Фиброз стромы эндометрия что это: Хронический эндометрит

  • 09.07.2019

Содержание

Хронический эндометрит

Хронический эндометрит (ХЭ) – воспалительное заболевание слизистой оболочки матки (эндометрия).

Заболевание встречается преимущественно у женщин репродуктивного возраста (26-35 лет), ведет к нарушению менструальной и генеративной функции, служит причиной бесплодия, невынашивания беременности. У женщин с бесплодием частота встречаемости ХЭ составляет от 12 до 68%, а у пациенток с привычным невынашиванием беременности – более 70%. У больных с неудачной попыткой ЭКО и ПЭ хронический эндометрит встречается в 60% случаях.

ХЭ чаще всего развивается после аборта или родов, в результате осложнений внутриматочных манипуляций, таких как выскабливание полости матки, биопсия эндометрия, гистероскопия, гистеросальпингография, использование ВМС. Развитию ХЭ также предшествуют воспалительные заболевания органов малого таза, инфекции влагалища и шейки матки, деформация полости матки с нарушением отторжения эндометрия во время менструации, перенесенные ИППП (инфекции, передающиеся половым путем).

Чаще всего возбудителями ХЭ в современных условиях являются микст – инфекции (сочетание вирусно-бактериальной и условно-патогенной флоры). Особое место занимает герпетическое поражение эндометрия, которое чаще всего бывает у женщин, страдающих различным формами генитального герпеса.

Длительное присутствие инфекционных агентов в эндометрии приводит к выраженным изменениям его структуры и свойств, что вызывает нарушение нормальной имплантации эмбриона и формирования плаценты. Морфологические изменения структуры эндометрия сопровождаются выраженной воспалительной реакцией, в результате которой нарушается  местная микроциркуляция.

Клинически ХЭ проявляется циклическими маточными кровотечениями, перименструальными кровянистыми выделениями, болевым синдромом, выделениями из половых путей (гноевидные и серозные бели), бесплодием и невынашиванием беременности. У 9-38% пациенток с ХЭ могут отсутствовать какие-либо симптомы, и заболевание протекает субклинически и бессимптомно.

Диагностика ХЭ

Обязательным этапом диагностики данного заболевания является морфологическое исследование материала, которое проводят в среднюю и позднюю фазу пролиферации эндометрия – на 7-10 день менструального цикла.

 Морфологические критерии диагностики ХЭ:

  1. Воспалительные инфильтраты, состоящие из лимфоидных клеток, расположенные вокруг желез и кровеносных сосудов или диффузно.
  2. Наличие в строме эндометрия плазматических клеток.
  3. Очаговый фиброз стромы, возникающий при длительном течении хронического воспаления.
  4. Склеротические изменения стенок спиральных артерий эндометрия, формирующиеся при длительном течении заболевания.

Важным методом диагностики ХЭ является ультразвуковое исследование органов малого таза, которое должно предшествовать морфологическому методу.

Исследование проводят дважды: в первые 1-3 дня после менструации и за 2-3 дня до начала месячных.

Наиболее частые эхографические признаки хронического эндометрита это:

  1. Возникновение в зоне срединного М-эхо участков повышенной эхогенности разной величины и формы
  2. В полости матки могут определяться пузырьки газа
  3. В базальном слое эндометрия могут визуализироваться гиперэхогенные образования диаметром 1-2 мм, представляющие собой очаги фиброза
  4. Может выявляться расширение полости матки до 3-7 мм за счет жидкостного содержимого, асимметрия толщины стенок эндометрия, неоднородность его структуры.

Гистероскопия является инвазивным и окончательным методом при установлении диагноза и состоит из визуализации полости матки и биопсии эндометрия с последующим микробиологическим и морфологическим исследованием ткани.

Наиболее характерные гистероскопические признаки ХЭ:

  1. Единичные или множественные очаги гиперемии со светлым точечным центром («симптом клубники»)
  2. Множественные микрополипы, отек эндометрия
  3. Неравномерная толщина и окраска эндометрия
  4. Точечные кровоизлияния

Лечение ХЭ

На первом этапе необходимо удалить повреждающий агент.

С этой целью используют антимикробные и противовирусные лекарственные препараты, обеспечивающие элиминацию широкого спектра возможных патогенных микроорганизмов, включая хламидии, гонококки, трихомонады, грамотрицательные факультативные бактерии, анаэробы и стрептококк. Оправдано назначение нескольких курсов этиотропного лечения со сменой групп препаратов.

Одновременно проводится коррекция иммунных нарушений.

Второй этап лечения направлен на коррекцию метаболических нарушений и последствий ишемии, восстановление гемодинамики и активности рецепторного аппарата эндометрия. С этой целью применяются физические факторы (электроимпульсная терапия, переменное магнитное поле низкой частоты и т.д.). Физиотерапию проводят с 5-7-го дня менструального цикла ежедневно.  С целью метаболической терапии используются метаболические препараты не менее 3-4 недель.

Контроль эффективности терапевтических мероприятий проводится через 2 месяца после окончания лечения путем применения аспирационной биопсии эндометрия.

Необходимо помнить, что хороший эндометрий – одно из главных условий успешного прикрепления плодного яйца.

Источники: «Бесплодный брак» под редакцией, В.И.Кулакова,  «Хронический эндометрит», Г.Т.Сухих, А.В.Шуршалина, «Женское бесплодие», В.А.Кулавский, «Патология полости матки», В.Н.Демидов, А.И.Гус.

 

Как реагирует матка на инородное тело — внутриматочный контрацептив? (обзор литературы)



Фиброз стромы в поверхностных слоях отдельных участков эндометрия, обрывки фиброзной ткани наблюдаются у 1,6–5,8 % женщин, применяющих внутриматочные противозачаточные средства (ВМС). Отдельного внимания заслуживают так называемые «воспалительные» инфильтраты эндометрия, определяемые в 8–27 % случаев, которые оцениваются как биологическая реакция организма на инородное тело. Отмечено повышение частоты хронического эндометрита при увеличении сроков ношения противозачаточных средств более 4–5 лет.

Ключевые слова: внутриматочная контрацепция, эндометрий, хронический эндометрит, гиперплазия эндометрия, фиброз стромы.

Внедрение в широкую практику наиболее эффективных, безвредных, длительно действующих противозачаточных средств имеет важное социально-медицинское значение для здоровья матери и будущего потомства [1, 9, 10]. Одним из наиболее распространенных методов контрацепции являются внутриматочные противозачаточные средства, во всем мире ими пользуются десятки миллионов женщин нашей планеты [2, 12]. Гистологическое изучение биопсированного эндометрия является объективным доказательством характера и глубины воздействия внутриматочных контрацептивов на слизистую оболочку матки [16]. Некоторые исследователи в 78–92 % наблюдений не выявили нарушений в эндометрии при использовании внутриматочных противозачаточных средств (ВМС). Ряд авторов [8] установили, что присутствие ВМС в полости матки приводит к нарушению сроков его созревания. Указанные изменения обратимы, о чем свидетельствует отсутствие их в эндометрии, биопсия которого проводилась через 2,5–4 мес. после извлечения контрацептива.

Фиброз стромы в поверхностных слоях отдельных участков эндометрия, обрывки фиброзной ткани наблюдаются у 1,6–5,8 % женщин, применяющих внутриматочные контрацептивы. Частота фиброзирования стромы возрастала при увеличении срока ношения внутриматочных пессариев. О. К. Хмельницкий отмечает, что после исчезновения воспаления на этом месте образуется фиброз собственного слоя эндометрия или фиброаденоматозный микрополипоз эндометрия.

Отдельного внимания заслуживают так называемые «воспалительные» инфильтраты эндометрия, определяемые в 8–27 % случаев, которые сопровождаются клинической симптоматикой лишь в 3,5–19 %наблюдений.

D. Моуеr и соавт. указывают на корреляцию между сроком нахождения ВМС в полости матки и характером клеточной инфильтрации эндометрия. В первую очередь после введения ВМС в строме слизистой оболочки матки выявлялись нейтрофильные лейкоциты и моноядерные клетки (лимфоциты и моноциты), затем в течение 45–50 дней число клеточных элементов возрастало, особенно в местах соприкосновения контрацептива с эндометрием.

С 50-го по 201-й день в 1/3 наблюдений выявлена инфильтрация моноядерными клетками. Выраженной инфильтрации плазматическими клетками не было отмечено ни в одном случае. Исследователи особенно подчеркивают этот момент, поскольку характерным признаком хронического эндометрия, по мнению ряда авторов [5], является присутствие плазматических клеток.

Одни исследователи считают, что указанную инфильтрацию следует рассматривать как асептическое воспаление, другие оценивают ее как проявление инфекционного эндометрита. Однако известно, что единичные лимфоциты и сегментоядерные лейкоциты могут встречаться и в эндометрии здоровых женщин [6] не применяющих ВМС, поэтому наличие их не указывает на хроническую инфекцию. Против последнего говорит и отсутствие в большинстве случаев клинических проявлений, свойственных хроническому эндометриту. Об этом свидетельствует и тот факт, что подобные инфильтраты не обнаруживались, если выскабливание полости матки производилось через 3–4 мес. после извлечения ВМС [7].

Это позволяет оценивать клеточную инфильтрацию эндометрия при применении ВМС как биологическую реакцию организма на инородное тело. Б. И. Железнов и соавт. считают также, что она является выражением определенных обменных сдвигов в организме и свидетельствует о своеобразной иммунологической перестройке его.

Хронический эндометрит при наличии ВМС, по данным литературы, встречается в 2–18 % [16]. Вместе с тем H. Ludwig и соавт. на основании своих наблюдений пришли к выводу, что обнаруживаемый [8] у части женщин воспалительный процесс слизистой матки после введения ВМС обусловлен неправильным подбором пациенток для этого вида контрацепции [15].

По данным В. П. Эмайкиной и соавт. [31], очаговый эндометрит встречается у 2,9–11,6 % женщин с ВМС, причем в большинстве случаев у пациенток не выявлено грубых морфологических изменений эндометрия. Тяжелые эндометриты не являются характерными для женщин, применяющих ВМС [14].

Что касается частоты хронического неспецифического эндометрита в зависимости от длительности внутриматочной контрацепции, то многие авторы установили повышение частоты эндометрита при увеличении ношения противозачаточных средств более 4–5 лет [13].

В. Г. Каминская и соавт. указывают также, что после 6–7 лет использования ВМС изменения эндометрия типа хронического эндометрита существенны, а удаление контрацептива представляет трудности. Однако Н. Р. Сафронникова отметила более частое обнаружение хронического эндометрита в первые 36 мес. использования ВМС. По мнению Б. И. Железнова и Н. Е. Логиновой [5], при постановке диагноза хронического эндометрита нельзя придавать большого значения какому-либо одному признаку, а необходимо использовать их комплекс (воспалительные инфильтраты, состоящие преимущественно из лимфоидных и плазматических клеток, склеротические изменения в стенках сосудов, фиброз стромы).

Обнаружены атрофические изменения эндометрия (в 0,2–2,8 %) в местах непосредственного контакта с контрацептивом при длительной внутриматочной контрацепции.

Наряду с данными о реактивных и воспалительных изменениях эндометрия в ответ на нахождение инородного тела существуют указания на возможность развития железистой гиперплазии эндометрия у 2,3–8,9 % пациенток. Вместе с тем эти авторы не дают оценки обнаруженных ими гиперпластических процессов, хотя, по мнению Б. И. Железнова [4], нельзя исключить, что в понятие «железистые гиперплазии» включают атипические формы их.

Ю. А. Петровым [11] установлены некоторые особенности гиперпластических изменений слизистой тела матки у женщин, использующих ВМС в большинстве наблюдений железистые гиперплазии эндометрия бессимптомны, имеют характер смешанной формы, обычно транзиторны и хорошо поддаются терапии гормональными контрацептивами [14, 15]. Полученные данные подтверждают результаты других авторов. Изменения митотического режима и снижение уровня полового хроматина при обнаруженных гиперплазиях носили умеренный характер, тогда как для предраковых процессов эндометрия характерны выраженные нарушения митотического режима и более резкое снижение содержания полового хроматина.

Проведенные исследования эндометрия молодых (до 35 лет) женщин, ранее пользовавшихся ВМС, свидетельствуют о снижении влияния прогестерона на эндометрий, что может служить одной из причин возникновения железистых гиперплазий у женщин, не страдающих выраженными нейроэндокринными нарушениями. Некоторую неполноценность секреторной фазы менструального цикла приприменении ВМС отмечают и другие авторы [7].

Необходимо учитывать и данные ряда исследователей, указывающих на более частое выявление ановуляторных циклов у женщин, использующих ВМС. По-видимому, следует согласиться с мнением Н. Р. Сафронниковой о том, что железистые гиперплазии у женщин с ВМС являются следствием длительной некомпенсированной относительной гиперэстрогении в результате ановуляции. Не нужно забывать и о том, что железистые гиперплазии эндометрия иногда могут наблюдаться при хронических эндометритах.

По мнению некоторых исследователей, слой эндометрия, контактирующий с ВМС, ежемесячно отторгается во время менструации и заменяется новым, поэтому длительного контакта внутриматочного контрацептива со слизистой тела матки не происходит, а, следовательно, озлокачествление ее исключается. В то же время в литературе описаны случаи рака слизистой тела матки у женщин, длительное время носивших ВМС.

S. Southam сообщил результаты наблюдения над 65 женщинами, носившим ВМС в течение 15–20 лет, над 401 пациенткой, применявшей их в течение 10–15 лет, за 442 женщинами, использовавшими контрацептивы в течение 5–10 лет. Ни у одной из них при систематическом обследовании не было обнаружено рака матки.

Отсутствие канцерогенного действия ВМС на эндометрий отмечают многие авторы [3, 8, 13].

Т.о., у большинства женщин при внутриматочной контрацепции обнаруживается нормальная картина эндометрия. Выявляемые в части наблюдений очаговый фиброз стромы, лимфолейкоцитарная инфильтрация и др. можно считать местной реакцией на инородное тело (ВМС) и носят временный характер. Внутриматочная контрацепция не увеличивает частоты атипической гиперплазии и рака эндометрия.

Литература:

  1. Ерофеева П. В. Профилактика повторного аборта // Эффективная фармакотерапия. -2010. -№ 2. — С.8–14.
  2. Деранкова Е. Б., Сафронникова Н. Р. Состояние эндометрия, эндо- и эктоцервикса у женщин, прекративших пользоваться внутриматочными контрацептивами // Акуш. и гинекология. — 1990. -№ 3. — С. 42–44.
  3. Железнов Б. И., Логинова Н. Е. Структурные изменения слизистой оболочки матки и функция яичников при хроническом эндометрите //Акуш. и гинекология. -1987. -№ 4. –С. 3
  4. Железнов Б. И. Структурные и гистохимические особенности эндометрия женщин при применении внутриматочных контрацептивов различного типа /Железнов Б. И., Ежова Л. С., Антипова Н. Б. //Акуш. и гинекология. -1998. — № 7. — С. 43–45.
  5. Железнов Б. И. Структурные и морфофункциональные изменения эндометрия при внутриматочной контрацепции, примененной после родов / Железнов Б. И., Орлова В. С., Хопина А. А. // Акуш. и гинекология. — 1982. — № 10. — С. 26–30.
  6. Каминская В. Т. Об изменениях половой системы женщины при использовании внутриматочных контрацептивов /Каминская В. Т., Бобрик Г. Н., Пухальская К. П. // Вопр. охраны материнства и детства. — 1991. — № 2. –С. 61–12.
  7. Кузнецова И. В. Современная внутриматочная контрацепция // Гинекология. -2012. -№ 4. –С.62–67
  8. Петров Ю. А. Оценка адаптационного и иммунного резерва женщин с хроническим эндометритом в зависимости от объема реабилитационной терапии // Валеология. — 2016. -№ 2. –С. 35–39.
  9. Петров Ю. А. Роль микробного фактора в генезе хронического эндометрита // Кубанский научный медицинский вестник. — 2016. — № 3. –С. 113–118.
  10. Петров Ю. А. Аспекты микробиологической и иммунной диагностики хронического эндометрита //Современные проблемы науки и образования. -2016. -№ 4. –С.9
  11. Петров Ю. А. Современный взгляд на лечение хронического эндометрита в кагортах с ранними репродуктивными потерями //Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Медицина. — 2011. -№ 6. –С.282–289.
  12. Петров Ю. А. Микробиологические детерминанты хронического эндометрита //Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Серия: Естественные науки. -2011. -№ 6. — С.110–113.
  13. Петров Ю. А. Внутриматочная контрацепция / Петров Ю. А., Рымашевский Н. В., Ковалева Э. А. — Ростов-на-Дону: Издательство Ростовского университета, 1990. — 176с.
  14. Сафронникова Н. Р. Существует ли онкологический риск при применении внутриматочных контрацептивов? // Вопросы онкологии. — 1980. — № 7. — С.117–118.
  15. Хмельницкий О. К. Цитологическая и гистологическая диагностика заболеваний шейки и тела матки. — Санкт-Петербург: Сотис, 2004. — 332с.
  16. Эмайкина В. П. Изменения эндометрия при применении внутриматочного контрацептива / Эмайкина В. П., Тельнова Р. П. // Вопр. охраны материнства и детства. — 1984. — № 4. — С. 33–34

Основные термины (генерируются автоматически): хронический эндометрит, ВМС, внутриматочная контрацепция, женщина, инородное тело, фиброз стромы, эндометрий, железистая гиперплазия эндометрия, отдельное внимание, половой хроматин.

ХРОНИЧЕСКИЙ ЭНДОМЕТРИТ – СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД НА ПРОБЛЕМУ.

Автор:  Симонова Наталья Владимировна

Акушер-гинеколог, Гинеколог

Кандидат медицинских наук.

ГЗ»Днепропетровская медицинская академия» кафедра акушерства и гинекологии


 

В современном мире актуальность проблемы хронического метрита  у женщин репродуктивного  увеличивается  одновременно с вопросом о ранних репродуктивных потерях.  Разброс частоты  заболеваемости  хроническим эндометритом,  по данным литературы,   у женщин в возрасте от 26 до 25 лет  колеблется  от 2% до 73 %.

Хронический эндометрит – клинико-морфологический синдром, характеризующийся  комплексом  морфофункциональных  изменений эндометрия воспалительного генеза, приводящих к нарушению нормальной, циклической трансформации  и рецептивности ткани.  Часто  имеет рецидивирующее, бессимптомное  течение.

Клиническая симптоматика данного процесса очень разнообразная и не имеет четких,  специфических  критериев. Заболевание  может себя проявлять  нерегулярными межменструальными кровянистыми выделениями различной длительности и интенсивности,  влагалищными серозными и серозно-гноевидными выделениями,  хаотической тазовой болью, нарушениями менструального цикла по типу гиперполименореи и гипоменореи. В настоящее время не существует шкалы   клинических симптомов согласно которой  возможно  определить, без биопсии, глубину структурных и функциональных поражений эндометрия.

Как и все патологические процессы,   по   клиническому течению   эндометриты   делят на  острый и хронический. Острый эндометрит   характеризуется   наличием  в гистологическом заключении микроабсцессов , проявляющихся  в виде  концентрации нейтрофильных гранулоцитов  в пределах желез  эндометрия, хронический  эндометрит можно установить по скоплениям  плазматических  клеток в строме эндометрия , т.е. развитие лимфоплазматической инфильтрации, наличию очагового фиброза стромы, который возникает при длительном течении воспалительного процесса, склеротические изменения стенок спиральных артерий  эндометрия.

 

Морфологически хронические эндометриты имеют следующие варианты течения:

1.Атрофический (гистологически проявляется атрофией желез, фиброзом стромы и инфильтрацией ее лимфоидными элементами, клинически по данным УЗИ гипоплазия эндометрия в течении всего цикла).

2.Кистозный (гистологически проявляется сдавливанием протоков желез фиброзной тканью , в результате содержимое железы сгущается и образует кисты, при проведении УЗИ визуализируются как анэхогенные образования различной формы и размеров, хаотически расположенные  в структуре эндометрия).

3.Гипертрофический (слизистая в результате хронического воспаления подвергается гиперплазии  — УЗИ диагностика отмечает  наличие гиперэхогенного неоднородного эндометрия).

Так же к эхографическим признакам хронического эндометрита относят асимметрию расширения полости матки, неровность внутренней поверхности эндометрия. В базальном слое эндометрия часто визуализируются  четкие, гиперэхогенные образования диаметром до0,1-0,2 см, представляющие собой очаги фиброза, склероза или кальциноза, асимметрию листков эндометрия.

 

По этиологическому фактору различают специфический и неспецифический  эндометриты.

К специфическим относится эндометрит, если при бактериологическом исследовании биоптата эндометрия выявляют хламидии, вирусы микоплазмы, уреоплазмы, простейшие , паразиты.

Эндометрит трактуется как неспецифический, если в клетках  слизистой оболочки тела матки  специфическая флоре не выявляется. Формирование неспецифических эндометритов характерно для пациенток  после облучения , пациенток с ВИЧ-инфекцией, на фоне длительного  использования ВМК.

Установить   диагноз хронического эндометрита, основываясь только на клинических проявлениях, невозможно в связи с их неспецифичностью. Для окончательной  формулировки необходимо гистологическое заключение исследования биоптата эндометрия с наличием плазматических клеток, воспалительных инфильтратов, имеющих вид »лимфоидных фолликулов», располагающихся в базальном слое и во всех отделах функционального слоя эндометрия, фиброза стромы, склероза спиральных артерий. Для установления диагноза необходимо  минимум три критерия с обязательным наличием плазматических клеток.

 

Продолжение следует.

 

Ознакомиться с другими материалами                                                                                                                   Хочу предложить свою статью

Научные публикации

05.07.2013

Возможности применения препарата Лонгидаза в комплексной терапии патологических изменений эндометрия

Научный Центр акушерства, гинекологии и перинатологии Росмедтехнологий (прежнее название — Всесоюзный научно-исследовательский центр по охране здоровья матери и ребенка)
Назаренко Татьяна Алексеевна — профессор, доктор медицинских наук, акушер –гинеколог, отделение сохранения и восстановления репродуктивной функции; Дубницкая Людмила Витальевна- акушер-гинеколог высшей категории, кандидат медицинских наук.

Эпидемиологические исследования бесплодного брака свидетельствуют, что среди причин нарушения генеративной функции у женщин патологические изменения эндометрия в виде хронического эндометрита, внутриматочных сращений, полипов и гиперпластических процессов (3) выявляются примерно у половины обследованных пациенток. Морфофункциональное повреждение эндометрия является причиной не только бесплодия, невынашивания беременности, неудачных попыток и репродуктивных потерь при проведении программ вспомогательной репродукции, но и снижения качества жизни пациенток из-за возникающего физического и психологического дискомфорта вследствие формирования хронического болевого синдрома, хронических белей, диспареунии и т.д.

Увеличение частоты патологии эндометрия в популяции отмечают многие исследователи (4). Среди факторов риска указывают на широкое применение различных внутриматочных манипуляций (искусственных абортов, диагностических выскабливаний эндометрия, длительного использования внутриматочных контрацептивов). Немаловажное значение имеют воспалительные осложнения после родов и абортов, инфекционные поражения шейки матки и влагалища, нарушения иммунитета. Существенная роль в хронизации воспалительного процесса эндометрия принадлежит эволюции микробных факторов, вызывающих этот процесс. Преобладание ассоциаций облигатно-анаэробных микроорганизмов, микроаэрофилов и вирусов в штаммах возбудителей обусловливает малосимптомное течение воспалительного процесса в эндометрии, затрудняет своевременную его диагностику и осложняет проведение лечебных мероприятий. Кроме этого, длительная стимуляция иммунокомпетентных клеток эндометрия инфекционным возбудителем приводит к декомпенсации регуляторных механизмов локального гомеостаза, что поддерживает персистенцию инфекционного процесса. Хроническая активация клеточных и гуморальных провоспалительных реакций сопровождается повышенной выработкой цитокинов и других биологически активных веществ, обуславливающих нарушения микроциркуляции, экссудацию и отложение фибрина в строме эндометрия (5). Продолжающаяся депрессия локальной фибринолитической активности под влиянием провоспалительных факторов усиливает ангиогенез в первичных фибринозных сращениях, что усугубляет морфологические изменения в тканях матки, формирует соединительнотканные фибринозные спайки в строме и /или внутриматочные синехии различной степени выраженности.

В связи с множественностью нарушений гомеостаза в эндометрии у пациенток с хроническим эндометритом и/или внутриматочными синехиями тактика терапии предполагает комплексный подход, предполагающий сочетание ряда лечебных мероприятий. Первым, крайне важным, этапом терапии является необходимость элиминации инфекционного фактора, что достигается назначением антибактериальных препаратов широкого спектра действия, противовирусных препаратов, метронидазола. Однако, поступление лекарственных препаратов в очаг воспаления у пациенток с хроническими заболеваниями эндометрия, как правило, снижено в связи с гемодинамическими нарушениями в тканях матки в виде хронического венозного стаза, о чем свидетельствуют результаты реологического обследования органов малого таза у этих больных (2). В связи с этим терапия хронических эндометритов длительна и эффективность ее зависит от давности заболевания и, следовательно, от степени морфологических изменений стромы эндометрия. Способностью активировать действие лекарственных препаратов, облегчать их проникновение в ткани, как известно, обладают протеолитические ферменты, которые уже несколько десятилетий используются в комплексе терапии хронических воспалительных заболеваний органов малого таза (1, 4). Наиболее универсальным общепризнанным средством воздействия на соединительную ткань является фермент гиалуронидаза (Rovny и соавт. 1997). Однако терапевтический эффект существующих ферментных препаратов на основе гиалуронидазы (Лидаза, Alidasa, Hyalasa, Hyalidasa и др.) низок из-за быстрого их разрушения в биологических средах крови, пирогенности, токсичности при парентеральном введении и антигенности как чужеродных организму белков.

В последние годы в клиническую практику внедрен препарат ЛОНГИДАЗА® («НПО Петровакс Фарм», Россия), являющийся конъюгатом гиалуронидазы с высокомолекулярным носителем Полиоксидонием®. Использование новых высоких технологий позволило получить пролонгированную термостабильную форму гиалуронидазы, устойчивую к действию ингибиторов. Кроме этого, фармакологический носитель Полиоксидоний® обладает собственной фармакологической актиностью как иммуномодулятор, детоксикант, антиоксидант с умеренно выраженными противовоспалительными свойствами. Экспериментальные доклинические испытания препарата Лонгидаза® показали отсутствие антигенных свойств, аллергизирующего, эмбриотоксического, тератогенного и канцерогенного действия. Таким образом, препарат Лонгидаза® является полифункцональным фармакологическим средством, способным подавлять острую фазу воспаления, предотвращать реактивный рост соединительной ткани и вызывать обратное развитие фиброза, т.е. коррегировать сложный комплекс ауторегуляторных реакций соединительной ткани (7). При проведении комплексной терапии с применением Лонгидазы® у пациентов с фиброзными изменениями кожных покровов, с хроническим интерстициальным циститом получен выраженный противофиброзный эффект (1,7).

Цель исследования

Оценить эффективность препарата ЛОНГИДАЗА® в комплексной терапии пациенток с хроническим эндометритом и /или внутриматочными синехиями.

Материалы и методы

Под наблюдением находилось 80 женщин в возрасте 25-42 лет. Пациентки предъявляли жалобы на нарушение менструального цикла по типу гиперполименореи (38 жен.– 47,5%), и/или менометрорагий (22 жен. – 27,5%), альгодисменореи (46 жен. – 57,7%), тянущие боли внизу живота (68 жен. – 85%). Нарушение генеративной функции (бесплодие, невынашивание беременности) имели 72 жен.– 90%.

Всем пациенткам было произведена диагностическая гистероскопия, при необходимости – резектоскопия с помощью набора инструментов фирмы «Storz» и диагностическое выскабливание с гистологическим исследованием соскоба эндометрия.

Ультразвуковое исследование (УЗИ) органов малого таза проводили с помощью аппарата Aloka SSD-2000 с использованием трансвагинального датчика с частотой 7,5 МГц.

Эхо-гистероскопию производили путем введения в полость матки стерильного физиологического раствора через маточный катетер типа «register» с одновременным УЗИ контролем.

В результате обследования было установлено:

  • у 47 пациенток был диагностирован хронический эндометрит. При гистероскопии визуализировалась слизистая матки неравномерной толщины с мелкими полиповидными образованиями, усиленным сосудистым рисунком. При гистологическом исследовании соскоба эндометрия выявлена лимфоидная инфильтрация стромы, у части – очаговая гиперплазия базального слоя эндометрия, железистые или железисто-фиброзные полипы эндометрия
  • у 28 пациенток обнаружены внутриматочные синехии I – III ст. , произведено их разрушение. При гистологическом исследовании выявлены фиброзные изменения стромы эндометрия
  • у 3 пациенток выявлена неполная продольная внутриматочная перегородка, произведено ее рассечение с помощью петли рецектоскопа
  • у 2 пациенток с субмукозными миоматозными узлами 1.5 см и 2 см произведена консервативная миомэктомия с помощью петли резектоскопа. При гистологическом исследовании диагностирована лейомиома

Все пациентки были разделены на 2 группы по принципу «случайного подбора».

I (основную) группу составили 50 пациенток: с хроническим эндометритом (24 жен), внутриматочными синехиями (27 жен), полипами эндометрия и простой очаговой гиперплазией эндометрия (18 жен)

II (контрольную) группу составили 30 пациенток: с хроническим эндометритом (23 жен), внутриматочными синехиями, гиперпластическими процессами эндометрия (10 жен).

Все пациентки в послеоперационном периоде получали антибактериальные препараты, нестероидные противовоспалительные средства. Кроме этого, в течение 2-х мес. пациенткам назначали гормональную терапию — эстроген-гестагенные препараты (при хроническом эндометрите, полипах или очаговой гиперплазии эндометрия, после консервативной миомэктомии и рассечения внутриматочной перегородки) или заместительную циклическую терапию эстрогенами и гестагенами (при внутриматочных синехиях). Помимо этого пациентки I группы в комплексе терапии получали препарат Лонгидаза® по 3000 МЕ в 2 мл 2% раствора лидокаина внутримышечно, начиная со 2-х суток после операции и далее с интервалом 4 дня всего 10 инъекций. Пациентки II группы в послеоперационном периоде получали только основную терапию.

Оценку эффективности комплексной терапии осуществляли в I фазу очередного, после окончания лечения, менструального цикла по следующим критериям:

  • динамика жалоб и клинических проявлений заболевания
  • состояние полости матки и эндометрия по результатам УЗИ, повторной гистероскопии или Эхо-гистероскопии

Результаты исследования:

В процессе наблюдения большинство пациенток указывали на хорошую переносимость препарата Лонгидаза. Болезненность в месте инъекции отмечали 29 (57,5%) женщин. Жалобы на образование инъекционных инфильтратов предъявили 3 (6%) пациентки, в связи, с чем дальнейшее применение Лонгидазы ими было прекращено. Полный курс рекомендованной терапии препаратом Лонгидаза провели 47 (94%) пациенток.

Повторное обследование проведено 47 (94%) пациенткам I группы и 27 (90%) II группы.

В I группе все пациентки отметили субъективное улучшение состояния – исчезли «тянущие» боли внизу живота, уменьшился объем менструальной кровопотери, исчезли «мажущие» кровяные выделения до и после менструаций, менструации стали малоболезненными или безболезненными, прекратились бели из половых путей. При УЗИ у 21 пациенток (87,8%) отмечены правильнаядифференциация слоев эндометрия в динамике менструального цикла, нормализация эхогенности зоны соприкосновения эндометрия и базальной пластинки эндометрия, исчезновение «прерывистости» эхо-сигнала от эндометрия у пациенток с внутриматочными синехиями.

Эхо-гистеросальпингоскопия произведена 12 женщинам с внутриматочными синехиями I – II ст.: у всех пациенток полость матки была правильной формы без патологических изменений, маточные трубы проходимы у 10 жен., у 2-х пациенток выявлены гидросальпинксы .

Гистероскопия произведена 9 пациенткам с внутриматочными синехиями II –III ст.:

  • у 5 женщин, которым ранее было произведено до 4-х безрезультатных попыток разрушения синехий
  • у 2-х пациенток после разрушения внутриматочной перегородки
  • у 2-х жен. после консервативной миомэктомии субмукозных миоматозных узлов

В результате контрольной гистероскопии было установлено, что у 8 женщин полость матки была без деформаций, правильной формы и только у 1 пациентки (оперированной ранее по поводу множественных внутриматочных синехии III ст.) обнаружены соединительнотканные сращения в дне матки (возможно, не рассечены полностью при проведенном ранее вмешательстве).

Из 37 пациенток с бесплодием у 14 (38%) женщин этой группы в течение 4-х мес. наблюдения наступила беременность (одна из них – внематочная). 15 пациенток планируют достижение беременности с помощью ЭКО в связи с трубно-перитонеальным фактором бесплодия, наблюдение за остальными пациентками продолжается.

Во II группе все пациентки отметили уменьшение жалоб на тянущие боли внизу живота, из них у 22 жен. (73,3%) менструации стали безболезненными. 66,7% пациенток отметили нормализацию менструального цикла. Тем не менее, при УЗИ спустя 2 мес. после проведенного лечения у 18 (60%) пациенток сохранялось несоответствие эхо-структуры эндометрия параметрам менструального цикла, что расценивается исследователями в качестве косвенных признаков хронического эндометрита.

Эхо-гистеросальпингоскопия произведена 11 жен.: патологии не обнаружено у 6 жен., у 2-х жен выявлены полипы эндометрия, у 1-й пациентки — рецидив внутриматочных сращений. Маточные трубы были проходимы у 8 пациенток, нарушение проходимости маточных труб – у 3-х жен. Полученные результаты представлены в Табл. 1.

Табл. 1 Сравнительные результаты обследования пациенток

Группы обследо-вания

Жалобы

Состояние эндометрия

Болевой синдром

Нарушения менструального цикла

Хронический эндометрит

Внутриматочные синехии

До лечения

После лечения

До лечения

После лечения

До лечения

После лечения

До лечения

После лечения

I группа

N=50

42

45

24

3

(12,5%)

27

1

(4,3%)

II группа

N=30

30

8

(26,7%)

15

5

(33,3%)

23

12

(52,2%)

10

4

(40%)

Обсуждение полученных результатов

Терапия хронических воспалительных заболеваний тела матки и, как их следствий, внутриматочных сращений, фиброзных изменений эндометрия является сложной клинической задачей в связи с множественностью патогенетических звеньев патологического процесса. Длительная персистенция инфекционного агента, существенное изменение параметров общего и местного иммунитета у пациенток обуславливают хронизацию и длительное течение заболевания в стертой форме с формированием вторичных внутриорганных соединительнотканных изменений, полипов эндометрия, внутриматочных сращений и т.д. Реакция на проводимую антибактериальную терапию у этих пациенток, как правило, недостаточно эффективна или извращена. В связи с этим является доказанной целесообразность включения терапии в комплекс лечебных мероприятий при лечении хронических воспалительных заболеваний органов малого таза у женщин репродуктивного возраста (5)

Преимуществом примененного в настоящем исследовании препарата Лонгидаза® является конъюгация в этом лекарственном средстве фермента гиалуронидазы и высокомолекулярного носителя аналога Полиоксидония®, что существенно увеличивает терапевтический эффект ферментного препарата и обеспечивает дополнительное противовоспалительное и хелатирующее действие фармакологического средства (7).

В проведенном исследовании обнаружено усиление лечебного эффекта сочетанного применения препарата Лонгидаза® и стандартной антибактериальной терапии (антибактериальные препараты, нестероидные противовоспалительные препараты) по сравнению со стандартной антибактериальной терапией. У пациенток быстрее исчезали жалобы, купировались клинические проявления воспалительных заболеваний органов малого таза. По данным инструментального контроля (УЗИ, Эхо-гистеросальпингоскопия, гистероскопия) у подавляющего числа пациентов зарегистрирована нормализация морфофункционального состояния эндометрия после проведенной терапии. Особо следует отметить эффективность препарата Лонгидаза®у пациенток, перенесших внутриматочные хирургическое вмешательства (разрушение синехий и перегородки, миомэктомию субмукозных узлов и повторные рассечения внутриматочных сращений). Полученные результаты позволяют сделать заключение о целесообразности применения препарата Лонгидаза® в послеоперационномпериодеу пациенток с хроническим эндометритом, очаговой гиперплазией эндометрия, после разрушения фиброзных внутриматочных сращений.

Выводы.

  1. Применение препарата Лонгидаза® в комплексе с антибактериальной терапией повышает клиническую эффективность лечения хронических воспалительных процессов эндометрия
  2. Использование препарата Лонгидаза® способствует восстановлению морфо-функционального состояния эндометрия, о чем свидетельствуют нормализация Эхо-структуры эндометрия при динамическом УЗИ мониторинге менструального цикла
  3. Эффективно включение препарата Лонгидаза® в комплексе послеоперационных лечебных мероприятий после разрушения внутриматочных синехий, рассечения внутриматочной перегородки, резекции субмукозных узлов, в том числе у пациенток, ранее неоднократно оперированных по поводу внутриматочных сращений
  4. Препарат Лонгидаза® обладает хорошей переносимостью, способствует существенному улучшению качества жизни пациенток с хроническими воспалительными заболеваниями и фиброзными изменениями эндометрия

Список литературы

к статье Т. А.Назаренко, Л.В.Дубницкой «Возможности применения препарата Лонгидаза в комплексной терапии патологических изменений эндометрия»

  1. Дворников А.С., Хамаганова И.В., Скрипкин Ю.К, Богуш П.Г. «Иммунология», т.27, №2,с.15-16
  2. Бакуридзе Э.М. Клинико-лабораторное обоснование применения метода фотомодификации крови у больных с хроническим сальпингоофоритом; Автореф. дисс. … канд. мед. Наук, М. 199; 20
  3. Корнеева И.Е. Состояние концепции диагностики и лечения бесплодия в браке;
    Автореф. дисс. …д-ра мед. наук. М 2003; 49
  4. Корсак В.С., Забелкина О.А., Исакова А.А. и др. Пробл. Репрод. 2005; 2 : 3942
  5. Кузнецова А.В. Иммунология хронического эндометрита; Автореф. дисс. … канд. мед. наук, М.2001; 49
  6. Некрасов А.В., Пучкова Н.Г., Карапутадзе Н.Т. «Иммунология», т.27, 32, с.1-5 
Подробнее о препарате

Оценка экспрессии мРНК генов цитокинов в эндометрии при хроническом эндометрите

ФГБУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова Минздрава России, Москва

Цель исследования. Выявление особенностей экспрессии мРНК генов цитокинов, толл-подобных рецепторов (TLR) и других маркеров иммунокомпетентных клеток в тканях эндометрия при хроническом эндометрите (ХЭ).
Материал и методы. Методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) в режиме реального времени обследованы 110 женщин: 79 пациенток с хроническим эндометритом, 31 условно здоровая пациентка.
Результаты исследования. Описаны особенности экспрессионного профиля цитокинов при хроническом эндометрите, на основе которого предложен способ определения вероятности развития фиброза стромы эндометрия при хроническом эндометрите.
Заключение. Выраженный процесс фиброза стромы эндометрия предложено оценивать по уровню экспрессии мРНК 6 генов: интерлейкинов (IL)1B, IL2, IL10, Foxp3, TLR9 и IL2Ra.

хронический эндометрит

фиброз стромы эндометрия

ПЦР в режиме реального времени

цитокины

экспрессия мРНК

  1. Polisseni F. , Bambirra E.A., Camargos A.F. Detection of chronic endometritis by diagnostic hysteroscopy in asymptomatic infertile patients. Gynecol. Obstet. Invest. 2003; 55(4): 205–10.
  2. Romero R., Espinoza J., Mazor M. Can endometrial infection/inflammation explain implantation failure, spontaneous abortion, and preterm birth after in vitro fertilization? Fertil. Steril. 2004; 82(4): 799–804.
  3. Cicinelli E., De Ziegler D., Nicoletti R., Colafiglio G., Saliani N., Resta L. et al. Chronic endometritis: correlation among hysteroscopic, histologic, and bacteriologic findings in a prospective trial with 2190 consecutive office hysteroscopies. Fertil. Steril. 2008; 89(3): 677–84.
  4. Шуршалина А.В. Клинико-морфологические особенности хронического эндометрита у женщин с нарушением репродуктивной функции: Aвтореф. дис. … д-ра мед. наук. М.; 2007. 38с.
  5. Сухих Г.Т., Шуршалина А.В. Хронический эндометрит: Руководство. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2010. 64с.
  6. Eckert L.O., Hawes S.E. Endometritis: The clinical-pathologic syndrome. Am. J. Obstet. Gynecol. 2002; 186(4): 690-5.
  7. Дубницкая Л.В., Назаренко Т.А. Хронический эндометрит: возможности диагностики и лечения. Consilium medicum. 2007; 9(6): 45–52.
  8. Horne A.W., Stock S.J., King A.E. Innate immunity and disorders of the female reproductive tract. Reproduction. 2008; 135(6): 739–49.
  9. Kawai T., Akira S. Toll-like receptors and their crosstalk with other innate receptors in infection and immunity. Immunity. 2011; 34(5): 637–50.
  10. Унанян А.Л., Коссович Ю.М. Хронический эндометрит: этиопатогенез, диагностика, клиника и лечение. Роль антифиброзирующей терапии. Лечащий врач. 2012; 11: 35–40.
  11. Kitaya K., Yasuo T. Inter-observer and intra-observer variability in immunohistochemical detection of endometrial stromal plasmacytes in chronic endometritis. Exp. Ther. Med. 2013; 5(2): 485–8.
  12. Кетлинский С.А., Симбирцев А.С. Цитокины. СПб.: Фолиант; 2008. 550с.
  13. Ueha S., Shand F.H., Matsushima K. Cellular and molecular mechanisms of chronic inflammation-associated organ fibrosis. Front. Immunol. 2012; 3: 71.
  14. Sheppard D. Transforming growth factor beta: a central modulator of pulmonary and airway inflammation and fibrosis. Proc. Am. Thorac. Soc. 2006; 3(5): 413–7.
  15. Li M.O., Wan Y.Y., Sanjabi S., Robertson A.K., Flavell R.A. Transforming growth factor-β regulation of immune responses. Annu. Rev. Immunol. 2006; 24: 99–146.
  16. Maybin J.A., Hirani N., Brown P., Jabbour H.N., Critchley H.O. The regulation of vascular endothelial growth factor by hypoxia and prostaglandin F₂α during human endometrial repair. J. Clin. Endocrinol. Metab. 2011; 96(8): 2475–83.
  17. Hogaboam C.M., Trujillo G., Martinez F.J. Aberrant innate immune sensing leads to the rapid progression of idiopathic pulmonary fibrosis. Fibrogenesis Tissue Repair. 2012; 5(Suppl.1): S3.
  18. Tang Q., Bluestone J.A. The Foxp3+ regulatory T cell: a jack of all trades, master of regulation. Nat. Immunol. 2008; 9(3): 239–44.
  19. Ярилин А.А. Иммунология: Учебник. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2010: 94.
Гомболевская Наталья Александровна, аспирант ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-85-40, 8 (926) 589-90-45. E-mail: [email protected]
Бурменская Ольга Владимировна, кандидат биологических наук, научный сотрудник лаборатории молекулярно-генетических методов ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, 4. Телефон: 8 (495) 438-22-92. E-mail: [email protected]
Демура Татьяна Александровна, кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник 1-го патологоанатомического отделения ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-23-11. E-mail: [email protected]
Марченко Лариса Андреевна, доктор медицинских наук, профессор, ведущий научный сотрудник отделения гинекологической эндокринологии ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-85-40, 8 (903) 547-60-58. E-mail: [email protected]
Коган Евгения Александровна, доктор медицинских наук, профессор, заведующая 1-м патологоанатомическим отделением ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-23-77. E-mail: [email protected]
Трофимов Дмитрий Юрьевич, доктор биологических наук, заведующий лабораторией молекулярно-генетических методов ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-4951. E-mail: [email protected]
Сухих Геннадий Тихонович, профессор, академик Российской академии медицинских наук, директор ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. E-mail: [email protected] ru

Эндометрит ⋆ Devon Medical & Spa

ГИНЕКОЛОГИЯ

Уникальность гинекологической помощи в Devon Medical & Spa  заключается:

– У нас инновационные подходы к диагностике и лечению, по последним рекомендациям ведущих научных деятелей, акушеров-гинекологов и репродуктологов Москвы

– мы предлагаем лечение гинекологических воспалительных заболеваний с последующим  стойким эффектом

–  эффективное лечение бесплодия

–  мы пользуемся передовыми  методами диагностики,

–  мы используем новейшую физиотерапевтическую аппаратуру

– в нашем арсенале бальнеологическое лечение и водные процедуры

– на широко применяем гирудотерапию

– мы предоставляем, как полноценное медикаментозное лечение, так и обширную линейку физиотерапевтических процедур

–  у нас – индивидуальный подход к каждому пациенту

Предоставляем консультации, рекомендации и проводим лечение следующих заболеваний в гинекологии:

– Сальпингооофориты (острые и хронические)

– Эндометриты (острые и хронические)

– Сальпингиты (острые и хронические), в т. ч. и с образованием гидросальпинкса

– Периметрит, в т.ч. с образованием местного спаечного процесса в малом тазу

– Климактерический синдром

– Недержание мочи

– Опущение стенок влагалища

– Предменструальный синдром

– Кольпиты (острые и хронические),

– Циститы (острые, хронические)

– Баквагиноз (острый, хронический, вялотекущий, рецидивирующий)

– Цервициты

– Эктопии шейки матки («эрозии шейки матки», эндоцервикозы)

– Вульво-вагиниты

– Генитальная герпетическая инфекция

Поскольку, воспалительные заболевания репродуктивной системы стоят во главе угла большинства причин неудачных беременностей (выкидышей, замерших беременностей), неудачных ЭКО, то решая эти проблемы, мы решаем проблемы репродукции, помогая женщинам обрести счастье материнства.

Хронический эндометрит

Этиология

Причиной эндометрита является персистирующее повреждение эндометрия моно- или мультиинвазией инфекционными агентами: неспецифическими, т. е. условно-патогенной микрофлорой (Staphilococcus spp., Escherichia coli, Streptococcus spp.) и/или специфическими микроорганизмами (Chlamidia trachomatis, Neisseria gonorrhoeae, Trichomonas vaginalis, Ureaplasma, Mykoplasma, Gardnerella vaginalis и др.), а также грибами (рода Candida и др.) и вирусами (вирус простого герпеса 1-го и 2-го типа, энтеровирусы, цитомегаловирус, аденовирус).

По данным многих исследователей, наиболее характерным при хроническом эндометрите у женщин является наличие ассоциаций 2-3 видов облигатно-анаэробных микроорганизмов и вирусов.

В условиях постоянного присутствия повреждающего агента, в эндометрии не происходит завершения, т.е. заключительной фазы воспаления – регенерации, нарушается тканевой гомеостаз и формируется целый каскад вторичных повреждений – нарушается циклическая трансформация эндометрия, исчезают рецепторы, появляется фиброз и склероз ткани.

 

Факторы риска развития хронического эндометрита:

– инвазивные манипуляции в полости матки (аборты, гистероскопия, диагностическое выскабливание, биопсия эндометрия, гистеросальпингография, введение внутриматочных контрацептивов, инсеминация, ЭКО)

– инфекционно-воспалительные осложнения после родов,

– инфенкионные процессы во влагалище,

– воспалительные и анатомические изменения шейки матки,

– бактериальный вагиноз,

– оперативные вмешательства на органах малого таза.

Существует 3 морфологических варианта хронического эндометрия:

  1. Атрофический – «тонкий эндометрий», при котором отмечается атрофия желез, фиброз стромы, инфильтрация ее лимфоидными элементами
  2. Кистозный – при котором фиброзная ткань сдавливает протоки желез, содержимое их сгущается и образуются кисты
  3. Гиперпластический – гиперплазия слизистой оболочки

 

Клиническая картина хронического эндометрита, как правило,  протекает латентно и не отражает истинной картины поражения эндометрия. Клинический признак может быть как один, так и их сочетание:

– аномальные маточные кровотечения

– тазовые боли

– выделения (водянистые, серозные, гнойные, белесоватые, коричневатые, желтоватые) из половых путей, как постоянного, так и периодического характера

– дисменорея – болезненные менструации

– болезненный половой акт

нарушение репродуктивной функции в виде бесплодия

неэффективность ЭКО

невынашивание беременности

 

 

Диагностика складывается из:

Анамнез + жалобы + клинические симптомы + выявление инфекционного пейзажа в полости матки + УЗИ с допплером сосудов матки + гистероскопия (и/или) пайпель-биопсия + «Золотой стандарт» диагностики ХЭ – морфологическое исследование эндометрия.

Лечение ХЭ – заключается в поэтапности терапии:

– лечение специфической или неспецифической инфекции, MIXТ-инфекции – антимикробная, антивирусная и антигрибковая терапия;

– улучшение микроциркуляции и гемодинамики в матке;

– восстановление морфофункциональных характеристик поврежденного эндометрия, в т.ч. устранение фиброза и склероза;

– антиоксидантная терапия

 

ЛЕЧЕНИЕ ХРОНИЧЕСКОГО ЭНДОМЕТРИТА в

DAVON MEDICAL@SPA  заключается:

– лечении специфической или неспецифической инфекции, MIXТ-инфекции – системная антибактериальная, антивирусная и антигрибковая терапия (сочетание инъекций, кремов, свечей, минеральные орошения, озонотерапия общая и местная)

– улучшение микроциркуляции и гемодинамики в матке (сочетание гирудотерапии, инъекций и физиотерапии (магнитотерапия, электрофорез, ванны, грязелечение))

– восстановление морфофункциональных характеристик поврежденного эндометрия, в т. ч. устранение фиброза и склероза  (сочетание инъекций, таблетированных форм, инстиляций и физиотерапии (магнитотерапия, электрофорез, ванны, грязелечение))

–  антиоксидантная терапия (кислородотерапия, витаминотерапия, фитотерапия)

Мы воздействуем на все этапы патогенеза. Подбор схем лечения основан на особенностях течения ХРОНИЧЕСКОГО ЭНДОМЕТРИТА и  на индивидуальных особенностях пациентки.

 

 

CHeckUр «ХРОНИЧЕСКИЙ ЭНДОМЕТРИТ»

Показан женщинам, имеющим в анамнезе:

– хронические воспалительные заболевания гениталий

– инфекционные процессы во влагалище, в т.ч. баквагинозы

неудачные попытки ЭКО

– хронический эндометрит

«тонкий эндометрий»

– выкидыши в анамнезе

– гистерорезектоскопии или выскабливания полости матки (кровотечения, полипы, гиперплазия)

– искусственный аборт в анамнезе

В программу входят обследование и лечение:

– исследование микробиоты по Осипову

– ВПЧ – исследование

– пайпель-биопсия эндометрия с определением иммуногистохимии

– медикаментозное лечение:

Капельницы

Инъекции В/В и В/М

Внутриматочные инстиляции препарата

Влагалищные ванночки, тампоны, орошения

– физиотерапия:

Гирудотерапия

Электрофорез с препаратом

Магнитотерапия

Грязелечение

Водолечение (ванны, минеральные орошения)

Эндометрит | Гинекология статьи

Эндометрит - воспаление слизистой оболочки матки (эндометрия). 

Возникает при попадании в матку болезнетворных микроорганизмов (стрептококки, стафилококки, туберкулезные палочки, гонококки и др.). Чаще всего возникает после абортов, родов, диагностических выскабливаний полости матки. Острый воспалительный процесс может быть вызван бактериальной, вирусной, грибковой, паразитарной, микоплазменной, а также протозойной и спирохетозной инфекцией. Чаще всего отмечается аэробно-анаэробная ассоциация из 4 — 6 микроорганизмов. По этиологии выделяют туберкулезный, гонорейный, актиномикотический, а также неспецифический эндометрит. В редких случаях воспалительный процесс может распространиться на мышечную оболочку матки с развитием миоэндометрита.

Эндометрит, клиническая картина

Эндометрит всегда начинается с подъёма температуры и болей внизу живота. Чуть позже могут появиться кровянистые или гнойные выделения, боль при половом акте. Любое гинекологическое вмешательство, проведённое недавно и боли внизу живота — повод обратиться к врачу!


Обычно эндометрит начинается сразу после менструаций, родов или гинекологического вмешательства. Как и при любом другом воспалительном заболевании, течение эндометрита зависит от лечения.


Лечение женских воспалительных заболеваний должно проводиться под наблюдением гинеколога!

Острый эндометрит

Послеродовый эндометрит — наиболее распространенное проявление острой послеродовой инфекции. Частота после естественных родов составляет 4 — 20 %, после кесарева сечения — 45 %. Гормональная и иммунная перестройка , направленная на обеспечение развития и роста плодного яйца, одновременно снижают общий иммунитет беременной, и уменьшают устойчивость к инфекциям.


Основными симптомами заболевания при остром течении (после родов, абортов, на фоне ВМС) являются боли в нижних отделах живота, повышение температуры тела, озноб, обильные гнойные выделения из половых путей, возможны маточные кровотечения.


Со временем болезнь может перерасти в хроническую.

Хронический эндометрит

Для хронического эндометрита характерны очаговые воспалительные инфильтраты в слизистой оболочке матки, располагающиеся вокруг желез и кровеносных сосудов, при тяжелом течении процесса — склеротические изменения сосудов, фиброз стромы и др. В связи с указанными изменениями нарушается способность эндометрия воспринимать гормональную стимуляцию, что приводит к нарушению циклических процессов и менструальной функции. Основным клиническим признаком хронического эндометрита является нарушение менструальной функции, характеризующееся меноррагией (гиперменорея, полименорея), а также кровянистыми выделениями после менструации. Реже наблюдаются предменструальные и срединные (межменструальные) кровянистые выделения. Наблюдается умеренное увеличение и уплотнение матки. Хроническому эндометриту часто сопутствуют гипофункция яичников, другие патологические процессы в половой системе (сальпингоофорит и др.) и экстра-генитальные заболевания.


Хронический эндометрит развивается, как правило, на фоне заболеваний, передаваемых половым путем. Он связан с наличием видоизмененных участков эндометрия, которые нарушают его нормальное функционирование. В результате этого возникают различные нарушения менструального цикла, самопроизвольные аборты на ранних сроках, невозможность имплантации оплодотворенной яйцеклетки, а значит — бесплодие. Хронический воспалительный процесс является благодатной почвой для появления полипов эндометрия.

Эндометрит, лечение

В острой стадии необходима этиотропная терапия — антибактериальные средства с учетом чувствительности к ним возбудителя либо препараты широкого спектра действия (обычно из групп фторхинолонов). Дозы и длительность антибактериальной терапии определяются тяжестью состояния больной. Для подавления анаэробной флоры обычно используется метронидазол (трихопол, флагил, клион). Помимо этого, применяется инфузионная, десенсибилизирующая и общеукрепляющая терапия.


При хроническом эндометрите используют комплекс мероприятий, направленных на повышение неспецифической резистентности организма, лечение сопутствующей генитальной и экстрагенитальной патологии, по показаниям применяют седативные и десенсибилизирующие средства. Однако главная роль принадлежит физиотерапии, улучшающей гемодинамику малого таза, стимулирующей пониженную функцию яичников и нарушенную активность рецепторов эндометрия. Применяют магнитотерапию, ультразвук в импульсном режиме, электрофорез с йодом и цинком, парафиновые и озокеритные аппликации на низ живота, бальнеотерапию.

Гиперплазия стромы эндометрия: недооцененное состояние

Гиперплазия стромы эндометрия — это плохо распознаваемое поражение, не имеющее широкого признания, при этом в большинстве, если не во всех, таких случаях в литературе выделяются узлы стромы эндометрия или саркомы стромы эндометрия низкой степени злокачественности. В этой статье мы описываем три примера «гиперплазии стромы эндометрия», которые имеют замечательное морфологическое сходство с нормально пролиферирующей стромой эндометрия и новообразованиями стромы эндометрия, но которые также обладают небольшими, но достаточными различиями, чтобы оправдать их таксономическое разделение.

1. Введение

Гиперпластический процесс в эндометрии по большей части диффузный, вовлекает как железы, так и строму (простая гиперплазия), реже является очаговым или мультифокальным и поражает исключительно железы эндометрия (сложная гиперплазия и обычно атипичная гиперплазия) [1]. Гиперплазия эндометрия, состоящая исключительно из стромальных клеток, описывалась в литературе только в исключительных случаях [2], в основном потому, что эти поражения не распознаются как патологические образования, отличные от стромального узла эндометрия и стромальной саркомы эндометрия низкой степени злокачественности.Мы сообщаем здесь о трех таких случаях гиперплазии эндометрия стромы и раскрываем ее тонкие, но уникальные особенности, для которых эта форма гиперплазии заслуживает отдельного рассмотрения.

2. Случай 1

71-летняя женщина была направлена ​​для оценки толстого эндометрия, обнаруженного при обычном ультразвуковом обследовании в рамках ее ежегодного осмотра. Пациент в анамнезе перенес левую колэктомию по поводу аденокарциномы слепой кишки 3 года назад и полипэктомию по поводу тубуловиллярной аденомы толстой кишки 2 года назад.Несколько лет страдала артериальной гипертонией. Гормональной терапии в анамнезе не было. У пациентки было два нормальных родоразрешения и два искусственных аборта. При гистероскопической биопсии был получен фрагмент ткани размером 0,5 см 2 вместе с небольшим полипом эндометрия 0,7 см при максимальном диаметре.

При гистологическом исследовании более крупный фрагмент был сформирован, почти полностью, из листов мелких однородных клеток с яйцевидными или веретеновидными ядрами, со скудной цитоплазмой и нечеткими границами клеток (Рисунок 1 (а)).Обнаружено замечательное сходство со стромальными клетками нормального эндометрия позднего пролиферативного типа. Полип эндометрия содержал небольшую область диаметром 0,2 см, которая однородно состояла из плотной стромы эндометрия того же типа, что и во фрагменте эндометрия (рис. 1 (b)). Оба образца не имели цитологической атипии, митотической активности или инвазии лимфатических сосудов. Биопсия была описана как «поражение стромы эндометрия» «гиперплазия стромы» стромальный узелок эндометрия.«После этого у пациента нет никаких симптомов, и последующее ультразвуковое исследование показало нормальную толщину эндометрия и миометрия. Через год после лечения пациент жив-здоров. Ввиду нормального ультразвукового исследования, отсутствия каких-либо симптомов и после просмотра ранее представленных слайдов мы расценили этот случай как гиперплазию стромы эндометрия.

3. Случай 2

47-летняя женщина была направлена ​​на гинекологическую консультацию семейным врачом в связи с 30-месячным анамнезом аномального вагинального кровотечения.У нее было двое детей, рожденных с помощью кесарева сечения. При физикальном обследовании выявлены множественные лейомиомы матки. В анамнезе 5 лет назад у нее была левая овариэктомия по поводу муцинозной цистаденомы. Гормональную терапию не получала. Выполнена полная абдоминальная гистерэктомия и правая сальпингоофорэктомия.

Образец гистерэктомии содержал несколько типичных лейомиом. Распространенный аденомиоз. Шейка матки в норме. В эндометрии обнажился плотный клеточный полип 0.6 см в диаметре, полностью состоит из небольших веретеновидных клеток с небольшой цитоплазмой и нечеткими границами клеток (рис. 1 (c)). На всем протяжении поражения видны толстостенные сосуды артериолярного типа. Сходное морфологическое поражение с сосудами аналогичного типа было замечено в эндометрии на площади 0,8 см, расширяясь в окружающий миометрий с гладкой сдвигающейся границей (Рисунок 1 (d)). Ни в одном из двух поражений не было цитологической атипии, митотической активности или инвазии лимфатического сосуда.Был диагностирован гиперплазия стромы эндометрия. В правом яичнике обнаружена муцинозная цистаденома. После удаления матки пациентка остается здоровой в течение трех лет.

4. Случай 3

75-летняя женщина обратилась с жалобой на обильное аномальное вагинальное кровотечение в течение недели. У нее было две нормальных родов. Пациентка страдала ожирением, гипертонией, имела эндометрий толщиной 10 мм с двумя небольшими полипами, выступающими в полость эндометрия. В настоящее время она принимает тироксин от гипотиреоза; она не получала гормональную терапию.Диагностический и терапевтический выскабливание выявило четыре фрагмента эндометрия, полностью состоящие из небольших регулярных стромальных клеток с яйцевидными или веретеновидными ядрами и нечеткой цитоплазмой, напоминающей нормальную позднюю пролиферативную строму. Не было клеточного плеоморфизма, митотической активности или инвазии лимфо-сосудистых каналов. Клетки были расположены в виде листов, в которых присутствовало множество сосудов типа артериолярных клеток (рис. 1 (е)). Из двух полученных полипов один содержал железы пролиферативного типа в фиброзной строме; другой был образован исключительно из стромальных клеток с характеристиками, аналогичными описанным в эндометрии.Биопсия была описана как «поражение стромы эндометрия« стромальная гиперплазия »стромальный узел эндометрия». Последующее ультразвуковое исследование было нормальным. Пациент был жив и здоров в 14 месяцев. На основании клинических и гистологических особенностей, сонографических изображений и информации о последующем наблюдении этот случай был расценен как гиперплазия стромы эндометрия.

Иммуногистохимия была проведена во всех случаях и выявила диффузную положительную реакцию на ER (рис. 1 (f)), PR, виментин и bcl-2 и очаговую положительность на CD10.Они были отрицательными для α -актина гладких мышц, кальретинина.

5. Обсуждение

В настоящее время появились дополнительные доказательства того, что клеточная пролиферация в эндометрии может принимать форму чистой стромальной гиперплазии — редкий, но специфический паттерн роста, который отличается от других форм пролиферативной активности на этом участке. Это неудивительно для динамической ткани, поскольку эндометрий, имеющий два основных структурных компонента, железы эндометрия и специализированную строму эндометрия, каждая из которых, по отдельности или в любой комбинации, обладает потенциалом для интенсивного разрастания и роста в ответ на соответствующие гормональные раздражители.В этом отношении было признано, что продолжительная эстрогенная стимуляция эндометрия без сопротивления может привести к гиперпластическому росту, который включает оба компонента эндометрия, то есть железы и строму (простая гиперплазия), или может, реже, вызывают форму гиперплазии с пролиферацией, ограниченной железами эндометрия (сложная гиперплазия, атипичная гиперплазия) [1]; были идентифицированы аналогичные пролиферации, ограниченные стромой эндометрия, но этот образец роста традиционно считался неизменно неопластическим, либо доброкачественным (стромальный узел эндометрия), либо злокачественным (стромальная саркома эндометрия низкой степени, недифференцированная саркома) — точка зрения, которая не является отражают выводы настоящего отчета и, по всей видимости, нуждаются в пересмотре.

Мнение о том, что пролиферация стромальных клеток в эндометрии по определению является неопластической, было впервые оспорено Stewart et al. [2], когда они столкнулись с серией из двух биопсий эндометрия и последующей гистерэктомией у молодой женщины с меноррагией. Две биопсии показали нормальный образец пролиферации эндометрия с примесью небольших тканевых фрагментов плотной стромы эндометрия. Возможность того, что это доброкачественные стромальные опухоли, учитывалась в биопсийном материале, но исключалась в образце гистерэктомии, где по причинам, которые будут обсуждены позже, был поставлен диагноз фокальной гиперплазии стромы эндометрия.Это единственный полностью задокументированный случай гиперплазии стромы эндометрия в литературе, и к этому мы добавили три настоящих случая. Еще три случая были зарегистрированы Vanni et al. [3] при исследовании транслокаций в полипах эндометрия, но их отчет был кратким и неполным.

Немногочисленные примеры гиперплазии стромы эндометрия, зарегистрированные до сих пор, представляют собой лишь приблизительную оценку ее истинной частоты и для многих случаев не были зарегистрированы, в то время как другие оставались нераспознанными и регистрировались как стромальные узелки эндометрия или стромальные саркомы эндометрия низкой степени, это в основном потому, что диагностическая метка гиперплазии стромы не установлена. Тем не менее, эти примеры иллюстрируют тот факт, что «чистые» пролиферации стромальных клеток эндометрия сами по себе не обязательно являются неопластическими, но некоторые могут принимать форму гиперплазии стромы. Тем не менее, распознавание этой формы гиперплазии эндометрия и ее отделение от опухолей стромы эндометрия может представлять трудности, особенно в материале для выскабливания, гиперпластические поражения стромы гистологически очень похожи, почти идентичны тем, которые являются действительно неопластическими, и есть только тонкие морфологические различия и молекулярные транслокации, делающие различие возможным.Фактически, анализ наших случаев показал, что несколько признаков имеют диагностическое значение в этом отношении.

Таким образом, согласно Stewart et al. По мнению авторов [2], гиперплазия стромы эндометрия является полностью внутриэндометриальным поражением, которое, возможно, распространяется в миометрий с толкающим, а не инфильтрирующим краем. Стромальные клетки, образующие очаги поражения, хотя и очень похожи на клетки стромы нормальной пролиферативной фазы, лишены митозов или обнаруживаются лишь изредка; они окрашивают положительно на CD10 и виментин, экспрессируют рецепторы эстрогена (ER) и прогестерона (PR), но отрицательны на актин и десмин. Размер поражений составляет менее 1 см, и действительно, не было зарегистрировано ни одного случая, в котором гиперпластический элемент имел бы диаметр более 0,8 см. Кроме того, гиперплазия стромы имеет тенденцию образовывать небольшие полипы или развиваться в уже существующем полипе, который в образцах кюретажа может создавать впечатление мультифокального поражения, как описано другими [2]. Такие полипы эндометрия с преобладанием стромальной гиперплазии характеризуются транслокацией t (6; 14) (p21; q24) [3].

Напротив, новообразования типа стромальных узелков обычно большие, до 20 см в диаметре, со средним размером 5-6 см в диаметре, хотя они могут достигать 0,8 см [4]. Эти поражения могут быть внутриэндометриальными или полностью интрамуральными и, за очень немногими исключениями, одиночными. Многие из них полиповидны и расширяют полость матки. Опухоли обычно хорошо ограничены и расширяются, но, хотя они часто «выступают» на 3 мм в окружающие ткани, не имеют четких доказательств инвазии. Однако дальнейшее распространение в миометрий, то есть более чем на 3 мм, и / или явное свидетельство инфильтрации сосудов указывает на то, что опухоль представляет собой саркому стромы эндометрия. Стромальные узелки компактные, с клетками, которые напоминают клетки нормально пролиферирующей стромы эндометрия, но могут проявлять некоторую ядерную атипию и редкую митотическую активность: <3 митозов на 10 мощных полей (HPF), но иногда может достигать 15 митозов на 10 HPF. Распространенной цитогенетической аномалией является t (7; 17) (p15q21) , которая приводит к слиянию гена JAZF1-JJAZ1 [5, 6].

Опухолевые клетки стромальных сарком эндометрия низкой степени злокачественности все еще напоминают нормальные стромальные клетки эндометрия, но могут проявлять митотическую активность (от <3 митозов до> 10 митозов на 10 HPF) и, возможно, области ядерного плеоморфизма. Однако отличительной чертой этой опухоли является глубокая инвазия миометрия, обычно сопровождающаяся инвазией сосудистых каналов и редко метастазами. В опухолях, как и в стромальных узелках, обнаружен гибридный ген JAZF1 / JJAZ1 , вызванный транслокацией t (7; 17) (p15; q21) [5, 6].Недифференцированные саркомы эндометрия — это откровенно инвазивные опухоли с кровотечением, некрозом и, возможно, метастазами; они могут проявлять большую степень плеоморфизма и митотической активности (от ≥10 митозов до ≥20 митозов на 10 HPF), но не имеют характерных молекулярных аберраций [5, 6].

Клинические особенности пациентов с гиперплазией стромы эндометрия во многом аналогичны таковым у женщин с новообразованиями стромальных клеток, наиболее частой жалобой является аномальное маточное кровотечение.Точно так же гиперпластическое состояние встречается в широком возрастном диапазоне, от до 1940-х годов до возраста старше 75 лет, в среднем 58 лет. После хирургического удаления матки и яичников часто встречались аденомиоз / эндометриоз и лейомиомы матки, и, за исключением Stewart’s et al. В этом случае была высокая частота сосуществующих полипов эндометрия. Эти патологические особенности никоим образом не являются специфическими или характерными для этой конкретной формы гиперплазии, но, по-видимому, подразумевают, что преобладает эстрогенная среда.

Из этого обсуждения очевидно, что пролиферации чистых стромальных клеток в эндометрии не обязательно являются неопластическими, поскольку несколько описанных примеров, по-видимому, являются подлинно гиперпластическими по природе. Предполагается, что если поражение стромы имеет небольшой размер, локализацию внутри эндометрия и мультифокальное распределение, и если оно имеет тенденцию к образованию полипов или возникает в уже существующем полипе и не имеет сосудистой инвазии, то его можно рассматривать как гиперплазия стромы эндометрия.Специфический молекулярно-генетический тест, который может подтвердить диагноз в проблемных случаях, — это t (6; 14) (p21; q24) . Несмотря на короткое время наблюдения, считается, что любое гиперпластическое поражение без цитологической атипии и, если на то пошло, гиперплазия стромы эндометрия, вероятно, имеет благоприятные перспективы и, следовательно, заслуживает таксономического разделения.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Стромальные клетки эндометрия демонстрируют отчетливый фенотипический и иммуномодулирующий профиль | Исследование стволовых клеток и терапия

  • 1.

    Чавес-МакГрегор М., Ван Гилс СН, ван дер Скоу Ю.Т., Моннинкхоф Е, ван Норд ПА, Петерс PH. Общее количество менструальных циклов и уровни половых гормонов в сыворотке крови у женщин в постменопаузе. Лечение рака груди Res. 2008. 108 (1): 101–12.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 2.

    Chan RW, Schwab KE, Gargett CE. Клоногенность эпителиальных и стромальных клеток эндометрия человека. Биол Репрод. 2004. 70 (6): 1738–50.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 3.

    Schwab KE, Gargett CE. Совместная экспрессия двух маркеров периваскулярных клеток изолирует мезенхимальные стволовые клетки из эндометрия человека. Репродукция человека. 2007. 22 (11): 2903–11.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 4.

    Yu D, Wong YM, Cheong Y, Xia E, Li TC. Синдром Ашермана — столетие спустя.Fertil Steril. 2008. 89 (4): 759–79.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 5.

    Finn CA. Имплантация, менструация и воспаление. Биол Ред. 1986; 61 (4): 313–28.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 6.

    Salamonsen LA. Повреждение и восстановление тканей женского репродуктивного тракта человека. Репродукция. 2003. 125 (3): 301–11.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 7.

    Джаббор Х.Н., Келли Р.В., Фрейзер Х.М., Кричли Х.О. Эндокринная регуляция менструации. Endocr Rev.2006; 27 (1): 17–46.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 8.

    Рейнке Дж. М., Сорг Х. Ремонт и регенерация ран. Eur Surg Res. 2012. 49 (1): 35–43.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 9.

    Ларсон Б.Дж., Лонгакер М.Т., Лоренц Х.П. Заживление ран плода без рубца: обзор фундаментальной науки. Plast Reconstr Surg. 2010. 126 (4): 1172–80.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 10.

    Мэйбин Дж., Кричли Х. Ремонт и регенерация эндометрия человека. Обзор экспертов Акушерство Гинекол. 2009. 4 (3): 283–98.

    Артикул Google ученый

  • 11.

    Пик М.А., Кейли М., Джайлс П.Дж., Уолл I, Енох С., Дэвис Л.К. и др. Идентификация транскрипционной подписи для континуума заживления ран. Регенерация восстановления ран. 2014. 22 (3): 399–405.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 12.

    Дэвис Л.К., Локк М., Уэбб Р.Д., Робертс Дж. Т., Лэнгли М., Томас Д. В. и др. Мультипотентная популяция клеток-предшественников, происходящих из нервного гребня, находится внутри собственной пластинки слизистой оболочки полости рта.Stem Cells Dev. 2010. 19 (6): 819–30.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 13.

    Maybin JA, Critchley HO. Менструальная физиология: значение для патологии эндометрия и за ее пределами. Обновление Hum Reprod. 2015; 21 (6): 748–61.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 14.

    Келли Р.В., Иллингворт П., Болди Дж., Лиск Р., Брауэр С., Колдер А.А.Контроль прогестероном выработки интерлейкина-8 в эндометрии и хорио-децидуальных клетках подчеркивает роль нейтрофилов в менструации и родах. Репродукция человека (Оксфорд, Англия). 1994. 9 (2): 253–8.

    CAS Статья Google ученый

  • 15.

    Хорнунг Д., Райан И.П., Чао В.А., Винье Дж.Л., Шриок Е.Д., Тейлор Р.Н. Иммунолокализация и регуляция хемокинов RANTES в тканях и клетках эндометрия и эндометриоза человека.J Clin Endocrinol Metab. 1997. 82 (5): 1621–8.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 16.

    Gargett CE, Lederman F, Heryanto B, Gambino LS, Rogers PA. Фокальный фактор роста эндотелия сосудов коррелирует с ангиогенезом в эндометрии человека. Роль внутрисосудистых нейтрофилов. Репродукция человека. 2001. 16 (6): 1065–75.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 17.

    Флинн Л., Бирн Б., Картон Дж., Келехан П., О’Херлихи С., О’Фаррелли С. Зависимые от менструального цикла колебания в субпопуляциях NK и Т-лимфоцитов из эндометрия небеременного человека. Am J Reprod Immunol. 2000. 43 (4): 209–17.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 18.

    Каплан А.И. Почему МСК терапевтические? Новые данные: новое понимание. J Pathol. 2009. 217 (2): 318–24.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 19.

    Cervello I, Gil-Sanchis C, Santamaria X, Cabanillas S, Diaz A, Faus A и др. Человеческие CD133 (+) стволовые клетки костного мозга способствуют пролиферации эндометрия на мышиной модели синдрома Ашермана. Бесплодие. 2015; 104 (6): 1552–60 e1–3.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 20.

    Сантамария X, Кабанильяс С., Сервелло I, Арбона С., Рага Ф, Ферро Дж. И др. Аутологичная клеточная терапия стволовыми клетками из костного мозга CD133 + для лечения рефрактерного синдрома Ашермана и атрофии эндометрия: пилотное когортное исследование.Репродукция человека. 2016; 31 (5): 1087–96.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 21.

    Tan J, Li P, Wang Q, Li Y, Li X, Zhao D, et al. Аутологичная трансплантация стромальных клеток, полученных из менструальной крови, при тяжелом синдроме Ашермана. Репродукция человека. 2016; 31 (12): 2723–9.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 22.

    Gurung S, Deane JA, Darzi S, Werkmeister JA, Gargett CE. Выживание in vivo мезенхимальных стволовых клеток эндометрия человека, трансплантированных под капсулу почки мышей с ослабленным иммунитетом. Stem Cells Dev. 2018; 27 (1): 35–43.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 23.

    Queckborner S, Davies LC, von Grothusen C, Santamaria X, Simon C, Gemzell-Danielsson K. Клеточная терапия эндометрия: обновленная информация.Acta Obstet Gynecol Scand. 2019; 98 (5): 672–7.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 24.

    Цао Й, Сунь Х, Чжу Х, Чжу Х, Тан Х, Ян Г и др. Аллогенная клеточная терапия с использованием МСК пуповины на коллагеновых каркасах для пациентов с рецидивирующей спайкой матки: клиническое испытание фазы I. Stem Cell Res Ther. 2018; 9 (1): 192.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 25.

    Vento-Tormo R, Efremova M, Botting RA, Turco MY, Vento-Tormo M, Meyer KB, et al. Одноклеточная реконструкция ранней границы раздела матери и плода у людей. Природа. 2018; 563 (7731): 347–53.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 26.

    Кричли Х., Джонс Р., Ли Р., Друди Т., Келли Р., Уильямс А. и др. Роль медиаторов воспаления в эндометрии человека при отмене прогестерона и на ранних сроках беременности.J Clin Endocrinol Metab. 1999. 84: 240–8.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 27.

    Кричли Х., Келли Р., Бреннер Р., Бэрд Д. Эндокринология менструации — роль иммунной системы. Clin Endocrinol. 2001; 55: 701–10.

    CAS Статья Google ученый

  • 28.

    Доминичи М., Ле Блан К., Мюллер И., Слапер-Кортенбах И., Марини Ф., Краузе Д. и др.Минимальные критерии для определения мультипотентных мезенхимальных стромальных клеток. Заявление о позиции Международного общества клеточной терапии. Цитотерапия. 2006. 8 (4): 315–7.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 29.

    Krampera M, Galipeau J, Shi Y, Tarte K, Sensebe L. Иммунологическая характеристика мультипотентных мезенхимальных стромальных клеток — рабочее предложение Международного общества клеточной терапии (ISCT).Цитотерапия. 2013. 15 (9): 1054–61.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 30.

    Фриденштейн А.Ю., Чайлахян Р.К., Лациник Н.В., Панасюк А.Ф., Кейлис-Борок И.В. Стромальные клетки, отвечающие за перенос микроокружения кроветворных тканей. Клонирование in vitro и ретрансплантация in vivo. Трансплантация. 1974. 17 (4): 331–40.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 31.

    Уджвари Д., Джексон И., Бабаева С., Саламон Д., Рети Б., Гидлоф С. и др. Нарушение регуляции децидуализации стромальных клеток эндометрия человека инсулином in vitro посредством ингибирования транскрипции белка O1 бокса вилки. PLoS One. 2017; 12 (1): e0171004.

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 32.

    Davies LC, Heldring N, Kadri N, Le Blanc K. Секреция мезенхимальными стромальными клетками лигандов запрограммированной смерти-1 регулирует опосредованную Т-клетками иммуносупрессию.Стволовые клетки. 2017; 35 (3): 766–76.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 33.

    Mahanonda R, Sa-Ard-Iam N, Montreekachon P, Pimkhaokham A, Yongvanichit K, Fukuda MM, et al. Экспрессия IL-8 и IDO фибробластами десен человека через TLR. J Immunol. 2007. 178 (2): 1151–7.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 34.

    Davies LC, Lonnies H, Locke M, Sundberg B, Rosendahl K, Gotherstrom C, et al.Клетки-предшественники слизистой оболочки полости рта обладают мощным иммунодепрессивным действием независимо от дозы. Stem Cells Dev. 2012. 21 (9): 1478–87.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 35.

    Ponandai-Srinivasan S, Andersson KL, Nister M, Saare M, Hassan HA, Varghese SJ, et al. Аберрантная экспрессия генов, связанных со стволовостью и раком в эндометрии и эндометриоме в подгруппе женщин с эндометриозом. Репродукция человека.2018; 33 (10): 1924–38.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 36.

    Ле Блан К., Фрассони Ф., Болл Л., Локателли Ф., Рулофс Х., Льюис И. и др. Мезенхимальные стволовые клетки для лечения стероидно-резистентной тяжелой острой реакции трансплантат против хозяина: исследование фазы II. Ланцет. 2008. 371 (9624): 1579–86.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 37.

    Berger C, Boggavarapu NR, Menezes J, Lalitkumar PG, Gemzell-Danielsson K.Влияние улипристала ацетата на прикрепление человеческого эмбриона и экспрессию генов клеток эндометрия в системе совместного культивирования in vitro. Репродукция человека. 2015; 30 (4): 800–11.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 38.

    Schellenberg A, Stiehl T, Horn P, Joussen S, Pallua N, Ho AD, et al. Динамика популяции мезенхимальных стромальных клеток во время размножения культуры. Цитотерапия. 2012. 14 (4): 401–11.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 39.

    Рассел К.С., Финни Д.Г., Лейси М.Р., Баррилло Б.Л., Мейертолен К.Э., О’Коннор К.С. Высокопроизводительный анализ in vitro для количественной оценки клональной гетерогенности в потенциале трехлинейного возраста мезенхимальных стволовых клеток выявляет сложную иерархию предопределенности клонов. Стволовые клетки. 2010. 28 (4): 788–98.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 40.

    Мартин I, Де Бур Дж., Сенсебе Л. Концепция относительности в производстве мезенхимальных стромальных клеток.Цитотерапия. 2016; 18 (5): 613–20.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 41.

    Триведи А., Миядзава Б., Гибб С., Валаноски К., Вивона Л., Лин М. и др. Выбор донора костного мозга и характеристика МСК имеют решающее значение для доклинического и клинического производства клеточной дозы. J Transl Med. 2019; 17 (1): 128.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 42.

    Schüring AN, Schulte N, Kelsch R, Röpke A, Kiesel L, Götte M. Характеристика мезенхимальных стволовых клеток эндометрия, полученных с помощью биопсии эндометрия во время рутинной диагностики. Бесплодие. 95 (1): 423–6.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 43.

    Спитцер Т.Л., Рохас А., Зеленко З., Агаджанова Л., Эриксон Д.В., Барраган Ф. и др. Периваскулярные мезенхимальные стволовые клетки эндометрия человека экспрессируют пути, соответствующие самообновлению, спецификации клонов и функциональному фенотипу.Биол Репрод. 2012; 86 (2): 58.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 44.

    Баркхольт Л., Флори Э., Йекерле В., Лукас-Самуэль С., Анерт П., Биссет Л. и др. Риск онкогенности в терапии на основе мезенхимальных стромальных клеток — согласование научных наблюдений и точек зрения регулирующих органов. Цитотерапия. 2013. 15 (7): 753–9.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 45.

    Танака М., Кио С., Такакура М., Каная Т., Сагава Т., Ямасита К. и др. Выражение теломеразной активности в эндометрии человека локализовано в эпителиальных железистых клетках и регулируется в зависимости от менструальной фазы, что коррелирует с пролиферацией клеток. Am J Pathol. 1998. 153 (6): 1985–91.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 46.

    Sensebé L, Tarte K, Galipeau J, Krampera M, Martin I, Phinney Donald G и др.Ограниченное приобретение хромосомных аберраций в мезенхимальных стромальных клетках взрослого человека. Стволовая клетка. 2012; 10 (1): 9–10.

    PubMed Статья CAS PubMed Central Google ученый

  • 47.

    Guess AJ, Daneault B, Wang R, Bradbury H, La Perle KMD, Fitch J и др. Профиль безопасности надлежащей производственной практики при производстве мезенхимальных стволовых / стромальных клеток, примированных интерфероном гамма, для клинических испытаний. Стволовые клетки Transl Med.2017; 6 (10): 1868–79.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 48.

    Tarte K, Gaillard J, Lataillade J-J, Fouillard L, Becker M, Mossafa H, et al. Производство мезенхимальных стромальных клеток человека клинической степени: возникновение анеуплоидии без трансформации. Кровь. 2010. 115 (8): 1549–53.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 49.

    Галипо Дж., Крампера М., Барретт Дж., Дацци Ф., Динс Р.Дж., ДеБрюйн Дж. И др. Взгляд Международного общества клеточной терапии на иммунофункциональные анализы мезенхимальных стромальных клеток как критерий высвобождения потенции для клинических испытаний расширенной фазы. Цитотерапия. 2016; 18 (2): 151–9.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 50.

    Gotherstrom C, Ringden O, Westgren M, Tammik C, Le Blanc K. Иммуномодулирующие эффекты мезенхимальных стволовых клеток, полученных из печени плода человека.Пересадка костного мозга. 2003. 32 (3): 265–72.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 51.

    Ле Блан К., Таммик С., Розендаль К., Зеттерберг Е., Рингден О. Экспрессия HLA и иммунологические свойства дифференцированных и недифференцированных мезенхимальных стволовых клеток. Exp Hematol. 2003. 31 (10): 890–6.

    PubMed Статья CAS PubMed Central Google ученый

  • 52.

    Мерфи СП, Томаси ТБ. Отсутствие экспрессии антигена MHC класса II в клетках трофобласта является результатом отсутствия экспрессии гена трансактиватора класса II (CIITA). Mol Reprod Dev. 1998. 51 (1): 1–12.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 53.

    Деус Т., Ху Х, Гравина А., Ван Д., Тедиашвили Г., Де С. и др. Гипоиммуногенные производные индуцированных плюрипотентных стволовых клеток уклоняются от иммунного отторжения у полностью иммунокомпетентных аллогенных реципиентов.Nat Biotechnol. 2019; 37 (3): 252–8.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 54.

    Джуад Ф., Шарбонье Л.М., Буффи С., Луи-Пленс П., Бони С., Аппаралли Ф. и др. Мезенхимальные стволовые клетки подавляют дифференцировку дендритных клеток посредством интерлейкин-6-зависимого механизма. Стволовые клетки. 2007. 25 (8): 2025–2032.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 55.

    Meisel R, Zibert A, Laryea M, Gobel U, Daubener W., Dilloo D. Стромальные клетки костного мозга человека подавляют аллогенные Т-клеточные ответы за счет разложения триптофана, опосредованного индоламин-2,3-диоксигеназой. Кровь. 2004. 103 (12): 4619–21.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 56.

    Nemeth K, Leelahavanichkul A, Yuen PS, Mayer B, Parmelee A, Doi K, et al. Стромальные клетки костного мозга ослабляют сепсис за счет простагландин E (2) -зависимого перепрограммирования макрофагов хозяина для увеличения выработки интерлейкина-10.Nat Med. 2009. 15 (1): 42–9.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 57.

    Ле Блан К., Моджиакакос Д. Мультипотентные мезенхимальные стромальные клетки и врожденная иммунная система. Nat Rev Immunol. 2012. 12 (5): 383–96.

    PubMed Статья CAS PubMed Central Google ученый

  • 58.

    Даффи М.М., Риттер Т., Середиг Р., Гриффин М.Д.Влияние мезенхимальных стволовых клеток на эффекторные пути Т-клеток. Stem Cell Res Ther. 2011; 2 (4): 34.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 59.

    Ди Никола М., Карло-Стелла С., Магни М., Миланези М., Лонгони П.Д., Маттеуччи П. и др. Стромальные клетки костного мозга человека подавляют пролиферацию Т-лимфоцитов, вызванную клеточными или неспецифическими митогенными стимулами. Кровь. 2002. 99 (10): 3838–43.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 60.

    Варфоломей А., Осетр С., Сиатскас М., Феррер К., МакИнтош К., Патил С. и др. Мезенхимальные стволовые клетки подавляют пролиферацию лимфоцитов in vitro и продлевают выживаемость кожного трансплантата in vivo. Exp Hematol. 2002. 30 (1): 42–8.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 61.

    Катлер А.Дж., Лимбани В., Гирдлстон Дж., Наваррете. Мезенхимальные стромальные клетки, полученные из пуповины, модулируют функцию моноцитов, подавляя пролиферацию Т-клеток.J Immunol. 2010. 185 (11): 6617–23.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 62.

    Melief SM, Geutskens SB, Fibbe WE, Roelofs H. Мультипотентные стромальные клетки смещают моноциты в сторону фенотипа, продуцирующего противовоспалительный интерлейкин-10, за счет продукции интерлейкина-6. Haematologica. 2013; 98 (6): 888–95.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 63.

    Francois M, Romieu-Mourez R, Li M, Galipeau J. Подавление МСК человека коррелирует с индукцией цитокинами индоламин-2,3-диоксигеназы и дифференцировкой макрофагов M2 сторонних наблюдателей. Mol Ther. 2012. 20 (1): 187–95.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 64.

    Mareschi K, Castiglia S, Sanavio F, Rustichelli D, Muraro M, Defedele D, et al. Иммунорегуляторное действие на Т-лимфоциты мезенхимальных стромальных клеток человека, выделенных из костного мозга, околоплодных вод и плаценты.Exp Hematol. 2016; 44 (2): 138–50 e1.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 65.

    Крампера М., Гленни С., Дайсон Дж., Скотт Д., Лейлор Р., Симпсон Е. и др. Мезенхимальные стволовые клетки костного мозга подавляют ответ наивных и антиген-специфических Т-клеток памяти на их родственный пептид. Кровь. 2003. 101 (9): 3722–9.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 66.

    Ридинг Дж. Л., Ян Дж. Х., Саббах С., Сковера А., Найт Р. Р., Пинкстерен Дж. И др. Мультипотентные взрослые клетки-предшественники клинического уровня надежно контролируют патогенные Т-клеточные ответы в человеческих моделях трансплантации и аутоиммунитета. J Immunol. 2013; 190 (9): 4542–52.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 67.

    Ларанхейра П., Педроса М., Педрейро С., Гомеш Дж., Мартинью А., Антунес Б. и др. Влияние мезенхимальных стромальных клеток костного мозга человека на продукцию цитокинов наивными Т-клетками периферической крови, Т-клетками памяти и эффекторными Т-клетками.Stem Cell Res Ther. 2015; 6 (1): 3.

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 68.

    Brooks DG, Walsh KB, Elsaesser H, Oldstone MB. IL-10 непосредственно подавляет CD4, но не CD8, эффекторные реакции Т-клеток и ответы памяти после острой вирусной инфекции. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2010; 107 (7): 3018–23.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 69.

    Саллусто Ф, Лениг Д., Форстер Р., Липп М., Ланзавеккья А. Два подмножества Т-лимфоцитов памяти с различными потенциалами самонаведения и эффекторными функциями. Природа. 1999. 401 (6754): 708–12.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 70.

    Гебхардт Т., Ваким Л.М., Эйдсмо Л., Ридинг ПК, Хит ВР, Карбон FR. Т-клетки памяти в нелимфоидной ткани, которые обеспечивают повышенный местный иммунитет во время заражения вирусом простого герпеса.Nat Immunol. 2009. 10 (5): 524–30.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • Эндометриоз и его профиброзная природа. | EndoNews

    Автор: Доктор Янгран Парк — 14 марта 2018 г.

    Не следует забывать о фиброзной природе эндометриоза, за исключением его обычного вида «стромы и эпителия эндометрия», согласно доктору Доктора.Сомильяна.

    Ключевые точки

    Выделите:

    • Поскольку строма и железы эндометрия не всегда могут представлять собой компонент эндометриоидного поражения, автор считает, что определение эндометриоза следует пересмотреть и переформулировать как «фиброзное состояние, при котором можно идентифицировать строму и эпителий эндометрия».

    Цель:

    • Чтобы привлечь внимание к аспекту болезни, которому в значительной степени не уделяется должного внимания.
    • Нацеливание на фиброзный процесс может увеличить успех в разработке новых терапевтических подходов к эндометриозу.

    Ключевые точки:

    • Эндометриоз в настоящее время определяется как наличие эпителиальных и стромальных клеток эндометрия на эктопических участках, но несколько важных вопросов ставят под сомнение это старое определение.
    • Строма и железы эндометрия, как было показано, представляют лишь незначительный компонент эндометриоидных поражений и часто отсутствуют при некоторых формах заболевания.
    • Компонент гладких мышц и фиброз — характерные черты всех форм заболевания.
    • Независимо от различных гипотез происхождения, все исследователи сходятся во мнении о важности миофибробластов и компонента фиброза в эндометриоидных поражениях.
    • Основные причины изменения определения.
      • Для содействия оценке фиброза в исследованиях патогенеза эндометриоза с использованием моделей на животных.
      • Ограничить вероятность ложноотрицательных диагнозов, если патологи строго придерживаются текущего определения эндометриоза, требующего демонстрации стромы и желез эндометрия.
      • Рассмотреть фиброз как потенциальную мишень для лечения эндометриоза.

    Краткое содержание

    Эндометриоз в настоящее время определяется как наличие эпителиальных и стромальных клеток эндометрия на эктопических участках. Однако с развитием знаний о болезнях это старое определение ставит под сомнение несколько жизненно важных вопросов. В частности, было показано, что строма и железы эндометрия представляют собой лишь незначительный компонент эндометриоидных поражений, и они часто отсутствуют при некоторых формах заболевания.В ректовагинальных узелках железистый эпителий часто не окружен стромой, и часто невозможно идентифицировать эпителий в стенке эндометриом яичников. С другой стороны, гладкомышечный компонент и фиброз представляют собой характерные черты всех форм заболевания.

    Основываясь на этих наблюдениях, группа д-ра Сомильяна из Италии предлагает пересмотреть определение эндометриоза и переформулировать его как «фиброзное состояние, при котором можно идентифицировать строму и эпителий эндометрия.Основные причины этого изменения: (1) способствовать оценке фиброза в исследованиях патогенеза эндометриоза с использованием животных моделей; (2) ограничить количество возможных ложноотрицательных диагнозов, если патологи будут строго придерживаться текущего определения эндометриоза, требующего демонстрации стромы и желез эндометрия; (3) рассматривать фиброз как потенциальную мишень для лечения эндометриоза.

    Эта обзорная статья направлена ​​на то, чтобы привлечь внимание к аспекту болезни, которому в значительной степени не уделяется должного внимания.Авторы надеются, что нацеливание на фиброзный процесс может увеличить успех в разработке новых терапевтических подходов.


    Источник исследования: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/29206943

    Эндометриоз фиброз миофибробласт гладкая мышца Трансформирующий фактор роста? 1 эпителиальный переход в мезенхимальный.

    ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

    EndoNews освещает последние рецензируемые научные исследования и медицинскую литературу, посвященную эндометриозу.Мы объективны в наших обзорах недавно опубликованных исследований по эндометриозу. EndoNews не дает медицинских советов или мнений о наилучшем лечении. Мы особо подчеркиваем важность того, чтобы EndoNews не заменяла поиски опытного врача.

    Повторный визит к опухолям стромы эндометрия: обновление на основе классификации ВОЗ

    2014 г.

    Введение

    Опухоли стромы эндометрия (EST) — это необычные опухоли матки, ответственные за менее 10% мезенхимальных новообразований матки1 и менее 2% всех новообразований матки.Диагностические критерии и номенклатура EST претерпели несколько модификаций за последние четыре десятилетия с момента самого раннего исследования Норриса и Тейлора.2 Редкость этих опухолей в сочетании с частично совпадающими морфологическими особенностями усложнили классификацию EST по клинически значимым категориям. .

    Вкратце, стромальные саркомы эндометрия (ESS) изначально были разделены на низкосортные и высокозлокачественные на основании количества митозов, 2 однако дальнейшие исследования показали, что митотическая активность не имеет прогностического значения.Позже в системе классификации ВОЗ 2003 г. была исключена категория «высокозлокачественная» и эти опухоли были переклассифицированы в «ESS» (опухоли низкой степени злокачественности с гистологическим сходством с пролиферативной стромой эндометрия) и «недифференцированная саркома эндометрия» (плеоморфные опухоли, не похожие на строма эндометрия). Впоследствии становится все более очевидным, что категория «недифференцированная саркома эндометрия» является слишком широкой, охватывая широкий спектр гетерогенных опухолей с различным клиническим поведением и исходом, и что по крайней мере часть этих опухолей морфологически и генетически различна.Схема классификации ВОЗ 2014 года теперь включает в себя недавние молекулярные открытия в классификацию, разделяя EST на стромальный узелок эндометрия (ESN), стромальную саркому эндометрия (LGESS), стромальную саркому эндометрия высокой степени (HGESS) и недифференцированную саркому матки (UUS). .

    Узелок стромы эндометрия

    Обзор

    ESN — редкие доброкачественные опухоли матки. Две самые крупные серии, опубликованные на сегодняшний день, не показали рецидивов после периода наблюдения до 16 и 17 лет.8 лет соответственно.3, 4 ESN встречается в широком возрастном диапазоне, от 31 до 86 лет, в среднем 53 года в одном исследовании, 4 обычно проявляются аномальным вагинальным кровотечением или случайным обнаружением в образцах гистерэктомии, выполненных по другим причинам .

    Морфологические признаки

    Грубо говоря, ESN представляет собой четко очерченную опухоль переменного размера, которая может возникать как интрамуральная масса или как полиповидная опухоль, выступающая в полость эндометрия. Обычно он имеет мясистую и мягкую поверхность среза от желтого до коричневого цвета, которая может содержать кистозные области.Примеры с твердой белой поверхностью среза, напоминающей лейомиому, обычно гистологически показывают обширный фиброз стромы.

    Микроскопически ESN имеет расширяющуюся природу без инвазии в миометрий, но допускаются очаговые пальцеобразные выступы в прилегающий миометрий (менее 3-х и менее 3-х мм длины) 3. Лимфоваскулярная инвазия должна отсутствовать. Опухоли с четко выраженной миометриальной / лимфоваскулярной инвазией должны быть диагностированы как LGESS. ESN классически являются плотно клеточными, хотя иногда встречаются гипоцеллюлярные примеры с фиброзной или фибромиксоидной дифференцировкой 4, которые характеризуются завитками вокруг спиральных артериолоподобных сосудов.Опухолевые клетки напоминают клетки пролиферативной стромы эндометрия, демонстрируя минимальную цитологическую атипию. Митотическая активность обычно низкая (до 5 на 10 полей высокой мощности), но большее количество не исключает диагноза.4 ESN демонстрируют различные морфологические вариации, которые включают дифференцировку гладких мышц, скелетных мышц и стромы полового шнура5–8, а также множество других вторичных свойств, таких как гиалинизация, коллагеновые бляшки, пенистые макрофаги и холестериновые расщелины.

    Окончательный диагноз ESN может быть поставлен только после тщательного отбора проб и исследования границы опухоли, что возможно только при гистерэктомии.На образцах кюретажа идентификация агландулярных фрагментов стромы размером ≥5 мм должна вызвать подозрение на лежащую в основе EST какого-либо вида 9, с оговоркой, что различие между ESN и LGESS может быть невозможно в таких образцах. В отдельных случаях, так называемых « EST с ограниченной инфильтрацией », наблюдается больше нарушений границ опухоли, чем обычно ожидается в обычных ESN, однако инфильтрация не такая обширная, как при LGESS.4 В текущей классификации ВОЗ это не признается как отдельная диагностическая категория, но доступные ограниченные клинические данные указывают на доброкачественное течение.

    Дополнительные исследования и дифференциальная диагностика

    ESN и LGESS имеют одинаковый иммуногистохимический профиль (обсуждается ниже). Как и в LGESS, t (7; 17), приводящее к слиянию гена JAZF1-SUZ12 , является наиболее распространенной хромосомной перестройкой, выявляемой более чем в половине случаев, как обычных, так и вариантных ESN10

    Наиболее важными дифференциальными диагнозами являются LGESS и клеточная / высококлеточная лейомиома (таблица 1 ) .11 Отличие от LGESS в основном основывается на исключении миометриальной и лимфоваскулярной инвазии, поскольку морфология неразличима.Дифференцировка гладких мышц при ESN может быть особенно запутанной, поскольку можно ошибочно интерпретировать встречно-гребенчатую метапластическую гладкую мышцу как вторжение миометрия. В этом случае очень помогает определение истинной границы опухоли при макроскопическом исследовании. Высококлеточные лейомиомы содержат большие толстостенные кровеносные сосуды, трещиноподобные пространства и, по крайней мере, очаговый обычный фасцикулярный узор.11 Хотя гладкомышечные опухоли и EST имеют перекрывающийся иммунофенотип, иммуногистохимическая панель CD10 и по крайней мере два мышечных маркера (таких как десмин) , h-caldesmon, миозин тяжелых цепей гладких мышц и HDAC8) обычно помогает в этом различии.12–15

    Таблица 1

    Дифференциальная диагностика опухолей стромы эндометрия

    Стромальная саркома эндометрия низкой степени злокачественности

    Обзор

    LGESS является второй по распространенности злокачественной мезенхимальной опухолью матки 16 и встречается гораздо чаще, чем ESN. Возрастной диапазон в некоторой степени похож на возрастной диапазон ESN, причем большинство из них приходится на перименопаузальный период. Иногда он возникает у молодых женщин и подростков.17–20 Пациенты обычно жалуются на вагинальное кровотечение или боль в области таза.Тело матки является наиболее частым локализацией, хотя оно также может в первую очередь возникать во множестве внематочных локаций, таких как яичник, таз, брюшная полость, вульва и влагалище. Часто возникает в связи с эндометриозом22–27

    LGESS — это медленнорастущая опухоль с вялотекущим клиническим течением, характеризующаяся множественными и / или поздними рецидивами, некоторые из которых возникают спустя 20 лет после гистерэктомии28. полость / стенка и легкие) или и то, и другое (рисунок 1).29 Сообщалось о частоте рецидивов до 56% у пациентов с ранней стадией заболевания, возможно, из-за непреднамеренной морцелляции опухоли во время операции.30, 31 Стадия является наиболее важным прогностическим фактором.32

    Рисунок 1

    Внешний вид стромальной саркомы эндометрия низкой степени злокачественности (LGESS). (A) Образец после «миомэктомии», показывающий мягкую желтую поверхность разреза, оказался LGESS гистологически. С любезного разрешения д-ра Ремаа аль-Сафи, отделение патологии, родильный дом, Кувейт. (B) Рецидивирующий LGESS в мягких тканях брюшной стенки после гистерэктомии, показывающий выпуклые «червеобразные» массы ткани, напоминающие те, что наблюдаются в матке.(C) Рецидивирующий LGESS в брюшной полости, вовлекающий стенку кишечника, демонстрирует белый каучукоподобный вид, соответствующий обширным гиалиновым бляшкам.

    В настоящее время тотальная гистерэктомия и двусторонняя сальпингоофорэктомия с адъювантной терапией или без нее являются основным методом лечения LGESS I-II стадии.33, 34 Могут возникнуть метастазы в лимфатические узлы, 35 однако лимфаденэктомия вряд ли улучшит выживаемость.36– 38 Появляются сообщения о консервативном ведении пациентов с сохранением фертильности у молодых пациентов, хотя опыт применения этого подхода все еще ограничен.17, 20, 29, 39 Заболевание запущенной стадии (III – IV) лечится с помощью циторедуктивной хирургии и адъювантной гормональной терапии, обычно в форме прогестинов или ингибиторов ароматазы.31, 40 Лучевая терапия может быть полезна для местного контроля, но не всегда рекомендуется.37, 41, 42 Заместительная терапия тамоксифеном и эстрогенами противопоказаны, так как они способствуют прогрессированию заболевания. 43

    Морфологические признаки

    В целом, LGESS может быть подслизистым или интрамуральным, обычно с нечеткими границами и «червеобразным» проникновением в миометрий и параметриальную ткань, хотя некоторые опухоли могут казаться относительно ограниченными.Подобно ESN, поверхность разреза имеет цвет от желтовато-коричневого до желтого (, рис. 1A, B), но иногда может быть твердо-белым, если имеется обширная фиброзная строма ( рис. 1C ) . Могут присутствовать участки кровотечения, некроза и кистозной дегенерации.44 Нечасто LGESS выглядит как чистая кистозная масса.

    «Язычковые» паттерны миометриальной и лимфоваскулярной инвазии являются классическими гистологическими признаками, которые важны для отличия от ESN (рис. 2A, E ) .Однако, как и ESN, LGESS состоит из листов мелких однородных клеток с ядрами от овального до веретенообразного, вращающихся вокруг спиральных артериолоподобных сосудов ( фиг. 2F). Неопластические клетки напоминают клетки пролиферативной стромы эндометрия и не имеют значительной цитологической атипии.2,45 Митотическая активность варьирует. Варианты гистологических признаков включают дифференцировку гладких мышц (вид «звездообразного»), рабдомиобластические, рабдоидные, фибромиксоидные, половые тяжи, железистые, коллагеновые бляшки и другие ( рис. 2B – D).46–51 Как обсуждалось выше, невозможно отделить LGESS от ESN на образцах для кюретажа ( рис. 2G).

    Рисунок 2

    Внешний вид под микроскопом стромальной саркомы эндометрия низкой степени злокачественности (LGESS). (A) JAZF1 — переработанный LGESS при увеличении сканирования с «язычковой» инфильтрацией. (B) Эндометриоидные железистые элементы видны редко (H&E × 5). (C) PHF1 — переработанный LGESS с поразительным миксоидным изменением и сохранением артериолярного рисунка (H&E × 10).(D) Обширные гиалиновые бляшки (H&E × 5). (E) Лимфоваскулярная инвазия (H&E × 10). (F) Спиральные артериолоподобные сосуды и россыпь «стромальных гранулоцитов» — полезные признаки (H&E × 10). (G) Образец кюретажа, показывающий фрагменты агландулярной стромы эндометрия, которые оказались LGESS при гистерэктомии (H&E × 10). (H) Иммуноокрашивание CD10 (CD10 × 5). (I) Флуоресцентный анализ гибридизации in situ (FISH), показывающий слияние JAZF1-PHF1 (желтый сигнал).

    Дополнительные исследования и дифференциальная диагностика

    LGESS является положительным по CD10 ( фигура 2H ) , рецептору эстрогена (ER) и рецептору прогестерона (PgR).Однако CD10 не совсем специфичен и может окрашивать некоторые опухоли гладких мышц, особенно лейомиосаркому и почти 50% высококлеточных лейомиом. И наоборот, при недостаточной фиксации можно встретить ложноотрицательное окрашивание CD10. Поэтому важно использовать панель иммуноокрашивания, которая включает CD10 и по крайней мере два маркера гладких мышц (например, десмин, h-кальдесмон, миозин тяжелых цепей гладких мышц, HDAC8), поскольку не существует единственного маркера, специфичного для ESS. 52 Нередко LGESS окрашиваются маркерами гладких мышц, особенно в очагах дифференцировки мышц, но также и в обычных областях (в зависимости от используемого маркера).Добавление h-кальдесмона часто бывает полезным, поскольку он обладает хорошей чувствительностью и специфичностью для дифференцировки гладких мышц53. Поэтому важно, чтобы каждый принимал во внимание относительную интенсивность и распределение этих пятен и пытался интерпретировать их с учетом гистологических особенностей, грубо говоря. выводы и клиническая картина. Очаги дифференцировки полового тяжа окрашиваются кальретинином, ингибином, WT1, меланом-A и CD99.

    Важные дифференциальные диагнозы LGESS матки включают опухоли гладких мышц (внутрисосудистый лейомиоматоз, клеточную и высококлеточную лейомиому, лейомиосаркому), аденомиоз с редкими железами, периваскулярную эпителиоидно-клеточную опухоль (PEComa) и опухоль матки, напоминающую опухоль полового шнура яичника (UTROSCT; таблица 1 ; таблица 1 ). ) .Часто полезно обратить внимание на гистологические особенности и использовать соответствующие иммуноокрашивания. Например, LGESS с миксоидным изменением (, рисунок 2C ) можно спутать с миксоидными поражениями гладких мышц, но с «языковой» инфильтрацией, небольшими артериолами, наличием классических областей LGESS в других местах, наряду с иммуноокрашиванием CD10 и отрицательный мышечный маркер, обычно помогает решить диагноз.54

    Дифференциальный диагноз внематочной LGESS зависит от локализации опухоли.В случае локализации яичников следует исключить метастазы из первичной маточной LGESS и опухоли стромы полового канатика яичника.21 В брюшной полости стромальная опухоль желудочно-кишечного тракта (GIST) является предметом дифференциации и должна быть исключена при комбинированном применении cKit и Иммуноокрашивание DOG1.

    Большинство LGESS, включая обычные и вариантные опухоли, содержат хромосомные перестройки, 10, 18, 55–58, но в настоящее время, по-видимому, нет корреляции между гистологическим вариантом и лежащим в основе генотипом.Наиболее распространенная реаранжировка, t (7; 17) (p15; q21), приводит к слиянию гена JAZF1-SUZ12 .59 Другие слияния генов включают JAZF1-PHF1 ( рис. 2I ) , и гораздо реже EPC1-PHF1, MEAF6-PHF1 , 60, 61 ZC3H7-BCOR 62 и MBTD1-CXorf67 ,63 Молекулярные испытания, однако, обычно не выполняются, но могут быть полезны в случаях необычного местоположения или морфология.

    Стромальная саркома эндометрия высокой степени

    Обзор

    Одним из основных моментов обновленной классификации мезенхимальных опухолей матки 2014 ВОЗ 16 является повторное введение HGESS в качестве отдельного объекта.Идентификация слияния гена YWHAE-NUTM2A / B (также известного как YWHAE-FAM22A / B ) 64 в качестве повторяющегося события в этой более агрессивной подгруппе опухолей обеспечила объективную поддержку существования подкатегории ESS, которая является промежуточной. между LGESS и UUS. В настоящее время термин HGESS зарезервирован для тех редких стромальных сарком, которые проявляют морфологию округлых клеток и характерный иммунофенотип и несут реаранжировку t (10; 17) (q22; p13) со слиянием генов YWHAE-NUTM2A / B .В прошлом, по крайней мере, некоторые из этих опухолей могли быть отнесены к «недифференцированной саркоме эндометрия». Статья Курихара и др. 65 сыграла важную роль в привлечении внимания к гетерогенности недифференцированной категории опухолей, подчеркнув важность разделения опухолей в этой категории на опухоли с ядерной однородностью (некоторые из них, возможно, были преобразованы в опухоли по YWHAE ) от с ядерным плеоморфизмом (настоящие недифференцированные саркомы, характеризующиеся сложным кариотипом и частыми изменениями р53).Кроме того, отделение HGESS от LGESS также важно, поскольку они кажутся более агрессивными клинически с частыми внематочными заболеваниями при первичном обращении.66, 67 Основываясь на ограниченных доступных данных, прогноз случаев, связанных с изменением YWHAE , кажется промежуточным между ними. LGESS и UUS.66, 68 Эти опухоли обычно проявляются в виде аномального вагинального кровотечения, аналогичного LGESS. Таблица 2 суммирует молекулярно подтвержденные случаи HGESS, зарегистрированные на сегодняшний день.

    Таблица 2

    Молекулярно подтвержденные случаи стромальной саркомы эндометрия высокой степени злокачественности (HGESS) в литературе

    Морфологические признаки

    При макроскопическом исследовании HGESS может быть полиповидным и обычно показывает обширное проникающее разрастание через стенку матки, подобное LGESS, часто с кровотечением и некрозом.66 Микроскопически HGESS демонстрирует «язычковидный» рисунок проницаемости в миометрий и ангиолимфатическую инвазию, типичную для LGESS (рис. 3A ) . Однако цитоморфология отличается и не совсем похожа на пролиферативные стромальные клетки эндометрия. Он характеризуется мономорфной пролиферацией круглых клеток с расплывчатым или псевдогландулярным паттерном 66 (рисунок 3B – D). Около половины опухолей являются двухфазными, где компонент круглых клеток смешан с компонентом, подобным LGESS, который обычно является фиброзным или фибромиксоидным.66 Круглые клетки больше, чем у LGESS, со слегка неправильным контуром ядра, тонким, равномерно диспергированным хроматином с ядерным просветом и отсутствием выступающих ядрышек, в то время как цитоплазма может быть от скудной до умеренной по размеру, что придает эпителиоидный вид ( рис. 3D) . Опухоль демонстрирует тонкую криволинейную сосудистую сеть, которая отличается от спиральных артериол, наблюдаемых в LGESS (, фиг. 3C). Митотическая активность повышена, часто наблюдается некроз. В то время как саркомы эндометрия, реорганизованные по YWHAE , постоянно демонстрируют однородную цитоморфологию высокой степени злокачественности, обратное не всегда верно (то есть не все однородные саркомы эндометрия высокой степени злокачественности связаны с YWHAE ).Sciallis и др. 69 недавно идентифицировали три морфологических паттерна неплеоморфных HGESS и обнаружили, что перегруппировка YWHAE была обнаружена только в подгруппе, демонстрирующей характерные морфологические особенности, описанные выше, вместе с характерным иммунофенотипом (ниже).

    Рис. 3.

    Внешний вид под микроскопом YWHAE -реорганизованной саркомы стромы эндометрия высокой степени злокачественности (HGESS). ( A) Сканирующее увеличение, показывающее «язычковидную» инфильтрацию, аналогичную саркоме стромы эндометрия низкой степени злокачественности.(B) Вложенный и псевдогландулярный узор (H&E × 20). (C) Тонкий линейный сосудистый рисунок и отсутствие периваскулярных завитушек (H&E × 20). (D ) Эпителиоидная цитоморфология с умеренным количеством цитоплазмы, нерегулярным ядерным контуром и ядерным просветом (H&E × 40).

    Дополнительные исследования и дифференциальная диагностика

    Круглоклеточный / эпителиоидный компонент опухоли высокой степени злокачественности характеризуется диффузным сильным ядерным окрашиванием для циклина D1,75, отсутствием CD10 и слабым или отсутствующим окрашиванием для ER и PR, в то время как компонент низкой степени злокачественности обычно демонстрирует диффузную позитивность для CD10. , ER и PR аналогичны обычным LGESS66 (рис. 4A – H).Отсутствие экспрессии рецепторов гормонов может иметь потенциальные последствия для лечения. Диффузная цитоплазматическая / мембранная экспрессия c-Kit постоянно наблюдается в круглых участках клеток76. Отличительные морфологические и иммуногистохимические особенности HGESS обычно являются хорошими суррогатными маркерами лежащей в основе реаранжировки, но флуоресцентная гибридизация in situ и / или исследования обратной транскриптазы-ПЦР могут использоваться в сомнительных случаях 70, 77

    Рисунок 4

    Иммунофенотип YWHAE — реорганизованная саркома стромы эндометрия высокой степени злокачественности.(A) H&E круглоклеточного компонента опухоли высокой степени злокачественности. (B) Диффузное ядерное иммуноокрашивание циклином D1. (C) CD10 отрицательный. (D) Отсутствие рецептора эстрогена. (E) отрицательный рецептор прогестерона. (F) Диффузное окрашивание cKit. (G) DOG1 отрицательный. (H) Ki67 показывает высокий индекс пролиферации (20-кратное увеличение).

    YWHAE HGESS следует отличать от LGESS из-за прогностических и лечебных последствий. LGESS показывает более мелкие «синие» клетки с скудной цитоплазмой и гладким ядерным контуром, характерными спиральными артериолами, отсутствием двухфазного внешнего вида, нечастым некрозом и отрицательным иммунопрофилем по CD10 / ER-положительному циклину D1 / cKit.В образцах иссечения необходим адекватный отбор образцов, чтобы не пропустить какой-либо фиброзный / фибромиксоидный компонент LGESS, который помогает установить диагноз HGESS. Эпителиоидная лейомиосаркома должна быть исключена с помощью соответствующих иммуномаркеров гладкой мускулатуры, наличия как минимум очаговой выраженной атипии ± наличие обычной лейомиосаркомы. Периваскулярная эпителиоидно-клеточная опухоль (PEComa) гинекологического происхождения может иметь выступы, напоминающие пальцы, аналогичные ESS, но обычно демонстрирует эпителиоидные и веретенообразные клетки с прозрачной или эозинофильной цитоплазмой, структурой вложенного роста, выраженной сосудистой сетью и совместной экспрессией меланоцитарных и мышечных маркеров. .78 HGESS также потенциально можно спутать с эпителиоидной опухолью стромы желудочно-кишечного тракта, особенно внутрибрюшинно / в тазовой области, ввиду частого внематочного распространения при поступлении и положительности cKit. В этих случаях часто бывает полезна лучевая и патологическая корреляция возможного происхождения матки вместе с отсутствием окрашивания DOG1.76

    Недифференцированная саркома матки

    Обзор

    Чтобы охватить опухоли эндометриального и не эндометриального происхождения, термин UUS заменил старый термин «недифференцированная саркома эндометрия» в обновленной книге ВОЗ.Эта категория мусорных корзин включает гетерогенную группу опухолей высокой степени злокачественности, которые не соответствуют морфологическим и иммуногистохимическим критериям транслокационно-положительных сарком эндометрия. Это очень агрессивные опухоли, обычно проявляющиеся у пожилых пациентов в виде кровотечений в постменопаузе с проявлениями внематочной болезни на высокой стадии или без них. Подавляющее большинство, по-видимому, возникает посредством генетических путей, отличных от таковых для LGESS и HGESS, 79, 80 демонстрируя сложные кариотипы и геномные приросты и потери, но не имея специфических транслокаций.80, 81 Сообщалось о редких случаях с сосуществующим компонентом LGESS, предполагающим, что по крайней мере подмножество может возникнуть в результате «дедифференцировки» в саркоме низкой степени злокачественности.65, 82, 83

    Морфологические признаки

    В целом, UUS представляют собой относительно большие мясистые опухоли, демонстрирующие деструктивный инфильтративный рост в стенку матки, обычно связанный с обширным некрозом и / или кровотечением.84 Гистологически они показывают листы или пучки крайне атипичных неописуемых клеток, которые не похожи на пролиферативную фазу. строма эндометрия (рисунок 5).Лимфоваскулярная инвазия является обычным явлением, митотическая активность высока и обычно связана с атипичными митотическими фигурами.

    Рисунок 5

    Недифференцированная саркома матки. (A) Плеоморфная цитоморфология и быстрый митоз. (B) Иммуноокрашивание h-Caldesmon отрицательное (20-кратное увеличение).

    Дополнительные исследования и дифференциальная диагностика

    Не выявлено последовательного иммунофенотипа, отражающего гетерогенность опухолей в этой категории. CD10 экспрессируется по-разному84 и может быть диффузным, поэтому этот маркер обычно не полезен в этом морфологическом контексте.Рецепторы гормонов могут быть отрицательными или слабоположительными.

    UUS — это диагноз исключения, и его следует ставить только после обширного отбора образцов опухоли, чтобы исключить другие более распространенные новообразования высокой степени злокачественности с признаками дифференциации. К ним относятся лейомиосаркома (положительный результат по десмин / h-кальдесмон, часто положительный результат по CK / EMA), карциносаркома (присутствует, по крайней мере, очаговый злокачественный эпителиальный компонент), рабдомиосаркома (рабдомиобласты, десмин / миогенин / MyoD1-положительный), избыточный саркоматозный рост (по крайней мере, у маллериановой саркомы) очаговые области низкой степени злокачественности с доброкачественными эпителиальными элементами), недифференцированная карцинома эндометрия (однородные дисгезивные клетки, напоминающие лимфоциты ± компонент эндометриоидной карциномы низкой степени злокачественности, по крайней мере, очаговый кератин / EMA) 85 и диффузная крупноклеточная B-клеточная лимфома (решенная с помощью соответствующей иммуногистохимии).

    Подводя итог, можно сказать, что наше понимание EST резко изменилось за последние пару десятилетий, несмотря на редкость этих опухолей и пересекающиеся морфологические особенности. В частности, молекулярные достижения сыграли важную роль в более объективной характеристике EST. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы пролить больше света на основные молекулярные пути, получить больше информации о патогенезе и оптимизировать стратегии лечения в качестве конечной цели.

    Забрать домой сообщения

    • Опухоли стромы эндометрия — это редкие мезенхимальные новообразования матки, которые могут имитировать множество других опухолей матки.

    • Редкость стромальных опухолей эндометрия затрудняет их изучение и классификацию по значимым клинико-патологическим категориям.

    • Последние достижения в области молекулярной медицины, которые теперь включены в систему классификации Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) 2014 г., объективно помогли в классификации этих опухолей.

    • Система классификации ВОЗ теперь распознает четыре категории опухолей с четким различием между стромальными саркомами эндометрия низкой и высокой степени злокачественности.

    Неоднородность стромы в пролиферативном функционировании эндометрия — одноклеточный подход

    Введение

    Эндометрий представляет собой сложную ткань, которая циклически регенерирует каждый менструальный цикл при подготовке к имплантации эмбриона. Хотя для понимания механизмов эндометрия, участвующих в имплантации, было проведено много исследований, гораздо меньше известно о регенерации тканей, сродни заживлению ран без рубцов, наблюдаемой в пролиферативной фазе.Это важно не только для понимания нормальной физиологии эндометрия, но и для расшифровки патофизиологии в условиях с нарушенной регенерацией и пролиферацией эндометрия, таких как синдром Ашермана и эндометриоз.

    Стромальные клетки являются наиболее распространенным типом клеток в эндометрии и составляют массу регенеративного эндометрия функционирует . Однако существуют ограниченные знания о стромальном компартменте эндометрия с точки зрения взаимодействий стромальных и иммунных клеток, возможных ниш и функциональных подтипов.До настоящего времени была отдельно охарактеризована только одна популяция периваскулярных стромальных клеток, при этом были описаны экспрессия маркеров клеточной поверхности и транскриптомный профиль (1, 2). Эта стромальная субпопуляция экспрессирует CD146, бета-рецептор тромбоцитарного фактора роста (PDGFRβ) и / или суши-домен, содержащий 2 (SUSD2) (2, 3), и, как было обнаружено, проявляет некоторые характеристики, наблюдаемые в мезенхимальных стромальных клетках (МСК). происходит из периваскулярной среды других тканей, например жировую ткань и пуповину, выделенные с использованием CD90 / THY1, CD73 и CD105 (2, 4).Часто эти клетки считаются клетками-предшественниками стромы эндометрия (1). Помимо этой популяции, большая часть стромального компартмента остается неизученной. В недавнем исследовании мы стремились охарактеризовать стромальные клетки эндометрия (ЭСК) с точки зрения их иммуномодуляции Т-клеток и продукции цитокинов в пролиферативной фазе (5). При этом мы обнаружили, что все увеличенные eSCs экспрессируют поверхностные маркеры MSC, что делает проблематичным различие между фибробластами и клетками-предшественниками на основе маркеров поверхности клеток MSC.Также было показано, что eSCs уникальны по своим иммунным взаимодействиям по сравнению с другими MSC, особенно с точки зрения отсутствия экспрессии основного комплекса гистосовместимости класса II (HLA-II) после провоспалительной стимуляции (5). Это согласуется с предыдущими выводами, описывающими эндометрий как уникальную воспалительную среду, в которой иммунные клетки тщательно регулируются на протяжении менструального цикла (6), чтобы способствовать восстановлению эндометрия вместо рубцевания (7).

    В других тканях, содержащих сложный стромальный компартмент, например, легкое (8, 9), простата (10) и лимфатический узел (11), было идентифицировано разнообразное количество подтипов стромы с различимыми особенностями.Подтипы были связаны с нишей и расположением ткани (11), а также со специфическими функциональными свойствами, такими как реакция на повреждение подмножествами перицитов (12). Учитывая это, вполне вероятно, что строма эндометрия имеет тот же уровень сложности и разнообразия, что обеспечивает восстановление без рубцов и контролируемое воспалительное состояние менструального цикла.

    В настоящем исследовании мы приступили к дальнейшему исследованию стромального компартмента эндометрия в пролиферативной фазе. Используя беспристрастный одноклеточный подход и биоинформатику, мы стремились составить систематическую карту подмножеств стромы эндометрия с генами-маркерами для каждого подтипа и предложить функциональные характеристики.

    Результаты

    Объективный одноклеточный анализ подтверждает известные типы клеток эндометрия

    Мы решили исследовать стромальный компартмент эндометрия в пролиферативной фазе, чтобы определить сложность стромальных клеток. После контроля жизнеспособности и качества изолированные клетки были отправлены на секвенирование одноклеточной РНК (scRNA-seq) на платформе 10x Genomics Chromium (рис. 1A). Чтобы получить беспристрастный профиль стромального компартмента, клетки in vitro не увеличивали, и не сортировали на известные маркеры стромы и предшественников.Были получены транскриптомные профили для 6 864 клеток, которые были уменьшены до 6 348 после дальнейшего контроля качества и фильтрации (см. Материалы и методы). Используя t-распределенное встраивание стохастических окрестностей (tSNE) для визуализации клеток, можно выделить семь кластеров с уникальными транскрипционными профилями (Fig. 1B). Все доноры в равной степени внесли вклад в кластеры клеток, в то время как эффект партии был исправлен.

    Рис. 1. Кластеризация единичных клеток и идентификация клеток эндометрия

    A ) Рабочий процесс scRNA-seq и анализ ткани эндометрия.Биопсии эндометрия (n = 3) были взяты у трех здоровых женщин фертильного возраста и ферментативно расщеплены до суспензии одноклеточных. мРНК из отдельных клеток были захвачены и обработаны с использованием рабочего процесса 10x genomics chromium с последующим секвенированием Illumina. Необработанные считывания обрабатывали для подсчета генов с помощью Cell ranger. Затем подсчет генов использовался ниже по течению для обнаружения и анализа типов клеток. B ) график t-SNE, отображающий кластеризацию результатов scRNA-seq из 6 348 клеток эндометрия. Было обнаружено семь кластеров, а именно эпителиальные клетки (n = 90), эндотелиальные клетки (n = 60), перициты (n = 214), иммунные1 (n = 182), иммунные2 (n = 71), стромальные клетки (n = 5663) и циклические стромальные клетки (n = 68). C ) Профили экспрессии генов топ-маркеров, идентифицирующих каждый кластер клеток. CXCL12 демонстрирует широкую экспрессию в стромальных популяциях, экспрессия RGS5 идентифицирует перициты, EPCAM идентифицирует эпителиальные клетки, PTPRC идентифицирует иммунные клетки и VWF идентифицирует эндотелиальные клетки. D ) Точечная диаграмма, показывающая экспрессию генов дополнительных выбранных маркерных генов для каждого типа клеток для дальнейшей идентификации кластеров. Точки обозначают среднее значение нормализованных выражений по кластерам.Immune1 демонстрирует высокую экспрессию генов, указывающих на фенотип моноцитов, например CD14 и LYZ . Immune2 отображает экспрессию CD27 , что указывает на фенотип Т-клеток / NK-клеток. E ) Тепловая карта, отображающая верхние дифференциально экспрессируемые гены (строки) для каждого типа клеток (столбцы) на основе теста MAST с минимальным логарифмическим кратным изменением 2 и скорректированным p-значением 0,05. Цветовая шкала ограничена 2,5.

    Чтобы идентифицировать типы клеток, мы исследовали экспрессию различных хорошо известных маркерных генов в наших семи кластерах (рис.1С и Д). Мы нашли уникальные гены-идентификаторы для каждого типа клеток: идентифицированных VWF, эндотелиальных клеток, идентифицированных эпителиальных клеток EPCAM, и идентифицированных RGS5 перицитов. Два кластера были идентифицированы как иммунные клетки по экспрессии PTPRC / CD45 (Immune1 и Immune2). Основной кластер, составляющий основную часть секвенированных клеток, был идентифицирован как стромальные клетки с широкой экспрессией CXCL12 (рис. 1С). Этого следовало ожидать, поскольку протокол переваривания тканей был оптимизирован для обогащения eSC, и eSC составляют основной компонент композиции ткани эндометрия in vivo .Затем последовала более обширная характеристика каждой подгруппы: с предшественником стромы эндометрия и маркерами MSC (например, SUSD2 , PDGFRB , THY1 ), наиболее высоко экспрессируемыми в подмножестве перицитов (рис. 1D). Immune1 преимущественно состоял из моноцитов ( CD14, ) и макрофагов, тогда как Immune2 включал NK-клетки и Т-клетки ( CD27 ) соответственно (фиг. 1D).

    Мы применили тест на модельный анализ транскриптомики единичных клеток (MAST, см. Материалы и методы) с минимальным логарифмическим кратным изменением 2 и скорректированным значением p, равным 0.05 для определения верхних дифференциально экспрессируемых генов для всех идентифицированных типов клеток (рис. 1E). В стромальном компартменте было наименьшее количество дифференциально экспрессируемых генов по сравнению с другими подмножествами, что свидетельствует о более разнообразном составе. Гены сигнатуры стромы были SFRP1 и SFRP4 , участвующие в сигнальном пути морфогенного белка Wnt-кости (BMP), IGF1 , фактор роста, связанный с иммуномодуляцией и регенерацией, и гены внеклеточного матрикса (ECM) e.грамм. ММР11 . Гены сигнатуры перицитов представляли собой: ACTA2 , маркер гладкомышечного актина, высоко экспрессируемый в сосудистой сети и фибробластах; RGS5 , известный производитель периваскулярных систем, и CAV1 , ингибитор пути TGFβ1, регулирующего воспаление и продукцию ECM. В соответствии с этим COL4A1 , ключевой игрок в ангиогенезе, также высоко экспрессируется в кластере перицитов.

    В Immune1 наблюдалась высокая экспрессия генов, связанных с HLA-II CD74 , HLA-DRA , HLA-DR1A и HLA-DR1B и бактериолитического LYZ, в то время как в Immune2 гены, относящиеся к рекрутингу Т-клеток и NK. и активация были высоко экспрессированы ( GNLY , CCL5 , NKG7 , IL32 и CD7 ).В подмножестве эпителия ранее идентифицированные маркеры репарации эпителиальной раны и иммуномодуляции ( WFDC2 , PAEP , MMP7 ) были высоко экспрессированы, а также CAPS , который участвует в передаче сигналов клеток и SCGB2A1 , андроген-регулируемый ген. В эндотелиальной субпопуляции гены эндотелиальных маркеров ( CLDN5 и VWF ) были высоко экспрессированы вместе с TM4SF1 , маркером, ранее связанным с активированными эндотелиальными клетками, а также AM2, , который, как известно, ограничивает ангиогенное разрастание.Меньший стромальный кластер имел тот же профиль экспрессии генов, что и основная стромальная подгруппа, но имел более высокие уровни генов, связанных с клеточным циклом ( TYMS , KIAA0101 , TOP2A ) в качестве его единственной отличительной особенности. Известно, что все кластеры типов клеток, которые мы идентифицировали, присутствуют в ткани эндометрия, и поэтому наши результаты показывают, что наши данные представляют собой беспристрастное сочетание типов клеток эндометрия.

    Неоднородность в стромальном компартменте эндометрия и возможные подтипы стромы, выявленные с помощью одноклеточного анализа

    Для дальнейшей характеристики стромального компартмента стромальные клетки были взяты из основного набора данных для дополнительного углубленного анализа.Поскольку циклические стромальные клетки имели другой фенотип клеточного цикла, они были исключены из последующего анализа. Используя анализ Uniform Manifold Approximation and Projection (UMAP), стромальные клетки были повторно кластеризованы, образуя десять независимых популяций (рис. 2A). UMAP-анализ использует пространственное размещение, чтобы проиллюстрировать ассоциацию различных кластеров друг с другом. Хотя периваскулярные клетки сами по себе не считаются стромальными клетками, их роль в регенерации стромы установлена, и поэтому они были включены в начальную кластеризацию, чтобы определить, как и с какими стромальными кластерами они связаны (рис.2А).

    Рис. 2. Анализ и подтипирование компартмента стромальных клеток эндометрия

    A ) График UMAP, показывающий десять кластеров стромальных клеток эндометрия и кластер перицитов справа. Кластеры помечены в соответствии с их идентифицированным профилем экспрессии в B. B ) Точечная диаграмма, показывающая верхние дифференциально экспрессируемые гены (строки) для десяти стромальных кластеров (столбцы). Гены были отобраны на основе теста MAST с минимальным логарифмическим кратным изменением 2 и скорректированным значением p, равным 0.05. Обратите внимание, что цветовая шкала ограничена 2,5. Строма 1, 2 и 3 не демонстрируют какого-либо уникального выражения. Кластер PAGE4 + показывает очень смещенное дифференциальное выражение только для PAGE4 . Кластеры ECM, ACTA + и BMP7 + демонстрируют более высокую экспрессию генов, участвующих в распаде, ремоделировании и организации ECM. Кластер CTNNB1 + демонстрирует более высокую экспрессию генов, участвующих в регуляции эпителия и врожденного иммунитета. Кластер ISG15 + демонстрирует более высокую экспрессию генов, участвующих в врожденном иммунитете.Кластер THY1 + показывает более высокую экспрессию генов, участвующих в передаче сигналов Notch.

    Используя тест MAST с минимальным логарифмическим кратным изменением 2 и скорректированным p-значением 0,05, были определены десять основных отличительных генов для каждого подмножества стромы для создания профиля (рис. 2B). Три кластера (Строма 1, 2 и 3) не показали каких-либо уникальных профилей экспрессии по сравнению с другими кластерами. Мы интерпретируем это как базовые стромальные клетки, составляющие основную часть стромы эндометрия.Тесно связанный с этими кластерами, мы видели один небольшой кластер со смещенной экспрессией для PAGE4 (фиг. 2B). На основании нашего обширного литературного поиска и ограниченного числа генов, отличающих это подмножество, подмножество PAGE4 + не исследовалось.

    В остальных шести популяциях стромы профили генов были охарактеризованы и помечены на основе значимых генов (рис. 2B). Популяция ACTA2 + имела генную сигнатуру ( MYL9 , TAGLN , TPM1 , ACTA2 , TPM2 , TNNT2 и CNN1 ), указывающую на активированные фибробласты 14 и гладкие мышцы (13, 14 гены, модулирующие взаимодействия актина и миозина.Соседняя с этим кластером популяция ЕСМ имела самую высокую экспрессию генов коллагенов и матриксных металлопротеиназ (ММР) ( COL6A3 , COL7A1 , COL8A1 , MMP10 и MMP14 ), которые являются компонентами базальной мембраны (например, окружающая сосудистая сеть) и жизненно важна для регуляции ремоделирования тканей и гомеостаза. Популяция BMP7 + имела гены, участвующие в дифференцировке миофибробластов, эпителиальном мезенхимальном переходе (EMT) и передаче сигналов TGFβ1-WNT ( PRSS23 , ITGA8 , BMP7 , ITM2A и ARHGAP).Мы предполагаем, что эти три стромальных кластера (ACTA +, ECM и BMP7 +) представляют собой подтипы стромы, активные в распаде, ремоделировании и организации ECM, которые являются важными процессами во время пролиферации, восстановления и регенерации тканей, происходящих в эндометрии, во время и после менструации.

    В одном стромальном кластере мы отметили высокую экспрессию CTNNB1 (Fig. 2B). Этот ген ранее был связан с передачей сигналов Wnt и регуляцией стромальных клеток пролиферации и дифференцировки эпителия при заживлении ран (19, 20).Другие гены в этой популяции также были связаны с эпителиально-стромальными взаимодействиями, а также с врожденными иммунными ответами, особенно с противовоспалительной поляризацией макрофагов M2 ( PTPRS , PAQRF , PRDM1 , AXL и FOLR2 ) (21–24). Точно так же в популяции ISG15 + большинство генов участвует в передаче сигналов интерферона и функциях врожденного иммунитета ( ISG15, IF16, MX1, OAS1, IF144L, OAS3, OAS2, MX2, IFIT3 ) (25, 26), что свидетельствует об активированном стромальном иммунитете. состояние клеток / подтип, активный в иммуномодуляции врожденного иммунитета.

    Наконец, периваскулярная популяция стромы THY1 + отличалась высокой экспрессией THY1 , который представляет собой поверхностный гликопротеин, обычно используемый в качестве маркера МСК. Этот кластер также имел самую высокую экспрессию генов, связанных с передачей сигналов Notch ( HES4, HEYL, NOTCh4 ), путем, участвующим в передаче сигналов между клетками, пластичности и дифференцировке клеток, а также генов, связанных с перицитом ( PDGFRB, PDE5A ) (27, 28).

    Одноклеточный анализ клеток перицитов эндометрия выявил два различных подтипа

    Используя известный маркер перицита RGS5, мы идентифицировали одну популяцию клеток, содержащую перициты (рис.3А) (28). Поскольку перициты ранее были связаны с регенерацией стромы эндометрия, мы хотели дополнительно изучить это подмножество клеток (2, 29). Выделение перицитов из основного набора данных и применение анализа UMAP для определения дифференциальной экспрессии генов и более высокой сложности в этой среде дало две отдельные популяции (Pericyte1 и Pericyte2) (рис. 3B).

    Рисунок 3. Анализ и выделение подтипов перицитов эндометрия

    A ) UMAP-график результатов scRNA-seq стромальных клеток эндометрия и выделенных перицитов клеток (черным цветом), экспрессирующих маркер перицита RGS5 .Эти клетки были подмножеством для дальнейшего анализа. B ) UMAP-график результатов scRNA-seq, визуализирующий кластеризацию перицитов эндометрия в два отдельных кластера, Pericyte1 и Pericyte2. C ) График скрипки, отображающий полное распределение экспрессии RGS5 в Pericyte1 и Pericyte2. D ) Точечная диаграмма, показывающая среднюю экспрессию верхних дифференциально экспрессируемых генов для Pericyte1 и Pericyte2 после теста MAST с минимальным логарифмическим изменением в 1,5 раза и скорректированным p-значением 0.05. E ) Графики скрипки, показывающие полное распределение маркерных генов CSG4, CNN1 и MYh21 в Pericyte1 и Pericyte2 с профилем CSPG4 + CNN1 low 90 MY9

    128 low 90 MY9

    128 low для Pericyte1 и CSPG CNN1 high MYh21 high for Pericyte2.

    Чтобы изучить идентичность Pericyte1 и Pericyte2, сравнили уровни экспрессии периваскулярного маркера RGS5, обнаружив, что Pericyte1 имел более высокую среднюю экспрессию, чем Pericyte2 (рис.3С). Применяя MAST-анализ с минимальным логарифмическим изменением в 1,5 раза и скорректированным значением p 0,05, были определены дифференцированно регулируемые гены между двумя популяциями: CYGB, ARGHDIB, LINC00152 и NDUFA4L2 , специфичные для Pericyte1 и MYh21 , CKB, CFD, S100A4, IGF1 и SFRP1 , специфичные для Pericyte2 (рис. 3D). MYh21 ранее использовался в качестве маркера зрелых гладкомышечных клеток (SMC) в периваскулярной нише (30).Для дальнейшего исследования, может ли Pericyte2 представлять SMC-подобный подтип перицита, была подтверждена экспрессия дополнительных маркеров CSPG4 , CNN1 и MYh21 как в Pericyte1, так и в Pericyte2 (30) (рис. 3E). Pericyte1 представил профиль CSPG4 + CNN1 low MYh21 низкий профиль , а Pericyte2 имел CSPG CNN1 высокий профиль.Это согласуется с Pericyte1, представляющим классическую популяцию перицитов / муральных клеток, и Pericyte2, представляющим SMC-подобный или сократительный перицит.

    Транскрипционная экспрессия PDGFRB, MCAM, SUSD2 и THY1 распространяется через большую периваскулярную нишу. ACTA2 +, THY1 +, Pericyte1 и Pericyte2), представляющие профили генов, указывающие на идентичность периваскулярного и гладкомышечного актина, тем самым устанавливая более специфические гены-маркеры (рис.4А).

    THY1 экспрессия увеличивается в стромальных субпопуляциях с увеличением близости к перициту согласно анализу UMAP, где локальные и глобальные структуры сохраняются и, таким образом, расстояние между субнаборами указывает на сходство субнаборов (фиг. 4B). Четыре популяции были подмножеством и интегрированы, был проведен UMAP-анализ (рис. 4C) и была определена относительная масштабированная экспрессия по подмножеству PDGFRB , MCAM , SUSD2 и THY1 (рис.4D). PDGFRB высоко экспрессируется в клетках Pericyte1 и THY1 +. MCAM и SUSD2 были высоко экспрессированы в Pericyte1 и Pericyte 2. THY1 был высоко экспрессирован в Pericyte1 и THY1 + клетках. Никакой специфический маркер не отличал клетки THY1 + от других популяций клеток в подмножестве (фиг. 4D). Мы применили анализ скорости РНК (Velocyto, см. Материалы и методы) на подмножестве, чтобы определить траекторию развития (рис. 4E). В каждой ячейке на графике анализа главных компонентов (PCA) амплитуда и направление стрелки предоставляют информацию о траектории развития.Pericyte1 и Pericyte2 показали длинные активные стрелки с противоположным направлением перехода к разным состояниям. Внутри клеток THY1 + было две субпопуляции: одна ближе к клеткам ACTA2 +, с короткими стрелками, указывающими на устойчивое состояние, в то время как другая субпопуляция имела более длинные стрелки, фиксирующиеся в направлении Pericyte1. Клетки ACTA2 + представили единообразную идентичность с самыми короткими стрелками в целом, что, возможно, является примером более совершенного состояния. Их траектория была в направлении, противоположном перициту1 и перициту2.Наконец, мы стремились идентифицировать более специфические гены-маркеры для различных популяций в периваскулярной среде, чтобы их можно было легче отличить от других популяций в этой среде, применяя MAST-анализ с минимальным логарифмическим изменением в 1,5 раза и скорректированным p-значением. 0,05 (рис. 4F). TXN, KRT19, TGFBI, VCAN и GLIPR1 конкретно идентифицировали клетки ACTA2 +. HES1 , SPOCK1 , HTRA3 , CHST1 и IGFBP3 идентифицировали клетки THY1 +. ARHGDIB, NDUFA4L2, RGS5, CYGB и ANGPT2 идентифицировали Pericyte1. FXUD1 , SOD3 , SLIT3 , LG14 и ACTG2 идентифицировали Pericyte2. В целом, эти профили генов обеспечивают более специфические гены-маркеры в периваскулярной среде, поскольку текущие профили генов, по-видимому, больше говорят о местонахождении клеток, чем о типе клеток.

    Рисунок 4. Анализ подмножеств кластеров ACTA2 +, THY1 +, Pericyte1 и Pericyte2 с

    A ) UMAP-график стромальных клеток эндометрия и перицитов с выделением типов клеток ACTA2 +, THY1 + и перицитов 1 и 2 (черным). B ) UMAP-график стромальных клеток эндометрия и перицитов, показывающий повышенную экспрессию THY1 с увеличением близости к кластеру перицитов вверху справа. C ) График UMAP, показывающий группы ACTA2 +, THY1 + и перицит 1 и 2. D ) График UMAP, показывающий паттерн экспрессии генов PDGFRB , MCAM , SUSD2 и THY1. Ни один из этих маркеров не может исключительно идентифицировать какой-либо из кластеров, упомянутых в C. E ) Диаграмма рассеяния PCA, показывающая скорость РНК.Прогнозируемая траектория развития между кластерами отображается в виде векторного поля. Короткие стрелки указывают на устойчивое состояние, а длинные стрелки указывают на активное продвижение к дифференцированному состоянию. Клетки дифференцируются в направлении стрелки, что указывает на то, что некоторые из клеток THY1 + фиксируются в направлении Pericyte1. F ) Тепловая карта, показывающая верхние дифференциально экспрессируемые гены (строки) для каждого кластера клеток (столбцы) на основе теста MAST с минимальным логарифмическим кратным изменением 1,5 и скорректированным p-значением 0.05.

    Валидация подтипов стромы и перицитов эндометрия во внешнем наборе данных выявляет различимые подтипы, сохраняющиеся на протяжении менструального цикла

    Чтобы подтвердить наши выводы о подтипах стромы и перицитов эндометрия, мы импортировали внешние данные scRNA-seq человека из материнской -фетальный интерфейс Vento-Tormo et al ., (2018) (31). Набор данных был отфильтрован для децидуальной фракции материнского CD45 (12544 клетки), что обеспечило подходящее сравнение со стромальным компартментом эндометрия и периваскулярными клетками.Децидуальная оболочка матери — это эндометрий после децидуализации и плацентации. В рамках первоначального анализа были исследованы три популяции децидуальной стромы (dS1, dS2 и dS3) и две периваскулярные популяции (dP1 и dP2) (рис. 5A). Аналогичный рабочий процесс, описанный вначале, был применен к интересующей подгруппе данных. Кластеризация Лувена использовалась в Сёра для идентификации 10 кластеров (рис. 5В). Чтобы выяснить, представляет ли какой-либо из этих кластеров подтипы, которые были идентифицированы в нашем наборе данных, мы провели поиск экспрессии некоторых из наших отличительных маркерных генов в кластерах (рис.5С). Профили экспрессии генов идентифицировали один кластер как популяцию CTNNB1 + (фиг. 5Ci), другой как популяцию ACTA2 + (фиг. 5Cii), а третий — как стромальный подтип ISG15 + (фиг. 5Ciii). Это предполагает, что эти подтипы / состояния клеток являются постоянными игроками в стромальном компартменте эндометрия на протяжении менструального цикла и на ранних сроках беременности. Чтобы исследовать наши подтипы перицитов, клетки были отобраны для экспрессии RGS5 во внешнем наборе данных (рис. 5D). Используя маркеры CYGB , ARGHDIB и NDUFA4L2 , мы могли легко идентифицировать один кластер клеток как соответствующий Pericyte1, а с помощью экспрессии MYh21 было идентифицировано Perictye2 (рис.5E).

    Рис. 5. Анализ и идентификация подтипов стромы и перицитов эндометрия на границе раздела матери и плода.

    A) UMAP-график данных scRNA-seq материнской CD45 децидуальной фракции от границы раздела мать-плод. Аннотация кластеров клеток согласно оригинальной публикации Vento-Tormo et al. (31), который идентифицирует перициты (dP1 и dP2) и стромальные клетки (dS1, dS2 и dS3).

    B) UMAP-график данных scRNA-seq материнской CD45 децидуальной фракции из интерфейса мать-плод, отображающий десять кластеров с использованием тех же параметров, что и в нашем наборе данных. C ) Графики скрипки, показывающие полное распределение экспрессии маркерного гена для каждой популяции. i) CTNNB1 + эпителиальный регулятор; PTPRS , HNRNPh2 и AXL ii) фибробласт, активированный ACTA2 +; TAGNLN , ACTA2 и CNN1 iii) стромальный подтип ISG15 + врожденного иммунитета; ISG15 , IFI6 и MX1. D ) Диаграмма рассеяния, показывающая клетки, экспрессирующие RGS5, в проекции UMAP. E ) Диаграмма рассеяния выбранных клеток RGS5 + и их масштабированной экспрессии генов CYGB , ARGHDIB , NDUFA4L2 и MYh21 , идентифицирующая верхние правые клетки как Pericyte1 и нижние правые клетки как Pericyte2.

    Обсуждение

    Понимание механизмов заживления и роста важно при объяснении дерегуляции доброкачественных гинекологических заболеваний, которые проявляются воспалительным / пролиферативным дисбалансом (32, 33). Кроме того, уникальный механизм регенерации эндометрия может дать нам знания для разработки клеточной и генной терапии для борьбы с хроническими заболеваниями. Используя объективные данные транскрипции отдельных клеток, это исследование показывает, что природа стромального компартмента эндометрия более сложна, чем предполагалось ранее.Неоспоримо, эндометриальная периваскулярный среда имеет много безответных вопросов о его роли в качестве ниши клеток-предшественников и центрального регулятора внутриматочной регенерации. Однако не менее важны и другие ниши, которые координируют контролируемую пролиферацию стромы, постоянно меняющийся состав внеклеточного матрикса и воспалительный гомеостаз. Шесть сигнатур экспрессии генов стромальных подмножеств, которые мы описали в этой работе; из которых три сохраняются на протяжении децидуализации и ранней беременности, обеспечивая отправную точку для понимания сложности большего стромального компартмента.На этом этапе необходимы дальнейшие последующие эксперименты, чтобы определить, может ли транскриптомная гетерогенность в клеточной популяции выявить ранее неизвестные типы клеток, состояния клеток или клеточные ниши in vivo . Таким образом, все наши стромальные подмножества требуют трансляционной валидации и дальнейшего изучения, чтобы придать функциональное значение транскрипционным профилям.

    Ранее мы наблюдали, что eSCs обладают уникальным иммуномодулирующим фенотипом, описывающим отсутствие экспрессии HLA II на поверхности клеток в провоспалительных условиях (лицензирование IFNγ и TNF-α) в отличие от других стромальных клеток.Кроме того, они ограничивают воспаление, уменьшая пролиферацию CD4 + Т-хелперных клеток, сдвигая их в сторону эффекторного фенотипа памяти (5). В текущем исследовании, в частности, популяция ISG15 + выявила профиль экспрессии генов, регулируемый интерфероном, что свидетельствует об активированной стромальной популяции, что видно в воспалительных условиях, таких как регенерация тканей после менструации (34). Точно так же популяция CTNNBI + включала гены, связанные с поляризацией макрофагов M2, например. AXL , FOLR2 (22–24).Макрофаги M2 участвуют в ремоделировании тканей и секретировании противовоспалительных цитокинов, что свидетельствует о том, что стромальные клетки могут быть способны поляризовать макрофаги до состояния M2 посредством паракринных механизмов (35, 36). Исследования иммуномодуляции in vitro могут дать нам лучшее понимание популяции ISG15 + и CTNNBI +. В то время как вычислительные инструменты, такие как CellPhone DB с обширными данными о секвенировании иммунных клеток эндометрия, могут предоставить дополнительную информацию о конкретных механизмах ЭСК в регенерации ткани и иммуномодуляции определенных лимфоцитов (37).

    Подмножество ACTA2 + четко отличается от других стромальных подмножеств своей высокой экспрессией актина гладких мышц и генов, регулирующих миозин. Дальнейшее определение идентичности популяции осложнялось невозможностью различить периваскулярные гладкие мышцы, активированный фибробласт или терминально дифференцированный миофибробласт, основываясь только на одном профиле транскрипции. ACTA2 исторически использовался в качестве маркера в обоих случаях (13, 14).На основании анализа скорости РНК, клетки ACTA2 + продемонстрировали устойчивое состояние с самой низкой способностью к дифференцировке по сравнению с другими популяциями клеток в периваскулярной среде, что больше соответствовало их идентичности активированным фибробластам / миофибробластам. Клетки ACTA2 + также были выделены в анализе Vento-Tormo и др. . с экспрессией генов и белков, наблюдаемой в периваскулярной среде, а также в децидуальной губчатой ​​оболочке, прилегающей к миометрию (31). Таким образом, существует общая потребность в поиске конкретных маркеров для различения близости гладких мышц и активации миофибробластов, чтобы лучше определить роль каждой из этих клеток в регенерации (38).

    Перицит эндометрия, по-видимому, состоит из двух подмножеств, причем Pericyte1 потенциально представляет собой более классический перицит / муральную клетку, в то время как Pericyte2 показывает профиль гена, более согласованный с сосудистыми SMC согласно профилям генов, представленным Kumar et al. (30). Однако поле больше перицитов не имеет определенного профиля маркера, который бесспорно, и независимо от стадии развития идентифицирует перицитов от сосудистых SMCs или ЦКМ в этом отношении (38, 39). Общие маркеры включают ACTA2 , PGDFRB , DES , RGS5 и CSPG4 (38).Это приводит к вопросу о том, где заканчиваются периваскулярные клетки и начинается стромальный компартмент с миофибробластами и предшественниками. PDGFRβ, MCAM (2) и SUSD2 (3) ранее использовались в качестве маркеров в эндометрии для идентификации стромальных предшественников, однако наши данные предполагают, что эти гены экспрессируются всеми клетками в периваскулярной среде, с самой высокой экспрессией генов в перицитах1 и Перицит 2. Необходимы дальнейшие исследования относительно того, являются ли эти маркеры более дискриминационными на уровне белка, особенно когда предшественники стромы и перициты выделяются и обогащаются с использованием аналогичных маркеров клеточной поверхности.THY1 / CD90 в сочетании с CD73 и CD105 используются в качестве маркеров МСК для идентификации предшественников стромы эндометрия (40). Хотя наши данные показывают дифференциальную экспрессию THY1 в стромальном компартменте и периците, это не только для клетки-предшественника или перицита. THY1 экспрессируется на поверхности ряда клеток, включая фибробласты (5, 41), и хотя он связан с недифференцированными состояниями в стромальных и гематопоэтических клетках, он является маркером прогрессирующего созревания в нейронах (42).Это демонстрирует сложность его биологической роли помимо маркера и важность клеточного микроокружения (42). В целом, наши результаты предполагают, что существующие эндометриальные маркеры клеток-предшественников в периваскулярной среде недостаточно специфичны на уровне генов, чтобы различать ключевые клетки в этой нише. Это затрудняет их различение друг от друга и определение их индивидуальной роли в регенерации.

    Возможная причина, по которой множественные популяции стромы не могли быть подтверждены во внешнем наборе данных, была связана со значительным влиянием децидуализации на морфологию стромальных клеток и их иммунофенотип.Естественная диссоциация ткани также изменит транскриптом, возможно, различая два набора данных (43).

    Наше исследование scRNA-seq предоставило описательные данные о многочисленных подмножествах стромы и исследовательских маршрутах для изучения их роли в регенерации эндометрия. Существует множество стромальных сред, которые включают разные типы клеток, состояния клеток, составы ECM и иммунные настройки. Кроме того, это исследование предоставляет информацию о сложности периваскулярной среды, показывая, как очень мало генов действительно уникальны для одной клеточной популяции, что затрудняет различение клеток-предшественников, фибробластов, гладкомышечных клеток и настенных клеток.Это особенно верно, если на экспрессию генов и белков сильно влияет микроокружение, а не конкретный тип клеток.

    Материалы и методы

    Материал здорового донора эндометрия

    Стадия пролиферации эндометрия функциональных образцов образцов были получены от здоровых добровольцев (n = 3) в возрасте 30–32 лет. Исследование было одобрено региональным этическим комитетом Каролинского института, Стокгольм, Швеция (ссылочные номера этического одобрения DNR: 2015 / 367-31 / 4 и 2017 / 216-31).Письменное информированное согласие было получено от всех участвовавших женщин. У всех доноров был нормальный менструальный цикл (25–35 дней) и была доказана фертильность (по крайней мере, одна подтвержденная беременность). Женщин обследовали на предмет отсутствия гормональных заболеваний, патологий матки (например, эндометриоза, синдрома поликистозных яичников и / или предыдущих отчетов о бесплодии) и заболеваний, передающихся половым путем (ВИЧ, Chlamydia trachomatis-ДНК и гонококки-ДНК). Ни одна из женщин не использовала гормональные противозачаточные средства или внутриматочную спираль как минимум за 3 месяца до биопсии.Биопсии получали без раскрытия шейки матки или местной анестезии с использованием аспиратора пипель от Cooper Surgical (Trumbull, США).

    Выделение единичных клеток эндометрия

    После сбора биоптатов эндометрия их хранили в растворе для хранения тканей MACS® (Miltenyi Biotec, Lund, Швеция) при 4 ° C до дальнейшей обработки. Образец промывали фосфатно-солевым буфером (PBS; Sigma-Aldrich, Taufkirchen, Германия) и измельчали ​​на 2 мм 3 кусочков. Ткань осторожно переваривали в стерилизованном фильтром растворе Dispase II (0.5 Ед / мл; Sigma Aldrich, Тауфкирхен, Германия) в полной среде, состоящей из DMEM-F12 (Thermo Fisher Scientific, Драйайх, Германия) с 10% (об. / Об.) Фетальной телячьей сывороткой (FCS; Thermo Fisher Scientific) при 4 ° C в течение ночи. Раствор ткани вручную дезагрегировали, промывали полной средой и центрифугировали при 200 × g в течение пяти минут. Ткань дополнительно переваривали стерилизованной на фильтре коллагеназой III (150 ед. / Мл; Worthington, Lakewood, USA) и ДНКазой (139 ед. / Мл; Sigma Aldrich) в полной среде при перемешивании в течение 45 мин при 37 ° C.После полной диссоциации ткани клетки промывали полной средой и центрифугировали при 200 × g в течение пяти минут. Осадок клеток обрабатывали 1 мл буфера для лизиса красных кровяных клеток (Roche, Solna, Швеция) в течение пяти минут при комнатной температуре. Реакцию останавливали добавлением полной среды, клетки промывали и центрифугировали при 200 × g в течение пяти минут. Клетки подсчитывали и оценивали жизнеспособность с использованием автоматического счетчика клеток TC20 ™ (BioRad, Гетеборг, Швеция). Клетки ресуспендировали в PBS, содержащем бычий сывороточный альбумин (400 мкг / мл; Sigma Aldrich) при концентрации клеток 1000 клеток / мкл.

    Подготовка одноклеточной библиотеки и секвенирование мРНК (scRNA-seq) клеток эндометрия в пролиферативной фазе с помощью 10x Genomics

    Суспензии эндометриальных клеток были доставлены в Eukaryotic Single Cell Genomics Facility (ESCG, SciLifeLab, Stockholm, Sweden), подготовлены и загружен на прибор 10x Genomics Chromium Controller для образования одноклеточных гелевых шариков в эмульсии (GEM) и штрих-кодирования с использованием набора Chromium Single Cell 3 ‘Gel Bead Kit v2. Была выполнена обратная транскрипция GEM.После создания кДНК, амплификации с помощью ПЦР и очистки библиотеки для секвенирования были сконструированы в соответствии с инструкциями производителя с использованием набора Chromium Single Cell 3 ’Library Kit v2.

    Три цикла scRNA-seq некультивируемых клеток эндометрия выполняли по одному циклу на образец (n = 3). Каждый запуск состоял из одной дорожки для образцов / секвенирования с использованием прибора Illumina 2500. Приблизительно 3000 клеток были секвенированы на образец с глубиной секвенирования 50000 считываний на образец.

    Анализ данных ScRNA-seq

    Выходные файлы ScRNA-seq были преобразованы с помощью Cell Ranger 2.1.1 и выровнен с транскриптомом hg19 с помощью картографа STAR (44). Cell Ranger использовался для обработки необработанных данных секвенирования. Анализ отфильтрованных ячеек проводился в версиях R 3.6.0 и 3.6.1 с использованием пакета Seurat версий 3.1.2 и 3.1.3 (45, 46). Первоначальные меры контроля качества были выполнены для исключения потенциальных дублетов и умирающих клеток, клетки, экспрессирующие 200-5000 генов, и менее 10% митохондриальных генов были сохранены, в результате чего всего было 6 348 клеток. Гены ERCC, RPL и RPS были удалены. Все клетки были нормализованы в соответствии со стадией их клеточного цикла, и данные были скорректированы с учетом эффекта партии с помощью инструмента интеграции sctransform (47).Размерность данных была уменьшена с помощью PCA. Диаграмма изгиба использовалась для выбранных ведущих ПК, которые использовались для кластеризации и визуализации Лувена с использованием tSNE и UMAP. Инструмент SingleR-Based Single-Cell RNA-Seq Annotation (48) был запущен для широкой идентификации типов клеток. Окончательные метки типа клеток были установлены после ручной оценки с использованием известных маркерных генов. После идентификации клеток маркерные гены для каждого подмножества определяли с помощью тестов дифференциальной экспрессии генов с использованием MAST (49).Более крупные группы клеток были дополнительно подвергнуты анализу с использованием тех же шагов Сера снова. Velocyto использовали для оценки клонов клеток по динамике клеток и скорости РНК (50).

    Внешний набор данных использовался для проверки профилей генов, найденных в наборе данных эндометрия. Этот набор данных был впервые опубликован Vento-Tormo et al ., 2018 (VT) (31). Данные были загружены по адресу: https://www.ebi.ac.uk/arrayexpress/experiments/E-MTAB-6701/. Набор данных VT был интегрирован с нашими данными, чтобы исследовать сходство типов клеток и профилей экспрессии.См. Исходную публикацию для получения дополнительных сведений о данных VT и их анализе.

    Статистика

    Изменения масштабированной экспрессии генов между типами клеток рассчитывались с использованием теста MAST (49). MAST использует структуру обобщенной линейной модели, которая учитывает бимодальную природу данных экспрессии отдельных клеток из-за случайного выпадения. MAST предлагает тест дифференциальной экспрессии генов, специально адаптированный для данных подсчета отдельных клеток. Логарифм кратное изменение 2 или 1,5 и скорректированное значение p 0.05 применялся для определения уникальных генов в различных подмножествах. Скорректированное значение p / ложное обнаружение было основано на поправке Бонферрони с использованием всех генов в наборе данных.

    Европа PMC

    Am J Transl Res. 2018; 10 (11): 3610–3618.

    Опубликовано в Интернете 15 ноября 2018 г.

    Народная больница Ляочэн, Dongchang West Road # 67, Liaocheng 252000, China,

    Адресная корреспонденция: Xin Wei, Liaocheng People’s Hospital, Dongchang West Road # 67, Liaocheng 252000, Китай.E-mail: [email protected]

    Поступила 12 апреля 2018 г .; Принято 21 октября 2018 г.

    Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    Эндометриоз — распространенное гинекологическое заболевание, которым страдают 6-10% женщин. Эндометриоз связан с избыточным фиброзом, что приводит к хронической боли, рубцеванию и нарушению функции тканей. Однако молекулярные и клеточные механизмы, лежащие в основе фиброза при эндометриозе, все еще остаются неуловимыми. В этом исследовании мы использовали эндометриальные и эндометриоидные стромальные клетки, выделенные от пациентов, и использовали siRNA для нокдауна белка P1 Forkhead box (FOXP1), чтобы изучить влияние FOXP1 на сокращение коллагена, пролиферацию клеток и смягчение их последствий.Вестерн-блоттинг и количественная ПЦР применялись для анализа уровней белка и мРНК соответственно. По сравнению с контрольными стромальными клетками эндометриоидные стромальные клетки пациентов демонстрировали более высокие уровни экспрессии FOXP1 и связанного с Wnt ацетилирования β-катенина. Нокдаун FOXP1 снижал не только передачу сигналов Wnt, но и экспрессию фиброзных маркерных генов, включая фактор роста соединительной ткани, коллаген I типа, α-актин гладких мышц и фибронектин. Кроме того, нокдаун FOXP1 обращает вспять фенотипы эндометриоидных клеток, включая уменьшение сокращения геля коллагена, ингибирование пролиферации и миграции клеток.Наконец, ингибитор передачи сигналов Wnt AVX939 блокировал ацетилирование β-катенина и пролиферацию стромальных клеток эндометрия, индуцированную эктопической экспрессией FOXP1. FOXP1 усиливает фиброз во время эндометриоза за счет активации сигнальной активности Wnt.

    Ключевые слова: Эндометриоз, FOXP1, передача сигналов Wnt, ацетилирование β-катенина, фиброз

    Введение

    Эндометриоз является распространенным гинекологическим заболеванием, поражающим 6-10% женщин, и характеризуется расширением стромы и желез эндометрия в внеутробные участки [1].Гистологически эндометриоз проявляется избыточной фиброзной тканью, окружающей железы и строму эндометрия. Фиброз характеризуется пролиферацией и образованием локализованных фибробластов и накоплением избыточного коллагена [2]. Избыточный фиброз приводит к рубцеванию, хронической боли и более тяжелым клиническим исходам, включая боль в области таза, дисменорею и диспареунию [3]. Однако молекулярный механизм, лежащий в основе фиброза при эндометриозе, все еще не ясен.

    Фиброз при эндометриозе регулируется сигнальным путем Wnt, который играет важную роль при различных заболеваниях [4].Сигнальный путь Wnt ненормально активируется в эндометриоидных тканях пациентов [5], и его ингибирование блокирует эндометриоидное поражение, пролиферацию и миграцию клеток, а также инвазию эпителиальных и стромальных клеток в эндометриоидные и эндометриоидные ткани [6]. Механически передача сигналов Wnt регулирует экспрессию фиброзных маркерных генов, включая фактор роста соединительной ткани (CTGF), коллаген I типа (Col-I), α-актин гладких мышц (αSMA) и фибронектин (FN), все из которых участвуют в фиброгенезе. эндометрия и тканей эндометриоида [7].

    Передача сигналов Wnt жестко регулируется, и его аберрантная активация приводит ко многим заболеваниям [1]. В отсутствие стимуляции Wnt нижележащий белок β-катенин убиквитинируется комплексом APC / Axin / GSK-3β и впоследствии разрушается. Wnt связывается с комплексом рецептора Frizzled / LRP для инактивации GSK-3β, что приводит к накоплению цитозольного β-катенина и последующей транслокации в ядро ​​для активации экспрессии генов, нацеленных на Wnt [4]. Ключевым продуктом пути передачи сигналов Wnt является ацетилирование по Lys 49 β-catenin, которое стабилизирует белок и способствует активности передачи сигналов Wnt [8].Сообщалось, что Forkhead box protein P1 (FOXP1) может взаимодействовать с acetyltransferase CBP, чтобы способствовать ацетилированию β-catenin и тем самым увеличивать активность передачи сигналов Wnt [9]. Однако неясно, участвует ли FOXP1 в фиброзе при эндометриозе.

    FOXP1 является фактором транскрипции и выполняет различные функции в процессе развития, гомеостаза тканей взрослого человека, регенерации и заболевания [10]. Недавнее исследование показало, что уровень экспрессии FOXP1 был значительно повышен в эндометриоидных стромальных клетках от пациентов с эндометриозом [11].Наше текущее исследование также показало, что FOXP1 не только регулирует экспрессию генов фиброзных маркеров, включая αSMA, Col-I, CTGF и FN, но также связан со стимулированным стромальными клетками сокращением коллагенового геля, а также с пролиферацией и миграцией эндометриоидных стромальных и эпителиальные клетки. Ингибитор передачи сигналов Wnt предотвращал эктопическую FOXP1-индуцированную пролиферацию стромальных клеток. Таким образом, это исследование впервые демонстрирует, что FOXP1 играет усиливающую роль в развитии фиброза при эндометриозе.

    Методы

    Пациенты

    Пациенты в возрасте 19-39 лет, перенесшие лапароскопию по поводу эндометриоза, были набраны в Народной больнице Ляочэн для этого исследования. Ткани эндометрия пациенток с миомой матки служили контрольными образцами. Ни один из участников исследования не получал гормонального лечения или внутриматочной контрацепции более 6 месяцев до операции. Ткани в глубоких эндометриоидных поражениях (около 5 мм ниже поверхности брюшины) или эндометриозе яичников (эктопический эндометрий), а также парные эктопические ткани эндометрия были иссечены непосредственно перед операцией с помощью аспирационного катетера для эндометрия (Pipelle).В этом исследовании у всех пациентов с миомами были интрамуральные и / или субсерозные миомы, и ни у одной пациентки с миомой матки или трубным бесплодием не было эндометриоза. Менструальный цикл (26-32 дня) у всех пациентов был нормальным. Эндометриоидные образцы были разделены на следующие пять групп: пролиферативные (P) (8-14 дни), раннесекреторные (ES) (15-19 дни), среднесекреторные (MS) (20-24 дни), поздние секреторные. секреторный (LS) (25-28 дни) и менструальный (M) (дни 1-3). Все субъекты дали информированное согласие. Комитет по этике Народной больницы Ляочэн одобрил протокол исследовательского проекта.

    Культура клеток

    Эндометриальная и эндометриоидная ткани вырезали и измельчали ​​на блоки размером 1-2 мм. 3 . Затем ткани переваривали коллагеназой типа I (0,25%) (Life Technologies, Плезантон, Калифорния, США) и дезоксинуклеазой I (15 Ед / мл) (Life Technologies, США) в среде DMEM / F-12, не содержащей фенола красного, в течение 1 мг. ч (эндометрий) или 1 ч 30 мин (эндометриоз) при 37 ° C. Переваренные ткани фильтровали через сетчатые фильтры для нейлоновых клеток диаметром 40 мм (BD, Le Pont de Claix, Франция) для выделения эндометриальных или эндометриоидных клеток.Ситечко отделяло интактные эпителиальные клетки и диспергированные стромальные клетки. Отфильтрованные клетки обрабатывали гипотоническим буфером (1 мМ KHCO 3 , 0,15 мМ NH 4 Cl и 0,1 мМ Na 2 EDTA) (Life Technologies, США) для удаления красных кровяных телец. Клетки высевали в колбы Primaria (BD, Франклин Лейкс, Нью-Джерси, США) в среде DMEM / F-12 без фенолового красного с добавлением 10% очищенного от угля FBS и антибиотиков с последующей инкубацией при 37 ° C в 95% -ном воздухе / 5% CO 2 .Эпителиальные клетки культивировали в инкубаторе для клеток в течение 1 ч для удаления загрязненных и прикрепленных к стенкам стромальных клеток. Плавающие эпителиальные клетки отделяли и высевали в полную культуральную среду, как указано выше. Через 2-3 дня клетки достигли слияния. Для экспериментов использовали ранние пассажи клеток.

    Вестерн-блот

    Клетки лизировали в буфере RIPA с ингибитором протеаз и добавляли 1 мкМ TSA в образцы для обнаружения ацетилирования β-катенина Lys49.Белки разделяли с помощью SDS-PAGE с последующим переносом на PVDF-мембраны (ThermoFisher, Waltham, MA, USA). Мембраны последовательно подвергали блоттингу первичными антителами и вторичными антителами, связанными с HRP. Для визуализации полос использовали субстрат Immobilon Western Chemiluminescent HRP (Millipore, Billerica, MA, USA). Все антитела против FOXP1 (1: 1000) и β-катенина (1: 1000) были приобретены у Cell Signaling (Danvers, MA).

    Анализ сокращения коллагенового геля

    500 мкл 1% бычьего сывороточного альбумина (БСА) в каждую лунку добавляли в 24-луночные планшеты и инкубировали в течение 1 ч при 37 ° C для уменьшения липкости поверхности и блокировки прикрепления гелей к чашке. стена.После обработки si-FOXP1 (50 нг / мл) или носителя в течение 72 часов эндометриоидные и стромальные клетки эндометрия переваривали трипсином. После подсчета клеток 2,5 × 10 5 клеток / мл смешивали с 2,0 мг / мл раствора коллагена типа I (BD, Le Pont de Claix, Франция) в PBS, содержащем 0,023 н. NaOH. В предварительно покрытые 24-луночные планшеты добавляли по 500 мкл суспензии коллаген / клетки в каждую лунку с последующей инкубацией в течение 60 минут при 37 ° C. Для стромальных клеток эндометрия, обработанных si-FOXP1, использовали 500 мкл культуральной среды плюс 2% FBS, очищенный от угля.Наблюдали сокращение коллагенового геля в течение 24 часов, и программное обеспечение ImageJ применяли для измерения площади поверхности сокращенных гелей через 0, 6, 12 и 24 часа.

    Анализы пролиферации клеток

    Пролиферацию клеток определяли с помощью анализа пролиферации клеток (MTS) CellTiter 96H AQueous One Solution (Promega, Charbonnie’res-les-Bains, France). Вкратце, 1 × 10 4 клеток на лунку помещали в 96-луночные планшеты. После культивирования в течение 2 дней клетки обрабатывали si-FOXP в указанных концентрациях или носителем в течение 48 часов.20 мкл реагента для анализа пролиферации клеток CellTiter 96H AQueous One Solution (Promega) добавляли к клеткам с последующей инкубацией в течение 3 часов. Количество клеток измеряли по оптической плотности при 490 нм (Thermo Scientific, Illkirch, Франция).

    Анализы миграции и инвазии in vitro

    Для выполнения миграции in vitro 5 × 10 4 клеток на камеру в 500 мкл среды DMEM / F12 без фенолового красного и FBS были засеяны в верхнюю камеру 24-луночного без покрытия камеры / микрофильтры (BD, США).Нижняя камера содержала 750 мкл DMEM / F12, содержащего 10% очищенную от угля FBS (Gibco, США). Спустя 24 часа подвижность / миграцию клеток определяли по количеству клеток, мигрировавших через микрофильтр.

    Экстракция РНК и количественная ПЦР в реальном времени (кПЦР)

    Тотальную РНК очищали с помощью реагента Trizol (ThermoFisher, США). Концентрацию РНК определяли с помощью NanoDrop 2000 (Nanodrop). 1 мкг РНК для каждого образца обратно транскрибировали в кДНК с помощью SuperScript IV (Thermo-Fisher, США).Уровень экспрессии мРНК определяли с помощью кПЦР в системе ABI 7500 RealTime PCR с использованием набора SYBR Green MasterMix (ABI). GAPDH выполнял функции внутреннего контроля. Были сконструированы следующие праймеры: FOXP1 F: 5’-CGGTTCAGCCATCCAGAATGG-3 ’R: 5’-GTCCACGGCCGGCGTCTCTCCG-3’; αSMA F: 5’-TGGCTGATGGAGTACTTC-3 ’R: 5’-GATAGAGAAGCCAGGATG-3’; CTGF F: 5’-GTGGTACGGTGTACCGCAGCGG-3 ’R: 5’-GCAGACGAACGTCCATGCTGC-3’; Col-I F: 5’-gaggagagcgtgtgcggctcc-3 ’R: 5’-GGATGGGCAGCAGCTGTGGAGG-3’; GAPDH F: 5’-AGGTGAAGGTCGGAGTCAAC-3 ’R: 5’-GGGTGGAATCATATTGGAACA-3’.

    Статистический анализ

    Для статистического анализа использовалась версия 16 SPSS. Сравнение между группами проводилось с помощью теста Стьюдента t , одностороннего дисперсионного анализа или повторяющихся измерений общей линейной модели. P <0,05 означает статистическую значимость.

    Результаты

    Экспрессия FOXP1 повышается как на уровне мРНК, так и на уровне белка

    Для исследования генов, участвующих в фиброзе во время эндометриоза, эндометриальные и эндометриоидные стромальные клетки были выделены у пациентов с эндометриозом или без него для создания модели in vitro .CTGF, Col-I, αSMA и FN — четыре гена фиброзных маркеров. Как показано на фиг.4, экспрессия этих генов была значительно увеличена в стромальных клетках эндометриоидных пациентов, как и ожидалось. Более того, уровень белка β-катенина был повышен в клетках пациентов с эндометриозом (и дополнительный рисунок 1). Эти данные свидетельствуют о том, что модель была успешно создана. Затем мы проверили уровень экспрессии регулятора передачи сигналов Wnt, FOXP1. Уровни мРНК () и белка () FOXP1 были резко увеличены в клетках пациентов с эндометриоидом.Эти результаты предполагают, что FOXP1 может участвовать в фиброзе при эндометриозе.

    Повышенная регуляция FOXP1 как на уровне мРНК, так и на уровне белка. Эндометриальные и эндометриоидные стромальные клетки были изолированы от пациентов с эндометриозом или без него. A. Уровень мРНК FOXP1 проверяли с помощью кПЦР. Б. Вестерн-блоттинг FOXP1 и общего β-катенина. C. Уровни мРНК αSMA, Col-I, CTGF и FN исследовали с помощью кПЦР. На рисунке использованы сокращения: Endo (-): эндометрий пациентов без эндометриоза; Эндо (+): эндометрий больных эндометриозом.N = 6. Значения выражены как средние ± S.E.M. трех независимых экспериментов. * p <0,05 и ** p <0,01, по сравнению с Endo (-).

    Нокдаун FOXP1 снижает ацетилирование β-катенина и экспрессию фиброзного гена

    Чтобы проверить возможность участия FOXP1 в фиброзе во время эндометриоза, этот ген был подавлен обработкой миРНК. Как показано на фиг. И, уровни как мРНК FOXP1, так и белка снижались в ответ на обработку миРНК FOXP1, но не в ответ на обработку миРНК FOXP1. Затем мы проверили экспрессию фиброзных генов.Все четыре гена фиброзных маркеров, Col-I, CTGF, αSMA и FN, были значительно уменьшены (). В ответ на нокдаун FOXP1 ацетилирование β-катенина по Lys49 было значительно снижено (и дополнительная фигура 2). Эти данные предполагают, что FOXP1 участвует в регуляции экспрессии фиброзных генов, опосредованной передачей сигналов Wnt.

    Обработка миРНК FOXP1 снижает ацетилирование β-катенина по Lys49 и экспрессию фиброзного гена в эндометриоидных стромальных клетках. Стромальные клетки обрабатывали в течение 72 часов si-FOXP1 (50 нг / мл) или носителем.A, C. Уровни мРНК FOXP1, Col-I, CTGF, αSMA и FN определяли с помощью кПЦР. B. Вестерн-блоттинг-анализ FOXP1, ацетилирования β-катенина по Lys49 и общего β-катенина. Сокращения, использованные на рисунке: Носитель: стромальные клетки, выделенные из эндометрия пациентов с эндометриоидом, не подвергавшихся лечению; si-РНК: стромальные клетки, выделенные из эндометрия пациентов с эндометриозом, получавших контрольную si-РНК; si-FOXP1: стромальные клетки эндометрия пациентов с эндометриоидом, получавших si-FOXP1. Значения выражены как средние ± S.E.M. N = 5 биологических повторов, * P <0,05 и ** P <0,01 по сравнению с носителем.

    Нокдаун FOXP1 ослабляет опосредованное стромальными клетками сокращение геля коллагена

    Для дальнейшего исследования функции FOXP1 на фиброз во время эндометриоза. Мы выполнили анализ сокращения геля коллагена в качестве модели сокращения ткани как для фиброза ткани, так и для заживления ран [12]. Как и ожидалось, стромальные клетки пациентов с эндометриозом сильно стимулировали сокращение коллагенового геля (и). Однако в стромальных клетках с нокдауном FOXP1 эффект сокращения был обращен даже в меньшей степени, чем в контрольных стромальных клетках (и).Результаты предоставили доказательства того, что FOXP1 может действовать при рубцевании и фиброзе во время эндометриоза.

    Нокдаун FOXP1 ослабляет опосредованное стромальными клетками сокращение геля коллагена. Эндометриоидные и стромальные клетки эндометрия, обработанные si-FOXP1 (50 нг / мл) или носителем в течение 72 часов, затем 2,5 × 10 5 клеток / мл смешивали с 2,0 мг / мл раствора коллагена типа I в 0,023 н. NaOH- содержал PBS. 500 мкл суспензии коллаген / клетки в каждую лунку добавляли в 500 мкл 1% бычьего сывороточного альбумина (BSA), предварительно покрытые 24-луночные планшеты.А. Фотографии сокращенных гелей, полученных через 24 часа в ответ на обработку стромальных клеток с помощью или без миРНК FXOP1. Б. Динамика сокращения геля коллагена, опосредованного различными стромальными клетками. Программное обеспечение ImageJ применялось для измерения площади поверхности сокращенных гелей через 0, 6, 12 и 24 часа. На рисунке использованы сокращения: Эндо (-): стромальные клетки эндометрия пациентов без эндометриоза и без лечения; Эндо (+): стромальные клетки эндометрия пациентов с эндометриоидом без лечения; si-FOXP1: стромальные клетки, выделенные из эндометрия пациентов с эндометриоидом, получавших si-FOXP1.Значения выражены как средние ± S.E.M. N = 6 биологических повторов, * P <0,05 и ** P <0,01, по сравнению с Endo (+).

    FOXP1 участвует в пролиферации и миграции стромальных клеток

    Во время эндометриоза увеличивается пролиферация и миграция эндоматриальных клеток [13]. Чтобы исследовать влияние FOXP1 на пролиферацию и миграцию клеток от пациентов с эндометриоидом, были выделены эндоматриальные эпителиальные клетки и стромальные клетки и разделены на 5 групп: P, ES, MS, LS и M, как указано в методах.Пролиферация эпителиальных () и стромальных клеток () у пациентов с эндометриоидом была немного выше, особенно в секреторной фазе, тогда как нокдаун FOXP1 значительно снижал пролиферацию клеток (и). Миграция клеток от пациентов с эндометриозом не отличалась от контрольных клеток, но нокдаун FOXP1 резко снижал миграцию как эпителиальных, так и стромальных клеток на всех фазах (и). Все вместе эти результаты предполагают, что FOXP1 участвует в пролиферации и миграции фибробластов во время фиброза.

    Нокдаун FOXP1 замедляет клеточную пролиферацию эпителиальных клеток и стромальных клеток. Эпителиальные клетки (A) и стромальные клетки (B) были выделены от пациентов с эндометирозом на разных фазах, 1 × 10 4 клеток на лунку помещали в 96-луночные планшеты. После культивирования в течение 2 дней клетки обрабатывали si-FOXP (50 нг / мл) или носителем в течение 48 часов и подвергали анализу пролиферации клеток. На рисунке использованы сокращения: Эндо (-): клетки эндометрия пациентов без эндометриоза и без лечения; Endo (+): клетки эндометрия пациентов с эндометриоидом без лечения; si-FOXP1: клетки, выделенные из эндометрия пациентов с эндометриозом, получавших si-FOXP1; М: менструальная фаза; P: пролиферативная фаза; ES: ранняя секреторная фаза; МС: среднесекреторная фаза; LS: поздняя секреторная фаза.Эндо (-): M: n = 7, P: n = 9, ES: n = 8, MS: n = 10, LS: n = 8. Эндо (+): M: n = 6, P: n = 10, ES: n = 7, MS: n = 10, LS: n = 7. * P <0,05 и ** P <0,01, по сравнению с Endo (+).

    Нокдаун FOXP1 снижает миграцию эпителиальных клеток и стромальных клеток. Эпителиальные клетки (A) и стромальные клетки (B) были изолированы от пациентов с эндометирозом на разных фазах, 5 × 10 4 клеток на камеру помещали в 24-луночные камеры без покрытия и затем обрабатывали миРНК FOXP1 (50 нг / мл. ) или носитель в течение 48 часов и подвергали анализу миграции клеток.Через 24 часа миграцию клеток определяли по количеству клеток, мигрировавших через микрофильтр. Сокращения, использованные на рисунке: Эндо (-): клетки из эндометрия пациентов без эндометриоза и без лечения; Эндо (+): клетки эндометрия пациентов, перенесших эндометриоз без лечения; si-FOXP1: клетки эндометрия пациентов с эндометриоидом, получавших si-FOXP1; М: менструальная фаза; P: пролиферативная фаза; S: секреторная фаза. Эндо (-): M: n = 7, P: n = 9, S: n = 26. Эндо (+): M: n = 6, P: n = 10, S: n = 24.* P <0,05 и ** P <0,01, по сравнению с Endo (+).

    FOXP1 регулирует пролиферацию стромальных клеток посредством передачи сигналов Wnt

    Передача сигналов Wnt является критическим путем передачи сигналов для пролиферации клеток, в то время как FOXP1 описывается как регулятор передачи сигналов Wnt. Мы предположили, что FOXP1 может регулировать пролиферацию стромальных клеток, опосредуя передачу сигналов Wnt. Чтобы проверить гипотезу, FOXP1 был сверхэкспрессирован в эндоматриальных стромальных клетках, и клетки дополнительно обрабатывали ингибитором передачи сигналов Wnt AXV939.В соответствии с предыдущими результатами [9], избыточная экспрессия FOXP1 увеличивает ацетилирование β-catenin (дорожка 2 и дополнительный рисунок 3), усиливая активность передачи сигналов Wnt. Обработка AXV939 восстанавливала ацетилирование β-катенина, индуцированное эктопической экспрессией FOXP1 (дорожка 4 и дополнительная фигура 3). В соответствии с изменением ацетилирования β-катенина, эктопическое FOXP1-индуцированное увеличение пролиферации стромальных клеток блокировалось AXV939 даже в меньшей степени, чем контрольные клетки (2). Эти данные предполагают, что FOXP1 регулирует пролиферацию стромальных клеток посредством пути передачи сигналов Wnt.

    FOXP1 регулирует пролиферацию стромальных клеток в зависимости от пути передачи сигналов Wnt. FOXP1 сверхэкспрессируется в стромальных клетках эндометрия, и клетки дополнительно обрабатывают ингибитором Wnt XAV939. Затем клетки подвергали вестерн-блот-анализу уровней белка FOXP1 и ацетилирования β-катенина (A), сверхэкспрессия FOXP1 увеличивала ацетилированный β-катенин, но эффекты блокировались XAV939. И эффекты over-FOXP1 на пролиферацию стромальных клеток блокировались XAV939.(B) M: менструальная фаза; P: пролиферативная фаза; S: секреторная фаза. ** P <0,01 по сравнению с контролем.

    Обсуждение

    В этом исследовании мы обнаружили, что экспрессия FOXP1 была повышена в стромальных клетках от пациентов с эндометриоидом. Дальнейшее исследование показало, что нокдаун FOXP1 снижает стимулируемое стромальными клетками сокращение коллагена, а также предотвращает пролиферацию и миграцию стромальных и эпителиальных клеток у пациентов с эндометриоидом. Истощение FOXP1 с помощью siRNA снижает активность передачи сигналов Wnt и экспрессию гена фиброзных маркеров, тогда как избыточная экспрессия FOXP1 усиливает передачу сигналов Wnt и пролиферацию стромальных клеток.Эти эффекты затем блокировались ингибитором передачи сигналов Wnt XAV939. Эти данные продемонстрировали, что FOXP1 участвует в фиброзе во время эндометриоза через путь передачи сигналов Wnt.

    Эндометриоз поражает 6-10% женщин и связан с избыточным фиброзом. Однако молекулярные механизмы, лежащие в основе фиброза, далеко не ясны. Сообщалось, что в фиброз вовлечены несколько сигнальных путей, включая пути Notch [14], TGF-β1 / Smad [15] и Wnt [7]. Повышенный окислительный стресс во время эндометриоза повышает активность металлопротеиназы ADAM17, которая высвобождает активную форму белков Notch для запуска передачи сигналов Notch и активации транскрипции генов, связанных с фиброзом [14].Взаимное влияние мезенхимальных стволовых клеток (МСК) и фибробластов важно для развития фиброза. МСК высвобождают в среду Wnts, TGF-β, металлопротеиназы (MMP) и факторы роста эндотелия сосудов (VEGF) [16,17]. VEGF является мощным проангиогенным фактором, а MMP2 и MMP9 участвуют в расщеплении коллагена [18]. Дисбаланс между Wnt, TGF-β, VEGF и MMPs участвует в переключении от ангиогенеза к фиброзу [19]. TGF-β и Wnt могут заметно увеличивать экспрессию фиброзных маркерных генов [15].Все больше исследований сосредоточено на передаче сигналов Wnt, активация которой связана с фиброзом при эндометриозе [20]. Ингибиторы передачи сигналов Wnt значительно снижают экспрессию гена фиброзных маркеров как в эндометриоидных, так и в стромальных клетках эндометрия, предотвращают прогрессирование фиброза и обратный фиброз во время эндометриоза [7]. Эти данные предполагают, что передача сигналов Wnt является мишенью для терапии эндометриоза.

    FOXP1 действует как активатор передачи сигналов Wnt, способствуя ацетилированию β-катенина [9].Это исследование впервые показало, что экспрессия FOXP1 активируется в эндометриоидных стромальных клетках. В соответствии с предыдущими результатами [9], увеличение FOXP1 усиливает ацетилирование β-catenin, что приводит к увеличению активности передачи сигналов Wnt. Кроме того, нокдаун FOXP1 значительно подавляет экспрессию гена фиброзного маркера, а также пролиферацию и миграцию эндометриоидных стромальных клеток, что позволяет предположить, что FOXP1 является потенциальной мишенью терапии против эндометриоза. Поскольку ингибитор CBP ICG001 блокирует усиленное FOXP1 ацетилирование β-катенина и сигнальную активность Wnt [9], можно облегчить клинические симптомы эндометриоза у пациентов путем доставки ингибиторов FOXP1 siRNA или CBP в эндометриоидные участки.

    Фиброз также вызывает атеросклероз [21] и сердечную недостаточность [22]. Белок FOXP1 значительно увеличивается в фиброзных бляшках у пациентов с атеросклерозом [23]. Экспрессия FOXP1 увеличивается при фиброзе из-за сердечной недостаточности [24]. Эти данные подтверждают участие функции FOXP1 в фиброзе при эндометриозе.

    Экспрессия FOXP1 при эндометриозе может быть индуцирована TGF-β, который, как сообщается, связан с патофизиологией эндометриоза [25]. Фиброз, опосредованный TGF-β, требует активации передачи сигналов Wnt [25].Сообщалось, что TGF-β индуцировал экспрессию FOXP1 в различных типах клеток при атеросклеротическом поражении [26]. Согласно приведенным выше данным, передача сигналов Wnt, TGF-β и FOXP1 может образовывать сеть для регулирования фиброза во время эндометриоза. Однако механизмы, лежащие в основе индукции FOXP1 при эндометриозе, требуют дальнейшего изучения.

    Итак, мы представляем первое сообщение о том, что FOXP1 активируется в эндометриоидных клетках и функционирует при фиброзе, опосредованном передачей сигналов Wnt.

    Раскрытие информации о конфликте интересов

    Нет.

    Ссылки

    2. Koninckx PR, Ussia A, Adamyan L, Wattiez A, Donnez J. Глубокий эндометриоз: определение, диагностика и лечение. Fertil Steril. 2012; 98: 564–571. [PubMed] [Google Scholar] 3. Бирбрайр А., Чжан Т., Файлы Д.К., Маннава С., Смит Т., Ван З.М., Месси М.Л., Минц А., Дельбоно О. Перициты типа 1 накапливаются после повреждения ткани и производят коллаген в зависимости от органа. Stem Cell Res Ther. 2014; 5: 122. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 4. Clevers H. Передача сигналов Wnt / бета-катенина в развитии и заболевании.Клетка. 2006; 127: 469–480. [PubMed] [Google Scholar] 5. Matsuzaki S, Darcha C, Maleysson E, Canis M, Mage G. Нарушение подавления экспрессии белков Ecadherin и бета-катенина в эпителиальных клетках эндометрия в среднем секреторном эндометрии у бесплодных пациентов с эндометриозом. J Clin Endocrinol Metab. 2010; 95: 3437–3445. [PubMed] [Google Scholar] 6. Мацузаки С., Дарча С. Эффекты низкомолекулярного антагониста комплекса Tcf / sscatenin in vitro на эндометриальные и эндометриоидные клетки пациентов с эндометриозом.PLoS One. 2013; 8: e61690. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 7. Мацузаки С., Дарча С. Вовлечение сигнального пути Wnt / бета-катенин в клеточные и молекулярные механизмы фиброза при эндометриозе. PLoS One. 2013; 8: e76808. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 9. Уолкер М.П., ​​Стопфорд К.М., Седерлунд М., Фанг Ф., Ян С., Рабинович А.Д., Гольдфарб Д., Грэм Д.М., Ян Ф., Дил А.М., Федорив Й., Ричардс К.Л., Дэвис И.Дж., Вейдингер Г., Дамания Б., майор МБ. FOXP1 усиливает передачу сигналов Wnt / бета-катенин при диффузной В-клеточной лимфоме.Sci Signal. 2015; 8: ra12. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 10. Като М., Игараси М., Фукуда Х., Накагама Х., Като М. Генетика рака и геномика генов семейства FOX человека. Cancer Lett. 2013. 328: 198–206. [PubMed] [Google Scholar] 11. Фу Л., Гирлинг Дж. Э., Роджерс ПА. Экспрессия белка 1 Fox head в эутопическом эндометрии и эндометриозе человека. Reprod Sci. 2008. 15: 243–252. [PubMed] [Google Scholar] 14. Gonzalez-Foruria I, Santulli P, Chouzenoux S, Carmona F, Chapron C, Batteux F. Нарушение регуляции сигнальных путей ADAM17 / Notch при эндометриозе: от окислительного стресса до фиброза.Мол Хум Репрод. 2017; 23: 488–499. [PubMed] [Google Scholar] 15. Li J, Du S, Sheng X, Liu J, Cen B, Huang F, He Y. MicroRNA-29b ингибирует фиброз эндометрия, регулируя ось Sp1-TGF-beta1 / Smad-CTGF в модели крыс. Reprod Sci. 2016; 23: 386–394. [PubMed] [Google Scholar] 16. Dzafic E, Stimpfel M, Novakovic S, Cerkovnik P, Virant-Klun I. Экспрессия генов, связанных с мезенхимальными стволовыми клетками, и пластичность аспирированных фолликулярных клеток, полученных от бесплодных женщин. Biomed Res Int. 2014; 2014: 508216. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 17.Hsu CY, Hsieh TH, Tsai CF, Tsai HP, Chen HS, Chang Y, Chuang HY, Lee JN, Hsu YL, Tsai EM. miRNA-199a-5p регулирует VEGFA в мезенхимальных стволовых клетках эндометрия и вносит свой вклад в патогенез эндометриоза. J Pathol. 2014; 232: 330–343. [PubMed] [Google Scholar] 18. Мороз А., Делелла Ф.К., Алмейда Р., Лакорте Л.М., Фаваро В.Дж., Деффуне Е., Фелисбино С.Л. Финастерид подавляет инвазию клеток рака простаты человека за счет подавления активности MMP2 и MMP9. PLoS One. 2013; 8: e84757. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 19.Zhang M, Chu S, Zeng F, Xu H. Бевацизумаб модулирует процесс фиброза in vitro. Clin Exp Ophthalmol. 2015; 43: 173–179. [PubMed] [Google Scholar] 20. Азнаурова Ю.Б., Жуматаев М.Б., Робертс Т.К., Алипер А.М., Жаворонков А.А. Молекулярные аспекты развития и регуляции эндометриоза. Репрод Биол Эндокринол. 2014; 12:50. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 21. Лан TH, Хуанг XQ, Тан ХМ. Сосудистый фиброз при атеросклерозе. Cardiovasc Pathol. 2013; 22: 401–407. [PubMed] [Google Scholar] 22. Херум К.М., Лунде И.Г., Маккалок А.Д., Кристенсен Г.Мягкость и жестокосердие сердечных фибробластов: пути передачи сигналов механотрансдукции при фиброзе сердца. J Clin Med. 2017; 6 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 23. Сантос М.Э., Атанасиадис А., Лейтао А.Б., ДюПаскье Л., Сусена Е. Альтернативный сплайсинг и дупликация генов в эволюции подсемейства генов FoxP. Mol Biol Evol. 2011; 28: 237–247. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Hannenhalli S, Putt ME, Gilmore JM, Wang J, Parmacek MS, Epstein JA, Morrisey EE, Margulies KB, Cappola TP.Транскрипционная геномика связывает факторы транскрипции FOX с сердечной недостаточностью человека. Тираж. 2006. 114: 1269–1276. [PubMed] [Google Scholar] 25. Omwandho CO, Konrad L, Halis G, Oehmke F, Tinneberg HR. Роль TGF-бета в нормальном эндометрии и эндометриозе человека. Hum Reprod. 2010. 25: 101–109. [PubMed] [Google Scholar] 26. Bot PT, Grundmann S, Goumans MJ, de Kleijn D, Moll F, de Boer O, van der Wal AC, van Soest A, de Vries JP, van Royen N, Piek JJ, Pasterkamp G, Hoefer IE. Белок форкхед-бокса P1 как нижестоящая мишень трансформирующего фактора роста-бета индуцирует синтез коллагена и коррелирует с более стабильным фенотипом бляшек.Атеросклероз. 2011; 218: 33–43. [PubMed] [Google Scholar]


    Здесь представлены статьи из Американского журнала трансляционных исследований, любезно предоставленные e-Century Publishing Corporation

    ScienceCentral

    Мюллеровы аденосаркомы обычно возникают из-за эутопического эндометрия в теле матки и разрастаются в виде полиповидных масс в женщины в постменопаузе с патологическим вагинальным кровотечением [2,3]. Эти новообразования, однако, также могут возникать в эктопических очагах эндометриоза, таких как шейка матки, влагалище, широкие и круглые связки и яичники, или даже в редких случаях на экстрагенитальных участках [4,5].Например, из 41 ранее зарегистрированной аденосаркомы Мюллера 29 (71%) были внематочными [6], включая яичники, шейку матки, брюшину, таз, желудочно-кишечный тракт, мочевой пузырь, периректальную ткань, ректовагинальную перегородку, мешок Дугласа и печень [7]. В некоторых исследованиях сообщалось, что аденосаркомы, возникающие во внематочной и экстрагенитальной областях, могут быть связаны с более агрессивным клиническим поведением, вероятно, из-за растущей тенденции к распространению перитонеального распространения [2].

    Поскольку это описательный отчет о клиническом случае и обзор литературы, одобрение институционального наблюдательного совета было отклонено, а личная информация пациента была деидентифицирована.

    ОТЧЕТ О ДЕЛУ

    Женщина 40 лет (беременность 2, параграф 2) обратилась в июле 2015 года с внезапной надлобковой болью и начальной болью в пояснице. При гинекологическом обследовании обнаружено круглое мягкое образование размером с кулак в правой фундальной области с кровянистыми выделениями из влагалища. Лабораторное исследование онкомаркеров сыворотки крови показало, что концентрация углеводного антигена (CA) 125 была заметно повышена (5000 МЕ / мл; норма <16 МЕ / мл), в то время как концентрация CA19-9 была незначительно повышена (39 МЕ / мл. ; нормальный, <37 МЕ / мл).Напротив, сывороточные концентрации β-хорионического гонадотропина человека (1,34 мМЕ / мл) и α-фетопротеина (0,90 нг / мл) были в пределах нормы.

    Ультразвуковое исследование органов малого таза показало увеличенную матку с твердой кистозной массой 7 см (рис. 1А). Т2-взвешенная магнитно-резонансная томография (МРТ) показала увеличенную матку размером 71 × 59 × 72 мм, выходящую из дна матки (рис. 1B). Экзофитное мультилокулярное кистозное поражение размером 43 × 39 × 31 мм также присутствовало в краниальной части образования.Эти данные свидетельствуют о периферической интрамуральной лейомиоме с кистозной дегенерацией и разрывом черепа.

    Пациентке выполнена тотальная вагинальная гистерэктомия с лапароскопическим вмешательством без диссекции узлов и без овариэктомии. При лапароскопическом обследовании обнаружено геморрагическое рыхлое образование, исходящее из дна матки. Опухоль прикрепилась к кишечнику и сальнику. Признаков перитонеального эндометриоза или других поражений брюшины не было.

    При макроскопическом обследовании размер матки составлял 14 × 7.Размером 5 × 5,5 см и массой 54 г. Дно матки содержало плохо очерченную каучукоподобную яйцевидную опухоль диаметром 7,5 см с геморрагической дегенерацией и разрывом (рис. 2А). Остальные эндометрий и шейка матки без особенностей. Поверхность среза поражения была коричнево-коричневого цвета, поликистозной и твердой (рис. 2B). Микроскопическое исследование выявило двухфазную опухоль, состоящую как из расширенных железистых элементов, так и из множества гиперклеточных стромальных элементов (рис. 3A, B). Опухоль показала рост в пределах миометрия с обширной инвазией миометрия и очаговой инфильтрацией с расширенными краями в суберозу (рис.3С). Железы выстланы доброкачественными эндометриоидными клетками столбчатой ​​или кубовидной формы с очаговой секрецией (рис. 3D). Некоторые из этих желез демонстрировали умеренную гиперплазию с редким митозом (0–1 / 10 полей высокой мощности [HPF]) слизистой оболочки; однако железистый эпителий не показал признаков злокачественности. Доброкачественные железы эндометрия были окружены гиперклеточной пролиферацией веретенообразных клеток, при этом клетки росли в виде пучков. В стромальных клетках наблюдалась очаговая атипия от легкой до умеренной с редкими митотическими фигурами (рис.3D, E). Количество митозов составляло 5/10 HPF, что было выше, чем у железистых клеток. В центре массы был диффузный геморрагический некроз. Иммуногистохимический анализ, проведенный с соответствующими контролями, показал, что как железистые, так и стромальные клетки были положительными по рецепторам эстрогена и прогестерона (фиг. 3F) и фокально положительными по TP53 в опухолевой ткани (фиг. 3G). Стромальные клетки были иммуногистохимически положительными по CD10 (фиг. 3H) и актину гладких мышц (фиг.3I), а их индекс пролиферации Ki-67 был слегка увеличен (рис. 3J).

    Эти микроскопические данные показали, что опухоль представляет собой смешанную эпителиально-стромальную опухоль, состоящую из железистых клеток без атипии (доброкачественная гиперплазия эндометрия) и саркоматозных стромальных клеток с умеренным плеоморфизмом и высокой митотической скоростью (саркома стромы эндометрия низкой степени). Не было никаких доказательств саркоматозного разрастания, гетерологичного (то есть мышца, хрящ, кость) или элемента полового шнура или лимфоваскулярной инвазии.

    Эндометрий без особенностей, фоновый миометрий показал очаговое поражение аденомиоза. Не было доказательств серозного эндометриоза или других опухолей, внутренних или внешних по отношению к матке. Хотя образец был представлен в разорванном состоянии, явных доказательств серозного поражения опухоли не было. Аденосаркома ограничивалась миометрием и не обнаруживалась на серозной поверхности.

    Взятые вместе, эти гистологические находки указали на аденосаркому Мюллера низкой степени злокачественности, возникшую в результате аденомиоза.

    Пациент прошел контрольное обследование через 2 недели после операции. Дальнейшее клиническое обследование включало сканирование костей всего тела и сканирование позитронно-эмиссионной томографии / компьютерной томографии (ПЭТ-КТ). Признаков региональных или отдаленных метастазов не обнаружено. Через месяц пациенту была проведена дополнительная двусторонняя сальпингоофорэктомия, биопсия сальника и цитология промывания тупика. В образце не было остаточной аденосаркомы.

    На сегодняшний день регулярная последующая оценка не выявила признаков рецидива опухоли с отрицательными радиологическими данными, включая трансвагинальное УЗИ, компьютерную томографию грудной клетки и таза и ПЭТ-КТ всего тела.Повышенный уровень CA125 в сыворотке исчез сразу после операции и продолжает оставаться в пределах нормы.

    ОБСУЖДЕНИЕ

    Саркомы матки любого типа редки по сравнению со злокачественными новообразованиями маточного эпителия. В частности, аденосаркомы Мюллера очень редки, составляя всего 3–7% всех сарком матки [11,12]. Несмотря на свою редкость, эти опухоли поражают женщин всех возрастных групп [1]. Хотя большинство аденосарком женских половых путей встречается у женщин в постменопаузе (средний возраст 58 лет), эти опухоли были зарегистрированы у женщин в перименопаузе, а также у детей в возрасте от 10 лет [12].Клинически пациенты обычно имеют вагинальное кровотечение, но могут также иметь другие неспецифические симптомы, такие как боль в области таза и выделения из влагалища; у большого процента пациентов симптомы отсутствуют [1,2]. Хотя эутопический эндометрий матки является наиболее частой первичной локализацией, аденосаркомы могут возникать в яичниках, фаллопиевых трубах, шейке матки или влагалище, а также в редких случаях на экстрагенитальных участках [3]. Аденосаркомы, возникающие вне женских половых путей, вероятно, представляют собой опухоли, возникшие в результате ранее существовавшего эндометриоза [5].Фактически считается, что приблизительно 1–10% этих опухолей возникают в результате злокачественной трансформации эндометриоза [4]. Эндометриоидные аденокарциномы и светлоклеточные карциномы являются наиболее распространенными типами опухолей, встречающимися у 70% и 14% пациентов соответственно [4]. На сегодняшний день зарегистрировано лишь ограниченное количество стромальных опухолей, включая аденосаркому [4]. Кроме того, считается, что эти опухоли возникают из стромы эндометрия, они могут имплантироваться в миометрий и сосуществовать с диффузным аденомиозом или фокальной аденомиомой; тем не менее, только несколько случаев интрамуральной аденосаркомы, возникшей в результате аденомиоза, ранее были описаны в английской литературе [2,5,8,10,13-15].К ним относятся интрамуральные аденосаркомы, возникающие в очагах аденомиоза [5], интрамуральная аденомиома [8] и глубокая субсерозная аденомиома [2] без доказательств эутопического происхождения эндометрия. Подробные клинико-патологические характеристики ранее описанных пациентов приведены в таблице 1. Существенной особенностью этих аденосарком является их смешанная природа, включающая как доброкачественные, так и неопластические эпителиальные и злокачественные стромальные элементы [3]. Эпителий, который может быть расширенным или щелевидным по внешнему виду, в основном относится к эндометриоидному типу, обычно состоит из кубовидных или низко столбчатых клеток, хотя также были идентифицированы мерцательные, муцинозные и иногда плоские эпителиальные клетки [3].В эпителиальных клетках может также присутствовать обильная эозинофильная цитоплазма [3]. Эпителиальные клетки обычно находятся в активной фазе, демонстрируя митозы или субядерную вакуолизацию, несмотря на прилегающий атрофический эндометрий [3]. Могут возникать очаговые скопления желез с ядерной атипией, которые являются индикаторами атипичной гиперплазии [3]. Стромальный компонент, который обычно низкосортный, состоит из веретенов и / или круглых клеток [3]. У меньшинства пациентов, в том числе и у нас, стромальный компонент однородно клеточный [3].Образование «перигландулярной манжеты» или слоя «камбия», в котором строма окружает железистые элементы, является одним из наиболее характерных признаков аденосаркомы [3]. Эта клеточная зона характеризуется различной степенью ядерной атипии и митоза [3]. Хотя большинство этих опухолей имеют митотическое число ≥2 / 10 HPFs, некоторые опухоли имеют более низкое число [3]. Критерии Всемирной организации здравоохранения рассматривают митотическую активность стромы> 1/10 HPF для диагностики аденосаркомы, тогда как другие системы классификации используют пороговое значение 4/10 HPF [3].Более того, многие аденосаркомы включают большие участки стромального фиброза без митотической активности [3]. Стромальные компоненты аденосарком исключительно гомологичны, что обычно наблюдается в матке [3]. Наиболее распространенные мезенхимальные элементы состоят из стромальных или неспецифических фибробластических компонентов эндометрия низкой степени злокачественности; стромальные клетки в перигландулярной области часто относятся к стромальному типу эндометрия, тогда как клетки, расположенные далеко от желез, обычно относятся к неспецифическому фиброзному типу [3]. Примерно у четверти аденосарком обнаружены гетерологичные стромальные компоненты, в основном состоящие из рабдомиосаркомы; однако также могут наблюдаться хондросаркома и липосаркома [16].Компоненты, подобные половому шнуру, такие как тяжи, твердые гнезда и / или полые канальцы, могут быть обнаружены внутри стромального компонента [3]. Иногда может наблюдаться заметная децидуализация стромы, вторичная по отношению к гормональному воздействию [3]. Аденосаркома — одна из смешанных мюллеровских опухолей женских половых путей, расположенная в спектре между аденофибромой и карциносаркомой (так называемая злокачественная смешанная мюллерова опухоль) [3]. Поскольку эти опухоли встречаются редко, точный молекулярный механизм, связанный с их туморогенезом, полностью не изучен [1].В некоторых исследованиях сообщается о низкой частоте мутаций TP53 и низком уровне амплификации MDM2 и других генов на полосе хромосомы 12q14-15 [17]. Недавно описанные изменения в аденосаркоме включают амплификацию MYBL1, и мутацию ATRX , каждая из которых была обнаружена в 50% аденосарком с чрезмерным саркоматозным ростом [17]. Иммуногистохимический анализ опухоли у нашего пациента показал сверхэкспрессию TP53 как в эпителиальных, так и в стромальных клетках.В предыдущем исследовании было обнаружено, что аденосаркома с разрастанием саркомы имеет гипердиплоидный кариотип с множественными структурными и числовыми аномалиями с участием хромосом 2, 8, 10, 13, 19 и 21 [18]. Наконец, исследования также показали, что использование тамоксифена может играть роль в патогенезе аденосаркомы [1,14]. Некоторые типы опухолей матки, включая аденофиброму, аденосаркому и карциносаркому, состоят из смеси эпителиальных и стромальных компонентов [13]. Поскольку они включают большие гипоцеллюлярные области и нечастые митозы, аденосаркомы трудно гистологически отличить от аденофибром, эндометриоза и аденомиоза.Заключительный патологический дифференциальный диагноз может быть более трудным, особенно на фоне аденомиоза, потому что витой аденомиоз может помешать точному первоначальному диагнозу. При типичном аденомиозе объем стромального компонента эндометрия невелик по сравнению с объемом гладких мышц [2]. Более того, хотя стромальные клетки эндометрия обладают митотической активностью, они не обнаруживают свидетельств значительной цитологической атипии [2]. Сходным образом стромальные митозы ≥2 на 10 HPF, выраженная клеточность стромы и значительная атипия стромальных клеток могут дифференцировать аденосаркому Мюллера от аденофибромы Мюллера [16].В одном исследовании диагнозы восьми аденомиом были пересмотрены как аденофиброма, атипичная полиповидная аденомиома, аденокарцинома и аденосаркома [19]. Аденофиброма содержит клеточно-фиброзную ткань в строме, но не имеет гладких мышц и стромальной ткани эндометрия, присутствующих в аденомиоме [2]. При аденосаркоме преобладает стромальная ткань эндометрия, а не гладкомышечный компонент, и железы больше не распределяются равномерно, а более широко разделены из-за расширения стромы [2].Гладкая мускулатура может быть обнаружена в строме аденосарком, но редко бывает заметной [2]. Обычно при аденомиоме слой камбия не обнаруживается, что характерно для аденосарком [2]. Хотя митотическая активность в строме была описана в нескольких случаях аденомиом, стромальная атипия не обнаруживается в этих опухолях [2]. Наконец, аденосаркома может проявлять миометриальную и сосудистую инвазию [2]. Доказательства того, что опухоль у нашей пациентки была аденосаркомой Мюллера низкой степени злокачественности, включали в себя обширный расширяющийся паттерн роста стромальной и железистой ткани по всему миометрию с вовлечением серозной поверхности матки, наличие эпителиальной метаплазии в железистых компонентах ткани и частые митозы.Аденосаркома Мюллера считалась опухолью низкой степени злокачественности с хорошим прогнозом. Большинство опухолей можно вылечить хирургическим путем, но рецидивы связаны с плохими результатами [7]. Мюллеровые аденосаркомы редко вызывают отдаленные метастазы. Исход аденосаркомы матки связан со многими факторами, включая степень и митотическую активность стромального компонента; тем не менее, наличие саркоматозного разрастания и инвазии в миометрий, ключевые факторы системы стадирования FIGO, являются наиболее важными [2].В отличие от большинства аденосарком, саркомы, составляющие более 25% саркомы, считаются аденосаркомами высокой степени злокачественности [13]. Эти опухоли более агрессивны, чем большинство аденосарком Мюллера, которые обычно имеют низкий потенциал злокачественности [16]. Одно исследование показало, что 38% пациентов страдали рецидивом заболевания, при этом гистологическое саркоматозное разрастание было предиктором плохого прогноза (p = 0,03) [6]. Во втором исследовании сообщалось о рецидиве у 36% пациентов с аденосаркомой с миометриальной инвазией, а риск рецидива при отсутствии миоинвазии составлял всего 7% [20].Опухоли, возникающие в яичниках и внематочных полостях, имеют тенденцию к более высокому уровню рецидивов, возможно, из-за отсутствия физического барьера, предотвращающего распространение в тазу и брюшной полости [1]. Поскольку аденосаркомы иногда демонстрируют агрессивное клиническое поведение, несмотря на доброкачественные или незначительные микроскопические проявления, рекомендуется агрессивный терапевтический подход [7]. Однако следует проявлять осторожность, так как это может привести к чрезмерному лечению некоторых пациентов [7]. В настоящее время предпочтительным методом лечения является гистерэктомия и двусторонняя сальпингоофорэктомия; однако некоторым пациентам была сделана селективная миомэктомия с различными результатами [2,10,13].Опухоли, показывающие образец саркоматозного разрастания, требуют более агрессивного хирургического вмешательства [13]. Визуализация с помощью ПЭТ-КТ и МРТ может быть полезна для предоперационного планирования, мониторинга реакции на лечение, а также послеоперационного наблюдения и повторной постановки диагноза [13]. Адъювантная химиотерапия и лучевая терапия на основе платины использовались для лечения пациентов с агрессивными прогностическими факторами, такими как глубокая инвазия миометрия и чрезмерный саркоматозный рост [2,7]. Отсутствие системы стадирования аденосаркомы матки привело к разработке системы стадирования карциномы эндометрия FIGO [3].Новая система стадирования FIGO для аденосаркомы матки, опубликованная в 2009 г., идентична таковой для стромальной саркомы эндометрия [9] (таблица 2) и является усовершенствованием более раннего общего применения системы стадирования FIGO 1988 г. для рака эндометрия и аденосаркомы [8 ]. Из-за поражения опухолью внешней половины миометрия опухоль в нашем случае будет стадироваться как IC (глубоко миоинвазивная) в соответствии с новой системой стадирования саркомы матки FIGO [9]. Опухоли стадии IC обычно рассматриваются для адъювантного лечения [2].Однако стадия FIGO применяется к аденосаркомам, которые возникают в эндометрии и проникают в миометрий [2]. Таким образом, использование системы стадирования, которая не учитывает аденосаркомы, которые возникают ab initio внутри миометрия и ограничиваются этим слоем, привело бы к завышению стадии аденосаркомы у нашего пациента [2]. На сегодняшний день нет никаких конкретных рекомендаций по стадированию опухолей, возникающих в результате аденомиоза. В серии отчетов о двух предыдущих случаях аденосаркомы сообщалось о проблемах с определением стадии [8].Первой была опухоль, которая возникла в эутопическом эндометрии с вовлечением основного аденомиоза, но без инвазии миометрия. Второй был опухолью, расположенной в интрамуральной аденомиоме без признаков первичного поражения в эутопическом эндометрии. Было предложено, чтобы эти опухоли были отмечены как аденосаркома, интрамуральная стадия I am1 или am2, независимо от того, находится ли вовлеченный аденомиоз / аденомиома во внутренней или внешней половине миометрия. Такая классификационная система будет способствовать сбору надежных данных, позволяя сформулировать научно обоснованную систему определения стадий этих опухолей [8].

    В заключение, в этом отчете описаны клинические и патологические находки редкой внеэндометриальной интрамуральной аденосаркомы, возникшей в результате аденомиоза без эутопического поражения эндометрия у 40-летней женщины. Злокачественную трансформацию аденомиоза следует учитывать при дифференциальной диагностике огромной твердой и кистозной массы матки. Чтобы избежать завышения стадий и неправильного лечения, важно понимать, что аденосаркомы могут, хотя и редко, возникать в результате аденомиоза. Сбор дополнительных данных и проспективные исследования дадут более четкое представление о злокачественной трансформации аденомиоза и могут предоставить больше доказательств для усовершенствованной системы стадирования.

    alexxlab

    E-mail : alexxlab@gmail.com

    Submit A Comment

    Must be fill required * marked fields.

    :*
    :*