Кто изобрел женские прокладки: История возникновения женских прокладок | Блогер DDevonne на сайте SPLETNIK.RU 18 февраля 2012

  • 10.06.2021

Содержание

История возникновения женских прокладок | Блогер DDevonne на сайте SPLETNIK.RU 18 февраля 2012

Опубликовано пользователем сайта

Красота DDevonne

Как же здорово, что современный рынок предлагает покупателю огромный выбор товаров и услуг! Это касается и продукции личной гигиены для женщин. Каждая из нас знает такие бренды как Bella, Kotex, Discreet, Carefree, Libresse, Naturella, Always, Ola, Tena, Love Moon и некоторые другие. Женские прокладки основательно вошли в жизнь каждой современной женщины, поскольку являются незаменимым средством личной гигиены. Однако, ассортимент столь деликатного товара появился не так давно. Первые прокладки на российском рынке появились всего лишь в 90-х годах ХХ века. А ведь физиология женщины из покон веков такова, что ежемесячно наступают особые дни и возникает острая необходимость в особом комфорте и надёжности. До появления прокладок девушки и женщины проявляли мастерство изобретательности. Чем только не пользовались, чтобы хоть как-то быть защищённой. В Древнем Египте использовали папирус, в Древнем Риме – шерсть, в Древней Греции – фетр, шёлк и холст. В средние века в России девушки носили плотные панталоны, которые прямо в себя впитывали все выделения. В средневековой Европе женщины попросту заправляли нижние юбки между ног. Зато в Японии, Китае и Индии в те времена уже использовали бумажные салфетки.И лишь в начале ХХ века появились первые одноразовые прокладки, которые дали начало индустрии женской гигиенической продукции.

Дело в том, что во время первой мировой войны американской фирмой «Кимберли-Кларк» был изобретён перевязочный материал для раненых, который впитывал в пять раз больше, чем обычная вата. Это был целлюкотон, т.е. целлюлозная вата. Французские сёстры милосердия это сразу заметили и стали использовать для месячных выделений. Эта уникальная впитывающая возможность целлюкотона стала стимулом для выпуска первых одноразовых прокладок для женщин фирмой «Кимберли-Кларк» под названием «Целлюнап», в дальнейшем переименнованных в «Котекс». Правда женщины не отнеслись к появлению прокладок с энтузиазмом, так как стеснялись покупать. Стали активно приобретать только после того, как пачки с прокладками стали продавать без надписей и рисунков. В 50-десятые годы прошлого столетия в Америке появилась первая реклама женских прокладок. На снимках – только красивые девушки в шикарных нарядах. Ведь целью рекламной компании было показать, что женщина остаётся ухоженной, обоятельной и элегантной при любых обстоятельствах. Со временем на прокладках стали появляться дополнительные средства защиты и надёжности: нижний липкий слой, крылышки… Появились и ежедневные прокладки для женщин. Производители современных прокладок постоянно улучшают качество своей продукции, расширяют ассортимент. На мировом рынке теперь есть прокладки полностью из натурального сырья! Так как требования женщин всего мира растут – они хотят не только 100%-ной защиты, но и оставаться молодыми и здоровыми всю свою жизнь. Таким образом, в истории развития женской гигиенической продукции можно выделить 3 этапа: До 20-х годов ХХ века – прокладки из натурального сырья, но ненадёжные и неудобные в использовании. С 20-х годов ХХ века до рубежа ХХ-ХХI веков – прокладки защищали от протеканий, но их состав – это во многом вторсырьё и сентетические материалы. ХХI век – эра новых прокладок, выполненых из природного сырья, с использованием передовых технологий, которые служат защитой в любые дни и помогают сохранять здоровье не только женщинам, но мужчинам и детям Кто знает, какие открытия нам готовит индустрия гигиенической продукции.
Главное – выбор всегда за нами, милые женщины. Наше здоровье в наших руках!

Оставьте свой голос:

СССР — страна без женских прокладок.

Так, друзья — сегодня будет очередной пост про «прелести жизни» в Советском Союзе. Как вы наверное уже знаете —

фанаты СССР обычно любят хвалить эту страну, выпячивая в виде достижений всякие там космические ракеты, которые не имели отношения к жизни 99% населения страны — за всё время существования СССР в отряде космонавтов побывало всего 120 человек.

Понятно, отчего так происходит, если начать рассказывать о других аспектах советской жизни — о быте, о медицине, о квартирах, о магазинах — словом, обо всём том, что касается жизни всех людей — то окажется, что СССР был бедной, нищей и отсталой страной, уровень жизни которой был где-то на уровне стран Африки, и в сегодняшнем посте я вам ещё раз это докажу на примере средств женской гигиены.

Итак, в сегодняшнем посте — рассказ про СССР — страну без женских прокладок. Обязательно заходите под кат, пишите в комментариях ваше мнение, ну и в друзья добавляться не забывайте)

Из истории женской гигиены.

Глядя на фото убогой и серой советской жизни, фанаты СССР время от времени вскрикивают — «а так в то время было везде!», «это просто такое время было!», «тогда все так жили» — иногда дополняя эти вскрики фотографией Джона Леннона на кухне у Маккартни.

На самом деле в развитых странах все удобные бытовые вещи появлялись намного раньше, чем в СССР — к примеру, уже в довоенной Америке пылесос и холодильник были вполне распространёнными вещами в городах, тогда как советским гражданам уже в пятидесятые годы со страниц «Книги о вкусной и здоровой пище» рассказывали о холодильнике как о каком-то новомодном чуде — «холодильник — это машина, которая работает электричеством!». Это же касается и предметов женской гигиены (а также детских подгузников) — в развитых странах они давно уже были, тогда как в СССР и слыхом не слыхивали о таких вещах.

Первые прототипы женских прокладок появились в США ещё в 1870-е годы, а в 1886 году они впервые появились в продаже под названием «Полотенца Листера». Прокладки, похожие на современные, появились в 1920-е годы и продавались под названием Kotex (сочетание хлопка и ткани), а в 1927-м году известная компания Джонсон & Джонсон представила свои прокладки Modess, которые стали основным конкурентом Kotex. Начинается борьба за потребителя и здоровая капиталистическая конкуренция — в результате чего рынок наводняют десятки мануфактур по производству женских товаров.

Примерно к 1950-м годам в США, а также в других развитых странах продаётся целая линейка женских товаров — прокладки, тампоны и прочее подобное. Ну а в СССР с этим всё было очень печально.

Женские прокладки в СССР.

В ответ на вскрики фанатов совка в стиле «Зато мы делали ракеты, и перекрыли кислород, а также в области планеты мы все один бальшой народ» просто спокойно спросите — почему же такой великий СССР не мог обеспечить достойную жизнь своих граждан? Детских подгузников «великая страна» так и не родила, точно так же, как и женских прокладок — женщины были вынуждены терпеть, страдать и

стареть раньше времени.

Женских прокладок, как и других средств женской гигиены, в СССР не существовало вовсе. Дамам приходилось самостоятельно изготавливать что-то подобное из марли и ваты — и это в том случае, если эти вещи можно было купить в аптеке, с началом войны в Афганистане дефицитом стали даже такие простые вещи. Если не было бинтов, в качестве прокладок использовали старые и рваные трусы или майки, которые кроили и сшивали. Иногда, что бы «не протекало», внутрь подкладывали кусочек клеёнки или полиэтилена. После использования всё это стиралось и кипятилось, а затем хранилось в недоступных от мужчин и детей местах.

Использование таких самодельных средств гигиены было сопряжено с постоянными проблемами и с постоянно присутствующим чувством стыда — всё то, что было связано с вопросами женской гигиены, как бы не существовало в общественном дискурсе, этого как бы не было, и женщина должна была сама решать все эти вопросы, испытывая постоянную неловкость. В «критические дни» было принято гулять вместе с подругами, которым говорилось что-то вроде «я пойду вперёд, а ты посмотри, всё ли у меня хорошо».

Гигиенические прокладки и тампоны стали появляться в СССР только в Перестройку, а массово продаваться начали только начале девяностых годов, уже после конца совка. Что самое смешное — некоторые безумные фанаты СССР всерьёз считают, что «подсовывание прокладок» было чем-то вроде «идеологической диверсии проклятых капиталистов»:

Послесловие.

Можно, конечно, и дальше продолжать гордиться ракетами и балетами — но лично я считаю, что уровень жизни в стране определяется прежде всего уровнем жизни её граждан, и в особенности женщин. Так вот, в СССР с этим всё было очень плохо — из-за тяжёлой жизни советская женщина к 30 годам превращалась в тётку, а к пятидесяти — в настоящую бабушку со вставными зубами и согнутой спиной. Уже за одно это стоило развалить СССР и всю советскую систему.

Такие дела.

Напишите в комментариях, что вы думаете по этому поводу, интересно.

Застали те времена)?

Добавляйтесь в друзья в ЖЖ;)

Подписывайтесь на мой канал в telegram
Подписывайтесь на меня в facebook
Подписывайтесь на мою страничку Вконтакте


Подписывайтесь на мой твиттер

_____________________________________________

Понравился пост? Обязательно расскажите друзьям про женские прокладки в СССР, нажав на кнопочку ниже:

Белое не надевать: история рекламы прокладок

 

Реклама женских гигиенических средств — одна из самых регламентированных и табуированных в отрасли. Потребитель традиционно ставит рекламу прокладок и тампонов во главе списка продуктов, рекламу которых он бы не хотел видеть. Из-за этого эта категория рекламы десятилетиями не отходила от канонов, и лишь в последние пару лет в ней случилась настоящая революция.

Разве можно было представить совсем недавно, что реклама средств женской гигиены может брать высшие награды на Cannes Lions и мотивировать не хуже спортивных брендов? Однако, сейчас это свершившийся факт. Примеров нестандартного подхода к рекламе прокладок в мире становится всё больше, но на российском рынке подвижек не видно. Мы решили разобраться, как появилась и развивалась реклама средств женской гигиены, как появились знакомые нам шаблоны и как сейчас их рушат бренды и агентства.

Как всё начиналось

Первая реклама прокладок появилась в период I Мировой войны, собственно, вместе с появлением прокладок как отдельной категории товаров. Тогда французские сестры милосердия заметили, что разработанный американской фирмой «Кимберли Кларк» материал целлюкоттон (что-то типа целлюлозной ваты), широко поставлявшийся в европейские госпитали, отлично решает проблему женской гигиены. Таким образом, именно сестры милосердия стали авторами одноразовых прокладок, которые затем стали продаваться повсеместно.

Первые одноразовые прокладки, названные «Целлюнап» (Cellunap) были выпущены «Кимберли Кларк» в 1920 г., однако их сбыт в Америке оказался крайне проблематичным. В принципе, женщины с энтузиазмом отнеслись к идее одноразовых прокладок (это показал тщательный и очень сложный по тем временам социологический опрос), однако было очевидно, что женщины очень стесняются своей физиологии.

Реклама прокладок и открытая их выкладка на полках магазинов были тогда немыслимым явлением, женщины смущались даже покупать прокладки, которые тогда продавались только в аптеках; нередко матери посылали за прокладками маленьких дочерей-несмышленышей. При покупке женщины очень стеснялись даже произносить название продукта, используя лишь последний слог, т. е. «нап».

Нап (nap) — по английски значит «салфетка», и этот термин достаточно широко укоренился — в течение многих лет для обозначения прокладок использовалось именно это слово. Вскоре «Целлюнап» сменил имя — так родился ныне всемирно известный бренд Kotex. Хотя в момент своего появления кроме собственно имени бренда на упаковке больше ничего не было.

 

 

Женщины покупали прокладки, которые развивались технологически, производители эксперементировали с материалами. Но стеснение потребительниц не уходило, что подтверждали соцопросы. Тогда фирмы-производители развернули широкую рекламную кампанию по весьма аккуратной, но настойчивой и продуманной рекламе гигиенических средств.

Важнейшим звеном кампаниии были книги для девочек, где рассказывалось о половом созревании и ненавязчиво проводилась мысль о необходимости пользоваться гигиенической продукцией. Самая известная книга этой серии — «12-й день рождения Марджори Мэй» — вызвала бурю негодования у моралистов и пуритан. Тут на помощь пришла компанией Уолта Диснея: для девочек был сделан просветительский мультфильм.

 

 

Реклама прокладок появилась и на страницах женских журналов. Эта стратегия привела к быстрому успеху: к 1940 г. доля фетровых многоразовых прокладок уменьшилась до 20%, а после войны, к концу 40-х гг. — до 1%, после чего многоразовые прокладки ушли в прошлое, и их полностью заменили одноразовые. Тем не менее, только сексуальная революция 60-х гг. окончательно сняла многие табу, в том числе и на телевизионную и уличную рекламу средств женской гигиены.

В 70-80-х прокладки продолжали совершенствоваться, появился защитный нижний слой и «сухой» поглощающий слой, крылышки; стали использовать материалы-поглотители. Прокладки становились более тонкими, расширялась номенклатура — от могучих «овернайтов» до тончайших «на каждый день». Развивались и тампоны — так, более популярными стали тампоны с телескопическими аппликаторами, которые стали чаще изготовлять из картона.

Примерно в этот же период продукты женской гигиены стали быстро интернационализироваться — такие бренды, как Tampax, Ob, Kotex, Always, Libresse и распространились по всему миру, включая беднейшие страны.

СССР позже всех приобщилась к прогрессу в женских гигиенических средствах. До конца 80 гг. тампонов не существовало вовсе, а прокладки производились в очень малом количестве и редко появлялись в аптеках. Это компенсировалось, тем, что буквально в каждой книге, предназначенной для школьниц, была подробная инструкция, как из ваты и марли сделать одноразовую гигиеническую прокладку.

Что касается тампонов, то они впервые появились в СССР к началу 90-х годов, вызвав, тем самым, настоящую революцию среди отечественных потребительниц. «Бурда» была единственным разрешенным западным журналом в Советском Союзе, впервые реклама тампонов на его страницах появилась в 1989 г. Она гласила, что с «Тампаксом» женщины России обретут небывалый комфорт и свободу, и это было в духе времени.

 

 

В 90-х реклама средств женской гигиены заполонила российское медиапространство, ролики про «белое не надевать, обтягивающее не носить» стали часть народного фольклора. Голубая вода, используемая для демонстрации впитывания влаги, даже стала предметом маркетинговой байки: мол, женщины пытались возвращать прокладки, на которых не проявлялась голубая жидкость.

На четверть века реклама средств женской гигиены в буквальном смысле законсервировалась: один ролик бренда мало чем отличался от другого, как на российском, так и на мировом рынке. Производители соревновались в технических характеристиках продукта, не пытаясь найти для столь деликатного продукта более креативные решения.

В 2010-х годах подход к рекламе женской гигиены стал меняться. Первопроходцем стал бренд Hello Flo, который даже не является производителем прокладок, а всего лишь их доставляет. Серия забавных рекламных роликов компании рассказывает истории о девочке в совершенно нестандартном ключе — толи водевиля, толи ситкома.

 

 

Следующим прорывным шагом стала кампания бренда Always, в которой бренд решил бороться со стереотипами о женщинах. Так возник срежиссированный Лорен Гринфилд ролик «Like a Girl», который призывает не вкладывать во фразу «как девочка» негативный смысл. Эта кампания дала индустрии совершенно новый потрясающий опыт, который высоко оценили и зрители (почти 62 млн. просмотров), и профессиональное сообщество (высшие награды на Cannes Lions). Позже Always выпустили не менее громкое продолжение этой кампании.

 

 

Кейс Always заставил других производителей и рекламные агентства совершенно по-новому взглянуть на маркетинг. Самый актуальный пример — ролик бренда Bodyform, который продолжает ломать стереотипы, свойственные данной категории. Жесткое видео демонстрирует главное табу — кровь, и мотивирует женщин быть сильными не менее заразительно, нежели Nike или adidas.

 

 

Российский рекламный рынок всегда с осторожность относится к табу, помня о традиционалистских настроениях в обществе и негативном настрое к рекламе прокладок в частности. Однако, самое время брендам начать пересматривать свои стратегии в регионам — время безликой рекламы прокладок прошло.

 

Человек, который совершил прокладочную революцию в Индии — Wonderzine

дмитрий куркин

В начале февраля в соцсетях стартовал флешмоб против стигматизации месячных #PadManChallenge, приуроченный к выходу на экраны фильма об Аруначаламе Муруганантаме, тамильском изобретателе, поставившем на поток производство дешёвых гигиенических прокладок. В Индии, где тема интимной гигиены до сих пор находится под запретом, акцию восприняли неоднозначно, обвинив её участников в маркетинговой спекуляции. Рассказываем, как из кустаря-одиночки, которого односельчане считали чудаком и одержимым, Муруганантам превратился в национального супергероя — Пэдмена.

«Если честно, я бы таким даже скутер чистить не стал», — Аруначалам Муруганантам немало удивился, узнав, какие предметы женщины, живущие в бедных районах Индии используют вместо прокладок. Чаще всего это были тряпки (причём используемые по многу раз и не всегда успевающие высохнуть), иногда листья, песок или опилки.

Ещё больше тамила, поспешившего «порадовать жену» пачкой прокладок, поразила их цена: прикинув, сколько может стоить адсорбент, который он ошибочно принял за хлопок, Муруганантам пришёл к выводу, что производители завышают его цену в сорок раз. Тогда разнорабочий из окрестностей Коимбатура твёрдо решил найти способ сделать прокладки дешевле. Спустя много лет поисков и изучения темы предприимчивый мужчина добился своего: его аппараты для самостоятельного производства прокладок установлены в 23 из 29 штатах Индии.

Легенда о Пэдмене начала складываться в начале 2010-х. В декабре 2011-го на его историю наткнулся индийский документалист Амит Вирмани, увидел в ней идеальный болливудский сценарий и снял фильм «Менструальный человек», благодаря которому о Муруганантаме узнали за пределами его родной страны. Официальная биография Аруначалама сообщает, что он рано потерял отца и вырос в нищете: в четырнадцать лет ему пришлось бросить школу, чтобы помогать матери обеспечивать семью. С тех пор он успел поработать фермером, продавцом ямса, сварщиком и оператором станка.

Какое-то время Муруганантаму пришлось тестировать образцы на себе: для этого он смастерил симулятор менструаций


с использованием козьей крови

Муруганантам, очевидно, был далёк от предрассудков, зато очень быстро выяснил, что мало кто из домочадцев и соседей жаждет обсуждать с ним месячные — а тем более принимать участие в тестировании его кустарных прокладок. Многие из его односельчан даже не знали, что это такое. Ждать, пока у его жены начнутся месячные (о периодичности цикла Аруначалам узнал чуть позже), изобретатель не мог, но волонтёрок для испытаний нашёл далеко не сразу: его сёстры отказались ему помогать, а обратиться к студенткам медицинского колледжа мешал классовый барьер: «К ним даже парни из медколледжа не могут подойти — куда уж там рабочему из мастерской?» Какое-то время Муруганантаму пришлось тестировать образцы на себе: для этого он смастерил симулятор менструаций с использованием козьей крови.

Чем больше индиец углублялся в исследования, тем враждебнее относились к нему окружающие. Однажды мать Аруначалама обнаружила на заднем дворе его лабораторию с образцами прокладок — после чего собрала свои вещи и ушла из дома. Вскоре от изобретателя отвернулась и остальная семья, включая жену, а ему самому пришлось покинуть родную деревню, чтобы односельчане не начали «лечить» его от злых духов. 

Муруганантам не сдавался и через два года и три месяца наконец выяснил, что в массовом производстве прокладок в качестве адсорбента используется целлюлоза. Ещё четыре с половиной года ушло на создание станка и оттачивание собственной технологии, которую изобретатель в прямом смысле собирался поставить на службу народа: Аруначалам всё время держал в уме, что себестоимость прокладок должна быть невысокой, а станок — достаточно простым в обращении.

В Технологическом институте Мадраса к проекту тамила отнеслись скептически, но в женских сообществах и благотворительных организациях изобретение стало пользоваться спросом. Цену одной прокладки Муруганантаму удалось снизить до 2,5 рупии (2 рубля 25 копеек по нынешнему курсу), но что важнее — его станки распространились в беднейших регионах Индии, что не только помогло с обеспечением женщин предметами личной гигиены, но и создало новые рабочие места. Чтобы добиться этого, пришлось опять-таки преодолевать вековые запреты: «Чтобы заговорить с женщиной в деревне, нужно получить согласие её мужа или отца», — рассказывает изобретатель, добавляя, что, даже заручившись согласием, беседовать приходится через одеяло, не видя лица собеседницы.

Станки распространились


в беднейших регионах Индии — это не только помогло
с обеспечением женщин предметами личной гигиены,
но и создало новые рабочие места

Теперь Муруганантам, не наживший себе капиталов (его бизнес по-прежнему ориентирован в первую очередь на улучшение качества жизни людей), стал народным героем — родственники с ним давно помирились. Фильм «Пэдмен» по мотивам его биографии продюсирует писательница и колумнистка Твинкл Кханна, а самого изобретателя в фильме сыграет её муж Акшай Кумар, один из самых успешных актёров в истории индийского кино. И это значительный прорыв в деле пропаганды женской гигиены. Нынешний флешмоб, может, и стебут индийские женщины-комики вроде Суприи Джоши — зато большой болливудский фильм в стране, где кинозвёзды имеют статус совершенных небожителей, способен серьёзно продвинуть диалог на тему менструации и хотя бы отчасти снять социальную стигму, связанную со всем, что касается женской гигиены.

Пока же прокладочная революция далека от завершения. Конкурировать с гигантами компания Муруганантама не в состоянии, поэтому пачка прокладок в Индии по-прежнему стоит в среднем 37 рупий — по бюджету для тех, кто за год зарабатывает 2–3 тысячи рупий, цена достаточно кусачая. И это не единственная проблема. Недавний опрос, проведённый в Хайдарабаде (где проживает больше 3,5 миллиона человек) показал, что 43 процента женщин по-прежнему стесняются покупать прокладки в общественных местах и предпочитают одалживать их у знакомых, а около 85 процентов заказывают прокладки по почте. Вопросы менструальной гигиены в индийском обществе всё ещё замалчиваются, а это, в свою очередь, ведёт к росту заболеваний репродуктивной системы. Работы у коллективного Пэдмена непочатый край — и, судя по комментариям под постами флешмоба, не только в Индии.

Обложка: Arunachalam Muruganantham/Facebook

Kotex — для стеснительных. Примечательная история прокладок, желавших остаться незамеченными

Реклама прокладок Kotex всегда была деликатной. В отличие от конкурентов Kotex никогда не показывал на экране лужи с голубой жидкостью, которой обычно поливают прокладки, чтобы продемонстрировать их впитывающие способности. В рекламе Kotex нет ни «опытных подруг», ни женщин в белых брюках, ни разрезаемого ножницами продукта. Kotex позиционируются не как обыкновенные прокладки, назначение которых — впитывание физиологических жидкостей. Kotex старается избегать всех скользких тем. Позиция бренда построена на женской стеснительности. С самого начала прокладки Kotex маскировались, чтобы не быть замеченными мужчинами.

Пароль: «Котекс»

Прокладки Kotex вышли на американский рынок во времена, когда говорить о женских циклах вслух было просто не принято. В 1920 году к знаменитому американскому рекламисту Альберту Ласкеру из агентства Lord & Thomas обратилась компания Kimberly-Clark. У владельцев компании была проблема. Они выпустили на рынок первые в истории одноразовые прокладки Kotex. Но сообщить потребительницам о своем изобретении не могли — слово «менструация» (не говоря уже о прокладках) в обществе табуировалось. Если все-таки удавалось убедить газету или журнал дать рекламу, она все равно была бесполезна. У простой американской женщины язык бы не повернулся сказать аптекарю: «Дайте мне прокладки!», хотя к идее одноразовых прокладок они, в принципе, отнеслись с энтузиазмом.

Ласкер разработал для Kotex девственно чистую упаковку, лишенную опознавательных знаков и надписей. В прессе была размещена инструкция по покупке товара. Теперь приобрести Kotex можно было, не говоря ни слова. На кассе каждой аптеки, в которой продавались прокладки этой марки, стояли две коробочки. Из одной женщина брала Kotex, в другую клала 50 центов, а затем выходила из аптеки с пакетиком без всяких надписей. «Если же в вашей аптеке на кассе нет наших прокладок, — продолжало мысль рекламное сообщение, — просто скажите продавцу слово «Котекс» — это будет паролем».

Одновременно Ласкер развернул широкую рекламно-просветительскую кампанию. Были выпущены книги для девочек о половом созревании. В них «ненавязчиво» сквозила мысль о необходимости использования гигиенических средств. Концерн Disney Pictures по заказу Kimberly-Clark даже снял просветительский мультфильм. Наконец, информационная реклама появилась на страницах женских журналов. Kimberly-Clark также снабдила образовательной литературой своих дилеров. Так, в одной из брошюр для аптекарей было написано: «Женщины не любят называть своими именами такие деликатные принадлежности. Не заставляйте их произносить «это» слово.

Kimberly-Clark долго пользовалась эзоповым языком. Постеры говорили о менструации как об «определенном затруднении» для женщины. А Kotex позиционировался как «страж против неприятных неожиданностей». Когда в 1928 году появились дезодорированные Kotex, в прессе вышла реклама, в которой учитель отчитывал свою ученицу. Ниже шел текст: «Даже среди честных между собой девочек есть темы, по которым они не откровенничают. В эти дни девочки немного агрессивны, беспокойны и испуганны. Но одновременно они испытывают чувство вины — нам непонятно, почему». Постер Kotex, появившийся в канадской прессе в 1932 году, развивает тему: «Только эта дезодорированная защита Kotex может спасти женщину от опасностей, рисков, смущения и даже унижений, связанных с менструацией».

Осторожная политика бренда довольно быстро привела к успеху. К 1940 году доля фетровых многоразовых прокладок уменьшилась до 20%, а к 1950 году — до 1%. Но даже сексуальная революция 1960-х не смогла снять все табу. Окончательная точка была поставлена только в 2001 году. В январе чикагское агентство Ogilvy & Mather (ведет Kotex по всему миру) опубликовало результаты своих исследований. Впервые за всю историю более 60% американских женщин сказали, что прямой язык в рекламе средств женской гигиены их нисколько не раздражает.

Бабушкины рецепты

Незадолго до публикации результатов исследований Kimberly-Clark начала глобальный ребрендинг. Причиной стало резкое падение продаж во всех категориях, за исключением тампонов. Целевая аудитория Kotex старела, а молодые потребительницы отдавали предпочтение продукции конкурентов.

В конце 2000 года Kimberly & Clark запустила глобальную кампанию «Красная точка», которая с небольшими изменениями по сей день идет по всему миру. Как и в 1920-х, она была в гармонии с темой женского стыда в отношении менструаций и средств гигиены.

Новая упаковка Kotex осталась такой же белой, но теперь на ней появились ярко-красные цветы — маки, хризантемы орхидеи и кафры. Упаковка выполняет одновременно три функции. Во-первых, отлично «маскирует» средства интимной гигиены от мужчин. В одном из своих сообщений (для тампонов Kotex) женщина использовала их как бигуди. Текст напоминал читательницам, «как это неудобно — потянуться в сумочку за помадой и выудить вместо нее тампон». Заголовок: «Только ты знаешь, для чего они действительно предназначены».

Оригинальная упаковка также выделяет Kotex на прилавке на фоне броской, разноцветной — «памперсной» — стилистики конкурентов. Фактически в упаковке Kotex Ogilvy & Mather повторило то, что сделал продюсер «Битлз» Джордж Мартин в 1968 году. Тогда «Битлз» выпустили «Белый альбом». На разляпистых полках с музыкой пластинка «Битлз» выглядела белой вороной.

Наконец, яркие элементы упаковки свидетельствовали о том, что Kotex — бренд для молодежной аудитории. «Долгое время нашей целевой группой были женщины в возрасте 20-30 лет, — говорит Дон Клингсейсен, медиа-менеджер Kimberly-Clark. — Когда мы запускали кампанию, у нас были опасения, что возрастная часть нашей аудитории отвернется от нас. Но в данном случае целью были женщины до 20 лет. Мы хотели, чтобы все поняли, что Kotex — больше не старые бабушкины прокладки».

Красный день календаря

Тон, которым Kotex говорил с потребителями в рекламе на телевидении и прессе, стал более бойким. Впервые в рекламе Kotex появился визуальный элемент, символизирующий менструацию, — красная точка. Эта точка появлялась в неожиданный для женщины момент — во время отдыха или интимной встречи. Непременным атрибутом модулей в прессе также являлся красный предмет — помада или зеркальце. Сами прокладки не были показаны ни разу. Их место занял логотип.

Например, один из принтов — «Сила цветка» (вышел в 2004 году) — показывал женщину с цветком в волосах. Копирайт говорил о натуральных «природных» запахах, которыми обладают Kotex, и о том, что эти прокладки передают «телу и душе силу растений». Другой принт демонстрировал женщину, которая одевается на работу. Заголовок: «Выбор — лучший друг девушки. Поэтому Kotex производит прокладки, ежедневные прокладки, ночные прокладки и тампоны. Менструально говоря, никто не предоставляет вам столько опций».

Рекламные ролики дополняли общую картину. Все девушки были будто обведены контуром. Они двигались по белому экрану под легкую музыку — молодые, красивые, стильные и свободные. «Кампания показывает иллюстрации из мира молодых женщин — не мира вещей, а мира эмоций, — комментирует Кристин Шипке, руководитель творческой группы чикагского Ogilvy & Mather. — Свободное течение их жизни как запрещающий сигнал светофора тормозит красная точка. Kotex идет в ногу с молодыми женщинами и их потребностями».

Благодаря ребрендингу Kimberly-Clark сумела поправить свои позиции. По сравнению с 2000 годом общие продажи компании увеличились на 10% и составили в 2004 году около $ 15,5 млрд.

И никаких соплей

Другой продукт Kimberly-Clark — платочки Kleenex из того же целлукотона — в свое время был прохладно воспринят американским обществом. Kleenex были выведены на рынок в 1924 году. В те времена люди сморкались в тряпичные платки и, казалось, ничто не могло заставить их предпочесть «царапающую нос бумагу» (так отзывалась о Kleenex одна из американских газет). Реклама с упоминанием слова «сопли» вызвала гнев публики. В итоге Kimberly-Clark пришлось позиционировать Kleenex как «средство для очистки лица от остатков крема». Прошли годы, прежде чем люди поняли, что гораздо гигиеничнее выбрасывать использованные платки, нежели таскать их в кармане.

История

Вряд ли американец Джон Кимберли, открывая в 1872 свою бумажную фабрику, предполагал, что спустя 48 лет она будет производить женские прокладки. Сначала его фабрика выпускала высококачественную газетную бумагу. В начале XX века Kimberly-Clark начала выпуск нового материала — целлукотона. Этот материал был хорошим абсорбентом и использовался во время Первой мировой войны как перевязочное средство. По впитыванию он в пять раз превосходил обычную вату и был вдвое дешевле. Kimberly-Clark снабжала целлукотоном санчасти европейских стран, в том числе Франции. По легенде именно французские медсестры заметили, что целлукотон отлично впитывает менструальные выделения. До этого женщины использовали в качестве средств интимной гигиены старую одежду, тряпки, вату и многоразовые фетровые прокладки.

Открытие французских сестер милосердия пригодилось по окончании войны, когда руководители Kimberly-Clark задумались, куда им девать тонны выпускаемого целлукотона. В 1920 году были выпущены первые одноразовые прокладки под названием Cellunap. Через год для благозвучия они были переименованы в Kotex (от англ. KOtton — «хлопок» и TEXture — «текстура»). Вскоре Kimberly-Clark продала все свои целлюлозно-бумажные комбинаты и сконцентрировалась на производстве потребительских товаров на основе бумаги.

Первые прокладки лишь отдаленно напоминали современные. Это были прямоугольные салфетки — длинные и толстые. Для их ношения использовался специальный эластичный пояс, который надевался на талии. От пояса спереди и сзади спускались две лямки с металлическими зажимами. Эти зажимы держали прокладку, пропускавшуюся между ног. Впитываемость была низкой, чаще всего к поясу крепили по две прокладки. Прокладки с липким слоем, позволявшие обходиться без поясов, были изобретены лишь в конце 1960-х годов.

В 1930-х в дополнение к прокладкам Kimberly-Clark выпустила одноразовые платочки Kleenex, тампоны Fibs и менструальные пояса Kotex, а в 1970-х — бумажные платья, которые были весьма популярны у поколения хиппи.

В 2005 году у Kotex появилась собственная линия женского белья, разработанного британским дизайнером Джульеном МакДональдом.

На данный момент Kotex занимает 30% американского рынка прокладок, уступая лишь бренду Always (Procter & Gamble). По информации New York Times, в категории тампонов первое место также принадлежит проктеровским Tampax, второе — Playtex Gentle Glide. Kotex Security Tampons — лишь на третьем месте.

История средств женской гигиены, или «грязно, стыдно и греховно» — PORUSSKI.me

История средств женской гигиены и возможности говорить о них вслух — долгий и тернистый путь от табу к современным бережным и безопасным альтернативам одноразовым средствам ухода.

Менструация долгое время оставалась табуированной темой. Да и сейчас не все могут вслух обсуждать средства женской гигиены. Некоторые женщины сами поддерживают мизогинию, используя иной раз довольно пренебрежительные эвфемизмы естественного процесса своего организма: “эти дни”, “праздники”, “красный день календаря”, “демонстрация”, “гости”, “красная гвоздика”, “гости из Краснодара/Красноярска”, “красная армия”, “монстры”, “дела”, “красные жигули”, “краски”.

Несмотря на это, у современных женщин сложностей, связанных с менструацией, меньше чем у наших прапрабабушек. Благодаря большому выбору средств гигиены в период менструации они могут не выпадать из привычного ритма жизни, заниматься спортом, путешествовать и оставаться социально активными. Еще каких-то 100-200 лет назад это было просто немыслимо.   

Немного истории

Конечно, в некоторых странах до сих пор сохраняется ритуальная сегрегация менструирующих женщин. Жители Малави (это республика на юге Африки), например, верят, что месячные — это болезнь, способная вызвать бесплодие или даже смерть мужа, если к нему прикоснуться. Поэтому женщинам в Малави во время месячных запрещено сажать растения, кормить грудью или сушить лоскуты ткани для менструации на открытом воздухе, чтобы их не применили для колдовства.

Непальский обычай Чаупади, о котором пару лет назад писали многие СМИ в связи со смертью пятнадцатилетней девушки, был запрещен ещё в 2005 году, но полностью так и не искоренен до сих пор. Там во время менструации женщин изгоняют из дома, так как они «нечисты». Попадая на улицу, женщины вынуждены жить в шалашах, в отдалении от своих деревень, в условиях, непригодных для жизни, без защиты от укусов змей, нападения животных и других напастей дикой природы. Именно так погибла 15-летняя Рошани Тирува — в попытке согреться она умерла от удушения после того, как разожгла огонь в сарае, в котором не было вентиляции.

К счастью, за последние полтора века жизнь женщин качественно изменилась. Появились контрацептивы, медицина вышла на новый уровень. Изнуряющий физический труд сменился умственной деятельностью. Всё это позитивно сказалось и на женском здоровье.

В прошлом женщины находились в перманентном состоянии беременности или лактации. Так себе питание и качество жизни сильно влияли на регулярности цикла — наши прабабушки за весь период фертильности имели около 150 менструаций ( примерно 3-4 в год, а то и меньше). Современная женщина — счастливая обладательница примерно 450 менструаций.

Как именно женщины справлялись с месячными до 19 века — неизвестно. Свидетельств особо не сохранилось, но в интернете можно отыскать истории об использовании в качестве тампонов размягченного папируса в Египте или деревянных палочек, обмотанных хлопком, в Греции.

История коммерческих средств гигиены начинается с 1896 года, когда пионер стерильной хирургии, Джозеф Листер, вдохновил американскую компанию Johnson & Johnson на производство прокладок в индивидуальной упаковке. Они получили название «полотенца Листера». Проект, увы, провалился — тема менструации была настолько табуирована в обществе, что женщины даже не могли произнести вслух слово «менструация» или «прокладка», что невероятно усложняло процесс распространения нового средства.

Новый виток развития женских средств гигиены начался в 1914 году, когда компания Kimberly-Clark, один из лидеров по производству продукции для здравоохранения, запустила в серийное производство перевязочные материалы из целлюлозной ваты. Они впитывали жидкость в пять раз быстрее, чем хлопок, а их производство было в два раза дешевле. Смекалистые французские медсестры во время войны заприметили эти свойства перевязок и начали использовать их в качестве прокладок. 

Вследствие чего в 1920 году Kimberly-Clark  предложили женщинам новый продукт — хорошо впитывающие прокладки из целлюлозной ваты. Решение использовать нейтральное название «Котекс» — KOTEX = koton+textile — принесло им значительный успех. А чтобы окончательно преодолеть смущение женщин, компания предложила идею «двух коробочек» — в одной лежали прокладки, а в другую нужно было положить 50 центов. Если же прокладки кончались, то достаточно было сказать кодовое слово «Котекс», и аптекарь сразу же пополнял коробку.

Но, к сожалению, это средство оказалось далеко не всем по карману, и многие женщины продолжали пользоваться  прокладками из фетра, стирая их после каждого использования. А так как никакой липкой полосы на прокладках тогда еще не изобрели, то женщинам приходилось фиксировать их специальными ремнями. Конструкции поясов отличались друг от друга, но имели одинаковый принцип: от пояса, крепящегося на талии, спереди и сзади спускались ленты с крючками или пуговицами. И хотя эта сложная конструкция не гарантировала, что прокладка останется на месте, гигиенические пояса сохранили свою популярность вплоть до 70-х.

Современные средства гигиены

Первые коммерческие тампоны появились в конце 20-х годов в Америке: бренды Fax, Fibs, Wix. Они не имели аппликаторов и иногда даже вытяжных шнуров. Первый тампон с аппликатором — знаменитый Tampax — появился в Америке в 1936 году и шаг за шагом начал завоёвывать женские сердца (и не только).

Изобрел его доктор Эрл Хаас в 1929 году. Это была пробка из хлопка, вставляющаяся при помощи двух картонных трубочек. Аппликатор позволял женщинам размещать тампон внутри влагалища, не прикасаясь к нему вовсе. Эрл запатентовал своё изобретение, но так и не смог продать его в серийное производство. Пока в 1933 году его не выкупила Гертруда Тендрих, которая занялась домашним производством тампонов и их распространением. Гертруда и её помощницы консультировали женщин в аптеках и ездили с лекциями по колледжам. Финансовые затруднения вынудили её искать компаньонов, с которыми она и создала компанию Tampax Incorporated, а в 1997 году её компанию купила Procter & Gamble. И вот уже более 50 лет тампоны Tampax являются лидером на рынке средств гигиены, но мало кто помнит, что изобрёл их мужчина.

Появление менструальных чаш

Менструальные чаши начали свою историю еще в 1860 году. Были зарегистрированы несколько патентов, но по разным причинам так и не вышли на рынок. Первую коммерческую версию чаши создала Леона Чалмерс в 1937 году. Леона зарегистрировала менструальную чашу, сделанную из латексной резины. Чаша позволяла носить тонкую облегающую одежду, что было большим преимуществом перед прокладками, которые крепились к поясу выступающими пряжками. Большим недостатком чаши была её жесткость. А во время Второй мировой войны Леона столкнулась с нехваткой материала, и производство пришлось приостановить на несколько лет.

Спустя 13 лет Леона усовершенствовала дизайн чаши и заменила резину на более мягкий силикон. Но и в этот раз чаша не сыскала большого успеха — к этому времени женщины уже привыкали к одноразовым средствам, и их было сложно заинтересовать чашей, которая может прослужить 5-10 лет и требует мытья после каждого использования. Тогда в 60-х была запущена новая чаша — одноразовая. Но снова провал: на этот раз ценности чаши не согласовывались со временем и потребностями женщин. К этому времени западная сексуальная революция 60-х окончательно сняла многие табу, в том числе на телевизионную и уличную рекламу средств женской гигиены.

В СССР же вплоть до конца 80-х коммерческих средств не существовало вовсе. О тампонах никто не знал, а прокладки промышленного производства были крайне редки. Зато в книгах для школьниц подробно объяснялось, как сделать прокладки из ваты, завернутой в марлю. Этим «ноу-хау» в совершенстве владели все советские женщины. Первые одноразовые средства гигиены появились на рынке лишь в начале 90-х, но вата с марлей ещё долго оставалась фаворитом.

В 80-е годы менструальная чаша снова выходит на рынок и на этот раз значительно укрепляет свои позиции из-за вспыхнувшим вокруг тампонов скандалов из-за синдрома токсического шока. Стремясь повысить впитывающие свойства тампонов, компания Procter & Gamble решила заменить хлопок и вискозу, входящую в состав тампонов, синтетическим материалом, хорошо впитывающим жидкость и пропитанным гиперабсорбентом. Абсорбент вызывал сухость внутренней поверхности влагалища, в результате чего слизистая становилась уязвимой для патогенных бактерий, таких как золотистый стафилококк, способный выделять токсины. Тампон с высоким уровнем абсорбции нарушал баланс микрофлоры влагалища, и токсины попадали в кровь через микротрещины, вызывая острую воспалительную реакцию. Эту реакцию можно спутать с ОРВИ: высокая температура, слабость, ломота, но клиника синдрома стремительно нарастает и за короткий срок наносит серьёзный вред организму. В 1980 году было зафиксировано 814 случаев синдрома токсического шока, из которых 33 — с летальным исходом. Случаи СТШ фиксируются по сей день. Если вы заметили у себя вышеописанные симптомы, то незамедлительно обратитесь к врачу.

К счастью, менструальные чаши не имеют таких последствий, так как сделаны из медицинского силикона, не вызывают аллергических реакций и не влияют на флору слизистой. Благодаря тому, что они только собирают менструальные выделения, а не втягивают их так, как это делают тампоны, чашу можно носить до 12 часов. Кроме того, она может служить до десяти лет, избавляя от необходимости ежемесячно выкидывать деньги на неразлагающийся в природе мусор, что делает её экономически привлекательной и дружественной к окружающей среде.

Именно поэтому современные женщины, ищущие рациональные решения своим ежедневным задачам, всё чаще начинают обращать внимание на эти качества чаши. Помогает в этом эмоциональный дизайн, эргономика и ценностная коммуникация компаний-производителей чаш, помогающих женщинам укреплять равные позиции в обществе.

Особую гордость вызывает факт, что такой производитель есть и в России. LilaCup — единственная чаша, прошедшая все необходимые испытания и подтвердившая своё высокое качество, без которых невозможна официальная реализация гигиенической продукции. Купить такую чашу можно в интернет-магазине «Осока Высокая», продвигающем товары повседневного спроса из России, сделанные с заботой о здоровье и окружающей среде. Стоимость чаши вместе с мешочком для хранения в народном дизайне под гжель или хохлому — 799 р. — инвестиция, которая окупается за 2-3 месяца.


Непростая история средств женской гигиены приводит к более осознанному выбору. Широкая линейка продуктов на рынке позволяет найти что-то своё, сделав приоритетом личный комфорт и безопасность, без оглядки на то, что навязывается рекламными кампаниями крупных брендов. А доступность информации о женском теле и естественных для него процессах даёт возможность нормально говорить на темы, когда-то считавшиеся постыдными, сохранять здоровье и безопасность женщин, укреплять их равное место в обществе.


Катерина Василевски

В детстве мечтала стать режиссером и скульптором. Выросла и стала управляющим в ресторанах. Теперь командует на площадке и отсекает лишнее в бюджетах. Любит исследовать, искать и находить.

Бережный покупатель и автор текстов в «Осоке Высокой».

 osoka.store

Клара Цеткин — женщина, придумавшая праздник 8 Марта | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Одна из самых известных деятельниц немецкого и международного социалистического и женского движения Клара Цеткин (Clara Zetkin) вошла в историю XX века не только как активная коммунистка, но и как женщина-реформатор, сыгравшая немаловажную роль в становлении европейского движения за права женщин. В советское время главной заслугой Цеткин считалось учреждение по ее предложению Международного женского дня.

Клара Цеткин, в девичестве Айснер, родилась в 1857 году в небольшом саксонском городке Видерау в семье сельского учителя. Уже в юном возрасте Клара выделялась среди сверстников любознательностью и цепкой памятью: в 9 лет девочка прочла всего Гете и Шиллера и с удовольствием декламировала их стихи, а в 12 — на память цитировала отрывки из «Истории французской революции» историка Томаса Карлейля.

Еще будучи студенткой Лейпцигской педагогической гимназии, престижного учебного заведения, она стала посещать тайные собрания социал-демократов, а в 1878 году вступила в ряды Социалистической рабочей партии, позже переименованной в Социал-демократическую партию Германии (СДПГ). В это же время она познакомилась со своим будущим спутником жизни — русским революционером-эмигрантом Осипом Цеткиным, вместе с которым вскоре была вынуждена уехать в Цюрих, спасаясь от усилившихся в Германии гонений на социалистов.

В 1882 году Цеткины переселились в Париж, где Осип и Клара продолжили заниматься партийной деятельностью. На жизнь они зарабатывали переводами и публикациями в социал-демократических газетах, хотя плата была мизерной. На момент смерти Осипа, умершего в 1889 году от туберкулеза, у них с Кларой было двое сыновей. Несмотря на то, что Клара уже на протяжении многих лет подписывалась фамилией Цеткин, в официальный брак с Осипом она так и не вступила.

Борьба за права женщин

Живя во Франции, Клара Цеткин активно участвовала в подготовке и работе Учредительного конгресса 2-го Интернационала в Париже в 1889 году, где выступила с речью о роли женщин в революционной борьбе. А после того, как в Германии перестали преследовать социал-демократов, Клара вернулась на родину, где с 1892 года в Штутгарте стала издавать газету СДПГ для женщин «Равенство».

В 1907 году Клара Цеткин возглавила созданное при СДПГ женское отделение, где вместе с Розой Люксембург выступала за равные права женщин. На Международной конференции женщин-социалисток в Копенгагене в 1910 году по предложению Цеткин было принято решение о праздновании Международного женского дня, позже приуроченного к годовщине демонстрации работниц нью-йоркских предприятий текстильной промышленности 8 марта 1857 года.

Последнее пристанище — Советский Союз

В 1917 году за свои выступления против Первой мировой войны руководство СДПГ отстранило Цеткин от работы в редакции газеты «Равенство». В том же году она приняла участие в основании Независимой социал-демократической партии (НСДПГ), а после создания в декабре 1918 года Компартии Германии (КПГ) активно выступала за вступление рабочих — членов НСДПГ в ее ряды.

Клара Цеткин (слева) и Роза Люксембург

С 1920 по 1933 годы Цеткин постоянно избиралась депутатом рейхстага от Коммунистической партии, параллельно возглавляя Международный женский секретариат Коминтерна. В 1920 году Клара Цеткин впервые поехала в Советский Союз, где познакомилась с Лениным и Крупской. В последующие годы Цеткин часто приезжала в Москву для участия в конгрессах Коминтерна. С Лениным и Крупской ее связывали дружеские отношения.

В июле 1932 года, когда в результате досрочных выборов в рейхстаг национал-социалисты получили большинство в парламенте Германии, Клара Цеткин находилась в Москве. Как старейший депутат рейхстага, она имела право открыть первую сессию нового созыва и, несмотря на плохое самочувствие, поехала в Берлин, где произнесла пламенную речь об опасности нацизма и призвала к созданию единого антифашистского фронта. После того, как левые партии в Германии были запрещены, Цеткин отправилась в свое последнее изгнание, на этот раз — в Советский Союз.

Умерла Клара Цеткин 20 июня 1933 года в подмосковном Архангельском в возрасте 76 лет. В похоронной церемонии немецкой революционерки приняли участие 600 тысяч человек. Прах Цеткин был помещен в урне в кремлевской стене на Красной площади в Москве.

Смотрите также:

  • Женские протесты в Беларуси глазами фотожурналисток

    Мейкап и цветы против ОМОНа

    Женщины помогли снизить градус насилия со стороны силовиков в первые дни после выборов 2020 года в Беларуси. В Музее современного искусства MO Museum в Вильнюсе проходит выставка «Будущее Беларуси, которое создают женщины». Она отражает взгляд пяти белорусских фотожурналисток на женские протесты. На снимке Ирины Араховской Надя, до этого задержанная на 10 суток, смело смотрит в глаза омоновцу.

  • Женские протесты в Беларуси глазами фотожурналисток

    Подчеркнутая женсвенность

    Слева на снимке Надежды Бужан стоит 24-летняя Анна в свадебном платье своей мамы. Этому платью 26 лет — столько, сколько Лукашенко находится у власти. Протесты в Беларуси называют женской революцией еще и потому, что брутальности силовиков белорусы противопоставили мирные, креативные способы выражения своего несогласия.

  • Женские протесты в Беларуси глазами фотожурналисток

    Задержания на «Блестящем марше»

    19 сентября 2020 года. В объектив камеры Ирины Араховской попало задержание одной из участниц «Блестящего марша» в Минске. По данным правозащитников, в тот день на женской акции протеста было задержано свыше 300 человек.

  • Женские протесты в Беларуси глазами фотожурналисток

    И студентки, и пенсионерки

    Несмотря на задержания и другие репрессии, на уличных акциях протеста можно было увидеть женщин различных возрастов — от студенток до пенсионерок. Самая известная пожилая участница и самая бесстрашная — 74-летняя Нина Багинская в одежде исторической национальной расцветки. Снимок Виолетты Савчиц сделан в августе у Комаровского рынка в Минске, куда женщины вышли с цветами против насилия.

  • Женские протесты в Беларуси глазами фотожурналисток

    Солидарность с теми, кого заставляют молчать

    Музей в Вильнюсе организовал выставку в знак поддержки белорусов на их нелегком пути к свободе. Мэр города Ремигиюс Шимашюс подчеркнул, что Вильнюс стал убежищем для белорусских соседей. Литва открыла гуманитарный коридор для пострадавших от репрессий. Туда вынуждена была уехать и экс-кандидат в президенты Светлана Тихановская.

  • Женские протесты в Беларуси глазами фотожурналисток

    Личная борьба за свободу

    По случаю открытия экспозиции Светлана Тихановская подчеркнула, что эта выставка для белорусских женщин, которые стояли на передовой протестов. «Мы все действовали с одной целью — восстановить свободу в Беларуси. Для многих эта борьба стала личной», — заявила политик. На фото Ольги Шукайло — акция протеста в центре Минска.

  • Женские протесты в Беларуси глазами фотожурналисток

    Широкая огласка

    Несмотря на локдаун и закрытые музеи, в Вильнюсе нашли способ сделать фотографии с женских протестов в Беларуси доступными для всех. Снимки белорусских фотожурналисток показывают не в выставочном зале, а проецируют на стену музея МО в центре города.

  • Женские протесты в Беларуси глазами фотожурналисток

    Поцелуй за демократию

    Женщины стали символом протестов в Беларуси, подчеркивают в музее современного искусства MO. Они мужественно выступают против патриархального режима и его репрессий. Представленные на выставке работы — аутентичная хроника. Посмотреть ее можно и онлайн, совершив виртуальную экскурсию на сайте mo.lt

  • Женские протесты в Беларуси глазами фотожурналисток

    Опасная работа

    Выставка в Вильнюсе будет работать до 4 марта. Помимо снимков на ней представлены и видео, которые рассказывают о работе журналистов на уличных акциях протеста. Работе, за которую в Беларуси грозит преследование со стороны властей, как это показал случай Катерины Андреевой и Дарьи Чулцовой. Журналисткам Белсата дали два года колонии.

    Автор: Кристине Ленен, Янина Мороз


Первый черный изобретатель, радикально изменивший менструальные подушечки

Быстрый поиск в Google по запросу «менструальные прокладки» приписывает свое изобретение Бенджамину Франклину. Но не верьте всему, что читаете; это революционное достижение в области репродуктивного здоровья было фактически разработано чернокожей женщиной по имени Мэри Беатрис Дэвидсон Кеннер .

В 1957 году Мэри Беатрис Дэвидсон Кеннер подала заявку на свой первый патент: пояс для гигиенических салфеток, идея, которую она придумала, когда ей было 18 лет, задолго до появления современных макси-пэдов и в то время, когда женщины все еще использовали неудобные и антисанитарные тканевые прокладки и тряпки во время менструации.Хотя тампоны были легко доступны для женщин в 1930-е годы, они считались слишком «неприличными» для регулярного использования. В результате этих ограничительных социальных ожиданий, а также стигматизации, связанной с менструацией, женщины во время менструации часто находились в закрытом помещении.

Идея Кеннера была направлена ​​против этого статус-кво. В ее патенте был регулируемый пояс со встроенным влагонепроницаемым карманом для салфеток. Изобретательная конструкция, в которой для удержания подушечек на месте использовался пояс, значительно снизила вероятность протекания и в конечном итоге дала женщинам свободу с комфортом покидать дом во время менструации.

Однако изобретение и успех Кеннера были ограничены расовой и гендерной дискриминацией. Кеннер потребовалось более 30 лет после ее первоначального создания, чтобы наконец получить патент на гигиенический пояс в 1957 году. «Однажды со мной связалась компания, которая выразила заинтересованность в маркетинге моей идеи. Я была так ликована », — сказала она. «Я видел дома, машины и все, что могло встретиться на моем пути». Представитель компании приехал в дом Кеннера за пределами Вашингтона, округ Колумбия, чтобы обсудить ее продукт.«К сожалению, когда они узнали, что я черный, их интерес упал. Представитель вернулся в Нью-Йорк и сообщил мне, что компания больше не заинтересована ».

Не испугавшись, Кеннер продолжала изобретать всю свою сознательную жизнь. В конечном итоге она подала в общей сложности пять патентов — больше, чем любая другая афроамериканка в истории, — включая душевую настенную спинку, держатель для туалетной бумаги и специальную насадку для ходунков или инвалидной коляски, которая включала поднос с твердым покрытием и мягкий карман для переноски вещей.

Как показывает случай с Мэри Беатрис Дэвидсон Кеннер, креативность, изобретательность и достижения чернокожих женщин долгое время игнорировались — или просто стерты. От Алекса Х. Паркера, который проектировал печь центрального отопления, до Мари Ван Бриттан Браун, создавшей раннюю версию современной системы домашней безопасности, чернокожие женщины проложили путь в науке и технологиях, искусстве и литературе, репродуктивном правосудии и политике, а также во многом другом. более. В течение Месяца черной истории мы освещаем их вклад, борьбу и достижения, а также отдаем дань уважения этим недооцененным героям.

Мэри Беатрис Дэвидсон — Изобретатель гигиенической прокладки

Кто она такая?

Родилась в округе Монро, штат Северная Каролина, в 1912 году.

Мэри Дэвидсон родилась, чтобы изобретать разные вещи. Ее первой попыткой было сделать самосмазывающуюся дверь, чтобы, когда мать выходила утром через заднюю дверь, скрип не разбудил ее.

Ей было шесть.

Мэри благодарит своего отца за то, что он побуждал ее исследовать разные вещи.Она была способной и хорошо училась в школе, но менее чем через год ей пришлось бросить учебу в Ховарде из-за отсутствия средств.

Она так и не получила ученой степени.

Мэри имеет пять патентов. Это больше, чем у любой другой афроамериканки в истории.

Что она изобрела?

Мэри изобрела множество вещей, которые улучшили жизнь женщин и людей, нуждавшихся в дополнительной помощи.

Самым известным ее изобретением был гигиенический пояс , прикрепленный к влагонепроницаемому карману.

Она первой изобрела пояс, а позже запатентовала влагонепроницаемый карман.

Она добавила тканевый мешочек с влагонепроницаемым уплотнением, прикрепленным к поясу. Вы кладете в мешочек тряпки или вату. Карман для набивки и влагонепроницаемое уплотнение сделали его революционным. Мэри Беатрис Дэвидсон изобрела первое поколение того, что впоследствии назовут гигиенической прокладкой или салфеткой.

Это означало, что вы действительно могли выходить на публику, не опасаясь повсюду залить кровью.

Когда она впервые запатентовала его, компания послала своего представителя поговорить с ней. когда они узнали, что она черная, они потеряли интерес. Прошло 30 лет, прежде чем кто-то получил патент и начал их производство.

Она также разработала усовершенствованный держатель для салфеток , который позволял постоянно держать свисающий конец салфетки.

Когда ее сестре Милдред — изобретательнице — поставили диагноз «рассеянный склероз», Мэри изобрела и запатентовала поднос и держатель, который крепится к ходункам .

Мэри также изобрела обратную шайбу , которая крепится к стене для людей, которым трудно мыть спину каким-либо другим способом.





Изобретать, потому что это было весело

Мэри не зарабатывала денег ни на одном из своих изобретений, но она никогда не теряла радость создавать вещи.

До самой своей смерти в 2006 году она владела собственным флористическим бизнесом в Вашингтоне, округ Колумбия.

Спасибо, Мэри Беатрис Дэвидсон Кеннер, за то, что «это время месяца» стало менее обременительным для женщин.

Празднуйте черную историю!

День 1 — Азбука черной истории, месяц

Забытая черная женщина Изобретатель, который произвел революцию в менструальных прокладках

Иллюстрация Шреяса Равикришнана.

Когда я рос, все научные герои и гении, о которых я узнал, были мужчинами. Или, точнее, белые мужчины.Как показывает история Мэри Беатрис Дэвидсон Кеннер, это просто историческая неточность. Были тысячи женщин-изобретателей, ученых и технологов — они просто так и не получили заслуженного признания.

При написании серии книг Забытые женщины я хотел отдать дань уважения этим незамеченным героям. Каждая книга содержит 48 иллюстрированных профилей женщин из истории (число 48 было выбрано, чтобы отразить общее число женщин, получивших Нобелевскую премию за 116-летнюю историю).

На протяжении веков женщинам не позволяли входить в коридоры большинства научных и академических учреждений, но они продолжали жить, несмотря ни на что. Они превратили свои спальни в лаборатории, превратили вешалки в научное оборудование и, в случае с Кеннером, сэкономили и скупили свои патенты.

Забытые женщины: Ученые — это любовное письмо их изобретательности и выносливости. Как показывает следующий отрывок, никто не иллюстрирует это лучше, чем Кеннер — изобретатель-самоучка, которая подала больше патентов, чем любая другая афроамериканка в истории.

Мэри Беатрис Дэвидсон Кеннер (1912–2006) всегда плохо спала, когда росла в Шарлотте, Северная Каролина. Ее мать уходила на работу утром через скрипучую дверь в задней части их дома, и Кеннер просыпался от шума. «Поэтому однажды я сказал:« Мам, ты не думаешь, что кто-то может изобрести самосмазывающуюся дверную петлю? »» Ей было всего шесть лет, но она взялась за задачу со всей серьезностью прирожденного изобретателя. «Я [поранила] руки, пытаясь сделать что-то, что, на мой взгляд, было бы хорошо для двери», — сказала она.«После этого я уронил его, но никогда не забыл».

Можно сказать, что умение и изобретательность были у Кеннера в крови. Ее дедушка по материнской линии изобрел трехцветный световой сигнал для направления поездов, а ее сестра, Милдред Дэвидсон Остин Смит, выросла, чтобы запатентовать свою семейную настольную игру и продавать ее на коммерческой основе. Ее отец-проповедник, Сидней Натаниэль Дэвидсон, даже попытался превратить семейное хобби в полноценную карьеру. Примерно в 1914 году Сидни запатентовал пресс для одежды, который поместился бы в чемодан и пресс-брюки, пока путешественник направлялся к месту назначения, но он отклонил предложение нью-йоркской компании за 20 000 долларов в пользу попытки произвести и продать его сам. Результатом был провал: он изготовил только одну прижимную лапку, которую продал за ничтожную сумму в 14 долларов.

Опыт ее отца не помешал Кеннеру изобретать, и ее идея дверной петли зажгла искру глубоко внутри нее. Новые идеи для изобретений разбудили бы ее ото сна. Она занималась составлением моделей и их конструированием. В то время как другие дети ее возраста рисовали причудливые самолеты и спортивные автомобили, Кеннер строил продуманные планы на складную крышу, которая бы проходила над складывающимся сиденьем автомобиля, где пассажиры на заднем сиденье обычно подвергались воздействию стихии.Когда она увидела, что вода капает с закрытого зонта на дверь, она придумала губчатый наконечник, который подходил к концу и впитывал дождевую воду. Она даже разработала план переносной пепельницы, которую можно было бы прикрепить к пачке сигарет.

Этот прагматичный подход «сделай сам» определил ее изобретения на всю оставшуюся жизнь. Но в то время как ее творения часто были ориентированы на разумные решения повседневных проблем, Кеннер с раннего возраста могла сказать, что у нее есть навыки, которыми обладают немногие.Когда ее семья переехала в Вашингтон, округ Колумбия, в 1924 году, Кеннер бродила по коридорам Управления по патентам и товарным знакам США, пытаясь выяснить, не удалось ли ей победить и запатентовать изобретение первым. 12-летний мальчик не нашел ничего подобного.

В 1931 году Кеннер окончила среднюю школу и поступила в престижный университет Говарда, но была вынуждена бросить учебу на полтора года из-за финансовых затруднений. Прежде чем получить должность федерального служащего, она бралась за случайную работу, например, присматривала за детьми, но в свободное время продолжала возиться.Вечной проблемой были деньги; подача патента была и остается дорогостоящим делом. Сегодня базовый патент на полезную модель может стоить несколько сотен долларов.

К 1957 году Кеннер скопила достаточно денег на свой первый патент: пояс для гигиенических салфеток. Это было задолго до появления одноразовых прокладок, и женщины все еще использовали тканевые прокладки и тряпки во время менструации. Кеннер предложил регулируемый пояс со встроенным влагонепроницаемым карманом для салфеток, что снижает вероятность протекания менструальной крови и окрашивания одежды.

«Однажды со мной связалась компания, которая выразила заинтересованность в маркетинге моей идеи. Я была так ликована », — сказала она. «Я видел дома, машины и все, что могло встретиться на моем пути». Представитель компании приехал в дом Кеннера в Вашингтоне, чтобы встретиться со своим потенциальным клиентом. «К сожалению, когда они узнали, что я черный, их интерес упал. Представитель вернулся в Нью-Йорк и сообщил мне, что компания больше не заинтересована ».

Чтобы получать больше подобных историй, подпишитесь на нашу рассылку новостей

Не испугавшись, Кеннер продолжала изобретать всю свою сознательную жизнь.В итоге она подала в общей сложности пять патентов — больше, чем любая другая афроамериканка в истории. И снова она продолжала черпать вдохновение из своей повседневной жизни. Когда у ее сестры Милдред развился рассеянный склероз, и ей пришлось пользоваться ходунками, Кеннер запатентовал сервировочный поднос и мягкий карман, который можно было прикрепить к раме, что позволило Милдред носить вещи с собой. Она также запатентовала держатель туалетной бумаги, который следил за тем, чтобы свободный конец рулона всегда был в пределах досягаемости, и заднюю шайбу, которую можно было прикрепить к стене душа, чтобы помочь людям очистить труднодоступные части спины.

Кеннер не получила высшего образования или профессионального образования, и она так и не стала богатой благодаря своим изобретениям. Но это было случайно; как ее отец и дед до нее, она делала это из любви к своему ремеслу. Больше всего она считала, что изобретателем может стать любой человек, если он задумается: «Каждый человек рождается с творческим умом», — сказала она. «У каждого есть такая способность».

Аруначалам Муруганантам: Менструальный мужчина Индии

Аруначалам Муруганантам был одержим идеей создания идеальных гигиенических прокладок для своей жены.После многих лет работы его изобретение изменило жизни миллионов женщин в Индии.

Все началось в 1998 году, когда Аруначалам Муруганантам, сын бедного ткача из Южной Индии, понял, что его жена использовала старые тряпки для борьбы с менструацией, потому что у нее не было гигиенических прокладок. Муруга был шокирован. Но он также увидел возможность произвести на нее впечатление. Он решил изготовить ей гигиенические прокладки сам.Сначала это казалось простой задачей: он купил рулон ваты и разрезал его на кусочки того же размера, что и подушечки, продаваемые в магазинах, а затем обернул вокруг него тонкий слой ваты. Он подарил жене самодельный прототип планшета и попросил ее протестировать его. Ответ, который она дала ему, был разрушительным: его блокнот был бесполезен, и она предпочла бы продолжать использовать старые тряпки.

Число женщин в Индии, не имеющих доступа к безопасным средствам гигиены во время менструации

Где он ошибся? В чем разница между его прокладками и прокладками, доступными в магазине? Муруга начал экспериментировать с разными материалами, но столкнулся с другой проблемой: ему всегда приходилось ждать месяц, прежде чем его жена могла испытать каждый новый прототип.Муруге нужны были добровольцы, и он знал, где их найти. Он спросил студентов-медиков в университете недалеко от его деревни. Некоторые из них действительно тестировали его колодки, но были слишком застенчивы, чтобы дать ему подробный отзыв. Не имея альтернативы, он решил испытать прокладки самостоятельно. Он построил матку с помощью резинового пузыря, наполнил его кровью животных и прикрепил к своему бедру. Трубка вела от искусственной матки к гигиенической прокладке в трусах. Нажимая на мочевой пузырь, он имитировал менструальный цикл.

1 из 5:

Число девочек в Индии, бросающих школу из-за менструации.

К сожалению, он почувствовал неприятный запах, и его одежда часто была в пятнах крови. Его соседи вскоре заметили это. Им было ясно, что Муруга либо болен, либо извращенец. Через некоторое время его жена не выдержала постоянных сплетен. Она оставила его и переехала жить к матери.

Но Муруга не сдавался.Он знал, зачем он все это переживает. В ходе своего исследования он узнал, что только от десяти до двадцати процентов всех девочек и женщин в Индии имеют доступ к надлежащим средствам гигиены во время менструации. Речь шла уже не только о помощи жене. У Муруги была миссия: производить недорогие гигиенические прокладки для всех девушек и женщин в его стране.

Аруначалам Муруганантам и его жена Шанти. [Дирк Гилсон / Аль-Джазира]

Прошло два года, прежде чем он наконец нашел нужный материал, и еще четыре года, прежде чем он разработал способ его обработки.В результате появилась простая в использовании машина для производства недорогих гигиенических прокладок. Импортированные машины стоили более 500000 долларов США. Машина Муруги, напротив, стоит 950 долларов США. Теперь женские группы или школы могут покупать его машину, производить свои собственные гигиенические прокладки и продавать излишки. Таким образом, машина Муруги создала рабочие места для женщин в сельских районах Индии. Он начал революцию в своей стране, продав 1300 машин 27 штатам, а недавно начал экспортировать их в развивающиеся страны по всему миру.

Сегодня он является одним из самых известных социальных предпринимателей Индии, а журнал TIME назвал его одним из 100 самых влиятельных людей в мире в 2014 году.

Несколько корпораций предложили купить его машину, но он отказался, предпочитая продавать ее группам самопомощи женщин.

Чтобы узнать больше подобных историй, посетите

www.aljazeera.com/shorts

Режиссер: Дирк Гилсон

Исполнительный продюсер: Ясир Хан

Камера: Хенрик Дитце и Дирк Гилсон

Статья и фотографии: Дирк Гилсон

Ассистент продюсера: Зиад Рамли

При поддержке гранта Европейского центра журналистики (ECJ) за инновации в области отчетности о развитии (IDR)

История гигиенических прокладок — Femme International

Прокладки, несомненно, являются наиболее широко используемым методом управления менструальным циклом.Он прост в использовании, легко доступен и довольно прост. Подушечки, которые мы используем сегодня, в основном состоят из синтетического отбеленного материала, но какими они были пятьдесят лет назад? А когда они были изобретены?

Менструальные прокладки были упомянуты в истории еще в 10 веке в Древней Греции, где женщина, как говорят, бросила одну из использованных менструальных тряпок в поклонника, пытаясь избавиться от него.

До изобретения одноразовых прокладок большинство женщин использовали тряпки, хлопок или овечью шерсть в нижнем белье, чтобы остановить кровотечение при менструации.Вязаные подушечки, кроличий мех, даже трава — все это использовалось женщинами для лечения менструации.

Самые первые одноразовые прокладки были придуманы медсестрами, которые искали новые методы остановки чрезмерного кровотечения, особенно на поле боя. Первые прокладки были изготовлены медсестрами во Франции из бинтов из древесной массы. Он был очень впитывающим и достаточно дешевым, чтобы потом выбросить его. Коммерческие производители позаимствовали эту идею, и первые одноразовые прокладки, доступные для покупки, появились еще в 1888 году — под названием Southball pad.В Америке компания Johnson & Johnson разработала свою собственную версию в 1896 году под названием Lister’s Towel: гигиенические полотенца для женщин.

Проблема заключалась в том, что женщинам было неудобно просить об этом продукте, поэтому в начале 1920-х годов название было изменено на Nupak, имя, не описывающее продукт.

Хотя гигиенические прокладки были доступны в то время, они были слишком дорогими для большинства женщин, и они продолжали использовать более традиционные методы. Когда это было возможно, женщинам разрешалось класть деньги в ящик, чтобы им не приходилось разговаривать с продавцом и брать с прилавка коробку подушечек Kotex.Потребовалось несколько лет, чтобы одноразовые менструальные прокладки стали обычным явлением.

Первые одноразовые прокладки, как правило, имели форму ваты или подобного волокнистого прямоугольника, покрытого впитывающей прокладкой. Концы подкладки удлинялись спереди и сзади, чтобы проходить через петли в специальном поясе или поясе, который носили под нижним бельем. Эта конструкция была печально известна тем, что соскальзывала вперед или назад из предполагаемого положения.

Позже на нижнюю часть прокладки поместили липкую ленту для прикрепления к седлу трусиков, и это стало излюбленным методом среди женщин.Гигиенические прокладки с поясом быстро исчезли в начале 1980-х, слава богу.

За последние двадцать лет индустрия гигиенических прокладок продвинулась вперед семимильными шагами. Прошли времена громоздких ремней и толщины, напоминающей подгузники. С изобретением большего количества впитывающих материалов и улучшенного дизайна подушечки стали более удобными и практичными, чем когда-либо. Изобретение «крыльев» удерживает прокладки на месте в нижнем белье, а изобретение «ароматических прокладок» уменьшает запах.

Гигиенические прокладки являются наиболее широко используемой формой управления менструальным циклом, но цены на них по-прежнему завышены, особенно в развивающихся странах.

Женское здоровье и темнокожие женщины в бизнесе

В 1956 году Мэри Беатрис Дэвидсон Кеннер сразу взялась за две огромные табуированные темы: менструация и темнокожие женщины в бизнесе. Она была увлеченным изобретателем, создавшим один из первых инструментов гигиены во время менструации, который позже проложил путь для гигиенических прокладок: Кеннер изобрел гигиенический пояс.


ЗНАЙТЕ ЕЕ ИМЯ 👑
Мэри Кеннер была изобретателем, получившим 5 патентов на прокладки макси, держатель для туалетной бумаги и приспособление для переноски ходунков для людей с ограниченными физическими возможностями.Мэри создала эти предметы, потому что ей нравилось облегчать жизнь людям, и дело не в деньгах. pic.twitter.com/82SB2aYsu3

— The Wing (@the_wing) 25 января 2019 г.

Кеннер родился 17 мая 1912 года в Монро, Северная Каролина, в семье изобретателей. Свою жажду открытий она приписывала своему отцу Сидни Натаниэлю Дэвидсону, который изобрел прижим для брюк. Сестра Кеннера, Милдред Дэвидсон, Остин Смит также была изобретателем, как и ее дед Роберт Фромебергер.


Она изобрела гигиенический пояс с влагонепроницаемым карманом для салфеток, но не использовался до 30 лет после того, как она изобрела его. Компания, которая впервые проявила интерес к ее изобретению, отклонила его после того, как выяснилось, что она афроамериканка. «Узнайте больше о Мэри Кеннер. pic.twitter.com/gUflaZJ9IT

— PeriodProjectSC ™ (@periodprojectsc) 19 июля 2018 г.

В детстве Кеннер был любопытным ребенком. Постоянно задавая себе вопрос «как это можно улучшить?» дал ей сильное побуждение искать, открывать и творить.Ее самым большим любопытством было облегчить менструальный цикл для женщин, которые в то время использовали тряпки или тряпки в течение месяца.

Но для женщин и девочек, которые использовали ткань и тряпки, это означало сидеть в помещении и не слишком много двигаться. Чтобы решить эту проблему, Кеннер изобрел гигиенический пояс: устройство, которое было создано, чтобы удерживать гигиеническую прокладку на месте. У него даже был влагонепроницаемый карман для салфеток. Благодаря практичности гигиенического пояса женщины и девушки чувствовали себя раскрепощенными.

Хотя гигиенический пояс был намного лучшей альтернативой для женщин, Кеннер потребовалось еще 30 лет, чтобы запатентовать свое изобретение. Это произошло потому, что, когда она впервые принесла гигиенический пояс заинтересованным клиентам в 1956 году, они отвергли Кеннера, потому что она была Блэк.


Будучи инвалидом из-за рассеянного склероза, Кеннер изобрел Уокера.

— Da Adult (@kidnoble) 15 марта 2016 г.

«Я был так ликован, — сказал Кеннер.«Я видел дома, машины и все, что собиралось встретить на моем пути. К сожалению, когда они узнали, что я черный, их интерес упал. Представитель вернулся в Нью-Йорк и сообщил мне, что компания больше не заинтересована».


Кеннер начала придумывать изобретения, когда она была такой же маленькой девочкой вместе со своей сестрой Милдред Дэвидсон Остин Смит.

— Da Adult (@kidnoble) 15 марта 2016 г.

Но удар ниже пояса не остановил ее страсть к созданию вещей.Затем она изобрела и запатентовала несколько других изобретений, которые были направлены просто на улучшение повседневной жизни. Кеннер вдохновляет ее собственными словами ободрения: «Каждый человек рождается с творческим умом. У каждого есть такая способность».


Это Мэри Кеннер: она была изобретателем и создавала предметы домашнего обихода. В частности, «Санитарный пояс», который мы теперь называем Maxi Pads. Ее смелость и стремление бросить вызов сексистскому угнетению во многом подпитывались ее отцом, который поощрял и заверял ее, что ее пол — это сила. pic.twitter.com/49MIJLh2w8

— Мадам Маргерит (@MadamMargherite) 17 февраля 2018 г.

Кеннер продолжала работать профессиональным аранжировщиком цветов и даже имела собственный бизнес в Вашингтоне, округ Колумбия. На самом деле она не хотела зарабатывать деньги, Кеннер просто хотел облегчить всем жизнь.

Кто изобрел первый тампон?

Тампон существует уже тысячелетия, но он не всегда выглядел так, как мы знаем сегодня.Хотя трудно точно знать, как женщины справлялись со своими менструациями в течение определенных столетий (давайте будем правдой: историю в основном пишут мужчины, и они, похоже, не чувствовали необходимости делать подробные записи о том, каково это быть человеком с период), мы знаем, что тампон претерпел немало изменений. Читайте дальше, чтобы узнать, как они изменились за эти годы.

Египет, 15 век до нашей эры: Музей менструации сообщает, что женщины в древнем Египте писали об использовании «меда и галенита», которые они завернули в кусок «тонкого полотна», а затем вставили во влагалище на четыре дня.Однако неясно, использовали ли они смесь меда и галенита в качестве тампонов во время менструации или для устранения несвязанных выделений. В любом случае, есть некоторые свидетельства того, что они действительно использовали их в каком-то качестве.

Греция, V век до нашей эры: «Согласно статье, опубликованной в 2015 году издательством Atlantic, женщины, как сообщается, изготавливали тампоны из ворса, который затем наматывали на кусок дерева. Звучит приятно, да? Однако историк Хелен Кинг оспаривает это мнение, утверждая, что, хотя есть доказательства того, что греческие женщины действительно использовали приспособления из дерева и ворса, они, возможно, использовали их больше в качестве формы контрацепции или для временного затыкания чрезмерных менструальных выделений или ран в качестве в отличие от их регулярного использования в качестве тампонов в современном понимании.

Индия, 4 век до нашей эры: Говорят, что женщины в Индии использовали тампоны, сделанные из масла и каменной соли, хотя они не обязательно использовались для облегчения менструации. Фактически, Энциклопедия противозачаточных средств заявляет, что они использовались как форма контроля над рождаемостью, поскольку каменная соль — довольно мощная форма спермицида (это также довольно небезопасно, так что не пробуйте это дома. ).

The U.S., 1834: Atlas Obscura сообщает, что Эли Геддингс, врач из Южной Каролины, упоминает пропитанные опиумом куски белья в журнале Baltimore Medical and Surgical Journal и Review как способ облегчить сильные менструальные спазмы.

Britain, 1879: Согласно вышеупомянутой статье от Atlantic, именно тогда появилась одна из первых итераций тампона, каким мы его знаем, хотя о нем мало что известно. Записи в British Medical Journal упоминают что-то под названием «Dr. Вагинальные тампоны Эвелинга », которые описываются как« маленькие несеребренные стеклянные зеркала с деревянным стержнем », включали тампон« воздушный змей », сделанный из пропитанных глицерином кусочков шерсти, которые затем вставляли в стеклянное зеркало и вставляли в него. вставлен во влагалище с помощью деревянного стержня. The Atlantic пишет, что неясно, были ли эти тампоны на самом деле предназначены для использования в качестве тампонов во время менструации или для лечения чего-то еще, и неясно, насколько они были популярны в то время.

The US, 1933: Вы можете поблагодарить доктора Эрла Хааса из Денвера, штат Колорадо, за патентование первого хлопкового тампона с аппликатором в 1933 году. Большинство женщин в США в то время использовали гигиенические прокладки, хотя импровизированные тампоны были популярны в округе. мир, они не взлетели в U.С., пока не появился Хаас. После того, как друг сказал Хаасу, что она использовала губку, чтобы впитать свои жидкости, он разработал первый ватный тампон с одноразовым аппликатором. К несчастью для Хааса, тампон не заинтересовал его. Согласно Fusion, он продал патент Гертруде Тендрих, немецкой иммигрантке и бизнес-леди, которая основала Tampax (она продала компанию в 1936 году).

Германия, 1936: Немецкому гинекологу Юдит Эссер-Миттаг приписывают создание первого тампона без аппликатора.Фактически, именно здесь термин o.b. тампон происходит от: на немецком языке «ohne binde» означает «без прокладки». Также известный как цифровой тампон, тампон без аппликатора не так популярен в США, как где-либо еще, но он пользуется огромной популярностью за рубежом и, по данным Atlantic, на десятилетия превзошел по продажам свой аналог с аппликатором.

США, 1972: В то время как тампоны стали популярными во время Второй мировой войны — предположительно потому, что они были более удобными, чем прокладки для женщин, которые пошли на работу, пока мужчины воевали, — они действительно стали популярными в США.S. в 1972 году, когда Национальная ассоциация телерадиовещателей сняла запрет на рекламу тампонов на телевидении (но даже тогда вы не могли сказать «период» по телевидению до 1985 года).

Первым брендом тампонов, рекламируемым на телевидении, был Rely, принадлежавший Procter & Gamble. Первоначально рекламируемый как способ изменить правила игры, чтобы поглотить сильный поток, Рели позже был связан с 38 смертельными случаями синдрома токсического шока (СТШ). Виновниками были кубики пены и гелеобразная карбоксиметилцеллюлоза — два особых ингредиента, которые также сделали Rely настолько абсорбирующим.Согласно New York Times , компания Procter & Gamble сняла Rely с рынка в 1980 году. После середины восьмидесятых количество инцидентов, связанных с ТВО, резко сократилось (хотя в 2014 году их было 59).

Тампоны прошли долгий путь. Сегодняшние версии безопаснее, удобнее и эффективнее, чем ранние версии, и сегодня более 42 процентов женщин в США используют тампоны. Кто знает, может быть, когда-нибудь у нас даже будет «умный» тампон.

alexxlab

E-mail : alexxlab@gmail.com

Submit A Comment

Must be fill required * marked fields.

:*
:*