезонность: зимой их причина – горячая жидкость, а летом – пламя. Вопреки инструкции, взрослые выливают жидкость для розжига костра на тлеющие угли или дрова, и происходит взрыв и воспламенение одежды! Встречались случаи, когда ребенок встает ногами на раскаленные угли. Для лета характерны «зацеперы» – подростки, которые бегают по крышам электричек, получая от этого удовольствие и какой-то кураж, задевают провода, теряют сознание и падают на платформы, ломая руки-ноги. Понимаете, хватает секунды, чтобы ребенок получил травму, и поверьте, за это короткое время жизнь моментально делится на два периода «до» и «после», появляются проблемы, которые изменяют всю последующую жизнь не только самого ребенка, но и его семьи.

– Но если травма все-таки случилась, что вы посоветуете делать или не делать?

– Как правило, какой бы ни был термический ожог, за исключением электротравмы, нужно облить участок водой температурой 25-27 градусов и держать так в течение пяти-семи минут, чтобы охладить раневую поверхность. Это самое первое мероприятие, которое необходимо. При этом если произошло и возгорание одежды, то нельзя срывать ее с ребенка – тем самым мы травмируем поврежденную кожу. Надо потушить одежду и вызвать скорую помощь, чтобы при необходимости госпитализировать ребенка в специализированный стационар. А врачи уже будут разбираться, что делать дальше. Самолечением не советую заниматься. Народных средств очень много, но чаще всего они вредят. Почему-то бабушки рекомендуют использовать подсолнечное масло, но оно только создает пленку на раневой поверхности и мешает испарению тепла из ткани в окружающую среду, а это углубляет ожог. Зачем-то используют медовые или картофельные лепешки, которые сами по себе могут вызывать ожог – мама второпях не почувствует температуру картофеля. Зубная паста, особенно с мятой, действительно обладает охлаждающим эффектом, но опять-таки ее надо смыть, а это больно. А аэрозоли с оранжевой окраской мешают нам определиться с глубиной поражения.

Ашинская катастрофа: детей с ожогами площадью меньше 50% не было

– Это правда, что сорок лет назад врачи не хотели работать в ожоговых отделениях и часто оказывались там за какие-то проступки?

– Вы знаете, я застала такой период в начале 1980-х, когда мало кто из хирургов по собственному желанию шел работать в ожоговое отделение. Пациенты – самые тяжелые и непредсказуемые в плане исхода заболевания из всех хирургических больных. В лечении использовали устаревшие методы, известные со времен Второй мировой войны. Как правило, для удаления некротических тканей использовалась так называемая химическая некрэктомия, при которой раны очищались не раньше 3-й недели заболевания. Не было адекватного обезболивания. Я оказалась в таком отделении, будучи студенткой шестого курса медицинского института, никогда не забуду этот запах… И не каждый сможет выдержать стоны и крики взрослых пациентов, не говоря уже о детях, поэтому действительно чаще всего в ожогах оказывались врачи за какие-либо проступки в своей профессиональной деятельности. За первые полгода работы в ожоговом центре детской городской больницы №9 им. Г.Н.Сперанского я трижды писала заявление об уходе, поверьте. И хотя к тому моменту уже имела десятилетний стаж работы детским хирургом, я почему-то не могла спокойно видеть этих страдающих детей. В то время лежали много детишек с ампутированными конечностями, с тяжелыми ожоговыми травмами, вызванными пламенем и электрическим током. А я была молодой мамой, и эту беду позиционировала на своих сыновей. Но жизнь складывалась так, что я оставалась по той или иной причине.

– А почему вы вообще стали работать в ожоговом отделении?

– Так вот сложилось. Люди часто становятся комбустиологами по чистой случайности (улыбается). Я хотела заниматься наукой и быть врачом ультразвуковой диагностики, но свободные ставки для научных сотрудников были только в отделе термических поражений НИИ педиатрии и детской хирургии. Думала, поработаю тут временно, а через два месяца руководитель отдела спрашивает меня: «На какую тему будете писать диссертацию?» И вот я стала комбустиологом.

– Какую тему для диссертации вы тогда выбрали?

– Мое диссертационное исследование называлось «Критерии готовности ожоговой раны к кожной пластике». В 88-м году защитилась, и мне предложили должность заведующей вновь открываемым ожоговым отделением для детей младшего возраста (первых трех лет жизни). Надо сказать, что такое отделение единственное не только в России, но и в мире. Как раз в том году приняли закон о том, что женщины могут брать отпуск по уходу за ребенком до 3 лет, и, как ни странно, увеличилось число детей с ожоговой травмой. А через год, в 89-м, случилась железнодорожная катастрофа под Ашой (крупнейшая в истории СССР и современной России. В момент встречи двух пассажирских поездов №211 «Новосибирск – Адлер» и №212 «Адлер – Новосибирск» из-за утечки газа из магистрального продуктопровода произошел взрыв газового облака, погибли около семисот человек – ред.), и меня с другим доктором-хирургом нашей клиники делегировали на помощь нашим коллегам, врачам детских больниц г. Уфы, куда поступили обожженные. Детей с ожогами площадью меньше 50% там не было. Но самое плачевное впечатление произвела поездка на место катастрофы. Территория в радиусе 500 метров была вся выжжена, посыпана пеплом, под ним валялись детская обувь, игрушки… В те дни один журналист меня спросил: «Как вы снимаете стресс?», и я ответила: «Улыбка выздоравливающего ребенка – это лучшее лекарство», и для меня это до сих пор так. Конечно, с нами работали психологи, но тогда думать о себе было некогда – больных много, были случаи летального исхода. 28 самых тяжелых детей мы повезли бортовым самолетом в наш ожоговый центр в Москву. Эта трагедия стала началом создания всероссийского центра медицины катастроф “Защита” и МЧС.

– После Ашинской трагедии у вас изменилось отношение к профессии?

– Безусловно! С тех пор я не мыслила себя в другой отрасли медицины. Вскоре мы стали работать с комбустиологами из Англии и США (проект “Надежда”). Англичане основали фонд «Друзья российских детей». Я и врачи нашего ожогового центра ездили за рубеж на стажировки, где познакомились с современными методами диагностики ожоговой травмы и ее осложнений, освоили инновационные хирургические вмешательства у пострадавших с глубокими ожогами кожи. И, конечно, благодаря новым технологиям во всех направлениях – и анестезиологической службе, и антибактериальной терапии, и хирургическом лечении – мы стали выхаживать даже самых, казалось бы, безнадежных больных, которые в 70-80-е годы были обречены.

Лечение глубокого ожога – это не просто «заплата» на коже

– Из чего вообще состоит процесс лечения детей с ожогами?

– При площади ран в 10% поверхности тела и более у детей возникает ожоговый шок – процесс, при котором происходит не только повреждение кожного покрова, но и функциональные нарушения в организме пострадавшего. И необходимо срочно выводить пациентов из этого состояния. Иногда медицинская помощь нужна на этапе эвакуации.

Был у нас такой случай: беда случилась на берегу реки, подростки катались на мотоцикле и взорвался бак с бензином, ребята получили глубокие ожоги площадью 45-50% поверхности тела. До ожогового центра – более полутора часов, поэтому необходимо проводить реанимационные мероприятия уже в условиях скорой помощи – поставить периферический катетер в вену, чтобы проводить инфузионную терапию. Все зависит от тяжести состояния. А дальше уже врач-хирург определяет площадь ожоговых ран и глубину поражения. Есть немного примитивное, но легкодоступное «правило ладони», то есть ладонь каждого пациента равна 1% поверхности тела. И чтобы представить площадь ран, можно визуально спроецировать ладонь пострадавшего на раневую поверхность, например, 30% – это тридцать ладошек ребенка. Этот способ хорош для врачей скорой помощи, медсестер. Мы же используем формулы для точного расчета – от него зависит и объем инфузионной терапии. Далее врач проводит первичную хирургическую обработку раны – обрабатывает поверхность антисептическим раствором, а затем вскрывает эпидермальные пузыри. Если их вовремя не вскрыть, произойдет инфицирование содержимого пузырей с поверхности неповрежденной кожи. Но опять же не советую делать это самостоятельно. И уже потом выполняют аппликацию атравматичных сетчатых покрытий на раневую поверхность. Такие сетки не прилипают к ране, и это облегчает смену повязок. А дальше в течение трех дней мы наблюдаем за картиной изменения поверхности раны и решаем, как будет восстанавливаться кожный покров: местная консервативная терапия (самостоятельная эпителизация ран) или хирургическое лечение (удаление некротических тканей с кожной пластикой раневого дефекта).

– А как проходит операция?

– Сначала удаляются некротические погибшие ткани, восстанавливается кровотечение, а дальше берется кожный трансплантат с донорского участка, то есть кусок здоровой кожи толщиной 0,1-0,2 мм, и переносится на рану. Такая своеобразная “заплата”. Если мы имеем дефицит донорских участков здоровой кожи, например, когда площадь ожогов 30-40% поверхности тела, и нам нужно вырастить клетки, то, как временное биологическое покрытие, используем чужую кожу, ксенокожу, взятую от животных, в частности от свиньи. И тем самым предохраняем рану от механического воздействия извне и инфекций, предотвращаем потерю жидкости и микроэлементов из организма. И после того, как донорские участки готовы к повторному взятию расщепленного кожного трансплантата, удаляем свиную кожу – она свою роль сыграла – и пересаживаем вновь взятую кожу. Но лечение больного – это коллективный труд. Это не только комбустиолог, занимающийся ведением ран. Нам нужно преодолеть период острой ожоговой травмы, сохранив функции жизненно важных органов. В этом нам помогают профессионально подготовленные реаниматологи и педиатры. У больных могут быть проблемы с ЖКТ – нужен врач-гастроэнтеролог и нутрициолог (врач по лечебному питанию). У детей первых трех лет жизни всегда страдает центральная нервная система в силу ее недоразвития – мы не можем без консультации невролога. Если повреждены веки, то обязательно смотрит врач-окулист, исключает травму глаз. Когда сгорают хрящи носа или ушные раковины – непременный осмотр оториноларинголога. Иногда ожоговые травмы сочетаются с механическими. Те же «зацеперы», прикасаясь головой или руками к проводам, теряют сознание от воздействия тока высокого напряжения, падают на платформы, ломают кости рук и ног, нередки случаи черепно-мозговой травмы. И здесь нужны травматологи и нейрохирурги. А когда ожоговая рана располагается на конечностях циркулярно, приглашаем наших коллег-травматологов для установки аппаратов внешней фиксации, облегчающих уход за ранами. Без врача-анестезиолога мы не можем проводить перевязки и оперативные вмешательства по закрытию ожоговых ран. Врач-гематолог отвечает за переливание крови, клинические фармакологи – за антибактериальную терапию, лаборанты – за точность анализов, реабилитологи – за профилактику образования грубых рубцов у больных с глубокими ожогами. Психологи – за эмоциональный настрой пациентов, арт-терапевты – за социализацию после выздоровления и возвращения домой. Это действительно бригадный метод лечения, без такого числа медицинских работников мы не можем оздоровить больного.

– Каких научных открытий вы ждете?

– Мы надеемся, что скоро будут печатать кожу на 3D-принтере. И такие работы уже ведутся. Будут организованы клеточные лаборатории, в которых выращиваются клетки кожи, так необходимые для наших пациентов с выраженным дефицитом донорских участков в случае обширных ожогов.

– На ваш взгляд, можно ли будет когда-нибудь не бояться ожогов?

– К сожалению, нет. На течение ожоговой травмы влияют разные факторы – заболевания, которые были до травмы, возраст – младенцы и старики переносят тяжелее, площадь и локация ожога, состояние иммунитета обожженных. Существует в медицине термин «травма, несовместимая с жизнью», и бывают такие случаи, когда врачи не в силах помочь больным. Иногда обширные ожоги кожи более 50% поверхности тела сочетаются с ожогом слизистой дыхательных путей (термоингаляционное поражение). В такой ситуации общая площадь ожоговых ран увеличивается еще на 15% поверхности тела. Больной длительное время находится на искусственной вентиляции легких. И, как правило, возникают тяжелые осложнения в виде гнойного трахеобронхита или пневмоний. Сложно бороться с гнойной инфекцией, когда в воспалительный процесс включаются все органы и системы больного. Появляются симптомы нарушения работы ЦНС в виде ожоговой энцефалопатии, что проявляется возбужденным состоянием пострадавшего, галлюцинациями, монотонным плачем или криком, иногда судорожная готовность в виде тремора конечностей, переходящего в судороги, что требует проведения обезболивающей, противосудорожной, седативной терапии на фоне искусственной вентиляции легких. Одновременно страдает печень (токсический гепатит), сердце – миокардит, почки – острая почечная недостаточность. На этом фоне возникают стрессовые язвы желудочно-кишечного тракта (вследствие кислородного голодания тканей слизистой желудка и двенадцатиперстной кишки), в ряде случаев диагностируется кровотечение из сосудов образующихся язв. Больные могут погибнуть от не купирующегося желудочного кровотечения. У больных с обширными ожогами кожи и, как следствие, с нарушением функции органов организма возникает генерализация инфекции с развитием сепсиса, являющегося основной причиной смертельного исхода у ожоговых пациентов. Но все-таки, как я уже сказала, сейчас мы научились выхаживать совсем безнадежных больных. Однажды спасли мальчика из Магадана с ожогом 95% поверхности тела, он получил ожоги при пожаре в доме. Мальчика эвакуировали в нашу клинику, так как не всегда на местах могут оказать специализированную медицинскую помощь больным с обширными ожогами. Но проблем у этих детей и их родителей много.

 

Не надо постоянно смотреть на эти рубцы!

– А какие это проблемы? Эстетические понятны…

– Я всегда говорю, что ожоговая травма – это социальная проблема. К сожалению, глубокие ожоги заживают путем образования рубца, который, да, может формироваться в эстетически важных зонах – на лице, в воротниковой зоне, шее, передней поверхности грудной клетки, кистях и стопах, а также в области крупных суставов – и это вызывает контрактуры, стягивание кожи, из-за чего дети не могут полностью разогнуть или согнуть тот или иной сустав. Если травма на кисти, то плохо функционируют пальцы, и часто требуется большое количество корригирующих оперативных вмешательств, чтобы выправить эти пальцы, сделать их функционально активными. Если контрактуры мешают развитию скелета, надо снова оперировать, иначе ребенок перестанет обслуживать себя. Детям, которым поставили инвалидность, надо ежегодно ее подтверждать. И чтобы не было рецидива, нужно постоянно делать массажи, носить специальную компрессионную одежду, необходима грязе- и парафинотерапия. Бывает, что глубокие ожоги заканчиваются ампутацией, поэтому необходимо протезирование таких пациентов. Ребенок растет, и требуется многократная замена протеза. И даже после оперативных вмешательств кожа не будет такой, как до ожоговой травмы…

– Если ребенок в вашем центре просит зеркало, с какими словами даете?

– Вы знаете, зеркал у нас в ожоговом центре нет – просто так сложилось, и как правило, зеркала дети не просят, а если просят, то уж точно не у врачей. Здесь они эмоционально стабильны, потому что видят таких же мальчиков и девочек, как и они, а когда оказываются дома один на один с бедой, то вот тогда начинаются эмоциональные срывы.

На базе нашей консультативной поликлиники на протяжении многих лет работают психологи и арт-терапевты. Они занимаются не только с детьми, перенесшими ожоговую травму, но и с их родителями. Больные, перенесшие термическую травму, находятся под наблюдением сотрудников поликлиники до 18 лет. Эти специалисты помогают бывшим пациентам найти свое место в жизни.  Наш благотворительный фонд «Детская больница» организует зимние и летние лагеря для перенесших тяжелую ожоговую травму – дети выезжают в пансионаты Тверской и Ярославской областей. После совместного отдыха на природе дети и их родители общаются между собой, переписываются, советуются друг с другом, как поступить в тех или иных ситуациях, связанных со здоровьем. Все это благотворно влияет на качество жизни наших пациентов.

– А с какими словами вы выписываете детей и родителей?

– Трафарета нет, все зависит от ситуации (улыбается). Недавно мы лечили юношу с большой площадью ран, а он был из кадетского училища. И я ему сказала: «Ты будешь офицером! У тебя все работает – руки, ноги, а рубцов под кителем не видно». И естественно, мы работаем и с родителями.

– Что им важно понимать и знать?

– Я все время говорю родственникам наших пациентов, чтобы они не делали из своих детей инвалидов. «Не надо постоянно смотреть на эти рубцы, потому что ребенок чувствует, как мама разглядывает его! Ваш ребенок нормальный, полноценный, у него просто другая кожа. Ведь есть же люди с желтой или черной кожей». Понимаете, эти дети должны расти нормальными, как и до травмы, заниматься спортом – противопоказаний к этому нет. Ну и пусть ребенок ходит в компрессионной одежде – это не помеха, это такая же одежда, которую можно снять и надеть заново. Мы всегда работаем на позитиве, не даем родителям и детям унывать, находим добрые слова в любой ситуации. Если взрослые после выписки из больницы не воспринимают ребенка таким, как до травмы, то проблемы будут нарастать как снежный ком. Именно родители становятся главными учителями по жизни и показывают детям, как необходимо себя вести, внушают уверенность в собственных силах. Я думаю, надо развиваться в направлении, когда есть социальные работники, которые еще до возвращения ребенка из больницы в привычную среду обитания посещают детские сады или школы, куда вернется тот или иной пациент, и проводят разъяснительные беседы с ребятами, педагогами и воспитателями о том, как правильно вести себя с детьми, перенесшими ожоги.

– А может ли врач говорить родителям, что ожог ребенка произошел по их вине?

– Нет, врач не говорит маме или папе, что они виноваты в том, что случилось. Но, к сожалению, не каждый родитель понимает это сам, некоторые приходят со словами «А мы уже у вас второй раз!» Иногда мамы замыкаются в себе, и тогда мы назначаем консультацию психолога. Если взрослые не берут себя в руки, тем самым эмоционально не участвуют в лечебном процессе, то не всегда быстро можно достичь желаемых результатов. Я всегда сотрудникам говорю, что родителям надо сочувствовать, вставать на их место. К нашим пациентам мы относимся, как к собственным детям, и мои сыновья, когда были поменьше, неоднократно говорили: «Ты своих больных любишь больше, чем нас».

– А вы что-то изменили в обустройстве дома, когда начали работать с ожогами? Может быть, тоже стали более внимательной?

– Не хочу себя хвалить, но… я живу по правилам и прошу их соблюдения от окружающих. Кастрюли ставить на последний ряд конфорок. Перед тем, как опустить ребенка в ванну, следует попробовать воду локтем, где наиболее чувствительная кожа. Дети не должны находиться на кухне, когда идет процесс приготовления пищи. Гладить надо, когда ребенок спит, и запомнить, что пол – не место для горячего утюга. Все опасное должно быть убрано. Электрические розетки должны быть с заглушками. Ну я не знаю… Я так воспитана и надеюсь, что эти правила запомнили мои сыновья, у одного из которых есть уже свои собственные дети. Но и сейчас я нередко напоминаю им об опасностях, которые есть в доме.

Самое пагубное – это невоспитанность

– Что вы сказали бы незнакомцу, который косо смотрит на человека с ожогом?

– «Вы тоже можете в любой момент оказаться на этом месте, никто вам не может гарантировать, что вы будете вечно здоровым человеком». Ведь ожоговый больной – точно такой же человек, просто у него образовалась необычная кожа. Зачем оборачиваться и обсуждать в спину? Я думаю, что самое пагубное качество у людей – это невоспитанность в любых ее проявлениях. И почему у нас работодатель не принимает продавца с руками, на которых рубцы? Это точно такая же кожа, она так же моется мылом, она не заразна! Ну почему? Вы знаете, я поддерживаю связь со многими бывшими пациентами. Многие из них имеют высшее образование, женились или вышли замуж, родили детей. Недавно на день открытых дверей в нашу клинику пришла бывшая пациентка Валечка, у нее был ожог лица и волосистой части головы, который она получила, будучи новорожденным ребенком. А сейчас у нее уже свой ребенок!

А на днях мне позвонила мама пациента, которому было около 2 лет, когда он лежал у нас по поводу ожога. Сейчас ему 24 года, он стал врачом, хочет поступить к нам на работу в качестве врача-анестезиолога, чтобы тоже помогать больным детям.

– Но испытывают ли благодарность и радость те, у кого обширные ожоги?

– Мы сразу предупреждаем родителей и старших по возрасту детей, чтобы они не ждали, что у них сформируется такая же кожа, как до травмы. Подростки часто бывают капризными, и им приходится объяснять, что, если сейчас не сделать эту процедуру, у него возникнут те или иные проблемы со здоровьем, которые потом будет трудно решить. Лечение ожоговой травмы – это постоянный контроль, чтобы не произошли осложнения. И наше дело – лечить больных и стремиться к тому, чтобы последствия ожога для них были минимальными.

– У вас как-то изменилось отношение к внешности за почти сорок лет работы в ожоговом центре?

– Вы знаете, я очень критично отношусь к своей внешности и всегда говорю, что «с лица воду не пить», и внешность не имеет никакого значения. Ты же общаешься с человеком, а не с его внешностью, и, наверное, тебе интересен его характер, отношение к окружающим, а не то, какой формы его нос и собственные ли веки или искусственно сделанные. Мудрость приходит с годами… Как правило, люди мудреют после тридцати. Думаю, мудрость в плане отношения к внешности приходит и к нашим пациентам. Конечно, приятно смотреть на красивого человека, но оценивать надо однозначно не по внешнему виду.

– Вы можете сказать это подростку?

– Конечно, могу! А почему не сказать, если уже большой, все понимает? Есть у меня пациент – сейчас ему 25 лет. В 3-летнем возрасте он получил тяжелую ожоговую травму и длительное время находился в крайне тяжелом состоянии. Нам удалось его спасти. Но на шее и лице сформировались грубые послеожоговые рубцы. Как он комплексовал! Все время ходил в водолазках или шею обязывал шарфом независимо от времени года, чтобы спрятать последствия травмы. Наступил выпускной вечер в школе. Его мама (она просто золото!) купила ему костюм. А я – рубашку с отложным воротником, который бы закрывал рубцы на шее. Говорю: «Саша, в этот день ты должен быть самым нарядным и красивым!» И он заставил себя надеть эту рубашку. Со временем мальчик взрослел, и менялось его мнение о своей внешности. Он женат, работает успешным адвокатом. Жизнь удалась! Поверьте, я могу найти в человеке столько положительных качеств, столько позитива, которые могут затмить все его комплексы! Надо вовремя обратить внимание ребенка на ту “изюминку” в его характере, которая станет для него важной, жизнеутверждающей.

– А это тоже задача врача?

– Врач же тоже человек. Иногда мне очень хочется сказать комплимент постороннему человеку на улице. И когда-то сдерживаю себя, а когда-то говорю. А почему не сказать, если у человека, например, очень красивое платье или шляпа? Мы так мало говорим друг другу добрые слова!

– И как реагируют?

– Чаще улыбаются. Может, думают: «Сумасшедшая» (смеется). И вот знаете, иногда я вижу человека с ожогами, и так и хочется подойти, и посоветовать, где ему могут помочь скорректировать рубцы. Если я знаю, почему бы не сказать? Но опять скажут, что… Но, так как я недавно стала хвалить окружающих, может быть, начну и советы давать.

Есть ли место суевериям в исламе?

Как перестать верить в приметы?

Многим из нас, наверняка, приходилось наблюдать подобные сцены. Совершенно здравомыслящий человек, с высшим образованием, вдруг бледнеет и останавливается на полпути (и даже меняет свои планы на весь день), если видит перебегающую дорогу черную кошку. 

Семья сидит за столом и обедает, вдруг кто-то нечаянно просыпал соль – остальные домочадцы пугаются: «ну вот, мы теперь поссоримся». Человек собирается в дорогу и даже уже выходит из дома, но вдруг вспоминает, что забыл дома зонтик или кошелек, и огорчается – «теперь мне пути не будет».

Этот список можно продолжать до бесконечности. К примеру, в странах Европы и Америки многие люди панически боятся 13-го числа, особенно, если оно выпадает на пятницу. Поэтому в гостиницах обычно не бывает 13-го номера, а в домах – 13-го этажа, за 12-м сразу следует 14-й. Многие люди в этот день боятся выходить на работу. Американские экономисты даже подсчитали ущерб, который ежегодно наносит национальной экономике эта боязнь – это примерно 800-900 млн долларов!

В наших республиках страх перед этим числом редкость, зато существует множество других примет: нельзя проходить под лестницей, разбивать зеркало; при упоминании несчастья или болезни следует постучать по дереву; нельзя зашивать одежду на себе – «пришьешь память»; на свадьбе следует дать невесте в руки мальчика, чтобы первым ребенком был мальчик; женщина с пустым ведром приносит несчастье – а с полным, наоборот, удачу; вечером нельзя давать в руки деньги; до рождения ребенка нельзя покупать детские вещи. И так далее, и тому подобное.

Все это называется одним словом – суеверие, то есть, суетная, пустая вера, за которой ничего не стоит. Откуда берутся подобные приметы, почему люди верят, что есть связь между, вроде бы, не связанными друг с другом вещами – как ссора и просыпанная соль, что говорит о них наша религия – об этом мы, с дозволения Аллаха, поговорим далее.

Откуда берут начало наши суеверия?

Вера в приметы и суеверия ведет свое начало от языческих убеждений наших предков. Окружающий мир внушал этим людям страх – поскольку у них не было знаний ни о Творце этого мира, ни о научной картине мира.

Вместо этого язычники верили, что мир населен множеством богов и духов, многие из которых связаны с нашим жилищем, с определенными вещами и предметами, поэтому каким-то, вроде бы, невинным действием можно вызвать гнев этих существ и навлечь на себя беду. И наоборот, с помощью определенного действия можно обмануть какое-то божество – заставив его сделать то, что нам хочется, дать нам богатство или послать удачу.

Откуда, допустим, идет вера в страх перед разбитым зеркалом? Считалось, что зеркало забирало часть энергии людей, которые в него ежедневно смотрятся. Человек мог быть не всегда в хорошем расположении духа, зол или обижен, поэтому при разбивании зеркала наружу высвобождалась накопленная за годы негативная энергия – и в семье начинают происходить неприятности.

По другой гипотезе, это суеверие возникло из древнего представления об отражении как о душе человека. Если отражение разбивается, душа также страдает, и человек может умереть или тяжело заболеть.

С помощью соли в некоторых странах скрепляли договоры — при заключении союза вожди брали ее в рот из одной солонки. Возможно, отсюда и пошла примета: если рассыпать соль, то это приведет к ссоре и вражде.

Также эта примета могла иметь под собой чисто практическое объяснение – соль во многих странах стоила дорого, поэтому, естественно, что на неловкого человека, который ее просыпал, обрушивался гнев остальных домочадцев.

Почему говорят, что если свистеть в доме, то в нем не будет денег? Наши предки предполагали, что свистом переговаривается нечистая сила, и таким образом человек может ее позвать, притянуть к себе – нечисть откликнется на его зов и устроит ему что-то неприятное, к примеру, лишит его денег.

Черная кошка считалась спутником колдунов и ведьм – которые сами якобы могли превращаться в черных кошек. Так что, если с тобой пробежало такое создание, значит где-то рядом находится и сам его хозяин, который служит злым силам.

Наши предки верили, что в деревьях живут духи, которых можно позвать на помощь стуком. Поэтому люди до сих пор стучат по дереву при упоминании какого-то несчастья.

С дурными суеверными убеждениями не следует путать обычные народные приметы, по которым люди пытались определить, каким будет зима или лето, урожайным или неурожайным будет год и т.д. К примеру, если небо на закате краснеет, значит, на следующий день будет ветреная погода; если много росы, день будет жаркий, много ягод на рябине, зима будет холодная. Здесь нет ничего мистического – эти убеждения основаны на наблюдениях за погодой и народном опыте.

В настоящее время в нашей стране очень мало осталось людей, которые верили бы в языческую картину мира. Так почему же вера в приметы продолжает жить среди людей, которые уже давно не помнят смысла этих действий, но продолжают им следовать?

Очень часто причиной этого служит простое совпадение. У кого-то из тех, кому дорогу перешел черный кот, действительно сложился неудачный день. После этого он уверился в истинности этой приметы – «я не обратил на нее внимания, а оказывается, в этом что-то есть!».

Людям трудно сказать себе правду – «у меня не получилось задуманное дело, поскольку я не приложил должных усилий, допустил ошибку, не проверил все как следует». Легче обвинить в неудаче какие-то посторонние силы – соседку с пустым ведром, приставную лестницу, просыпанную соль.

Психологи утверждают, что вера в приметы часто свойственна людям, неуверенным в себе, которым не хватает ощущения безопасности, уверенности в будущем. Такое явление – как вера в приметы — в психологии называют иллюзорная корреляция (или иллюзия связей) – суть его заключается в том, что человек воображает наличие связи между определенными явлениями или их свойствами.

На фундаменте иллюзорной корреляции построены целые «системы знания» — такие как астрология. До сих пор многие люди верят в связь между датой рождения человека и его характером, и способностями. Хотя такие суеверные убеждения не имеют основания ни в науке, ни в религии.

Пророк (мир ему и благословение) говорил о дурных приметах:

«Дурные приметы — ложь, плачущая сова — ложь, и злополучность месяца сафар — ложь» (Бухари, Муслим).

Ибн Амра (да будет доволен им Аллах) привел слова Пророка (мир ему и благословение): «Кто бросил какое-либо дело из-за дурной приметы, тот впал в многобожие». Люди спросили: «А каково искупление этого?» Он ответил: «Вам следует сказать: «О, Аллах! Нет добра, кроме Твоего добра, и нет зла, кроме Твоего зла, и нет никого достойного поклонения, кроме Тебя» (Ахмад).

Как перестать верить в приметы?

Чтобы избавиться от суеверий, следует укреплять в себе веру в истинную картину мира, о которой говорит наша религия. У нашего мира есть только один Господин – Всевышний Аллах, и нет иной силы и могущества, помимо Его силы и могущества. Никто другой не способен причинить нам вред или принести пользу без Его воли.

Если человек будет верить в Творца этого мира, от которого зависит и хорошее, и плохое в нашей жизни, в его жизни не будет места дурным приметам. Когда у него что-то не получается, хотя он приложил все усилия для достижения цели – значит, причина в том, что Всевышний не предопределил для него этой вещи, а не в том, что он вернулся домой с полдороги и забыл посмотреть в зеркало.

«Воистину, только Аллах обладает знанием о Часе, ниспосылает дождь и знает о том, что в утробах. Ни один человек не знает, что он приобретет завтра, и ни один человек не знает, в какой земле он умрет. Воистину, Аллах – Знающий, Ведающий» (сура «Лукман», 34).

Если вы следуете каким-то приметам, поскольку так принято в вашей семье, чтобы не огорчать близких людей, следует мягко объяснить им, что это суеверные, пустые убеждения, за которыми ничего не стоит. Если человек боится какого-то вреда, ему следует просить Аллаха о защите от зла, произнося определенные дуа, молитвы, которые приводятся в Сунне Пророка (мир ему и благословение), и ничто не сможет причинить ему вред.

Перед началом какого-то дела следует произнести: «Бисмиллях» или «Бисмилляхи ррахмани ррахим» (С именем Аллаха, Милостивого, Милосердного), а от защиты от зла: «Аузубилляхи мина шшайтани рраджим» (Прибегаю к защите Аллаха от проклятого шайтана). И тогда, по милости Аллаха, с вами не случится ничего дурного.

Пусть Аллах укрепит в нас твердую веру и поможет избавиться от ложных, пустых убеждений.

Анна (Муслима) Кобулова

Автор: Анна Кобулова

Если вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Baby Play: Mirror Play — Книжная тележка Queens

После каждого рассказа моего ребенка я включаю сеанс свободной игры «Время открытий», который побуждает родителей разговаривать друг с другом и взаимодействовать со своими детьми. Я включаю различные виды мелкой моторики, крупной моторики и сенсорной деятельности, которые нравятся детям от 0 до 2 лет.

Когда у ребенка развивается зрение, он любит смотреть на лица, в том числе на свое собственное. Примерно с девяти месяцев младенцы начнут узнавать свое отражение в зеркале.Отличный способ проверить это — наклеить наклейку на зеркало. Если ребенок пытается вытереть свое лицо, посмотрев в зеркало и увидев наклейку, он понимает, что видит себя, а не смотрит на картинку.

Безопасные для младенцев зеркала предоставляют прекрасные возможности для взаимодействия родителей и малышей: от взрослых, копирующих мимику малыша, до совместной работы по определению основных частей тела. С большими зеркалами младенцы могут сидеть перед ними, в то время как родитель перемещает объект позади ребенка, помогая ребенку практиковать визуальное отслеживание с помощью своих глаз.

В настоящее время у нас недостаточно зеркал, чтобы использовать их в качестве повествовательных средств, но я выставляю нашу небольшую коллекцию во время детских игр для игр с зеркалами. Хотя зеркала не такие большие, как некоторые из наших других игрушек, малыши по-прежнему восхищаются ими, особенно когда мельком видят свое собственное отражение.

Рекомендуемые покупки Mirror Play

Цена: 36 $ за 6 зеркал

Учитывайте размер вашей аудитории при определении того, сколько зеркал вы хотите купить, особенно если вы также используете их в качестве манипуляторов в рассказах.Во время рассказов есть много фантастических зеркальных стишков.

Возможные продления:

Лично я предпочитаю зеркала, которые не нужно прикреплять к стене, так как их можно легко упаковать после детских игр, что избавляет от отвлекающих факторов во время рассказов и программ для детей старшего возраста.

Начало разговора

Начните разговор, пока младенцы играют с этим инструментом, задавая такие вопросы, как:

  • Что вы видите в зеркале?
  • Можете ли вы найти свои глаза в зеркале?
  • Как игрушка выглядит в зеркале?
  • Что происходит, когда свет отражается от зеркала?

Растянутый словарь

Говоря с малышами, используйте громкие и короткие слова.Чем больше новых слов слышит ребенок, тем больше будет его словарный запас, когда он начнет учиться читать.

Попробуйте использовать некоторые из следующих словарных слов при выполнении этого упражнения:

Тело
Щеки
Подбородок
Ухо
Ресницы
Глаза

Лицо
Волосы
Голова
Губы
Взгляд
Зеркало

Нос
Ноздри
Отражение
Плечи
Зубы
Часы

Нравится:

Нравится Загрузка…

Связанные

Стоит ли просить родное зеркало во время родов?

Зеркало для родов, которое обычно предлагают акушерки и другие медицинские работники, может быть невероятным мотивационным инструментом для проверки вашего прогресса во время родов.

К тому времени, когда Сара Литстер достигла стадии толчка , у нее уже были роды в течение трех дней, и ее запасы энергии были исчерпаны. Ее акушерка спросила, не хочет ли она попробовать посмотреть, как себя толкает с помощью зеркала, чтобы ускорить процесс.«Я тренировалась больше часа, но мне казалось, что я тренируюсь в течение 10 минут», — говорит мама из Торонто. «Вы знаете, как люди говорят о толчке, как« Я толкал и толкал, и мне казалось, что это было навсегда », потому что они не видят, добиваются ли они прогресса? Я видел, что у меня прогресс. С каждым толчком мне казалось, что я чего-то добиваюсь ».

Шесть месяцев спустя Литстер все еще в восторге от этого опыта. «Это было абсолютно, совершенно дико», — говорит она. «Обычно ваша супруга и акушерка или акушерка первыми замечают вашего ребенка, но я была прямо здесь.Я видел, как он рождается ».

Вам интересно, должно ли зеркало быть частью вашего плана рождения? Вот что вам нужно знать.

Что такое зеркало заднего вида?

«В рабочем зеркале нет ничего необычного, — говорит Дженн Биндон, зарегистрированная акушерка в Prairie Midwives в Ред-Дир, Альта. В домашних условиях это любое зеркало, которое член семьи, доула или другой помощник может держать и наклонять под правильным углом, чтобы обеспечить визуальную обратную связь роженице.В больнице ваша акушерка или медсестра могут иметь доступ к отдельно стоящему регулируемому зеркалу на колесиках, которое можно задвинуть в нужное положение.

Лианн Квирт, зарегистрированная акушерка в отделении Arbutus Midwives в Виктории, Британская Колумбия, говорит, что в больнице, где она работает, есть восемь родильных комнат и пять зеркал, специально предназначенных для этой цели. «Они немного большие и громоздкие, но очень приятно иметь при себе», — говорит она.

Зачем мне использовать родное зеркало, когда я толкаюсь?

С помощью зеркала заднего вида роженица может увидеть выпуклость промежности и, в конечном итоге, макушку головы своего ребенка.В то время как некоторые будущие мамы могут впервые услышать о родовых зеркалах во время дородовых занятий и осмотров, другим может быть предложено одно только во время фазы подталкивания, а иногда и не тогда. Они почти всегда используются во время типичных родов с низким уровнем риска, и вы можете спросить, интересует ли вас эта идея. Вот три случая, когда врач может порекомендовать использовать зеркало.

  1. Если женщина рожает в воде и хочет увидеть, что происходит под водой,
    «Это больше для удобства медицинского работника, чем роженица», — говорит Квирт.
  2. Если женщина борется с толчком и нуждается в вдохновении
    «Люди очень устают на этапе толчка, поэтому наблюдение за их успехами может дать им больше энергии и стимула для продолжения», — говорит Квирт.
  3. Если женщине нужна драгоценная зрительная память
    «Для некоторых людей увидеть, как ребенок выходит из родовых путей, — это прекрасно и мощно», — говорит она. Если вы хотите получить такой опыт, вам, возможно, придется заранее попросить своего врача убедиться, что под рукой есть подходящее зеркало, особенно если вы рожаете дома (некоторые акушерки путешествуют со своими зеркалами, а другие нет).

Могу ли я использовать родильное зеркало, если мне сделали эпидуральную анестезию?

Да! Фактически, это очень полезный инструмент для женщин, которым не хватает чувствительности в нижних отделах, и не может сказать, достигают ли они прогресса. «Часто при эпидуральной анестезии у женщин нет такого же рефлекса, чтобы подтолкнуть ребенка вниз», — говорит Биндон. «Когда они толкаются с помощью зеркала, они могут видеть прогресс, когда они толкаются определенным образом. Это дает им гораздо больше уверенности и уверенности в том, что они продвигаются в правильном направлении и подходят к концу своей работы.”

Разве это не будет супер мерзко?

Для многих женщин мысль о том, как их ребенок выходит из родовых путей, кажется немного неприятной. «Вот что меня остановило», — говорит Литстер о том, как ее акушерка впервые посоветовала ей использовать зеркало во время дородового осмотра. «Я подумала:« Обычно вы какаете во время родов, и я не хочу этого видеть! »» Но когда она, наконец, приняла зеркало как инструмент, который мог ей помочь, она поняла, что ее возражения были необоснованными. «Это определенно было то, что моя акушерка называла« остаточными фекалиями ».Но запасная акушерка незаметно вычистила ее еще до того, как Литстер ее действительно увидел. «Перед толчком я волновалась, но как только начала, мы посмеялись над этим», — говорит она.

Квирт отмечает, что она использует ткань или хирургическую губку для поддержки промежности во время толчков, что скрывает анус из поля зрения. Она считает, что «некоторые люди много извиняются, когда какают во время родов, но, честно говоря, нас это меньше всего беспокоит».

Как будет выглядеть голова ребенка?

Одна вещь, к которой вы можете быть готовы, — это то, что голова вашего ребенка будет сдавлена, а его кожа может выглядеть морщинистой.«Люди беспокоятся, что у их ребенка не будет черепа, и они видят мозг, особенно если у ребенка не так много волос», — говорит Квирт. «Я пытаюсь предупредить их, что голова ребенка будет сдавлена, но это нормально».

Почему не все используют родильное зеркало во время родов?

Помимо фактора ick, некоторые женщины опасаются, что наблюдение за рождением своего ребенка или возможность смотреть своему партнеру изменит их отношение к сексу . «Некоторые люди думают, что вид, как младенцы вылезают из влагалища, снижает сексуальный аспект их гениталий», — говорит Квирт.Какова бы ни была причина, по словам Квирта, только один из 10 клиентов воспользуется ее предложением воспользоваться зеркалом для новорожденных, хотя большинству людей оно нравится и оказывается невероятно полезным. Но многие женщины зажмуриваются, когда толкаются, и использование зеркала может оказаться слишком большим поводом для размышлений в данный момент.

Поначалу это может показаться немного странным, но использование родильного зеркала во время активной фазы родов может быть эффективным инструментом, поэтому постарайтесь не исключать этого. «Будьте открыты для предложений», — говорит Биндон.«Вы никогда не знаете, на что будет похожа работа, пока не окажетесь в ее середине, поэтому постарайтесь сохранять непредвзятость».

Любит ли ваш ребенок смотреть на себя в зеркало? — Peek-a-boost Играть

Любит ли ваш ребенок смотреть на себя в зеркало?

Уже в возрасте 3 месяцев младенцы проявляют сильное предпочтение смотреть в лица людей и дольше сосредотачиваются на них. Почему? Посмотрим правде в глаза — лица довольно интересные! Наши выражения лица часто меняются, и, когда мы говорим или издаем звуки, наши рты двигаются в разных направлениях.

Наши лица также передают много важной социальной информации. Исследования показывают, что младенцы и маленькие дети часто обращают внимание на выражения лиц и эмоциональные реакции родителей, чтобы понять новую ситуацию. Они также смотрят на лицевые реакции своих родителей, когда пытаются определить, как действовать в новых ситуациях. Например, когда ваш ребенок впервые замечает щенка в комнате, он может посмотреть на собаку, а затем снова взглянуть на лицо матери и ее выражение. Если у мамы испуганный взгляд, ребенок с меньшей вероятностью приблизится к собаке, чем если бы у матери был ободряющий взгляд.

Этот, казалось бы, простой акт взгляда на лица людей на самом деле далеко не прост, если учесть все, что изучает ваш ребенок.

Игра в зеркало — отличное занятие, которое дает вашему ребенку больше возможностей смотреть на лица. Вот несколько примеров действий с зеркалом, которые вы, возможно, уже делаете со своим ребенком:

  • Сидеть перед зеркалом и корчить глупые гримасы, звуки или действия взад и вперед друг друга.
    • Это пример простого упражнения, которое позволяет вашему ребенку развивать социально-эмоциональные навыки , когда он наблюдает и пытается понять разнообразие выражений вашего лица.
    • Вы будете практиковать коммуникативные навыки , такие как , определение очереди, , когда вы будете ходить взад и вперед, корча рожи и звуки друг другу. Вы также даете ребенку возможность следить за своим ртом, когда вы издаете разные звуки .
    • Ожидание и предоставление ребенку возможности имитировать различные выражения лица, звуки или действия, которые вы моделируете, поддерживает физическое развитие .
  • Указание на различные части тела или объекты в поле зрения
    • При этом вы моделируете очень важный базовый навык для развития языка — Указывать .Знаете ли вы, что исследования показывают, что использование вашим ребенком указаний и жестов в 14 месяцев является лучшим показателем для последующего увеличения словарного запаса ? Так что продолжайте указывать и показывать своему ребенку, как это делается! (Ознакомьтесь с нашими сообщениями здесь и здесь о важности указания.)
    • Практика наведения также отлично подходит для физического развития и самостоятельного движения этих пальцев, что необходимо для более сложных движений рук с мелкой моторикой , таких как поднятие мелких предметов, игра на пианино и войны большого пальца с друзьями.

Приятно расслабиться и подумать о том, как вы работали над столькими различными аспектами разработки во время этих простых действий, не так ли?

Вот еще несколько зеркал, которые вы можете добавить в свой репертуар.

  • Дуть в зеркало, чтобы создать туман, а затем провести пальцем сквозь туман.
    • Вы можете помочь расширить внимание вашего ребенка , создавая предвкушение, когда вы собираетесь затуманивать зеркало (например,грамм. Один, два, три…. {Запотевание зеркала}). Затем вы можете поддержать физическое развитие , попросив вашего ребенка стереть туман всей рукой и постепенно поддерживая его, чтобы он использовал отдельные пальцы, поддерживая развитие мелкой моторики .
  • Игра в «игру с волнами»
    • Вы можете воспроизвести разновидность пика-бу в зеркале, входя и выходя из поля зрения и моделируя жест : махать «привет» при повторном появлении и махать «пока» перед тем, как исчезнуть.Махание рукой — один из первых жестов, которые используют дети, и, как вы помните, мы рассказывали ранее, что жесты и указание оказались лучшими предикторами увеличения словарного запаса в будущем.

Следите за нашим постом на следующей неделе, в котором мы обсудим, как игра с помадой может помочь нам ответить на вопрос — когда младенцы начинают узнавать свое собственное отражение?

А пока дайте нам знать, в какие зеркальные игры вам нравится играть со своим малышом.

Аманда

Беременность: взгляд в зеркало

Обнаженная беременная женщина стоит перед зеркалом.Что она видит? Что она думает? Как она относится ко всем происходящим изменениям?

Большинство из них будут влюблены в растущую жизнь внутри них и полюбят шишку, которая подтверждает их процветающее дитя. Наряду с этой новой, глубокой любовью могут появиться растяжки, увеличение веса, прыщи, варикозное расширение вен, отеки, геморрой и многое другое.

Нам обещают сияние, которое иногда мы видим только тогда, когда потеем после купленного утреннего недомогания. Итак, как это влияет на ее образ тела и самооценку, когда изменения происходят более резко и, возможно, не так, как было обещано или от предыдущих беременностей? Кто этот голос в ее голове, говорящий ей, какой она кажется всем остальным? Откуда взялось ее определение силы, красоты, способностей и стойкости?

Даже самая уверенная в себе женщина, вероятно, на каком-то этапе беременности будет не согласна со своим телом.Она может задаться вопросом, как будет выглядеть ее фигура, когда встанет перед проблемой беременности, или может опасаться постоянных изменений. Давление общества быть худым, может быть усилено правилом формочки для печенья не набирать более 35 фунтов (при нормальном весе до беременности), может привести к тому, что она почувствует давление и замешательство, требуя отстаивать стандарты всех остальных, несмотря на ее естественные и изначальная способность быть здоровым.

Существует множество советов и суждений (к которым женщины привыкли), но беременность — это особенно уязвимое время.В исследовании BioMed Central, посвященном образу тела во время беременности, сделан вывод, что «сейчас мало сомнений в том, что проблемы с изображением тела в акушерстве и гинекологии негативно влияют на здоровье и благополучие женщин». Также утверждается, что «неудовлетворенность телом часто связана с негативным психологическим функционированием, таким как депрессия, и неадаптивным поведением, таким как нездоровое питание и чрезмерное похудание». Негативный образ тела иногда может быть основной проблемой для проблем с беременностью и установления связи между матерью и ребенком после рождения.

Теперь, несмотря на застенчивость, она ждет и наблюдает, как растет ее живот и меняется ее тело (вероятно, не в тех пропорциях или скорости, на которые она надеялась), получая при этом шквал комментариев от семьи, друзей и незнакомцев: «Вау , ты огромен! » «Ты выглядишь так, будто готова к прыжку!» «Ты такой маленький, ты достаточно ешь?» «Насколько велик ребенок?» «Вы уверены, что у вас не будет близнецов?» «Не волнуйтесь, вес ребенка будет легко потерять».

Можно предположить, что подобные комментарии — это попытки установить связь с беременной женщиной из-за социальных обязательств или желания признать / отпраздновать ее беременность, но обычно неуместно подходить к кому-то и комментировать их тело.Если мы решаем комментировать чью-то внешность, разве мы обычно не делаем комплименты, не поднимаем настроение, не пытаемся скрасить их день тем, как они привнесли красоту в нашу жизнь? Если вы заботитесь и хотите заниматься с ней, попробуйте: «Вы все животы!» «Я даже со спины не могла сказать, что ты беременна!» «Ты сияющий!» «Ты выглядишь таким мирным; у вас и вашего ребенка уже должна быть потрясающая связь! » «Беременность с тобой согласна, ты красивая!» «Ты сияешь, как будто можешь делать это вечно!»

Добрые слова прекрасны, и ей время от времени нужна поддержка, но она не может полагаться только на комментарии для подтверждения своего образа тела.Ей нужно чувствовать себя здоровой, сильной и красивой. Врачи не обращаются к своим пациентам с проблемами питания или имиджа тела, общественность продолжает кричать беременным женщинам об их размерах и, по-видимому, подбадривать их на их способности к матери, так как же женщина может найти покой и силу среди этого хаоса?

Один простой ответ — упражнения. Возможно, это последнее, что она хочет делать, возможно, это не то, что она когда-либо делала сознательно раньше, но это может иметь огромное значение. Простая прогулка или десятиминутное видео с упражнениями для беременных на YouTube поможет ей сохранить физическое и психическое здоровье.Согласно данным Fit Pregnancy, упражнения могут регулировать вес, облегчать роды и роды, снижать частоту гестационного диабета на 27%, улучшать настроение, уменьшать боль в спине, минимизировать запоры, увеличивать энергию, уменьшать вероятность вмешательства во время родов, уменьшать утреннюю тошноту, подавлять отек ног, улучшение имиджа тела — и этот список можно продолжить! Вот видео с упражнениями, за которое мы можем лично поручиться: Чего ожидать, когда вы ожидаете тренировки.

Бодипозитив — это цель, независимо от того, что она пытается сохранить или добиться.Ее лечащий врач (акушер-гинеколог, сертифицированная медсестра-акушерка или сертифицированная профессиональная акушерка) должен обсудить, как удовлетворяются ее потребности в питании и что она думает о своем растущем теле. Ее волнения, опасения и опасения следует озвучивать, чтобы преодолеть их. Если она не получает диетической или базовой психиатрической помощи во время беременности, она может захотеть нанять доулу или обратиться в такую ​​организацию, как Nutrition Instincts, которая будет поддерживать позитивный настрой тела и способствовать здоровой беременности, установлению связи между матерью и ребенком и в послеродовом периоде. путешествие.

Ключом к успеху здесь является общение с кем-то, кто понимает и вселяет в нее уверенность в своей красоте, силе и способности расти, рождать и поддерживать жизнь. Если она знает, что у нее формируется негативный образ тела, и ее самооценка падает, ей не следует полагаться на комментарии незнакомцев и близких, чтобы отразить ее ценность. Будем надеяться, что она будет ежедневно заниматься спортом (для «кайфа» и чувства свободы) и обращаться к врачу, специалисту по психическому здоровью, диетологу, акушерке или доуле.Эти простые шаги могут проложить путь к здоровой беременности, послеродовому периоду и позитивному телу, которые она может передать своему ребенку.

Хотите больше поговорить об имидже тела? Свяжитесь с нами здесь, в King of Prussia Doulas. Мы любим говорить о неровностях и обо всем, что с ними связано.

Развитие ребенка: первое зеркало

«В индивидуальном эмоциональном развитии предшественником зеркала является лицо матери». — Д. В. Винникотт, Зеркальная роль матери и семьи в развитии ребенка

Когда мы смотрим кому-то в глаза, мы можем чувствовать себя любимыми или ненавистными, отвергнутыми или понятыми.

Даже во взрослом возрасте это часто является мощным переживанием, которое приводит нас в соприкосновение с затяжным резонансом и эхом младенчества и с этим чувством нашей борьбы за то, чтобы быть узнаваемыми нашим первым зеркалом — нашей матерью.

Мы все похоронили внутри себя прочувствованные воспоминания о том, как нас отражали в глазах матери.

Для матерей-новичков кормление грудью и общение с младенцем может вернуть это чувство непрерывности, симбиоза и связи — в хорошем смысле.

Но он также может вызывать пугающие и бессвязные чувства, такие как падение в альтернативное существование — или вообще в ничто.

В своей статье, вдохновленной эссе Лакана «Зеркальная сцена», психоаналитик Д. У. Винникотт исследует наш ранний опыт отражения.

«Что видит ребенок, когда смотрит в лицо матери? Я предполагаю, что обычно ребенок видит себя самого. Другими словами, мать смотрит на ребенка, и то, как она выглядит, связано с тем, что она там видит.Все это слишком легко воспринимается как должное. Я прошу, чтобы это, естественно, хорошо делают матери, ухаживающие за своими младенцами, не воспринималось как должное. Я могу выразить свою точку зрения, сразу перейдя к случаю ребенка, мать которого отражает ее собственное настроение или, что еще хуже, жесткость ее собственной защиты. Что в таком случае видит ребенок?

Конечно, ничего нельзя сказать о тех единичных случаях, когда мать не могла ответить. Однако многим младенцам приходится иметь длительный опыт того, чтобы не получать то, что они дают.Они смотрят и не видят себя. Есть последствия. […] Ребенок привыкает к мысли, что, когда он или она смотрит, все, что видно, — это лицо матери. Лицо матери — не зеркало. Итак, восприятие занимает место апперцепции, восприятие заменяет то, что могло быть началом значимого обмена с миром , двустороннего процесса, в котором самообогащение чередуется с открытием смысла в мире. мир увиденного. [мой акцент]

Хотя, конечно, это довольно сложно, я думаю, что Винникотт имеет в виду, что матери, которые отвлекаются своими мыслями или эмоционально недоступны (из-за стресса, беспокойства, страха или неразрешенной травмы) не будет реагировать на ребенка таким образом, чтобы это было полезно для развития у него чувства собственного достоинства. Это отсутствие реакции лишает ребенка возможности увидеть свое отражение и реакцию на лице матери. Они также теряют возможность обмена и понимания социальной среды как места обмена, где их развивающееся «я» является частью потенциала для отношений.

Это раннее зеркальное отражение также теоретизируется самопсихологом Хайнцем Кохутом в его психоаналитических теориях. Для Кохута главная задача терапевта — обеспечить зеркальное отражение, которое отсутствовало в младенчестве, и он видит роль терапевта как «я-объект», обеспечивая эмпатическое признание часто игнорируемого или подавляемого «истинного» я ​​и позволяя этому часто возникает хрупкое «я».

Оба автора подчеркивают силу этих переживаний — переживание отражения.Они также подчеркивают, что наш первый социальный опыт может повлиять на наше чувство привязанности, симпатии и, помимо этого, вообще присутствия.

Похоже, это огромное и серьезное влияние на то, о чем большинство из нас не помнит.

Современные исследователи нашли доказательства, подтверждающие теории Винникотта. Например, из работ Алана Шора мы знаем, что мимика и визуальные подсказки жизненно важны для раннего развития и отношений привязанности.Шор выдвинул теорию о том, что наше правое полушарие мозга определяет рост мозга в младенчестве, и он помог нам понять, откуда берутся некоторые невербальные чувства, дразнящие через терапевтическую работу, и почему они создают мощный подводный фактор для наших социальных отношений — и нашего самосознания. .

В своей книге о привязанности и глазах матери психоаналитик Мэри Эйрс утверждает, что последствием для тех, кто упускает возможность адекватного отражения, является первичное чувство стыда. Это чувство стыда объединяется и включается в развивающееся чувство «я» и обеспечивает непризнанный стержень, вокруг которого формируется личность.Обычно это недоступно сознательному мышлению, но остается ощущением себя нелюбимым или каким-то образом неполноценным.

Став взрослыми, проходя терапию, мы ищем помощи в вопросах, которые возникают в результате скрытого чувства нелюбви. Правильный терапевт предоставит нам зеркальное отражение и позволит нам почувствовать себя понятыми и сочувствующими.

Как терапевт, я хорошо знаю, что слова часто терпят неудачу — они подводят меня и они подводят моих клиентов. Но понимание, сочувствие и да, любовь могут заполнить пробелы, в которые просто попадает язык.

Для Кохута и других теоретиков эмпатия — это основная исцеляющая сила в терапии, и без нее мы просто приводим интеллектуальные аргументы — слова и идеи, которые отражают более глубокие раны ранней травмы.

Важность настенного зеркала Монтессори — и зачем оно вам.

Вы когда-нибудь задавались вопросом, зачем мы ставим зеркало в детской комнате? Низкое зеркало часто встречается в детских садах Монтессори, в нидо и детских классах. Моя причина номер один — продвигать движение.Зеркало находится рядом с нашим игровым ковриком и позволяет моему ребенку сосредоточиться и отслеживать движения, пока он находится на полу, может свободно двигаться . И он двигается! Моя вторая причина в том, что он мой третий ребенок, я люблю, когда его развлекают, так что я могу одеть белье, приготовить ужин и просто уложить его на некоторое время. На своем коврике он счастлив и доволен , имея бесплатных, независимых и непрерывных игр .

В этом возрасте (два месяца) я не уверен, что он делает связь, которую он смотрит на себя, но это поощряет его движение и концентрацию, и ему это нравится! Лично я считаю, что сегодня многие младенцы не получают достаточно свободного движения и непрерывной игры.Зеркало способствует этому, и его можно получить относительно дешево и легко.

Вот несколько причин, по которым мы любим зеркало:

  • Способствует визуальному отслеживанию.
  • Способствует концентрации внимания — наряду с мобильными устройствами вы можете наблюдать длительные периоды концентрации у очень маленького ребенка.
  • Приносит радость — часто, когда вы видите зеркало в магазине или даже в ванной, оно обрадует маленького ребенка, он может улыбнуться или даже засмеяться. Младенцы часто любят смотреть на лица, в том числе и на свое собственное.
  • Способствует самостоятельной игре — ребенок не полагается на взрослых, чтобы развлечь их.
  • Способствует свободному движению — побуждает родителей проводить больше времени с ребенком в зоне движения, дает ребенку больше времени, чтобы двигаться и познавать свое тело. Также может подбодрить ребенка во время отдыха на животе.
  • Способствует скоординированному движению — Отто наблюдает за собой в зеркало, а затем реагирует. В этом возрасте он может не знать, что это он сам в зеркале, но он начинает устанавливать связи.В зеркале он видит, как его нога поднимается, затем опускает ее и снова поднимает.
  • Позволяет ребенку видеть остальную часть своей комнаты и со временем позволяет ему визуально отображать комнату, это особенно полезно для младенцев, которые не могут двигаться или ползать.

Зеркало не обязательно должно быть в детской комнате. Разместите его там, где это удобно и где он будет использоваться, небольшое пространство в жилой зоне может хорошо подойти. Положите детский коврик или сложенное мягкое одеяло рядом с зеркалом, я рекомендую не делать его слишком мягким (например, матрас), если вы собираетесь использовать это место для отдыха на животе.Я также рекомендую сделать зеркало во всю длину, чтобы ребенок мог видеть свое тело во всю длину. В этом возрасте я также рекомендую иметь поблизости какие-то предметы для захвата, которые будут действовать как стимул для движения.

« Зеркало, которое мы прикрепляем к стене ребенка рядом с детской кроваткой, еще больше улучшает ее зрение, показывая другое или» зеркальное «изображение комнаты. Ребенок также видит свое отражение и начинает связывать свои движения с отраженные движения ребенка в зеркале.Таким образом, она обнаруживает, что нужно изучить больше лиц, чем только лицо ее матери во время кормления. В конце концов, она видит отражение в зеркале других, когда они входят в комнату, чтобы поиграть или поговорить с ней. Поощрение новорожденного проводить время в бодрствовании на животе, чтобы она могла практиковаться в поднятии головы, делает возможными эти первые визуальные впечатления с настенным зеркалом ». — Полк Лиллард и Лиллард Джессен в Монтессори с самого начала.

Как вы, наверное, знаете, это мой второй ребенок, с которым я использовала настенное зеркало, и я рекомендую держать спальную и игровую (рабочую) зоны отдельно.Я предлагаю создать зону для движения с игровым ковриком, мобильными телефонами (если вы их используете) и зеркалом где-нибудь помимо кровати, возможно, поблизости в спальне или, как уже упоминалось, в гостиной. Это должно быть удобно, если у вас спальня наверху, но большую часть времени вы проводите внизу, найдите внизу место для зеркала и игрового коврика.

Есть много разных типов зеркал, которые вы можете использовать. Возможно, у вас уже есть один дома, который можно использовать. У нас есть отдельно стоящее зеркало в деревянной раме, которую можно перемещать, что мне очень нравится с эстетической точки зрения.Если у вас есть место, зеркало с перекладиной — хороший вариант. Но на самом деле подойдет любое безопасное для детей зеркало, прикрепленное к стене. Мы использовали настоящее (стеклянное) зеркало с Отисом, а с Отто мы используем акриловое зеркало. Изначально я беспокоился об искажении изображения в акриловом зеркале, но был очень доволен нашим, изображение высокое (выше зеркальное изображение нечеткое, потому что камера сфокусирована на ребенке). Если вас это беспокоит, узнайте в магазине об их политике возврата денег или узнайте качество изображения перед покупкой.Вот несколько хороших вариантов:

Поднимающееся детское зеркало или низкоуровневое настенное зеркало — конструкции для образовательных учреждений, Великобритания

Зеркальная панель Baby Safe — Manine Montessori Europe

Горизонтальное акриловое зеркало — опыт обучения, Австралия

Координационное зеркало для младенцев — Jonti-Craft (Amazon), США

Небьющееся школьное зеркало или защитное настенное зеркало — Lakeshore Learning, США

Адаптируемое зеркало в раме — Майкл Олаф, США

Зеркало Nienhuis со штангой можно увидеть здесь.

Если вы заинтересованы в дальнейшем чтении, вот несколько статей по теме, которые я могу порекомендовать:

Вы также можете получить идеи настенных зеркал в двух моих самых любимых детских садах Монтессори:

Роль зеркала матери и семьи в развитии ребенка

Подход Винникотта к отношениям матери и ребенка начался с его работы педиатром, а затем психоаналитиком. Его обучение заставило его заявить о некоторых важных вещах, таких как: «Не существует такого понятия, как ребенок, если я буду перед ребенком, я обязательно буду перед кем-то, кто позаботится о нем.1 С этого момента все работы этого автора основывались на природе взаимоотношений матери и ребенка; он сосредоточился на эмоциональном развитии, связанном с этими первыми отношениями. Он перестал видеть человека как изолированное существо и начал видеть человека по отношению к своей матери. Хотя он не намеревался показать, что отношения пациент-аналитик являются копией ранних отношений матери и ребенка, он признал, что модель матери достаточно хороша и ее следует использовать в аналитической ситуации.Функция аналитика — возвращать пациенту то, что он приносит, отражать пациенту то, что он или она может видеть в нем или ней.

Переходный феномен возникает, когда автор объясняет способ, которым ребенок отделяется от матери, чтобы обрести чувство себя; эта способность использовать переходное пространство представляет собой способность жить творчески1 и чувствовать себя реальным; Короче говоря, способность быть в одиночестве — формировать самого себя.

Для Винникотта значение этого взгляда занимает промежуточное пространство, поскольку для ребенка очень важна настоящая мать и ее возможность быть последовательным и надежным объектом, но этот взгляд, выходящий за рамки фактов, является тем, который позволяет человеку смотреть на мир творчески, сначала усваивая опыт того, что на него смотрит мать.

Этот опыт возникает естественным образом в течение первых нескольких недель отношений матери и ребенка, когда предшественником зеркала является лицо матери. Автор считает, что ребенок зависит от лицевой реакции матери, смотрящей на ее лицо, и это позволяет ему развить чувство истинного «я». «Чувствовать реальность — это больше, чем просто существовать, это значит найти способ существовать как себя, относиться к объектам как к самому себе, и иметь человека, внутри которого можно уединиться для расслабления» 1 (стр. 154).

В том же духе Винникотт проводил различие между «его потребностями», то есть импульсивными желаниями, и «потребностями себя». В отношении последнего он заявил, что неуместно говорить, что они удовлетворены или разочарованы, поскольку это не имеет ничего общего с поиском удовольствия как загрузки, а просто найти ответ в объекте или не найти его. . Эти потребности включают в себя желание быть увиденным, признанным или понятым или поделиться своим субъективным опытом с другим человеком.Когда эти потребности не находят ответа, эмоциональная реакция испытуемого — это не разочарование, а пустота и безнадежность. Когда они его находят, возникает переживание не удовольствия, а гармонии и целостности.

Признание существенной важности этих потребностей объектных отношений ни в коем случае не означает игнорирование обоснованности импульсивных сексуальных и агрессивных желаний. Они, несомненно, существуют, но в нормальных условиях они проявляются только в контексте сугубо личных отношений.Нормой является сексуальное желание как часть объектной любви и агрессивное желание как часть объектной ненависти, которые неотделимы от людей, которым они адресованы.

Винникотт1 говорит нам, что ребенок смотрит в лицо матери и что то, что он видит в ней, — это он сам.

Лицо матери играет важную роль в эмоциональном развитии ребенка. Его поддерживают, манипулируют и представляют как объект, не проходя через переживание всемогущества, то есть на первом этапе ребенок имеет дело с субъективным объектом, созданным им.Этот автор говорит, что первое, что делает ребенок, — это смотрит на лицо матери, которое действует как зеркало и позволяет ему оглядываться на себя, он видит себя глазами матери.

Что видит ребенок, когда смотрит в лицо матери? Я предполагаю, что он обычно видит себя. Другими словами, мать смотрит на него, и то, что ей кажется, связано с тем, что она видит в нем. Это слишком легко принять как должное. Я прошу, чтобы мы не воспринимали как должное то, что матери, заботящиеся о своих младенцах, чувствуют себя естественно.Я могу выразить то, что я имею в виду, прямо перейдя к случаю ребенка, мать которого отражает ее собственное душевное состояние или, что еще хуже, жесткость ее собственных защит. В таком случае, что видит ребенок?

Автор говорит, что бывают моменты, когда мать не может оглянуться назад, потому что ребенок смотрит и не видит себя. Когда это происходит, его творческие способности атрофируются. Эта материнская неудача может привести к тому, что ребенок будет пытаться найти какой-то смысл в том, на что он или она смотрит, пока это не вызовет угрозу хаоса, и способ взгляда изменится, потому что он больше не стремится смотреть на себя, а становится защитой.Поэтому, когда мать не отвечает, зеркало — это то, на что нужно смотреть, а не то, во что нужно смотреть. Винникотт называет этот процесс видения себя в лице матери апперцепцией.

Процесс апперцепции, в котором ребенок смотрит на лицо матери и видит себя, позволяет ему обогатить свой мир значений таким образом, что:
Когда я смотрю, вы можете видеть меня, и, следовательно, я существую.
Теперь я могу позволить себе посмотреть и увидеть.
Сейчас смотрю творчески и то, что вижу, тоже воспринимаю.

Винникотт считает, что окружающая среда не только обеспечивает пищу и благоприятную температуру, но также и реальное и метафорическое удержание ребенка, возможность того, что с ним будет обращаться другой человек как конкретное действие, а также наличие предметов в его окружении. Вот почему достаточно хорошая мать — синтез Винникотта — подразумевает двойную функцию: реальную и метафорическую: мать или тот, кто исполняет обязанности как таковой, должны присутствовать непрерывно и должны быть преданными, чувствительными, уязвимыми, но в то же время стойкая, способная заботиться о своем ребенке и желающая, чтобы она ее накормила.Вы сможете ненавидеть ее, не опасаясь этого, потому что вы сможете поверить, что не отреагируете на ее ненависть. Она будет вести себя предсказуемо и надежно, хотя она не будет «инициировать» действие, но будет внимательно следить за действиями вашего ребенка, стимулируя творческий импульс вашего ребенка (спонтанный жест). Взгляд, как и зеркало, реален и метафоричен; оно исходит от матери и ребенка и, в конце концов, от других, значимых для человека. Сначала мать, а затем семья берут на себя эту важную функцию для психического развития ребенка.Винникотт также рассказывает о взгляде ребенка, смотрит и стремится найти себя, хотя ему не всегда удается получить то, что он дает. Так атрофируются творческие способности младенца.

Винникотт1 помещает переходный опыт между ранним проявлением сознания и ощущением осознания инаковости вне себя. В переходной области «я» и «другой» — это не я и не двое, а нечто, вместе образующее поле взаимодействия.Центр переходного опыта связан с врожденным взаимодействием между творческими способностями младенца и миром. Переход — это пространство доверия, где ребенок создает объект, но объект был там, ожидая своего создания и катехизации.

M — девочка, которая обратилась на лечение через несколько месяцев после рождения красивой девочки, которой она не могла удовлетворить свои потребности. М. была захвачена ужасными кошмарами, которые преследовали ее днем ​​и ночью; в этом состоянии ей было трудно отличить сон от реальности.Однажды она пришла посоветоваться со своей маленькой девочкой, ей приснился кошмар, ей приснилось, что она находит женщину, рвет ее, а затем бросает на улицу. В тот день она привела свою дочь в клинику, потому что чувствовала, что не может заботиться о ней в таком состоянии и с этими фантазиями. Когда девочка плакала, М. не понимала ее плача, она закрывала уши и, если ей удавалось выбежать из дома, она это делала; если нет, она отключится, оставив ее безутешной, пока она снова не соединится с ней.M переживала мучения во время беременности: набирая вес, видя, как ее тело «деформируется» и «перестает привлекать мужа», — все это было ее основными заботами при уходе за ребенком в первый раз. Та женщина во сне, разобранная, была ею, и, чтобы побороть себя, она стала фотографом, пока лечилась, сначала она увлеклась фотографировать себя, камера выполняла функцию зеркала, пациент смотрел Что касается изображения, она хотела, чтобы камера вернула ей что-то от ее существа, чего не могла сделать ее подавленная мать.Она научилась исправлять фотографии, чтобы устранить дефекты, и была рада выглядеть безупречно. Она сделала сотни фотографий, на которых она чувствовала себя красивой, она воспринимала себя, но она не смотрела, как сказал бы Винникотт, в поисках чего-то, что могло бы вернуть ей что-то от нее самой. Когда мать не может выполнять свою функцию зеркала, человек не сможет увидеть себя такой, какая она есть, она будет искать взгляд, который объединит ее: М была очень привлекательной женщиной, когда она чувствовала себя хорошо, но когда она этого не сделала, она выглядела грязной и беспечной.Она была одержима своим телом, хотела все прооперировать, поправить живот и грудь, «сделать их идеальными».

alexxlab

E-mail : alexxlab@gmail.com

Submit A Comment

Must be fill required * marked fields.

:*
:*