Реактивные лимфоциты повышены: Реактивные лимфоциты повышены

  • 09.06.2019

Содержание

Общий анализ крови на лимфоциты: показания, подготовка, норма

Лимфоциты — что это, какие они бывают

Лимфоциты – это один из компонентов белых кровяных телец, для их обнаружения используют общий анализ крови на лимфоциты. Они играют важную роль в формировании иммунных реакций. Их функция состоит в распознавании возбудителей болезней и мутировавших собственных клеток. После идентификации чужеродного объекта лимфоциты уничтожают его тем или иным путем: фагоцитоз, выработка специальных антигенов. Для уничтожения собственных клеток, переродившихся в раковые либо подвергшиеся другим изменениям лимфоциты подают особый химический сигнал, который заставляет такую клетку запустить процесс самоуничтожения. Помимо общего анализа крови на лимфоциты, в медицинском центре МедАрт проводят биохимический анализ крови.

Существует три разновидности этих клеток:

  1. Т-лимфоциты. Они созревают в тимусе. Играют важную роль в борьбе с инородными телами, инфекциями. Часть Т-лимфоцитов выполняет регуляторные функции, отвечает за длительность и силу иммунной реакции. Именно эти клетки поражаются при заражении ВИЧ.
  2. В-лимфоциты. Их основная задача – выработка антител против вирусов, других возбудителей инфекции. Кроме того, они способны сохранять информацию о перенесенных заболеваниях создавая тем самым постоянный иммунитет.
  3. NK – клетки. Их главная функция – обнаружение и устранение клеток организма переродившихся в злокачественные.

Образуются лимфоциты в красном костном мозге, их молодые, незрелые формы называются лимфобластами. Созревание идет в несколько стадий, происходит не только в костном мозге, но и в лимфоидных узлах, других органах лимфатической системы.

Появление повышенного количества лимфоцитов может служить маркером патологий костного мозга, развития опухолевых процессов в нем. Увеличение уровня лимфобластов также фиксируется при длительных инфекционных процессах. В этом случае это служит признаком истощения защитных сил организма.

Иммунная система не успевает подготовить достаточное количество лимфоцитов к борьбе с возбудителем, это и становится причиной появления в крови большого количества лимфобластов.

Показания для проведения анализа

Общий анализ крови на лимфоциты назначают если есть подозрение на повышение либо уменьшение их количества. Анализ может назначаться по другим причинам, он позволяет получить много ценных данных о состоянии крови и всего организма. К основным показаниям относятся:

  • Выявление реакции иммунитета на присутствие патогенных микроорганизмов.
  • Состояние иммунитета человека.
  • Физический и химический состав крови.
  • Профилактический анализ – для обнаружения скрытых изменений в формуле крови, которые не проявляют себя конкретными симптомами.

Подготовка к анализу

Анализ на лимфоциты входит в общий анализ крови, правила их проведения совпадают. То есть особой подготовки такое обследование не требует. Есть всего два условия которые нужно соблюдать:

  • Кровь берется в утренние часы.
  • За 8-12 часов до забора крови нужно воздержаться от пищи.

Также не следует курить за 2-3 часа до проведения процедуры. Компоненты табачного дыма могут вызывать серьезные временные изменения в уровне белых кровяных клеток. Стоит избегать употребления алкоголя за 2-3 дня до взятия анализа так как алкоголь также может повлиять на достоверность полученных результатов.

Если не соблюсти эти требования, возможно ухудшение точности исследования, что приведет к получению врачом недостоверной информации и возможным ошибкам в диагностике либо повторному назначению обследования.

Метод исследования

Забор материала для анализа на лимфоциты осуществляется из вены при помощи обычного шприца либо специальной вакуумной системы. Традиционная техника взятия анализа при помощи обычного шприца на данный момент устарела и может приводить к следующим сложностям:

  • Свертывание крови в игле.
  • Разрушение части клеток крови.
  • Длительное время проведения манипуляции.
  • Контакт крови с окружающей средой
  • Сложность с соблюдением правильного соотношения крови и реагентов.Кроме того, традиционная техника не исключает контакта медперсонала с биоматериалом пациента, что может представлять опасность для здоровья. Поэтому во многих клиниках для забора крови применяют современные вакуумные контейнеры.

Кровь в него поступает за счет вакуума в пробирке, все параметры вакутейнера подбираются на этапе производства с целью сократить время для забора крови и обеспечить правильное соотношение количества реагента и крови.

Преимущества вакуумных систем:

  • Стандартизированный процесс забора крови, занимающий минимальное время.
  • Полностью исключен контакт медперсонала с кровью пациента.
  • Простая маркировка и идентификация проб, что исключает путаницу с пробирками.
  • Почти безболезненное проведение процедуры.

Взять кровь для общего анализа можно из пальца, но в настоящий момент эта процедура используется значительно реже.

Нормы

Нормальный уровень лимфоцитов в крови зависит от возраста пациента. У детей количество лимфоцитов выше, со временем этот показатель постепенно снижается. На количество этих клеток влияет пол пациента, у женщин показатель относительно выше. Это связано с большей активностью и адаптивной способностью лимфатической системы женского организма.


Возраст человекаАбсолютный содержаниеСоотношение в %
У ребёнка младше года2-1245-71
У годовалого ребенка4-1038-61
2-4 года3-934-50
4-10 лет1,6-6,731-51
10-18 лет1,3-5,331-43
Старже 18 лет, взрослые люди1-4,920-40
Онкориск женский:265368

Лимфоциты повышены

Причиной того, что лимфоциты повышены часто выступают разнообразные вирусные инфекции. Такое повышение называется лимфоцитозом, чаще всего его регистрируют при заболеваниях, вызванных вирусами:

  • Эпштейн-Барр.
  • Аденовирус.
  • Герпес.
  • Детские инфекции (краснуха, корь, паротит).

Количество лимфоцитов может расти при некоторых бактериальных инфекциях, например, сифилисе, коклюше или туберкулезе. К лимфоцитозу могут приводить заболевания, вызванные простейшими, например, малярия и токсоплазмоз. Нередко повышение лимфоцитов вызвано глистными инвазиями.

Лимфоциты могут быть повышаться по причинам, не связанным с инфекциями. К ним относятся:

  1. Реакции гиперчувствительности.
  2. Стрессовый лимфоцитоз.
  3. Аутоиммунные заболевания.
  4. Нарушения эндокринных органов, особенно щитовидной железы.
  5. Развитии опухолей и предопухолевых процессов.

К наиболее ярким признакам повышения числа лимфоцитов относятся:

  • Увеличенные печени, селезенки и лимфатических узлов.
  • Общее недомогание, проявления инфекций органов дыхания, покраснения и отек слизистых оболочек.
  • Резкое повышение либо снижение температуры, сопровождающееся ознобом.
  • Диспепсические явления – рвота, нарушения стула, тошнота.
  • Расстройства нервной системы на фоне повышенной температуры.

Нужно учитывать, что лимфоцитоз не всегда проявляется через выраженные симптомы. Зачастую повышения уровня этих клеток обнаруживается случайно. Точно определить причину по которой произошло изменение формулы крови сможет только врач, для этого часто требуется проведение дополнительных тестов.

Чтобы устранить лимфоцитоз, нужно вылечить заболевание, которое привело к повышенной реакции иммунитета. Важно понимать, что кроветворная система отвечает на выздоровление с определенной задержкой. Даже после полного излечения лимфоцитоз может сохраняться до нескольких месяцев.

Лимфоциты понижены

Понижение лимфоцитов называется лимфопенией. Такое состояние характерно для следующих заболеваний:

  • СПИД.
  • Длительные, тяжело протекающие инфекции.
  • Патологии костного мозга.
  • Опухоли лимфатических тканей.
  • Облучение радиацией.
  • Прием некоторых групп препаратов, таких как цитостатики.
  • Беременность.

В большинстве случаев снижение уровня лимфоцитов свидетельствует об истощении иммунной системы, когда организм по различным причинам не в состоянии поддерживать нужный уровень этих клеток в крови.

Лимфопения редко проявляется характерными симптомами. К наиболее частым признакам этого состояния относятся:

  • Уменьшение либо полное отсутствие миндали и других периферических лимфоузлов.
  • Заболевания кожи – экзема, пиодермия.
  • Общие признаки болезней крови – язвы слизистой оболочки рта, петехии, бледность, желтуха.
  • Увеличение печени и селезенки.

Как и в случае с лимфоцитозом, для нормализации уровня этих клеток нужно устранить причину, которая привела к патологическому состоянию.

Нужно обратиться к врачу, который сможет установить точный диагноз и назначить правильную схему лечения.

В случае лимфопении беременных, при умеренном снижении уровня лимфоцитов особых мер принимать нет необходимости. Достаточно усиленного контроля за состоянием здоровья и регулярного прохождения всех нужных обследований. Если произошло резкое падение лимфоцитов – стоит обратиться за медицинской помощью для дополнительной диагностики.

Лимфоцитоз у детей

Особенностью детского возраста являются достаточно значительные изменения в формуле крови. Выделяют два так называемых перекреста, когда происходят резкие изменения соотношения клеток крови. Первый происходит в возрасте около недели после рождения, когда количество лимфоцитов начинает превышать количество остальных клеток крови. Второй перекрест происходит в 5-6 лет, когда количество лейкоцитов начинает преобладать над лимфоцитами.

Эти явления носят физиологический характер и являются проявлениями нормального развития иммунной, кроветворной систем. Но встречаются и патологические лимфоцитозы, которые свидетельствуют о развитии разнообразных болезней (в основном инфекционной природы).

Основной причиной повышения лимфоцитов в детском организме выше нормы являются инфекционные болезни, вызываемые различными вирусами. Чаще всего это заболевания, характерные для детского возраста – корь, краснуха, простудные инфекции. Может расти уровень лимфоцитов и по другим причинам:

  • Аллергические реакции.
  • Авитаминоз, систематическое недоедание.
  • Бронхиальная астма.
  • Отравления химическими веществами.

Несмотря на то, что повышение лимфоцитов в детском организме далеко не всегда сопровождается характерными симптомами, существует ряд признаков свидетельствующих об этом. К ним относятся:

  • Повышение температуры тела.
  • Сыпь.
  • Увеличение миндалин и других региональных лимфоузлов.
  • Нарушения пищеварения.
  • Симптомы общего недомогания – слабость, быстрая утомляемость.

При проявлении таких симптомов нужно обратиться к педиатру и пройти рекомендуемые обследования. После постановки диагноза врач назначит соответствующее лечение, которое устранит причину активизации иммунной системы.

Нужно учитывать, что нормальный уровень лимфоцитов восстанавливается с запозданием. Даже после полного восстановления после инфекции либо других заболеваний пройдет от нескольких недель до 1-2 месяцев до нормализации уровня белых кровяных клеток. Это физиологический процесс, который не требует дополнительного лечения и не должен вызывать беспокойства.

Бесплатные консультации врачей онлайн

Вопрос создается. Пожалуйста, подождите…

Только зарегистрированные пользователи могу задавать вопрос.
Зарегистрируйтесь на портале, задавайте вопросы и получайте ответы от квалифицированных специалистов!

Напоминаем, что стоимость публикации вопроса — 10 бонусов.

Зарегистрироваться Как получить бонусы

К сожалению, у вас недостаточно бонусов для оплаты вопроса.
Напоминаем, что стоимость публикации вопроса — 10 бонусов.

Как получить бонусы

Раздел медицины*: — Не указано —КоронавирусАкушерствоАллергология, иммунологияАнестезиологияВенерологияВертебрологияВетеринарияГастроэнтерологияГематологияГепатологияГериатрияГинекологияГирудотерапияГомеопатияДерматологияДиетологияИглотерапия и РефлексотерапияИнфекционные и паразитарные болезниКардиологияКардиохирургияКосметологияЛабораторная и функциональная диагностикаЛечение травмЛогопедияМаммологияМануальная терапияМРТ, КТ диагностикаНаркологияНеврологияНейрохирургияНетрадиционные методы леченияНефрологияОбщая хирургияОнкологияОстеопатияОториноларингологияОфтальмологияПедиатрияПлазмаферезПластическая хирургияПодологияПроктологияПсихиатрияПсихологияПсихотерапияПульмонология, фтизиатрияРадиология и лучевая терапияРеабилитологияРеаниматология и интенсивная терапияРевматологияРепродукция и генетикаСексологияСомнологияСпортивная медицинаСтоматологияСурдологияТерапияТравматология и ортопедияТрансфузиологияТрихологияУЗИУльтразвуковая диагностикаУрология и андрологияФармакологияФизиотерапияФлебологияЧелюстно-лицевая хирургияЭндокринологияЗатрудняюсь выбрать (будет выбрана терапия)

Кому адресован вопросВопрос адресован: ВсемКонсультантам

Консультант, которому задается вопрос: Всем. ..Агабекян Нонна Вачагановна (Акушер, Гинеколог)Айзикович Борис Леонидович (Педиатр)Акмалов Эдуард Альбертович (Аллерголог, Врач спортивной медицины)Александров Павел Андреевич (Венеролог, Гепатолог, Инфекционист, Паразитолог, Эпидемиолог)Аристова Анастасия Михайловна (Андролог, Уролог, Хирург)Афанасьева Дарья Львовна (Кардиолог, Терапевт)Беляева Елена Александровна (Гинеколог, Невролог, Рефлексотерапевт)Бушаева Ольга Владимировна (Пульмонолог, Терапевт)Врублевская Елена (Педиатр)Гензе Ольга Владимировна (Генетик, Педиатр)Горохова Юлия Игоревна (Венеролог, Врач общей практики, Дерматолог)Григорьева Алла Сергеевна (Врач общей практики, Терапевт)Демидова Елена Леонидовна (Психолог, Психотерапевт)Денищук Иван Сергеевич (Андролог, Уролог)Димина Тамара Олеговна (Акушер, Аллерголог, Ангиохирург)Довгаль Анастасия Юрьевна (Маммолог, Онколог, Радиолог)Долгова Юлия Владимировна (Педиатр)Дьяконова Мария Алексеевна (Гериатр, Терапевт)Загумённая Анна Юрьевна (Врач спортивной медицины, Гирудотерапевт, Диетолог, Косметолог, Терапевт)Згоба Марьяна Игоревна (Окулист (Офтальмолог))Зинченко Вадим Васильевич (Рентгенолог, Хирург)Зорий Евген Владимирович (Невролог, Психолог, Терапевт, Хирург)Извозчикова Нина Владиславовна (Гастроэнтеролог, Дерматолог, Иммунолог, Инфекционист, Пульмонолог)Илона Игоревна (Врач общей практики, Гастроэнтеролог, Терапевт, Эндокринолог)Калягина Екатерина (Другая специальность)Карпенко Алик Викторович (Ортопед, Травматолог)Касимов Анар Физули оглы (Онколог, Хирург)Киреев Сергей Александрович (Психиатр, Психолог, Психотерапевт)Кирнос Марина Станиславовна (Стоматолог, Стоматолог детский, Стоматолог-терапевт)Колобова Юлия Сергеевна (Венеролог, Дерматолог, Косметолог, Миколог, Трихолог)Копежанова Гульсум (Акушер, Гинеколог)Кравцов Александр Васильевич (Нарколог, Психиатр)Красильников Андрей Викторович (Врач ультразвуковой диагностики, Медицинский директор, Флеболог, Хирург)Кряжевских Инна Петровна (Терапевт, Гастроэнтеролог)Кудряшова Светлана Петровна (Эндокринолог)Куртанидзе Ираклий Малхазович (Окулист (Офтальмолог))Кущ Елена Владимировна (Диетолог, Терапевт)Лазарева Татьяна Сергеевна (ЛОР (Оториноларинголог))Лаптева Лариса Ивановна (Невролог)Лебединская Татьяна Александровна (Психолог, Психотерапевт)Ледник Максим Леонидович (Венеролог, Дерматолог)Леонова Наталья Николаевна (Детский хирург)Литвиненко Станислав Григорьевич (Ортопед, Травматолог)Лямина Ирина Алексеевна (Акушер)Максименко Татьяна Константиновна (Инфекционист)МАЛЬКОВ РОМАН ЕВГЕНЬЕВИЧ (Диетолог, Остеопат, Реабилитолог)Мамедов Рамис (ЛОР (Оториноларинголог))Мартиросян Яков Ашотович (Детский хирург, Проктолог, Травматолог, Уролог, Хирург)Маряшина Юлия Александровна (Акушер, Венеролог, Врач ультразвуковой диагностики, Гинеколог, Педиатр)Матвеева Ярослава Дмитриевна (Педиатр)Мершед Хасан Имадович (Вертебролог, Нейрохирург)Миллер Ирина Васильевна (Невролог)Мильдзихова АЛЬБИНА Бексолтановна (Врач общей практики, Гинеколог, ЛОР (Оториноларинголог), Педиатр, Терапевт)Муратова Наталья Сергеевна (Врач общей практики, Диетолог)Мухорин Виктор Павлович (Нефролог)Наумов Алексей Алексеевич (Мануальный терапевт)Нетребин Антон Викторович (Акушер, Аллерголог, Ангиохирург)Никитина Анна Алексеевна (Окулист (Офтальмолог))Ольга Викторовна (Невролог, Неонатолог, Педиатр, Реабилитолог, Терапевт)Павлова Мария Игоревна (Стоматолог, Стоматолог-хирург, Челюстно-лицевой хирург)Панигрибко Сергей Леонидович (Венеролог, Дерматолог, Косметолог, Массажист, Миколог)Пантелеева Кристина Алексеевна (Невролог)Пастель Владимир Борисович (Ортопед, Ревматолог, Травматолог, Хирург)Паунок Анатолий Анатольевич (Андролог, Уролог)Першина Наталия Сергеевна (Невролог)Прокофьева Анастасия Михайловна (ЛОР (Оториноларинголог))Прохоров Иван Алексеевич (Нейрохирург, Хирург)Пушкарев Александр Вольдемарович (Гинеколог, Психотерапевт, Реабилитолог, Репродуктолог (ЭКО), Эндокринолог)Пьянцева Екатерина Вячеславна (Педиатр)Радевич Игорь Тадеушевич (Андролог, Венеролог, Сексолог, Уролог)Сапрыкина Ольга Александровна (Невролог)Семений Александр Тимофеевич (Врач общей практики, Реабилитолог, Терапевт)Сергейчик Никита Сергеевич (Анестезиолог, Гомеопат)Силуянова Валерия Викторовна (Акушер, Врач ультразвуковой диагностики, Гинеколог)Соболь Андрей Аркадьевич (Кардиолог, Нарколог, Невролог, Психиатр, Психотерапевт)Сошникова Наталия Владимировна (Эндокринолог)Степанова Татьяна Владимировна (ЛОР (Оториноларинголог))Степашкина Анастасия Сергеевна (Гематолог, Пульмонолог, Терапевт)Сурова Лидия (Гирудотерапевт, Невролог, Терапевт)Суханова Оксана Александровна (Клинический фармаколог, Психолог)Сухих Данил Витальевич (Психиатр)Тумарец Кирилл Михайлович (Врач лечебной физкультуры, Врач спортивной медицины, Кинезитерапевт, Реабилитолог, Физиотерапевт)Турлыбекова Венера Равильевна (Врач общей практики, Педиатр)Устимова Вера Николаевна (Гематолог, Терапевт, Трансфузиолог)Фатеева Анастасия Александровна (Гастроэнтеролог, Диетолог, Психотерапевт, Эндокринолог)Федотова Татьяна Владимировна (Врач ультразвуковой диагностики, Гематолог, Терапевт)Фоминов Олег Эдуардович (Сексолог)Фоминов Олег Эдуардович (Сексолог)Фурманова Елена Александровна (Аллерголог, Иммунолог, Инфекционист, Педиатр)Хасанов Эльзар Халитович (Андролог, Врач ультразвуковой диагностики, Онколог, Уролог, Хирург)Хасанова Гульнара Сунагатулловна (Акушер, Врач ультразвуковой диагностики)Чупанова Аида (Акушер, Гинеколог)Чупанова Аида Идаятовна (Акушер, Гинеколог, Репродуктолог (ЭКО))Швайликова Инна Евненьевна (Окулист (Офтальмолог))Шибанова Мария Александровна (Нефролог, Терапевт)Штемберг Любовь Валерьевна (Невролог)Щепетова Ольга Александровна (Терапевт)Ягудин Денар Лукманович (ЛОР (Оториноларинголог))Ярвела Марианна Юрьевна (Психолог)

Описание проблемы:

Показатели крови при коронавирусе, анализы при коронавирусе, как лечить коронавирус на начальной стадии, восстановление после коронавируса | НГС

Недавно, например, у меня был пациент в возрасте 35–40 лет, два года назад перенесший пневмонию. Когда он заболел коронавирусом, то у него возникло матовое стекло, которое было видно по снимкам легких. Я посмотрела снимки его легких, сделанные два года назад: оказалось, что практически в тех же местах повторился воспалительный процесс. Мы начали разбираться и поняли, что, видимо, тогда не было восстановительного периода. Хотя вообще-то после пневмонии тоже нужно длительное восстановление на клеточном уровне — не зря же придуманы дыхательные упражнения, чтобы усиливать кровоток, снимать лимфостаз. К сожалению, не все пациенты относятся к этому сознательно.

— Про дыхательные упражнения сначала говорили, что их нужно делать всем, потом стали акцентировать внимание на консультации специалиста и необходимости рассчитывать нагрузку. Что вы думаете по этому поводу?

— Я дыхательную гимнастику люблю нежной любовью, потому что она действительно имеет под собой не одно десятилетие, она не появилась сейчас в эпидемию коронавируса или несколько лет назад в эпидемию гриппа. Люди пользовались ею годами, она имела терапевтический эффект. Всегда нужно отталкиваться от тяжести течения коронавирусной инфекции: если пациент приходит ко мне после стационара с кожей приятного зеленоватого оттенка, я не скажу ему: «Включай видео на 26 минут, вставай и делай». Я понимаю, что это нереально.

Я предпочитаю видео с дыхательной гимнастикой, предупреждаю пациентов, что ее можно делать как стоя, так и сидя. Возможны головокружения. Не нужно делать до последнего: если закружилась голова даже через две минуты от начала занятий, то всё равно лучше прерваться и продолжить на следующий день.

Чем больше у пациента процент поражения легких, тем медленнее стоит увеличивать интенсивность, потому что в этом случае лучшее — враг хорошего. Надувать шарики и дуть через соломинку в банку с водой тоже эффективно, но лучше, когда больше упражнений.

— Читатель спрашивает о восстановлении после 60–65 лет: какое оно и есть ли какие-то ограничения? Все ли комплексы можно делать в этом возрасте?

— Конечно, есть ограничения у старшей возрастной группы — у пациентов 65+. Обычно они уже имеют особенности организма, ряд хронических заболеваний, принимают лекарственные препараты на постоянной основе. Выбирая физиотерапевтические, восстановительные процедуры, нужно отталкиваться от этого. Мы об этом говорили. Должен быть обязательно подбор.

Например, в любимой всеми соляной пещере несколько понижается артериальное давление. Если в нее придет пациент с подобранной гипотензивной терапией с давлением 120 на 70 и давление у него снизится, то для гипертоника понижение давления не очень комфортно. Поэтому нужно основываться на противопоказаниях физиотерапии. Иногда некоторым пациентам мы не можем предложить такой вид лечения, и это нормально.

Еще три интересных текста

На НГС есть специальная рубрика «Разговоры с врачами» — в прямом эфире мы разговариваем со специалистами на важные и интересные темы, а потом публикуем стенограмму беседы.

Низкий уровень лимфоцитов в крови указывает на повышенный риск смерти

https://ria. ru/20200113/1563357352.html

Низкий уровень лимфоцитов в крови указывает на повышенный риск смерти

Низкий уровень лимфоцитов в крови указывает на повышенный риск смерти

Датские ученые выяснили, что низкий уровень лимфоцитов в крови указывает на повышенный риск преждевременной смерти. Результаты исследования опубликованы в… РИА Новости, 13.01.2020

2020-01-13T11:42

2020-01-13T11:42

2020-01-13T11:42

наука

долголетие

здоровье

открытия — риа наука

дания

копенгаген

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn24.img.ria.ru/images/156085/52/1560855269_0:0:2000:1125_1920x0_80_0_0_c3f670c83b0aaed1053af4154fc0956a.jpg

МОСКВА, 13 янв — РИА Новости. Датские ученые выяснили, что низкий уровень лимфоцитов в крови указывает на повышенный риск преждевременной смерти. Результаты исследования опубликованы в журнале Canadian medical association journal. Лимфоциты – клетки крови из группы лейкоцитов, отвечающие за сопротивляемость организма. Это клетки иммунной системы, являющиеся первой преградой на пути распространения различных болезней, в том числе рака.Повышенный уровень лимфоцитов в крови отмечается, когда человек чем-то заражен и организм борется с вирусом или инфекцией, поэтому именно увеличение количества этих клеток традиционно является предметом для беспокойства.Недавнее исследование датских ученых показало, что внимательно стоит относиться не только к высокому, но и к низкому уровню лимфоцитов. Лимфопения — уменьшение концентрации лимфоцитов в крови может быть ранним предупреждением о повышенной уязвимости организма к различным инфекциям и значительном увеличении риска смертности.Низкий уровень лимфоцитов легко выявляется во время обычных анализов крови, но пациенты обычно не направляются на дальнейшее обследование, потому что значение лимфопении как предиктора будущих заболеваний не было известно.В исследование, которое проводилось в Копенгагене в период с 2003 по 2015 год, были включены 108 135 человек в возрасте от 20 до 100 лет (средний возраст — 68 лет). За исследуемый период умерли 10 372 человека.При обработке результатов учитывались поправки на возраст, пол, потребление табака и алкоголя, массу тела, а также такие параметры, как C-реактивный белок плазмы, количество нейтрофилов в крови, недавние инфекции, диабет, систолическое артериальное давление, холестерин в плазме, триглицериды в плазме, образование, доход и физическая активность.Результаты показали, риск смертности от всех причин у пациентов с низким уровнем лимфоцитов был на 60 процентов выше, чем у людей с нормальным уровнем. В 1,5-2,8 раза у них был повышен риск смерти от рака, сердечно-сосудистых, респираторных заболеваний, и различных инфекций.»Участники с лимфопенией имели высокий риск умереть от любой причины, независимо от других факторов риска смертности, включая возраст», — приводятся в пресс-релизе Канадской медицинской ассоциации слова руководителя исследования Стига Божесена (Stig Bojesen) из Копенгагенского университета.Связь между лимфопенией и повышенной смертностью объясняется тем, что при этом заболевании снижается сопротивляемость организма при потенциально опасных для жизни заболеваниях. Особенно это критично для людей пожилого возраста, у которых количество лимфоцитов и так понижено.

https://ria.ru/20190420/1552884422.html

https://ria.ru/20180523/1521124988.html

дания

копенгаген

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn23.img.ria.ru/images/156085/52/1560855269_251:0:1751:1125_1920x0_80_0_0_48556812fe69ef01ec38f19048bf68ae.jpg

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

долголетие, здоровье, открытия — риа наука, дания, копенгаген

МОСКВА, 13 янв — РИА Новости. Датские ученые выяснили, что низкий уровень лимфоцитов в крови указывает на повышенный риск преждевременной смерти. Результаты исследования опубликованы в журнале Canadian medical association journal.

Лимфоциты – клетки крови из группы лейкоцитов, отвечающие за сопротивляемость организма. Это клетки иммунной системы, являющиеся первой преградой на пути распространения различных болезней, в том числе рака.

Повышенный уровень лимфоцитов в крови отмечается, когда человек чем-то заражен и организм борется с вирусом или инфекцией, поэтому именно увеличение количества этих клеток традиционно является предметом для беспокойства.

Недавнее исследование датских ученых показало, что внимательно стоит относиться не только к высокому, но и к низкому уровню лимфоцитов. Лимфопения — уменьшение концентрации лимфоцитов в крови может быть ранним предупреждением о повышенной уязвимости организма к различным инфекциям и значительном увеличении риска смертности.

Низкий уровень лимфоцитов легко выявляется во время обычных анализов крови, но пациенты обычно не направляются на дальнейшее обследование, потому что значение лимфопении как предиктора будущих заболеваний не было известно.

20 апреля 2019, 18:59НаукаУченые рассказали, как снизить риск смерти после инфаркта в пять раз

В исследование, которое проводилось в Копенгагене в период с 2003 по 2015 год, были включены 108 135 человек в возрасте от 20 до 100 лет (средний возраст — 68 лет). За исследуемый период умерли 10 372 человека.

При обработке результатов учитывались поправки на возраст, пол, потребление табака и алкоголя, массу тела, а также такие параметры, как C-реактивный белок плазмы, количество нейтрофилов в крови, недавние инфекции, диабет, систолическое артериальное давление, холестерин в плазме, триглицериды в плазме, образование, доход и физическая активность.

Результаты показали, риск смертности от всех причин у пациентов с низким уровнем лимфоцитов был на 60 процентов выше, чем у людей с нормальным уровнем. В 1,5-2,8 раза у них был повышен риск смерти от рака, сердечно-сосудистых, респираторных заболеваний, и различных инфекций.

«Участники с лимфопенией имели высокий риск умереть от любой причины, независимо от других факторов риска смертности, включая возраст», — приводятся в пресс-релизе Канадской медицинской ассоциации слова руководителя исследования Стига Божесена (Stig Bojesen) из Копенгагенского университета.

Связь между лимфопенией и повышенной смертностью объясняется тем, что при этом заболевании снижается сопротивляемость организма при потенциально опасных для жизни заболеваниях. Особенно это критично для людей пожилого возраста, у которых количество лимфоцитов и так понижено.

23 мая 2018, 05:19НаукаУченые нашли продукт, снижающий риск преждевременной смерти

Современные методы диагностики язвенного колита и болезни Крона

Болезнь Крона – это воспалительное заболевание всего желудочно-кишечного тракта или отдельной его части.

В воспалительный процесс вовлекаются внутренняя слизистая оболочка, подслизистая, возможно поражение мышечного слоя. В динамике болезни Крона наблюдаются периоды обострений и неполных ремиссий. Болезнью Крона страдают примерно 50-60 человек из 100 000 популяции.

В патологический процесс могут быть вовлечены все отделы пищеварительного тракта, но статистически чаще всего встречается поражение подвздошной кишки, конечного отдела тонкого кишечника при его переходе в слепую кишку. Воспаление может распространяться и на другие органы пищеварительной системы. Воспалительный процесс, затрагивающий три слоя кишечника, способен провоцировать развитие многочисленных осложнений, значительная часть которых излечивается исключительно хирургическими методами терапии. Заболевание относится к редко встречающимся патологиям. Средний возраст проявления первых симптомов – от 20 до 40 лет (по другим источникам – от 14 до 35 лет), изредка манифестация болезни отмечается у детей. Хроническое течение болезни Крона, не подлежащей полному излечению, состоит из периодов обострений и неполных ремиссий.  Из-за схожей клинической картины язвенный колит и болезнь Крона включены в группу ВЗК (воспалительные заболевания кишечника). Диагностика затруднена из-за частичного совпадения симптоматики с проявлениями других болезней, в частности, дизентерии, хронического энтерита, неязвенного колита, системной красной волчанки, сальмонеллеза.

Причины возникновения болезни Крона

Причинный фактор заболевания не установлен. Предполагается провоцирующая роль вирусов, бактерий (например, вируса кори, микобактерии паратуберкулеза).

Вторая гипотеза связана с предположением, что какой-то пищевой антиген или неболезнетворный микробный агент способен вызвать аномальный иммунный ответ.

Третья гипотеза утверждает, что роль провокатора в развитии болезни играют аутоантигены (т. е. собственные белки организма) на стенке кишечника больного.

Следует отметить, что данное заболевание имеет хронический рецидивирующий характер. Причем, нередко происходит обострение. Оно носит сезонный характер.

  • Кровь — характерны: анемия (как правило, смешанного генеза: анемия хронических заболеваний с дефицитом железа), лейкоцитоз, тромбоцитоз, ускорение СОЭ и повышение С-реактивного белка. Возможно снижение железа, сывороточного ферритина, витамина B12 (в случае поражение проксимальных отделов кишечника и желдука), диспротеинемия с гипоальбуминемией (как результат нарушения всасывания в кишечнике). В иммунограмме: часто — повышение гипергаммаглобулениемия (IgG), иногда отмечается селективный дефицит IgA[3].
  • Определение ASCA (антител к Saccharomyces cerevisae), для диагностически сложных случаев, помогает подтвердить, может служить дополнительным серологическим маркером в диагностике болезни Крона;
  • Анализы кала— с целью исключения инфекционной причины энтерита и колита. Включают бактериологические тесты на определение шигел, сальмонел, иерсиний, кампилобактера, клостридий (Cl. Difficile), туберкулезной палочки, дизентерийной амебы, различных гельминтов и паразитов.
  • В последнее время в качестве высокочувствительного и специфического показателя применяется определение уровня кальпротектинав кале. Кальпротектин — белок, продуцируемый нейтрофилами слизистой оболочки кишечника. Его уровень повышен при болезни Крона и язвенном колите, кроме того этот показатель повышен при инфекционных поражениях кишечника, онкологических заболеваниях. Высокий уровень кальпротектина отражает активность воспаления в слизистой оболочке кишечника, а также является предиктором близкого обострения у пациентов с болезнью Крона в фазе ремиссии. Редко при наличии активности болезни Крона уровень кальпротектина остается нормальным. По всей видимости, это связано с преимущественным поражением подслизистой и/или мышечной оболочки кишки, где нет нейтрофилов, продуцирующих кальпротектин.
  • Проведение посевов крови и кала обязательно в случае септических состояний

Неспецифический язвенный колит (НЯК) является хроническим заболеванием ЖКТ рецидивирующего характера, при котором воспаляется слизистая оболочка толстого кишечника, на которой образуются язвы и участки некроза. Болезнь носит иммунный характер. Причины язвенного колита.

Причины возникновения болезни до конца не выяснены. Считается, что она возникает вследствие генетически обусловленного нарушения реакции иммунной системы, вследствие которого иммунные клетки атакуют собственные здоровые клетки организма, повреждая микрофлору толстой кишки. Это сопровождается воспалительным процессом, дегенеративным изменением тканей пищеварительного тракта вследствие изменения функции защиты внутренней оболочки кишки.

Лабораторная диагностика.

В общем анализе крови у больного язвенным колитом отмечается анемия (снижается количество эритроцитов и гемоглобина), имеется лейкоцитоз. В биохимическом анализе крови отмечается увеличение содержания в крови С — реактивного белка, который является показателем наличия в организме человека воспаления. Кроме того, снижается концентрация альбуминов, магния, кальция, повышается количество гаммаглобулинов, что связано с активной выработкой антител. В иммунологическом анализе крови у большинства пациентов отмечается увеличение концентрации цитоплазматических антинейтрофильных антител (они появляются по причине аномального иммунного ответа). В анализе кала больного язвенным колитом отмечается кровь, гной и слизь. В кале высеивается патогенная микрофлора.

Врач лабораторной диагностики клинико-диагностической лаборатории                                    Давыдова Ольга Владимировна

Новые гематологические параметры для оперативного мониторинга реакции иммунной системы

Воспалительные заболевания являются распространенной причиной госпитализации. При подозрении на воспаление важно оперативно дифференцировать различные возможные состояния. Необходимо установить инфекционную природу воспаления.

Кроме того, необходимо выявить патоген и оценить иммунный статус пациента в случае подтвержденного инфекционного процесса. Лечащие врачи должны определить соответствующую терапию для пациентов и не допустить чрезмерного использования антибиотиков.

Правильное диагностирование предполагаемого воспаления и инфекций по результатам клинического осмотра, биохимическим маркерам и микробиологическим исследованиям крови – трудоемкий и затратный процесс. Быстрое получение первоначальных данных может иметь положительный эффект, поскольку позволяет назначить соответствующие диагностические тесты, избежать ненужных повторных анализов и начать или изменить лечение оперативнее. Гематологические параметры воспаления, полученные в стандартном анализе крови, выполненном на анализаторах Sysmex серии XN, могут предоставить количественные данные о воспалительной реакции иммунной системы пациента.

Клиническое значение гематологических параметров воспаления в лечении воспалительных заболеваний

На анализаторах Sysmex серии XN может быть получен ряд гематологических параметров воспаления, позволяющий провести количественную оценку статуса активации нейтрофилов (NEUT-RI, NEUT-GI), незрелых гранулоцитов (IG) и активированных лимфоцитов (RE-LYMP, AS-LYMP).

Врожденная иммунная система представляет собой начальную, неспецифическую линию защиты от патогенов. Ее главной функцией является выявление и устранение инородных веществ специальными лейкоцитами и дальнейшая активация адаптивной иммунной системы в процессе презентации чужеродного антигена. Как правило, на данном этапе инфекционного процесса обнаруживаются активированные нейтрофилы (повышенный NEUT-RI, повышенный NEUT-GI), незрелые гранулоциты (IG), реактивные лимфоциты (RE-LYMP) и Т-клеточно независимые плазматические клетки (AS-LYMP). В целом, изменение значений данных параметров зависит от природы воспалительного стимула, тяжести и стадии инфекционного процесса.

Врожденная иммунная реакция запускает адаптивную иммунную реакцию, которую можно разделить на раннюю клеточно-опосредованную иммунную реакцию и более позднюю гуморальную иммунную реакцию. Клеточно-опосредованная реакция характеризуется увеличением числа активированных T-лимфоцитов и NK-клеток. Гуморальная реакция, как правило, характеризуется активированными B-лимфоцитами (плазматическими клетками). Активированные B-лимфоциты могут быть выражены в количественной форме с помощью параметра AS-LYMP (лимфоциты, синтезирующие антитела). Все  активированные лимфоциты (включая плазматические клетки) имеют количественное выражение с помощью параметра RE-LYMP (общее количество реактивных лимфоцитов).

Сочетание параметров RE-LYMP и AS-LYMP позволяет получить дополнительную информацию о клеточной активации врожденной и адаптивной иммунной реакции. Полученные во время анализа высокие значения флуоресценции данных клеточных популяций свидетельствуют о повышенной клеточной активности и об изменениях состава мембран, т. е. служат признаком клеточно-опосредованной или гуморальной иммунной реакции на патогены. Это позволяет дифференцировать вирусные и бактериальные инфекции, острые и затухающие инфекции или определить, имеет ли место воспалительный процесс неинфекционного характера.

Нейтрофіли та онкогенез

Резюме. В огляді наведено дані про роль нейтрофілів периферичної крові і нейтрофілів, які інфільтрують пухлини, у протипухлинних та пухлиностимулюючих процесах, які відбуваються при розвитку багатьох видів раку. Наведено характеристику двох основних фенотипів Н1 і Н2 клітин, обговорюються їх функції і механізми переходу від Н1 клітин з протипухлинною активністю в Н2 клітини, які стимулюють проліферацію пухлинних клітин, ангіо­генез і метастазування. Наведено дані про функціонально важливі цитокіни та хемокіни, що виділяються пухлинними клітинами, мікрооточенням, лімфоцитами і самими нейтрофілами, які стимулюють вироблення кістковим мозком нейтрофілів і спричиняють накопичення цих клітин у пухлинному вогнищі, розвиток нейтрофілії в крові. Описано основні функціональні молекули нейтрофілів, такі як нейтрофільна еластаза, катепсин, матриксна металопротеїназа-9, аргіназа 1 та ін., з якими зв’язуються протуморогенні властивості Н2 нейтрофілів. Багато процесів, викликані як Н1, так і Н2 нейтрофілами, ще недостатньо вивчені. Коротко зазначається про існування сьогодні багатьох підходів до генерації та активації нейтрофілів з протипухлинними властивостями і гальмування нейтрофілів, які стимулюють ріст пухлин.

Резюме. В обзоре приведены данные о роли нейтрофилов периферической крови и нейтрофилов, инфильтрирующих опухоли, в противоопухолевых и опухольстимулирующих процессах, которые происходят при развитии многих видов раков. Приведена характеристика двух основных фенотипов Н1 и Н2 клеток, обсуждаются их функции и механизмы перехода от Н1 клеток с противоопухолевой активностью в Н2 клетки, стимулирующие пролиферацию опухолевых клеток, ангиогенез и метастазирования. Представлены данные о функционально важных цитокинах и хемокинах, выделяемых опухолевыми клетками, микроокружением, лимфоцитами и самими нейтрофилами, которые стимулируют выработку костным мозгом нейтрофилов и обусловливают накопление этих клеток в опухолевом очаге, развитие нейтрофилии в крови. Приведены основные функциональные молекулы нейтрофилов, такие как нейтрофильная эластаза, катепсин, матриксная металлопротеиназа-9, аргиназа 1 и др., с которыми связывают протуморогенные свойства Н2 нейтрофилов. Многие процессы, вызываемые в опухолевом очаге как Н1, так и Н2 нейтрофилами, еще не до конца изучены. Кратко отмечается о существовании сегодня многих подходов к генерации и активации нейтрофилов с противоопухолевыми свойствами и подавлению опухольстимулирующих нейтрофилов.

Получено 09.02.2018

Принято в печать 16.03.2018

Введение

Общеизвестно, что нейтрофилы являются наиболее распространенными лейкоцитами крови и считаются первой линией защиты при воспалении и инфекциях [1]. Проникшие в организм микроорганизмы вызывают воспалительную реакцию, которая привлекает нейтрофилы из кровообращения в ткани. Там нейтрофилы разрушают микроорганизм с помощью ряда механизмов, главным образом за счет фагоцитоза, высвобождения противомикробных веществ и образования внеклеточных ловушек нейтрофилов [1, 2]. Активированные нейтрофилы также выделяют различные протеиназы в окружающую ткань, вызывая повреждения возбудителей и зачастую собственных тканей [3]. Кроме того, нейтрофилы способны продуцировать множество цитокинов и хемокинов, которые могут влиять на воспалительную реакцию, а также иммунный ответ организма [4, 5].

Помимо этой классической роли нейтрофилов в антимикробной защите, также выявлено накопление нейтрофилов во многих типах опухолей. Первоначально считалось, что эти связанные с опухолью нейтрофилы (опухольинфильтрирующие нейтрофилы — ОН) являются простыми свидетелями, потому что трудно представить, что нейтрофилы, будучи короткоживущими клетками, могут влиять на такое хроническое и прогрессирующее заболевание, как рак. Однако в последнее время стало известно, что ОН играют важную роль при злокачественных новообразованиях. Этот частично объясняется признанием того, что развитие воспаления, с одной стороны, в организме связано с нейтрофилами, а с другой, является важной характеристикой многих опухолей [6, 7]. Показано, что нейтрофилы могут быть активными эффекторными клетками с противоопухолевыми функциями [8]. Различные противомикробные и цитотоксические соединения, содержащиеся в их гранулах, могут разрушать злокачественные клетки, а цитокины и хемокины, секретируемые нейтрофилами, могут также активировать другие клетки с противоопухолевой активностью [5, 7, 9].

Однако большее число клинических наблюдений и лабораторных исследований показали, что наличие нейтрофилов в опухолях часто коррелирует с плохим прогнозом. Это хорошо доказано при целом ряде опухолей, в частности при бронхоальвеолярной карциноме [10], почечно-клеточной карциноме [12] и плоскоклеточной карциноме головы и шеи [13], а также меланоме [11]. Во всех этих случаях нейтрофилы проявляют другой фенотип, который может быть неблагоприятным для исхода заболевания. Механизмы формирования и реализации этого фенотипа нейтрофилов только начинают выяснять, но предполагается, что некоторые из них связаны с генотоксичностью, ангиогенезом и иммуносупрессией [8]. Следовательно, ОН могут быть полезны или вредны для хозяина [14]. Эти два типа нейтрофилов, четко описанные у мышей, были названы Н1 и Н2 [15] подобно противоопухолевым и опухольстимулирующим макрофагам (М1 и М2) [16]. Положение о том, что нейтрофилы могут являться действительно важными клетками в развитии рака у человека, детально обсуждается в ряде обзоров [16–18].

Стимуляция образования нейтрофилов. У многих пациентов с распространенным раком выявлены повышенные уровни нейтрофилов в крови. Как опухоли индуцируют нейтрофилию, окончательно неизвестно, но синтез опухолевыми клетками гранулоцитарно-макрофагального колониестимулирующего фактора (GM-CSF), возможно, является одним из механизмов стимуляции продукции нейтрофилов костным мозгом [19]. Кроме того, и другие цитокины, такие как интерлейкин (IL)-1 и IL-6, продуцируемые также опухолями, по-видимому, способствуют увеличению числа нейтрофилов в крови [7, 20]. Эта нейтрофилия связана с плохим прогнозом при нескольких типах рака, таких как рак легкого, меланома и почечная карцинома [11, 21, 22]. В соответствии с этим наличие большого количества нейтрофилов в определенных типах опухолей также является показателем неблагоприятного прогноза. Поскольку нейтрофилия в крови часто ассоциируется с воспалительными реакциями на инфекцию и повреждение тканей, то в опухолевом очаге она представляет собой одно из доказательств концепции о роли воспаления в онкогенезе и индуцированного им прогрессирования роста опухоли [7].

Предполагается, что отношение числа нейтрофилов в крови к другим типам лейкоцитов служит фактором прогноза для больных раком. Так, например, отношение нейтрофилов к лимфоцитам (НЛО) было введено как прогностический фактор для больных колоректальным раком [25]. Из-за своей простоты определения НЛО показало, что является легкодоступным и недорогим биомаркером для многих типов опухолей, включая немелкоклеточный рак легкого [26], гепатоцеллюлярную карциному [24], карциному носоглотки [27], колоректальный рак [26], меланому [11] и рак грудной железы [28, 29]. Высокий уровень НЛО коррелирует с неблагоприятной общей выживаемостью при многих солидных опухолях [30–32].

В то же время, несмотря на данные многих исследований, часть которых упомянута выше, нейтрофилия (большее количество нейтрофилов в крови как следствие повышенного выхода клеток из костного мозга) не всегда является плохим показателем прогрессирования рака. При некоторых типах опухолей, например раке желудка, повышенный уровень нейтрофилов в крови сопряжен с положительным прогнозом [33]. Это означает, что нейтрофилы могут в некоторых случаях контролировать развитие рака. Способность нейтрофилов непосредственно убивать опухолевые клетки как in vitro, так и in vivo зарегистрирована давно [34–36]. Также сообщалось, что нейтрофилы от животных с экспериментальными опухолями обладают повышенной цитотоксической активностью [7]. Нейтрофилы, выделенные из крови здоровых людей, оказывают прямое цитотоксическое действие на некоторые линии опухолевых клеток [40]. Таким образом, точная роль нейтрофилов в развитии опухолевого роста различных типов рака является спорным вопросом [7, 14, 37] и не до конца изученной, что требует дальнейших исследований.

Типы нейтрофилов. В дополнение к увеличенному количеству нейтрофилов в крови отмечено повышение уровня в крови незрелых миелоидных клеток на ранних стадиях дифференцировки, что выявлено в нескольких типах опухолей [38], включая пациентов с терминальной стадией рака легкого, грудной железы и желудочно-кишечного тракта [39]. Эти незрелые клетки костномозгового происхождения, представляющие гетерогенную популяцию, фенотипически разделяли на гранулоцитарные (G-MDSC) и моноцитарные (Mo-MDSC) подгруппы [40–42]. Их выявляют в большом количестве в селезенке экспериментальных животных с опухолями, где они представляют иммунодепрессивный фенотип, что приводит к прогрессированию опухолей [43, 44]. G-MDSC характеризуются незрелой морфологией нейтрофилов и фенотипом CD33/CD11b/HLA-DR/CD15 у людей [45]. Они выявлены в периферической крови пациентов с глиобластомой [46], множественной миеломой, лимфомой Ходжкина [47], раком головы и шеи [48].

Эти G-MDSC могут осуществлять иммуносупрессию различными механизмами. Основной механизм включает в себя производство активных форм кислорода (АФК) при дыхательной вспышке этих клеток. У больных онкологического профиля пероксид водорода (H2O2), продуцируемый активированными гранулоцитами, снижал экспрессию CD3 цепи Т-клеточного рецептора и уменьшал выработку цитокинов Т-клетками пациентов [49]. Эти окисленные Т-клетки человека имели дефектный хемотаксис. Более того, АФК, продуцируемые MDSC, могут приводить к блокаде также CD8 T-клеток и с помощью другого механизма, в частности пероксинитрита [50].

Как отмечалось выше, в зависимости от фенотипа нейтрофилы можно классифицировать как Н1 или Н2 [15], и подобно инфильтрирующим опухоль макрофагам (M1) клетки Н1 проявляют провоспалительную и противоопухолевую функции. Напротив, клетки M2 и Н2 обладают протуморогенной активностью [16]. Установлено, что ОН отличаются от циркулирующих нейтрофилов, а также от G-MDSC в костном мозге и селезенке мышей. Мышиные CD11b/Ly6G нейтрофилы, выделенные из опухоли и активированные трансформирующим фактором роста бета (TGF-β), были гиперсегментированы и более цитотоксичны к опухолевым клеткам, экспрессировали более высокие уровни провоспалительных цитокинов [15]. Напротив, истощение этих нейтрофилов из крови угнетало рост опухоли и сопровождалось активацией внутриопухолевых CD8 Т-клеток [15]. В подтверждение идеи о разных фенотипах нейтрофилов проведены исследования на двух моделях рака у мышей (карцинома легкого Льюиса и мезотелиома AB12), у которых нейтрофилы были выявлены прежде всего на периферии опухолевого узла на ранних стадиях развития опухоли. Эти ОН были более цитотоксичны по отношению к опухолевым клеткам и продуцировали более высокие уровни фактора некроза опухоли альфа (TNF-α), NO и H2O2. Напротив, ОН на поздних стадиях развития этих опухолей уже не проявляли таких свойств и демонстрировали протуморогенный фенотип [51]. Эти результаты исследований свидетельствуют, что нейтрофилы, попадая в опухоль, со временем становятся клетками, способными стимулировать рост опухолей [51]. Следовательно, ОН, полученные от мышей с растущими опухолями, могут иметь как противоопухолевый (Н1), так и протуморогенный (Н2) фенотип, который способен поддерживать рост опухоли и подавлять противоопухолевые иммунные реакции [14, 37], зависящие от микроокружения опухоли [17].

Несмотря на эту классификацию ОН у мышей, природа и функция ОН, находящихся в опухолях человека, остаются еще малоизученными, но уже получены результаты, подтверждающие такое деление ОН. Так, в исследованиях биопсийного материала опухоли легкого человека ОН составляли 5–25% всех клеток в опухоли [65]. Эти ОН представляли активированный фенотип (CD62L/CD54) с экспрессией отчетливого репертуара рецепторов хемокинов, которые включали CCR5, CCR7, CXCR3 и CXCR4 [65]. Кроме того, ОН продуцировали большее количество провоспалительных факторов MCP-1, IL-8, MIP-1α и IL-6, чем нейтрофилы в крови. ОН также стимулировали пролиферацию Т-клеток и выделение интерферона-гамма (IFN-γ). Эти результаты показывают, что на ранних стадиях рака легкого ОН не являются иммунодепрессантами, а скорее всего стимулируют ответы Т-клеток [52]. В исследовании [53] изучена роль хронического воспаления, в частности IL-23 и IL-17, при раке толстой кишки человека. Авторы выявили, что врожденные γδT (γδT17) клетки являются основным клеточным источником IL-17 при колоректальном раке. Эти активированные клетки индуцировали клетки γδT17 секретировать IL-8, TNF-α и GM-CSF, что приводит к накоплению нейтрофилов в опухоли. Эти ОН характеризовались CD45/Lin/HLADR/CD11b/CD33/CD66b и имели типичную полиморфноядерную морфологию. Они были описаны как G-MDSC [66]. Эти ОН (G-MDSC) продуцировали намного больше аргиназы-1 (ARG1) и АФК, чем аутологичные нейтрофилы в крови, и ингибировали пролиферацию активированных ауто­логичных Т-клеток и продукцию IFN-γ [53]. Результаты приведенных исследований указывают, что и в опухолях человека могут быть нейтрофилы с двойной функцией. В ранних стадиях развития опухоли ОН, по-видимому, способны стимулировать противоопухолевые иммунные реакции, особенно Т-клеток [52], на поздних этапах роста опухоли ОН уже становятся иммунодепрессивными клетками [54]. Сегодня остается еще много неясных вопросов. Например, являются ли ОН в ранних стадиях роста опухолей незрелыми нейтрофилами с противоопухолевыми свойствами, или ОН — это зрелые нейтрофилы, которые меняют фенотип со временем при прогрессировании опухоли, как предполагают ряд исследователей [17, 51]. Уже идентифицировано несколько субпопуляций нейтрофилов в крови как мышей с опухолями, так и людей, больных раком, и описывается несколько вариантов взаимосвязей этих клеток в связи с прогрессированием рака [54]. Показано, что циркулирующие в крови нейтрофилы от животных с опухолями распределяли на субпопуляции (фракции) при разделении их в различных градиентах плотности фиколла. Одна субпопуляция состояла из «нормальных» нейтрофилов с высокой плотностью, которую выделяли на градиенте с высокой плотностью фиколла. Другая субпопуляция имела нейтрофилы с меньшей плотностью, которые находились вместе со слоем мононуклеарных лимфоидных клеток низкой плотности [55]. У здоровых мышей, не имеющих опухоли, большинство нейтрофилов были высокой плотности, а у животных с опухолями прогрессивно возрастало количество нейтрофилов с низкой плотностью, и они становились доминирующим типом нейтрофилов в циркуляции [54]. Эти нейтрофилы обладали меньшей цитотоксичностью и имели меньшую экспрессию различных хемокинов (CXCL1, CXCL2, CXCL10, CCL2 и CCL3) и хемокиновых рецепторов (CXCR2 и CCR5), что свидетельствовало о снижении их провоспалительных возможностей. Предполагается, что нейтрофилы с низкой плотность являются незрелыми нейтрофилами. Важно отметить, что TGF-β способен индуцировать трансформацию нейтрофилов с высокой плотностью от мышей с опухолями в нейтрофилы с низкой плотностью, и в то же время этот фактор не влиял на нейтрофилы крови животных без опухолей [54]. Это указывает на то, что для такого изменения ОН у животных с раком необходимы и другие стимулы, помимо TGF-β. На основании этих результатов авторы предложили гипотезу, согласно которой три субпопуляции нейтрофилов могут присутствовать в крови при раке: нормальные нейтрофилы высокой плотности, незрелые нейтрофилы низкой плотности (G-MDSC) и крупные зрелые нейтрофилы низкой плотности. Эти типы клеток обладают разной функциональностью и пластичностью. Так, нейтрофилы с высокой плотностью являются противоопухолевыми, а низкой — клетками, способными стимулировать рост опухоли [67], они могут изменяться под влиянием различных хемокинов и цитокинов в микроокружении опухоли [17].

Очевидно, высокий уровень нейтрофилов в опухоли происходит под действием нейтрофил-притягивающих хемокинов, которые могут продуцироваться не только иммунными клетками, но и опухолевыми клетками, в частности интерлейкином-8 (IL-8/CXCL8). Другим хемокином, который также участвует в рекрутировании нейтрофилов в опухоли, является хемокин GCP-2/CXCL6. В мышиной модели меланомы специ­фические моноклональные антитела против CXCL6 уменьшали количество ОН, а также размер опухоли [56]. Кроме того, из карциноматозных опухолей человека выделен и идентифицирован фактор ингибирования миграции (MIF), уровень которого был высокий в опухолях с бóльшим содержанием ОН и низкой выживаемостью этих пациентов [57]. Используя те же рецепторы CXCR1 и CXCR2, нейтрофилы могут также реагировать и на другие хемокины, такие как CXCL1, CXCL2, CXCL5, CXCL6 и CXCL7 [58]. Не исключено, что нейтрофилы активируют сами себя по механизму положительной обратной связи, высвобождая нейтрофильные хемокины, которые привлекают больше нейтрофилов в опухоль, подобно миграции нейтрофилов в очаги инфекции [59]. При исследовании 919 пациентов с гепатоцеллюлярной карциномой выявлено, что CXCL5 сверхэкспрессируется у пациентов с рецидивирующими опухолями, уровни CXCL5 коррелировали с большим накоплением в опухоли нейтрофилов и с меньшей общей выживаемостью [60]. В частности, известно, что активированные Т-клетки продуцируют GM-CSF, CXCL1, CXCL2, TNF-α и IFN-γ [59]. Эти факторы могут прямо или косвенно привлекать больше нейтрофилов к опухоли. Хотя конкретные механизмы влияния активированных Т-клеток на миграцию нейтрофилов в опухоль изучены недостаточно.

Нейтрофильные молекулы. Большой объем клинических данных показывает, что нейтрофилы участвуют в развитии рака и прогрессировании опухолей. В большинстве случаев увеличенное количество ОН ассоциируется с прогрессирующей болезнью и плохим прогнозом для больных онкологического профиля. Установлено, что такая отрицательная ассоциация характерна для ряда солидных опухолей, таких как меланома, гепатоцеллюлярная карцинома, немелкоклеточная карцинома легкого, глиома, аденокарцинома и рак толстой кишки [37, 61]. Предполагается, что в стимуляцию онкогенеза включаются те же молекулы, которые нейтрофилы используют для уничтожения микроорганизмов и модуляции воспаления [7]. Важными молекулами, которые могут влиять на темп роста и инвазивность опухолей, являются гранулярные белки, деградирующие в матриксе протеиназы, реактивные виды кислорода, хемокины и цитокины [7]. В последнее время появились сообщения, описывающие, как ОН используют эти молекулы для воздействия на пролиферацию опухолевых клеток, ангиогенез, метастазы и иммунный надзор. Среди этих молекул следует выделить такие, как нейтрофильная эластаза (NE), катепсин, матриксная металлопротеиназа (MMP)-9 и др.

NE представляет собой основной белок азурофильных гранул, который выделяется при клеточной дегрануляции нейтрофилов. NE — сериновая протеаза с широким спектром субстратов. Помимо своей роли в воспалении и уничтожении бактерий, NE проявляет различные протуморогенные эффекты как in vivo, так и in vitro [62]. Выявлено, что NE непосредственно стимулирует пролиферацию опухолевых клеток A459, когда мышиные нейтрофилы культивировали вместе с клеточной линией карциномы легкого [62, 63]. Кроме того, также установлено, что NE стимулирует миграцию опухолевых клеток. Нейтрофилы человека при культивировании с клетками аденокарциномы поджелудочной железы стимулировали миграцию клеток опухоли из монослоя. NE также повышала миграционную способность раковых клеток пищевода [64].

Катепсин G представляет собой пептидазу из азурофильных гранул, которая участвует в деградации фагоцитированных микроорганизмов и ремоделировании белков внеклеточного матрикса [98]. Кроме того, катепсин G может стимулировать ангиогенез и миграцию опухолевых клеток [65–67]. На модели метастазирования рака грудной железы в костную ткань также показано, что катепсин G усиливает передачу сигналов TGF-β и повышает уровень сосудистого эндотелиального фактора роста (VEGF) для стимуляции ангиогенеза [66].

MMP-9 — желатиназа B — высвобождается из вторичных (специфических) гранул и, как установлено, приводит к пролиферации опухолей кожи человека вирусом папилломы человека 16-го типа (HPV-16). Кроме того, иммуногистохимическое исследование MMP-9 в плоскоклеточных опухолях карциномы показало, что MMP-9 присутствовала только в опухолевых инфильтрирующих лейкоцитах, а не в самих опухолевых клетках. Показано, что MMP-9 ингибирует апоптоз опухолевых клеток при раке легкого [68]. Таким образом, ММП-9 ответственна за усиление роста опухоли как за счет увеличения пролиферации клеток, так и уменьшения их апоптоза. Другим важным эффектом MMP-9, который поддерживает рост опухоли, является ангиогенез. Протеолитическое высвобождение VEGF из тканевого матрикса при действии MMPs считается необходимым условием ангиогенеза in vivo [68, 69]. Ангиогенный эффект MMP-9 зарегистрирован в нескольких моделях рака — меланоме, аденокарциноме поджелудочной железы [70–72].

Прямое доказательство того, что нейтрофилы являются основным, ассоциированным с опухолью лейкоцитарным типом, экспрессирующим MMP-9, предоставлено в исследовании с использованием человеческих ксенотрансплантатов и сингенных опухолей в эксперименте на мышах [73]. Когда опухоли или изолированные из них макрофаги или нейтрофилы были дважды окрашены для выявления MMP-9 и соответствующих антигенов макрофагов или нейтрофилов, только ОН содержали большое количество MMP-9 [74, 75]. Кроме того, подсчитано, что 1•10 нейтрофилов в крови или ОН могут высвобождать приблизительно 100–200 нг проМMP-9 в течение 1–2 ч инкубации. Напротив, для макрофагов 1•10 потребуется несколько недель для получения такого же количества проММР-9 [73, 74]. Следовательно, MMP-9, полученная из нейтрофилов, ответственна за усиление ангиогенеза за счет высвобождения VEGF из внеклеточного матрикса, что отмечается при многих типах опухолей. С внеклеточным матриксом связывают и другие процессы онкогенеза, например метастазирование опухолей [75, 76].

Нейтрофилы являются эффективными производителями АФК для уничтожения микроорганизмов. АФК также может косвенно способствовать росту опухоли. Во-первых, нейтрофилы генерируют пероксид водорода (H2O2), который затем превращается в гипохлорид (HOCl) с помощью миелопероксидазы. HOCl затем может активировать несколько MMPs, включая MMP-2, -7, -8 и -9. Кроме того, HOCl может блокировать ингибитор МMP-1 и таким образом потенцировать протеолитическую активность MMPs [77, 78].

Выделенная из гранул нейтрофилов ARG1 способна разрушать внеклеточный аргинин, незаменимую аминокислоту для активации Т-клеток. Таким образом, дегрануляция нейтрофилов может оказывать иммуносупрессивный эффект в опухолях, ингибируя опухольинфильтрирующие Т-клетки таким же образом, как описано для G-MDSC [79]. Показано, что истощение ОН у опухольсодержащих животных увеличило число активированных CD8 T-клеток, способствовало уменьшению размера опухолей и удлиняло время жизни животных [15].

Нейтрофилы могут также продуцировать цитокины или факторы роста, которые увеличивают туморогенный потенциал раковых клеток [5]. Это пока что установлено для двух цитокинов — онкостатина-M [79–81] и для фактора роста гепатоцитов [10, 82, 83]. Раковые клетки грудной железы могут стимулировать нейтрофилы к выделению онкостатина-М, IL-6-подобного цитокина. Онкостатин-М, в свою очередь, стимулировал клетки рака грудной железы секретировать VEGF [84]. Аналогично, клетки гепатоцеллюлярной карциномы стимулировали нейтрофилы высвобождать фактор роста гепатоцитов (HGF). В свою очередь, этот фактор стимулировал инвазивный рост опухолевых клеток [85].

Нейтрофилы также могут влиять на миграционный потенциал раковых клеток. При нескольких типах рака показано, что нейтрофилы способствуют метастазированию плоскоклеточного рака кожи [86], меланомы [87], аденокарциномы [88] и рака грудной железы [89]. Способ, которым нейтрофилы повышают миграционную активность опухолевых клеток, может включать несколько различных механизмов. Циркулирующие опухолевые клетки непосредственно прилипают к сосудистому эндотелию, приводя к экстравазации для создания новых метастазов. В месте образования метастатического очага клетками рака легкого отмечалась их тесная связь с нейтрофилами [90]. В этом процессе нейтрофилы усиливают задержку опухолевых клеток, и, как следствие, возникает больше метастазов [91]. Показано прямое взаимодействие между клетками нейтрофилов и клетками карциномы грудной железы путем взаимодействия молекул адгезии ICAM-1 в опухолевых клетках и β2-интегринов на нейтрофилах. Нейтрофилы связывали опухолевые клетки с участием интегринов и индуцировали кластеризацию ICAM-1 в опухолевой клетке [91]. Это активировало в опухолевой клетке сигнальный путь с участием фокальной адгезии киназы (FAK) и p38-MAPK, что привело к усиленной миграции [89]. Вследствие этого повышенная миграция, как показано in vivo, приводила к увеличению количества метастазов в печени [92]. Раковые клетки непосредственно прикреплялись поверх адгезированных нейтрофилов, которые выступали в качестве мостика при взаимодействии между опухолевыми клетками и паренхимой печени, что ускоряло развитие метастазов [93].

Несмотря на большое количество доказательств отрицательной роли нейтрофилов во время прогрессирования опухоли, имеются также четкие свидетельства положительной роли нейтрофилов в канцерогенезе. Как упоминалось ранее, нейтрофилы могут проявлять противоопухолевую активность в различных формах. Фактически, противоопухолевая способность нейтрофилов установлена давно, более трех десятилетий назад. Нейтрофилы могут непосредственно уничтожать опухолевые клетки как in vitro [36], так и in vivo [37]. Нейтрофилы потенцируют этот противоопухолевый эффект, когда они активированы. Важность ОН типа Н1 в противоопухолевых реакциях также подчеркивается экспериментальными исследованиями о том, что истощение уровня нейтрофилов в крови приводит к увеличению роста опухоли [15, 93, 94]. Очевидно, что нейтрофилы обладают потенциалом непосредственного уничтожения опухолевых клеток. Механизмы, посредством которых нейтрофилы выполняют эту функцию, многочисленны и еще не полностью изучены, но они включают в себя многие уже известные механизмы антиинфекционной защиты [7].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, согласно представленным выше кратким сведениям подчеркивается двойной противоопухолевый и протуморальный потенциал нейтрофилов и предполагается, что нейтрофилы могут быть использованы для усиления различных противоопухолевых реакций в организме.

Хотя во многих случаях наличие нейтрофилов в опухолях оказывает негативное влияние на течение раковой болезни, эти клетки, несомненно, обладают способностью разрушать опухолевые клетки. Сегодня рассматривается около десяти новых терапевтических стратегий и подходов для усиления противоопухолевого потенциала нейтрофилов или блокирования доступа ОН к растущим опухолям, такие как активация нейтрофилов интерфероном, синтез и накопление высоких уровней провоспалительных цитокинов в опухоли, которые могут убивать опухолевые клетки, блокирование инфильтрации нейтрофилами опухоли и многие другие. Как указывалось выше, в некоторых опухолях образуются хемокины, главным образом IL-8, которые привлекают нейтрофилы в опухолевый очаг. Показано, что применение антагонистов IL-8 (таких как полностью гуманизированное нейтрализующее моноклональное антитело ABX-IL8) к IL-8 уменьшает рост опухоли, метастазы и ангиогенез меланомы и рака легкого [95]. Наличие двух фенотипов Н1 и Н2 нейтрофилов, предполагает также, что, влияя на микроокружение опухоли, можно манипулировать ОН и генерировать большее количество противоопухолевых нейтрофилов. Также получены многообещающие результаты с использованием моноклональных терапевтических антител, индуцирующих нейтрофилы для выполнения антителозависимой цитотоксичности и высвобождения цитокинов, которые модулируют иммунный противоопухолевый ответ [96, 97].

На развитие опухоли оказывают влияние многие типы клеток организма, в том числе ОН. Точная роль ОН до конца не установлена, и ее предстоит еще выяснить. В настоящее время широко изучаются разные способы привлечения их в опухоль и превращения Н1 нейтрофилов в противоопухолевые эффекторные клетки. Научиться переворачивать «монеты» нейтрофилов на «выигрышную сторону», как считают E. Uribe-Querol и C. Rosales [98], а именно, заставить действовать их как противоопухолевые эффекторные клетки, является вызовом и задачей для будущих исследований, что, возможно, позволит усовершенствовать существующие методы лечения рака.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Borregaard N. (2010) Neutrophils, from marrow to microbes. Immunity, 33(5): 657–670. doi: 10.1016/j.immuni.2010.11.011.

2. Kolaczkowska E., Kubes P. (2013) Neutrophil recruitment and function in health and inflammation. Nat. Rev. Immunol., 13(3): 159–175. doi: 10.1038/nri3399.

3. Pham C.T.N. (2006) Neutrophil serine proteases: specific regulators of inflammation. Nat. Rev. Immunol., 6(7): 541–550. doi: 10.1038/nri1841.

4. Scapini P., Lapinet-Vera J.A., Gasperini S. et al. (2000) The neutrophil as a cellular source of chemokines. Immunol. Rev., 177: 195–203. doi: 10.1034/j.1600-065x.2000.17706.

5. Tecchio C., Scapini P., Pizzolo G., Cassatella M.A. (2013) On the cytokines produced by human neutrophils in tumors. Sem. Cancer Biol., 23(3): 159–170. doi: 10.1016/j.semcancer.2013.02.004.

6. Mantovani A., Allavena P., Sica A., Balkwill F. (2008) Cancer-related inflammation. Nature, 454 (7203): 436–444. doi: 10.1038/nature07205.

7. Бережная Н.М., Чехун В.Ф. (2005) Иммунология злокачественного роста. Наукова думка, Киев, 791 с.

8. Gregory A.D., Houghton A.M. (2011) Tumor-associated neutrophils: new targets for cancer therapy. Cancer Res., 71(7): 2411–2416. doi: 10.1158/0008-5472.can-10-2583.

9. Mantovani A., Cassatella M.A., Costantini C., Jaillon S. (2011) Neutrophils in the activation and regulation of innate and adaptive immunity. Nat. Rev. Immunol., 11(8): 519–531. doi: 10.1038/nri3024.

10. Wislez M., Rabbe N., Marchal J. et al. (2003) Hepatocyte growth factor production by neutrophils infiltrating bronchioloalveolar subtype pulmonary adenocarcinoma: role in tumor progression and death. Cancer Res., 63(6): 1405–1412.

11. Schmidt H., Bastholt L., Geertsen P. et al. (2005) Elevated neutrophil and monocyte counts in peripheral blood are associated with poor survival in patients with metastatic melanoma: a prognostic model. Brit. J. Cancer, 93(3): 273–278. doi: 10.1038/sj.bjc.6602702.

12. Jensen H.K., Donskov F., Marcussen N. et al. (2009) Presence of intratumoral neutrophils is an independent prognostic factor in localized renal cell carcinoma. J. Clin. Oncol., 27(28): 4709–4717. doi: 10.1200/jco.2008.18.9498.

13. Trellakis S., Bruderek K., Dumitru C.A. et al. (2011) Polymorphonuclear granulocytes in human head and neck cancer: enhanced inflammatory activity, modulation by cancer cells and expansion in advanced disease. Int. J. Cancer, 129(9): 2183–2193. doi: 10.1002/ijc.25892.

14. Fridlender Z.G., Albelda S.M. (2012) Tumor-associated neutrophils: friend or foe? Carcinogenesis, 33(5): 949–955. doi: 10.1093/carcin/bgs123.

15. Fridlender Z.G., Sun J., Kim S. et al. (2009) Polarization of tumor-associated neutrophil phenotype by TGF-β: ‘N1’ versus ‘N2’ TAN. Cancer Cell, 16(3): 183–194. doi: 10.1016/j.ccr.2009.06.017. [PMC free article].

16. Galdiero M.R., Garlanda C., Jaillon S. et al. (2013) Tumor associated macrophages and neutrophils in tumor progression. J. Cell. Physiol., 228(7): 1404–1412. doi: 10.1002/jcp.24260.

17. Sionov R.V., Fridlender Z.G., Granot Z. (2014) The multifaceted roles neutrophils play in the tumor microenvironment. Cancer Microenviron., 1–34. doi: 10.1007/s12307-014-0147-5.

18. Swierczak A., Mouchemore K.A., Hamilton J.A., Anderson R.L. (2015) Neutrophils: important contributors to tumor progression and metastasis. Cancer and Metastasis Rev., 34(4): 735–751. doi: 10.1007/s10555-015-9594-9.

19. McGary C.T., Miele M.E., Welch D.R. (1995) Highly metastatic 13762NF rat mammary adenocarcinoma cell clones stimulate bone marrow by secretion of granulocyte-macrophage colony-stimulating factor/interleukin-3 activity. Am. J. Pathol., 147(6): 1668–1681.

20. Lechner M.G., Liebertz D.J., Epstein A.L. (2010) Characterization of cytokine-induced myeloid-derived suppressor cells from normal human peripheral blood mononuclear cells. J. Immunol., 185(4): 2273–2284. doi: 10.4049/jimmunol.1000901.

21. Atzpodien J., Reitz M. (2008) Peripheral blood neutrophils as independent immunologic predictor of response and long-term survival upon immunotherapy in metastatic renal-cell carcinoma. Cancer Biother. Radiopharm., 23(1): 129–134. doi: 10.1089/cbr.2007.0429.

22. Bellocq A., Antoine M., Flahault A. et al. (1998) Neutrophil alveolitis in bronchioloalveolar carcinoma: induction by tumor-derived interleukin-8 and relation to clinical outcome. Am. J. Pathol., 152(1): 83–92.

23. Reid M.D., Basturk O., Thirabanjasak D. et al. (2011) Tumor-infiltrating neutrophils in pancreatic neoplasia. Modern Pathol., 24(12): 1612–1619. doi: 10.1038/modpathol.2011.113.

24. Halazun K.J., Hardy M.A., Rana A.A. et al. (2009) Negative impact of neutrophil-lymphocyte ratio on outcome after liver transplantation for hepatocellular carcinoma. Ann. Surg., 250(1): 141–151. doi: 10.1097/SLA.0b013e3181a77e59.

25. Walsh S.R., Cook E.J., Goulder F. et al. (2005) Neutrophil-lymphocyte ratio as a prognostic factor in colorectal cancer. J. Surg. Oncol., 91(3): 181–184. doi: 10.1002/jso.20329.

26. Peng B., Wang Y.-H., Liu Y.-M., Ma L.-X. (2015) Prognostic significance of the neutrophil to lymphocyte ratio in patients with non-small cell lung cancer: a systemic review and meta-analysis. Int. J. Clin. Exp. Med., 8(3): 3098–3106.

27. Malietzis G., Giacometti M., Kennedy R.H. et al. (2014) The emerging role of neutrophil to lymphocyte ratio in determining colorectal cancer treatment outcomes: a systematic review and meta-analysis. Ann. Surg. Oncol., 21(12): 3938–3946. doi: 10.1245/s10434-014-3815-2.

28. Krenn-Pilko S., Langsenlehner U., Thurner E.-M. et al. (2014) The elevated preoperative derived neutrophil-to-lymphocyte ratio predicts poor clinical outcome in breast cancer patients. Brit. J. Cancer, 110(10): 2524–2530. doi: 10.1038/bjc.2014.163.

29. Pistelli M., De Lisa M., Ballatore Z. et al. (2015) Pre-treatment neutrophil to lymphocyte ratio may be a useful tool in predicting survival in early triple negative breast cancer patients. BMC Cancer, 15, article 195. doi: 10.1186/s12885-015-1204-2.

30. Guthrie G.J.K., Charles K.A., Roxburgh C.S.D. et al. (2013) The systemic inflammation-based neutrophil-lymphocyte ratio: experience in patients with cancer. Crit. Rev. Oncol. Hematol., 88(1): 218–230. doi: 10.1016/j.critrevonc.2013.03.010.

31. Templeton A.J., McNamara M.G., Šeruga B. et al. (2014) Prognostic role of neutrophil-to-lymphocyte ratio in solid tumors: a systematic review and meta-analysis. J. Nat. Cancer Institute, 106(6). doi: 10.1093/jnci/dju124.dju124.

32. Paramanathan A., Saxena A., Morris D.L. (2014) A systematic review and meta-ana­lysis on the impact of pre-operative neutrophil lymphocyte ratio on long term outcomes after curative intent resection of solid tumours. Surg. Oncol., 23(1): 31–39. doi: 10.1016/j.suronc.2013.12.001.

33. Caruso R.A., Bellocco R., Pagano M. et al. (2002) Prognostic value of intratumoral neutrophils in advanced gastric carcinoma in a high-risk area in Northern Italy. Modern Pathol., 15(8): 831–837. doi: 10.1097/01.mp.0000020391.98998.6b.

34. Pickaver A.H., Ratcliffe N.A., Williams A.E., Smith H. (1972) Cytotoxic effects of peritoneal neutrophils on a syngeneic rat tumour. Nature: New biology, 235(58): 186–187.

35. Gerrard T.L., Cohen D.J., Kaplan A.M. (1981) Human neutrophil-mediated cytotoxicity to tumor cells. J. Natl Cancer Inst., 66(3): 483–488 (19820701) 50:160;62::aid-cncr282050011362;3.0.co;2-0.

36. Katano M., Torisu M. (1982) Neutrophil-mediated tumor cell destruction in cancer ascites. Cancer, 50(1): 62–68. doi: 10.1002/1097-0142.

37. Brandau S., Dumitru C.A., Lang S. (2013) Protumor and antitumor functions of neutrophil granulocytes. Seminars in Immunopathology, 35(2): 163–176. doi: 10.1007/s00281-012-0344-6.

38. Almand B., Clark J.I., Nikitina E. et al. (2001) Increased production of immature myeloid cells in cancer patients: a mechanism of immunosuppression in cancer. J. Immunol., 166(1): 678–689. doi: 10.4049/jimmunol.166.1.678.

39. Choi J., Suh B., Ahn Y. et al. (2012) CD15+/CD16 human granulocytes from terminal cancer patients: granulocytic myeloid-derived suppressor cells that have suppressive function. Tumor Biology, 33(1): 121–129. doi: 10.1007/s13277-011-0254-6.

40. Peranzoni E., Zilio S., Marigo I. et al. (2010) Myeloid-derived suppressor cell heterogeneity and subset definition. Curr. Opin. Immunol., 22(2): 238–244. doi: 10.1016/j.coi.2010. 01.021.

41. Raber P.L., Thevenot P., Sierra R. et al. (2014) Subpopulations of myeloid-derived suppressor cells impair T cell responses through independent nitric oxide-related pathways. Int. J. Cancer, 134(12): 2853–2864. doi: 10.1002/ijc.28622.

42. Youn J.-I., Nagaraj S., Collazo M., Gabrilovich D.I. (2008) Subsets of myeloid-derived suppressor cells in tumor-bearing mice. J. Immunol., 181(8): 5791–5802. doi: 10.4049/jimmunol.181.8.5791.

43. Gabrilovich D.I., Nagaraj S. (2009) Myeloid-derived suppressor cells as regulators of the immune system. Nat. Rev. Immunol., 9(3): 162–174. doi: 10.1038/nri2506.

44. Nagaraj S., Schrum A.G., Cho H.-I. et al. (2010) Mechanism of T cell tolerance induced by myeloid-derived suppressor cells. J. Immunol., 184(6): 3106–3116. doi: 10.4049/jimmunol.0902661.

45. Favaloro J., Liyadipitiya T., Brown R. et al. (2014) Myeloid derived suppressor cells are numerically, functionally and phenotypically different in patients with multiple myeloma. Leukemia & Lymphoma, 55(12): 2893–2900. doi: 10.3109/10428194.2014.904511.

46. Raychaudhuri B., Rayman P., Huang P. et al. (2015) Myeloid derived suppressor cell infiltration of murine and human gliomas is associated with reduction of tumor infiltrating lymphocytes. J. Neuro-Oncology, 122: 293–301. doi: 10.1007/s11060-015-1720-6.

47. Gallamini A., Di Raimondo F., La Nasa G. et al. (2013) Standard therapies versus novel therapies in Hodgkin lymphoma. Immunol. Letters, 155(1–2): 56–59. doi: 10.1016/j.imlet.2013.09.011.

48. Trellakis S., Bruderek K., Hütte J. et al. (2013) Granulocytic myeloid-derived suppressor cells are cryosensitive and their frequency does not correlate with serum concentrations of colony-stimulating factors in head and neck cancer. Innate Immunity, 19(3): 328–336. doi: 10.1177/1753425912463618.

49. Schmielau J., Finn O.J. (2001) Activated granulocytes and granulocyte-derived hydrogen peroxide are the underlying mechanism of suppression of T-cell function in advanced cancer patients. Cancer Res., 61(12): 4756–4760.

50. Nagaraj S., Gupta K., Pisarev V. et al. (2007) Altered recognition of antigen is a mechanism of CD8+ T cell tolerance in cancer. Nat. Med., 13(7): 828–835. doi: 10.1038/nm1609.

51. Mishalian I., Bayuh R., Levy L. et al. (2013) Tumor-associated neutrophils (TAN) develop pro-tumorigenic properties during tumor progression. Cancer Immunol., Immunother., 62(11): 1745–1756. doi: 10.1007/s00262-013-1476-9.

52. Eruslanov E.B., Bhojnagarwala P.S., Quatromoni J.G. et al. (2014) Tumor-associated neutrophils stimulate T cell responses in early-stage human lung cancer. J. Clin. Invest., 124(12): 5466–5480. doi: 10.1172/JCI77053.

53. Wu P., Wu D., Ni C. et al. (2014) γδT17 cells promote the accumulation and expansion of myeloid-derived suppressor cells in human colorectal cancer. Immunity, 40(5): 785–800. doi: 10.1016/j.immuni.2014.03.013.

54. Sagiv J.Y., Michaeli J., Assi S. et al. (2015) Phenotypic diversity and plasticity in circulating neutrophil subpopulations in cancer. Cell Reports, 10(4): 562–573. doi: 10.1016/j.celrep.2014.12.039.

55. García-García E., Uribe-Querol E., Rosales C. (2013) A simple and efficient method to detect nuclear factor activation in human neutrophils by flow cytometry. J. Vis. Exp. (74). doi: 10.3791/50410.e50410 [PMC free article] [PubMed] [Cross Ref10.1016/j.celrep.2014.12.039].

56. Verbeke H., Struyf S., Berghmans N. et al. (2011) Isotypic neutralizing antibodies against mouse GCP-2/CXCL6 inhibit melanoma growth and metastasis. Cancer Letters, 302(1): 54–62. doi: 10.1016/j.canlet.2010.12.013.

57. Dumitru C.A., Gholaman H., Trellakis S. et al. (2011) Tumor-derived macrophage migration inhibitory factor modulates the biology of head and neck cancer cells via neutrophil activation. Int. J. Cancer, 129(4): 859–869. doi: 10.1002/ijc.25991. [PubMed] [Cross Ref.].

58. Lazennec G., Richmond A. (2010) Chemokines and chemokine receptors: new insights into cancer-related inflammation. Trends Mol. Med., 16(3): 133–144. doi: 10.1016/j.molmed.2010.01.003. [PMC free article] [PubMed] [Cross Ref.].

59. Kobayashi Y. (2008) The role of chemokines in neutrophil biology. Front. Bioscie., 13(7): 2400–2407. doi: 10.2741/2853. [PubMed] [Cross Ref.].

60. Okabe H., Beppu T., Ueda M. et al. (2012) Identification of CXCL5/ENA-78 as a factor involved in the interaction between cholangiocarcinoma cells and cancer-associated fibroblasts. Int. J. Cancer, 131(10): 2234–2241. doi: 10.1002/ijc.27496.

61. Dumitru C.A., Moses K., Trellakis S. et al. (2012) Neutrophils and granulocytic myeloid-derived suppressor cells: immunophenotyping, cell biology and clinical relevance in human oncology. Cancer Immunol., Immunother., 61(8): 1155–1167. doi: 10.1007/s00262-012-1294-5.

62. Houghton A.M., Rzymkiewicz D.M., Ji H. et al. (2010) Neutrophil elastase-mediated degradation of IRS-1 accelerates lung tumor growth. Nat. Med., 16(2): 219–223. doi: 10.1038/nm.2084.

63. Wada Y., Yoshida K., Tsutani Y. et al. (2007) Neutrophil elastase induces cell proliferation and migration by the release of TGF-α, PDGF and VEGF in esophageal cell lines. Oncol. Reports, 17(1): 161–167.

64. Segal A.W. (2005) How neutrophils kill microbes. Ann. Rev. Immunol., 23: 197–223. doi: 10.1146/annurev.immunol.23.021704.115653.

65. Morimoto-Kamata R., Mizoguchi S.-I., Ichisugi T., Yui S. (2012) Cathepsin G induces cell aggregation of human breast cancer MCF-7 cells via a 2-step mechanism: Catalytic site-independent binding to the cell surface and enzymatic activity-dependent induction of the cell aggregation. Mediators Inflamm., 2012: 13. doi: 10.1155/2012/456462.456462.

66. Wilson T.J., Nannuru K.C., Futakuchi M., Singh R.K. (2010) Cathepsin G-mediated enhanced TGF-β signaling promotes angiogenesis via upregulation of VEGF and MCP-1. Cancer Letters, 288(2): 162–169. doi: 10.1016/j.canlet.2009.06.035.

67. Yui S., Osawa Y., Ichisugi T., Morimoto-Kamata R. (2014) Neutrophil cathepsin G, but not elastase, induces aggregation of MCF-7 mammary carcinoma cells by a protease activity-dependent cell-oriented mechanism. Mediators Inflamm., 2014: 12. doi: 10.1155/2014/971409.971409.

68. Acuff H.B., Carter K.J., Fingleton B. et al. (2006) Matrix metalloproteinase-9 from bone marrow-derived cells contributes to survival but not growth of tumor cells in the lung microenvironment. Cancer Res., 66(1): 259–266. doi: 10.1158/0008-5472.can-05-2502.

69. Ebrahem Q., Chaurasia S.S., Vasanji A. et al. (2010) Cross-talk between vascular endothelial growth factor and matrix metalloproteinases in the induction of neovascularization in vivo. Am. J. Pathol., 176(1): 496–503. doi: 10.2353/ajpath.2010.080642.

70. Hawinkels L.J.A.C., Zuidwijk K., Verspaget H.W. et al. (2008) VEGF release by MMP-9 mediated heparan sulphate cleavage induces colorectal cancer angiogenesis. Eur. J. Cancer, 44(13): 1904–1913. doi: 10.1016/j.ejca.2008.06.031.

71. Coillie E.V., Aelst I.V., Wuyts A. et al. (2001) Tumor angiogenesis induced by granulocyte chemotactic protein-2 as a countercurrent principle. Am. J. Pathol., 159(4): 1405–1414. doi: 10.1016/s0002-9440(10)62527-8.

72. Bergers G., Brekken R., McMahon G. et al. (2000) Matrix metalloproteinase-9 triggers the angiogenic switch during carcinogenesis. Nat. Cell Biol., 2(10): 737–744. doi: 10.1038/35036374.

73. Deryugina E.I., Zajac E., Juncker-Jensen A. et al. (2014) Tissue-infiltrating neutrophils constitute the major in vivo source of angiogenesis-inducing MMP-9 in the tumor microenvironment. Neoplasia, 16(10): 771–788. doi: 10.1016/j.neo.2014.08.013.

74. Deryugina E.I., Quigley J.P. (2015) Tumor angiogenesis: MMP-mediated induction of intravasation- and metastasis-sustaining neovasculature. Matrix Biology, 44.

75. Бережная Н.М., Чехун В.Ф. (2016) Физиологическая система соединительной ткани и онкогенез. Экстрацеллюлярный матрикс и метастазирование. Онкология, 18(3): 164–176.

76. Чехун В.Ф., Бережная Н.М. (2017) Физиологическая система соединительной ткани и онкогенез. Формирование резистентности к химиопрепаратам. Онкология, 19(3): 156–170.

77. De Larco J.E., Wuertz B.R.K., Furcht L.T. (2004) The potential role of neutrophils in promoting the metastatic phenotype of tumors releasing interleukin-8. Clin. Cancer Res., 10(15): 4895–4900. doi: 10.1158/1078-0432.ccr-03-0760.

78. Shabani F., McNeil J., Tippett L. (1998) The oxidative inactivation of tissue inhibitor of metalloproteinase-1 (TIMP-1) by hypochlorous acid (HOCl) is suppressed by anti-rheumatic drugs. Free Radical Res., 28(2): 115–123. doi: 10.3109/10715769809065797.

79. Cross A., Edwards S.W., Bucknall R.C., Moots R.J. (2004) Secretion of oncostatin M by neutrophils in rheumatoid arthritis. Arthritis Rheum., 50(5): 1430–1436. doi: 10.1002/art.20166.

80. Goren I., Kämpfer H., Müller E. et al. (2006) Oncostatin M expression is functionally connected to neutrophils in the early inflammatory phase of skin repair: implications for normal and diabetes-impaired wounds. J. Invest. Dermatol., 126(3): 628–637. doi: 10.1038/sj. jid.5700136.

81. Grenier A., Combaux D., Chastre J. et al. (2001) Oncostatin M production by blood and alveolar neutrophils during acute lung injury. Lab. Invest., 81(2): 133–141. doi: 10.1038/labinvest.3780220.

82. Grenier A., Chollet-Martin S., Crestani B. et al. (2002) Presence of a mobilizable intracellular pool of hepatocyte growth factor in human polymorphonuclear neutrophils. Blood, 99(8): 2997–3004. doi: 10.1182/blood.v99.8.2997.

83. Matsushima A., Ogura H., Koh T. et al. (2004) Hepatocyte growth factor in polymorphonuclear leukocytes is increased in patients with systemic inflammatory response syndrome. J. Trauma, 56(2): 259–264. doi: 10.1097/01.ta.0000111752.60500.da.

84. Queen M.M., Ryan R.E., Holzer R.G. et al. (2005) Breast cancer cells stimulate neutrophils to produce oncostatin M: potential implications for tumor progression. Cancer Res., 65(19): 8896–8904. doi: 10.1158/0008-5472.can-05-1734.

85. Imai Y., Kubota Y., Yamamoto S. et al. (2005) Neutrophils enhance invasion activity of human cholangiocellular carcinoma and hepatocellular carcinoma cells: an in vitro study. J. Gastroenterol. Hepatol., 20(2): 287–293. doi: 10.1111/j.1440-1746.2004.03575.x.

86. Loukinova E., Dong G., Enamorado-Ayalya I. et al. (2000) Growth regulated oncogene-alpha expression by murine squamous cell carcinoma promotes tumor growth, metastasis, leukocyte infiltration and angiogenesis by a host CXC receptor-2 dependent mechanism. Oncogene, 19(31): 3477–3486. doi: 10.1038/sj.onc.1203687.

87. Schaider H., Oka M., Bogenrieder T. et al. (2003) Differential response of primary and metastatic melanomas to neutrophils attracted by IL-8. Int. J. Cancer, 103(3): 335–343. doi: 10.1002/ijc.10775.

88. Welch D.R., Schissel D.J., Howrey R.P., Aeed P.A. (1989) Tumor-elicited polymorphonuclear cells, in contrast to ‘normal’ circulating polymorphonuclear cells, stimulate invasive and metastatic potentials of rat mammary adenocarcinoma cells. Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America, 86(15): 5859–5863. doi: 10.1073/pnas.86.15.5859.

89. Strell C., Lang K., Niggemann B. et al. (2010) Neutrophil granulocytes promote the migratory activity of MDA-MB-468 human breast carcinoma cells via ICAM-1. Exp. Cell Res., 316(1): 138–148. doi: 10.1016/j.yexcr.2009.09.003.

90. Crissman J.D., Hatfield J., Schaldenbrand M. et al. (1985) Arrest and extravasation of B16 amelanotic melanoma in murine lungs. A light and electron microscopic study. Lab. Invest., 53(4): 470–478.

91. Huh S.J., Liang S., Sharma A. et al. (2010) Transiently entrapped circulating tumor cells interact with neutrophils to facilitate lung metastasis development. Cancer Res., 70(14): 6071–6082. doi: 10.1158/0008-5472.can-09-4442.

92. Spicer J.D., McDonald B., Cools-Lartigue J.J. et al. (2012) Neutrophils promote liver metastasis via Mac-1-mediated interactions with circulating tumor cells. Cancer Res., 72(16): 3919–3927. doi: 10.1158/0008-5472.CAN-11-2393.

93. Kousis P.C., Henderson B.W., Maier P.G., Gollnick S.O. (2007) Photodynamic therapy enhancement of antitumor immunity is regulated by neutrophils. Cancer Res., 67(21): 10501–10510. doi: 10.1158/0008-5472.can-07-1778.

94. Suttmann H., Riemensberger J., Bentien G. et al. (2006) Neutrophil granulocytes are required for effective Bacillus Calmette-Guérin immunotherapy of bladder cancer and orchestrate local immune responses. Cancer Res., 66(16): 8250–8257. doi: 10.1158/0008-5472.can-06-1416.

95. Huang S., Mills L., Mian B. et al. (2002) Fully humanized neutralizing antibodies to interleukin-8 (ABX-IL8) inhibit angiogenesis, tumor growth, and metastasis of human melanoma. Am. J. Pathol., 161(1): 125–134. doi: 10.1016/s0002-9440(10)64164-8.

96. Otten M.A., Leusen J.H.W., Rudolph E. et al. (2007) FcR γ-chain dependent signaling in immature neutrophils is mediated by FcαRI, but not by FcγRI. J. Immunol., 179(5): 2918–2924. doi: 10.4049/jimmunol.179.5.2918.

97. Bakema J.E., Ganzevles S.H., Fluitsma D.M. et al. (2011) Targeting FcαRI on polymorphonuclear cells induces tumor cell killing through autophagy. J. Immunol. , 187(2): 726–732. doi: 10.4049/jimmunol.1002581.

98. Uribe-Querol E., Rosales C. (2015) Neutrophils in Cancer: Two Sides of the Same Coin. J. Immunol. Res., 2015: 983698. Pub. online 2015 Dec. 24. doi: 10.1155/2015/983698.

Адрес:
Лисяный Николай Иванович
04050, Киев, ул. П. Майбороды, 32
ГУ «Институт нейрохирургии
им. акад. А.П. Ромоданова НАМН Украины»
Тел.: (044) 483-01-93
E-mail: [email protected]

Correspondence:
Lisyaniy Mykola
32 P. Mayborody str., Kyiv 04050
SI «Institute of Neurosurgery named after acad. A.P. Romodanov
NAMS of Ukraine»
Tel.: 044 483-01-93
E-mail: [email protected]

Реактивных лимфоцитов — обзор

Роль Treg

Было показано, что

Treg вносят вклад в поддержание иммунологической толерантности за счет подавления аутореактивных лимфоцитов за счет продукции противовоспалительных цитокинов, таких как IL-10 и TGF-β. Было показано, что у людей и мышей с дефицитом FOXP3 / Foxp3 развиваются аутоиммунные заболевания: иммунная дисрегуляция, полиэндокринопатия, энтеропатия, Х-сцепленный (IPEX) синдром и царапины у мышей, соответственно (Sakaguchi, Yamaguchi, Nomura, & Ono, 2008; Ziegler, 2006). Интересно, однако, отметить, что MS-подобное заболевание ЦНС не регистрировалось ни при синдроме IPEX, ни у мышей с налетом. Клинически в PBMC пациентов с РС Treg присутствовали в меньшем количестве и имели функциональные дефекты (Oh et al., 2009; Viglietta, Baecher-Allan, Weiner, & Hafler, 2004). Экспериментально было показано, что блокада Treg с помощью mAb против CD25 усугубляет EAE. Montero et al. (2004) продемонстрировали, что инъекция mAb против CD25 перед сенсибилизацией к MOG усугубила EAE с обнаружением повышенных MOG-специфических ответов Th2 и антител.Редди и др. (2004) также продемонстрировали, что блокада Treg с помощью mAb против CD25 делает устойчивых мышей B10.S восприимчивыми к PLP-индуцированному EAE. В этой системе обработка mAb против CD25 увеличивала частоту возникновения EAE и усиливала воспаление в ЦНС с более высокой продукцией IFN-γ и более низкой продукцией IL-10 Т-клетками CD4 + по сравнению с обработкой контрольными антителами. Однако следует проявлять осторожность при интерпретации данных исследований антител к CD25, поскольку CD25 экспрессируется не только на Treg, но и на активированных T-клетках. Клинически сообщалось, что лечение анти-CD25 антителом (Zenapax ® (даклизумаб)) оказывает терапевтическое действие на РС за счет уменьшения популяции активированных Т-клеток, хотя лечение снижает количество / функцию Treg (Oh et al. , 2009; Pfender & Martin, 2014). Экспериментально обработка mAb против CD25 также подавляла пассивную модель EAE, где популяция донорских энцефалитогенных Т-клеток стимулировалась с помощью MBP в присутствии mAb против CD25 in vitro и переносилась на животных-реципиентов наивных животных (Hayosh & Swanborg, 1987).Эти результаты показали, что обработка mAb против CD25 может подавлять функции иммунных эффекторных клеток как у людей, так и у животных. Кроме того, во время развития Т-клеток в тимусе экспрессия CD25 широко использовалась в качестве маркера развития мышиных CD4 CD8 двойных отрицательных (DN) 2 и DN3 клеток (Годфри, Кеннеди, Суда и Злотник, 1993; Ройфман, 2005; Ротенберг и Юи, 2008). Однако потенциальный эффект лечения антителом к ​​CD25 на развитие Т-клеток никогда не обсуждался в вышеупомянутых исследованиях.

С другой стороны, Kohm et al. (2002) продемонстрировали, что мыши-реципиенты, перенесенные внутривенно с Treg-клетками за 3 дня до индукции EAE, показали значительно меньше клинических признаков по сравнению с мышами-реципиентами, перенесшими не-Treg-клетки. Кроме того, совместная инъекция MOG 35-55 -специфических Т-клеток с Treg подавляла развитие пассивного EAE у мышей-реципиентов, в то время как перенос MOG 35-55 -специфических Т-клеток отдельно или с не-Treg-клетками вызвал тяжелый EAE.Аналогичным образом, Selvaraj и Geiger (2008) продемонстрировали, что индуцированные Tregs (iTregs), которые были индуцированы в присутствии TGF-β in vitro, ингибировали MOG-индуцированный EAE, когда iTreg вводили мышам в начале EAE. После стимуляции MOG in vitro у МНК мышей EAE, которым вводили iTreg, были более высокие уровни продукции MOG-специфического IL-10, но более низкие уровни продукции IFN-γ и IL-17 по сравнению с таковыми у мышей EAE, которым вводили PBS и не-Treg. клетки. Хотя точный иммуносупрессивный механизм Tregs остается неясным, продукция IL-10 из Treg, как было показано, имеет решающее значение для иммуносупрессии в некоторых моделях EAE, поскольку Treg из мышей с дефицитом IL-10 не смогли предотвратить EAE у мышей-реципиентов (Selvaraj & Гейгер, 2008; Yu et al., 2005; Zhang et al., 2004).

Напротив, в TMEV-IDD предполагалась пагубная роль Tregs (Richards et al., 2011). После инфицирования TMEV количество Treg в ЦНС быстро увеличивалось у восприимчивых мышей SJL / J, но не у устойчивых мышей C57BL / 6. Блокада Tregs анти-CD25 mAb во время хронической фазы инфекции TMEV у мышей SJL / J уменьшала клинические признаки TMEV-IDD. С другой стороны, Мартинес, Карлссон и др. (2014) продемонстрировали, что Tregs могут играть не только вредные, но и защитные роли в TMEV-IDD, вводя iTregs инфицированным TMEV мышам SJL / J в разные моменты времени.Когда мышей SJL / J лечили iTreg в тот же день, что и начало инфекции TMEV (iTreg-Early), мыши iTreg-Early SJL / J демонстрировали более тяжелые клинические признаки с более высокими вирусными нагрузками на ЦНС во время острой фазы TMEV-инфекции по сравнению с с необработанными контрольными мышами. Поскольку у iTreg-ранних мышей SJL / J была меньшая инфильтрация иммунных клеток в ЦНС во время острой фазы TMEV-инфекции по сравнению с контрольными мышами, iTregs, по-видимому, подавляли рекрутирование противовирусных иммунных клеток в ЦНС, что приводило к увеличению вирусной нагрузки в ЦНС в iTreg-Early Мыши SJL / J.Напротив, когда мышей SJL / J лечили iTreg во время поздней фазы инфекции TMEV (iTreg-late), у мышей iTreg-late SJL / J развивалась меньшая воспалительная демиелинизация ЦНС и большее количество продукции IL-10 по сравнению с нелеченными. контрольные мыши. Здесь IL-10 продуцировался из нескольких типов клеток, включая CD4 + и CD8 + T-клетки, B-клетки, макрофаги и DC, что согласуется с выводами о том, что Treg могут индуцировать продукцию IL-10 другими клетками. типы (Anghelina, Zhao, Trandem, & Perlman, 2009; Kearley, Barker, Robinson, & Lloyd, 2005).Контрастные эффекты iTregs при инфекции TMEV предполагают, что Tregs могут быть полезными, подавляя иммунопатологию, когда вирусная нагрузка на ЦНС была низкой (iTreg-late), как это наблюдается при персистирующей вирусной инфекции, в то время как Tregs могут быть вредными, подавляя противовирусный иммунитет, когда репликация вируса активный (iTreg-ранний) как при острой вирусной инфекции. Таким образом, Treg могут играть положительную или вредную роль в зависимости от стадии заболевания (Таблица 3).

% PDF-1.4 % 386 0 объект > endobj xref 386 90 0000000016 00000 н. 0000002751 00000 н. 0000002898 00000 н. 0000003569 00000 н. 0000003705 00000 н. 0000004212 00000 н. 0000004239 00000 п. 0000004762 00000 н. 0000005494 00000 п. 0000006004 00000 п. 0000006594 00000 н. 0000006858 00000 н. 0000006970 00000 п. 0000007084 00000 н. 0000007197 00000 н. 0000007735 00000 н. 0000008002 00000 н. 0000008554 00000 н. 0000008812 00000 н. 0000012167 00000 п. 0000012299 00000 п. 0000012488 00000 н. 0000012525 00000 п. 0000012622 00000 п. 0000012812 00000 п. 0000012909 00000 н. 0000013105 00000 п. 0000013202 00000 п. 0000017502 00000 п. 0000018108 00000 п. 0000018555 00000 п. 0000023078 00000 п. 0000028031 00000 п. 0000032847 00000 п. 0000037804 00000 п. 0000042652 00000 п. 0000047082 00000 п. 0000049732 00000 п. 0000070468 00000 п. 0000088999 00000 н. 0000089106 00000 п. 0000089176 00000 п. 0000089564 00000 н. 0000104674 00000 н. 0000108370 00000 н. 0000108758 00000 н. 0000109225 00000 п. 0000129464 00000 н. 0000129852 00000 н. 0000130124 00000 н. 0000130194 00000 п. 0000130279 00000 н. 0000144281 00000 п. 0000144544 00000 н. 0000144713 00000 н. 0000144740 00000 н. 0000145049 00000 н. 0000145142 00000 н. 0000146673 00000 н. 0000146712 00000 н. 0000203804 00000 н. 0000203843 00000 н. 0000204231 00000 н. 0000204328 00000 н. 0000204524 00000 н. 0000204900 00000 н. 0000204997 00000 н. 0000205192 00000 н. 0000205421 00000 н. 0000205809 00000 н. 0000206040 00000 н. 0000206186 00000 н. 0000206382 00000 н. 0000206770 00000 н. 0000207158 00000 н. 0000207389 00000 н. 0000207534 00000 н. 0000207728 00000 н. 0000208116 00000 н. 0000208347 00000 н. 0000208493 00000 н. 0000208700 00000 н. 0000208981 00000 н. 0000209326 00000 н. 0000209669 00000 н. 0000209962 00000 н. 0000210128 00000 н. 0000210323 00000 п. 0000002566 00000 н. 0000002138 00000 п. трейлер ] / Назад 713351 / XRefStm 2566 >> startxref 0 %% EOF 475 0 объект > поток hb`Pg` \ ̀

Что вызывает лимфоцитоз? | Педиатрическое образование.org ™

Представление пациента
15-месячная женщина обратилась в клинику для осмотра состояния здоровья. Она чувствовала себя хорошо, за исключением некоторых симптомов инфекции верхних дыхательных путей в течение нескольких дней. Она также пропустила несколько посещений врача и не прошла вакцинацию. Соответствующий медицинский осмотр показал улыбающуюся, интерактивную женщину с явной ринореей. Рост был симметричным на 75%. В остальном ее обследование было нормальным.

Диагноз поставлен здоровой женщине. Лабораторная оценка включала скрининговые тесты на свинец и общий анализ крови. Пациентку отправили домой, а позже позвонили из лаборатории, потому что количество лейкоцитов у нее было 18,3 x 1000 / мм 2 , количество лимфоцитов — 9100 клеток / мкл, и техник был очень обеспокоен тем, что лимфоциты выглядят как потенциальные бластные клетки. Красные кровяные тельца и тромбоциты были в норме. Патолог изучил мазок на следующий день и определил, что лимфоциты не соответствуют бластам, но представляют собой большие клетки с увеличенной цитоплазмой, соответствующие реактивным лимфоцитам, т.е.е. «Атипичные лимфоциты». После обсуждения патолог и клиницист сочли, что реакция, вероятно, была вызвана инфекцией верхних дыхательных путей, которая у нее была, и врач наблюдал за пациентом клинически.

Обсуждение
Лимфоциты — важная часть клеточного и гуморального иммунитета. Абсолютное количество лимфоцитов (ALC) обычно используется для определения нормальных значений лимфоцитов. ALC выше у новорожденных и детей раннего возраста (до 8000 клеток / мкл), но у детей старше 12 лет обычно составляет> 4000 клеток / мкл.Лимфопения обычно определяется как <1000-1500 клеток / мкл. Младенцы снова обычно имеют большее количество клеток или <2500 клеток / мкл. Помните, что нормальное количество лейкоцитов составляет 4,5-11,0 x 1000 / мм 2 , из которых около 22-44% составляют лимфоциты.

Реактивный лимфоцитоз — это когда у пациента без основной гематологической проблемы есть проблема, связанная с лимфоцитозом, и количество лимфоцитов нормализуется или, как ожидается, нормализуется в течение 2 месяцев. Частые причины — вирусные инфекции и коклюш.Эти клетки демонстрируют два разных паттерна: 1. лимфоциты маленькие, но нормального вида (связанные с инфекциями или коклюшем), или 2. большие клетки с нерегулярными ядрами и увеличенной базофильной цитоплазмой (часто вызываются вирусом Эпштейна-Барра) и часто описываются. как «атипичные» лимфоциты.

Learning Point
Дифференциальная диагностика лимфоцитоза включает:
(Некоторые из наиболее распространенных объектов обозначены *)

  • Инфекционный
    • Общие острые инфекции
    • Бактериальный
      • Бартонелла
      • Бруцеллез
      • * коклюш
      • Паратиф
      • Брюшной тиф
      • Сифилис
      • Туберкулез
    • Вирусный
      • Аденовирус
      • Коксаки
      • Цитомегаловирус
      • * Вирус Эпштейна-Барра
      • Гепатит
      • Герпес
      • Т-лимфотрофный вирус человека типа 1
      • Корь
      • Свинка
      • Полиовирус
      • Ветряная оспа
    • Другое
  • Эндокринная
    • Гипоадренализм
    • Гипертиреоз
  • Желудочно-кишечный тракт
  • Гематологический
    • Агранулоцитоз
    • Апластическая анемия
    • Синдром гиперэозинофилии
    • Дефицит адгезии лейкоцитов
    • * Лейкемия
    • Серповидно-клеточная анемия
  • Иммунная
    • Идиопатическая тромботическая пурпура
    • Сывороточная болезнь
  • Разное
    • Алкоголь
    • Курение
    • Синдром Дауна
    • Постспленэктомия
    • Стресс-лимфоцитоз

Дифференциальный диагноз лимфоцитопении включает:

  • Инфекции острые
    • Общие острые инфекции
    • Туберкулез
  • Иммунодефицит
    • СПИД
    • Врожденные пороки клеточного иммунитета
    • Рак
  • Иммунный
    • Системная красная волчанка
  • Эндокринная
  • Нарушения лимфатического кровообращения
    • Лимфоэктазия кишечника
    • Заболевания слизистой оболочки кишечника
    • Проблема дренажа грудного протока
  • Лекарства
    • Кортикостероиды
    • эпинефрин
    • Иммунодепрессанты
  • Разное
    • Почечная недостаточность
    • Кровоизлияние
    • Травма

Вопросы для дальнейшего обсуждения
1. Что входит в дифференциальный диагноз нейтрофилии или нейтропении?
2. Что вызывает эозинофилию? см. Что вызывает эозинофилию?

Связанные дела

Чтобы узнать больше
Чтобы просмотреть педиатрические обзорные статьи по этой теме за последний год, посетите PubMed.

Информацию о доказательной медицине по этой теме можно найти на сайте SearchingPediatrics.com, в Национальном информационном центре рекомендаций и в Кокрановской базе данных систематических обзоров.

Информационные рецепты для пациентов можно найти в MedlinePlus по этой теме: Заболевания крови

Чтобы просмотреть текущие новостные статьи по этой теме, проверьте Новости Google.

Чтобы просмотреть изображения, относящиеся к этой теме, проверьте Google Images.

Бейкерман С. Бэкерман Азбука интерпретирующих лабораторных данных. Интерпретирующие лабораторные данные, Скоттсдейл, Аризона. 4-е редактирование. С. 576-577.

Coates TD. Подходите к пациенту с лимфоцитозом или лимфоцитопенией. Своевременно. (ред. 18.02.2013, процитировано 01.04.2013)

Иноуэ С. Дифференциальный диагноз лейкоцитоза. Medscape. (ред. 12.07.2013, цитировано 01.04.2013)

Компетенции ACGME, выделенные по делу

  • Уход за пациентами
    1.Взаимодействуя с пациентами и их семьями, медицинский работник эффективно общается и демонстрирует заботливое и уважительное поведение.
    2. Собирается важная и точная информация о пациентах.
    3. Принимаются обоснованные решения о диагностических и терапевтических вмешательствах, основанные на информации и предпочтениях пациентов, последних научных данных и клинической оценке.
    4. Планы ведения пациентов разрабатываются и выполняются.
    7. Все медицинские и инвазивные процедуры, которые считаются необходимыми для данной области практики, выполняются грамотно.
    8. Предоставляются медицинские услуги, направленные на предотвращение проблем со здоровьем или сохранение здоровья.
    9. Уход, ориентированный на пациента, обеспечивается работой со специалистами здравоохранения, в том числе из других областей.
  • Медицинские знания
    10. Демонстрируется исследовательский и аналитический подход к клинической ситуации.
    11. Основные и клинически поддерживающие науки, соответствующие их дисциплине, известны и применяются.
  • Системная практика
    24.Практикуется рентабельная медицинская помощь и распределение ресурсов, не ставящие под угрозу качество помощи.

    Автор

    Донна М. Д’Алессандро, доктор медицины
    , профессор педиатрии, Детская больница Университета Айовы,

  • Лимфоциты | Фильм крови — MedSchool

    Adewoyin AS. Мазок периферической крови — обзор. Анналы аспирантуры Ибадана. 2014; 12 (2): 71-9.

    Antwi-Baffour S, Quao E, Kyeremeh R, Mahmood SA. Длительное хранение крови в ЭДТА влияет на морфологию и осмотическую хрупкость эритроцитов.Int J Biomed Sci Eng. 2013; 1 (2): 20-3.

    Bacon PA, Sewell RL, Crowther D. Реактивные лимфоидные клетки («иммунобласты») при аутоиммунных и гематологических расстройствах. Клиническая и экспериментальная иммунология. 1975 Февраль; 19 (2): 201.

    Беннетт Дж. М., Хили П. Дж. Сфероцитарная гемолитическая анемия и острый холецистит, вызванные Clostridium welchii. Медицинский журнал Новой Англии. 1963, 9 мая; 268 (19): 1070-2.

    Brigden ML. Выявление, обучение и лечение пациентов с аспелезией или гипоспелезом. Американский семейный врач.2001, 1 февраля; 63 (3): 499.

    Gütgemann I, Heimpel H, Nebe CT. Значение каплевидных клеток в мазках периферической крови. ЛабораторииМедизин. 2013 1 сентября; 37 (5).

    Кобаяши SD, DeLeo FR. Роль нейтрофилов в врожденном иммунитете: подход на уровне системной биологии. Междисциплинарные обзоры Wiley: системная биология и медицина. 2009 1 ноября; 1 (3): 309-33.

    Лоуренс C, Атак, BU. Гематологические изменения при массивной ожоговой травме. Реанимационная медицина. 1992 сентябрь; 20 (9): 1284-8.

    Mhawech P, Saleem A.Наследственные заболевания гигантских тромбоцитов: классификация и обзор литературы. Американский журнал клинической патологии. 2000, 1 февраля; 113 (2): 176-90.

    Оуэн Дж. С., Браун Диджей, Гарри Д. С., Макинтайр Н., Бивен Г. Х., Изенберг Г., Гратцер В. Б.. Эхиноцитоз эритроцитов при заболеваниях печени. Роль аномальных липопротеинов высокой плотности плазмы. Журнал клинических исследований. 1 декабря 1985 г .; 76 (6): 2275-85.

    Perrotta S, Gallagher PG, Mohandas N. Наследственный сфероцитоз. Ланцет. 18 октября 2008 г .; 372 (9647): 1411-26.

    Шен СК, Хэм ТД, Флеминг Е.М. Исследования по разрушению красных кровяных телец: механизм и осложнения гемоглобинурии у пациентов с термическими ожогами: сфероцитоз и повышенная осмотическая хрупкость красных кровяных телец. Медицинский журнал Новой Англии. 1943 г., 4 ноября; 229 (19): 701-13.

    Ван де Вайвер А., Делпорт Э. Ф., Эстерхайзен М., Пул Р. Корреляция между С-реактивным белком и токсической грануляцией нейтрофилов в периферической крови. SAMJ: Южноафриканский медицинский журнал. 2010 июл; 100 (7): 0-.

    Уильям Б.М., Корацца ГР. Гипоспленизм: всесторонний обзор. Часть I: основные понятия и причины. Гематология. 2007 1 февраля; 12 (1): 1-3.

    Оценка пациентов с лейкоцитозом

    1. Cerny J, Росмарин АГ. Почему у моего пациента лейкоцитоз? Гематол Онкол Клин Норт Ам . 2012; 26 (2): 303–319, viii ….

    2. Джайн Р., Бансал Д, Marwaha RK. Гиперлейкоцитоз: неотложная помощь. Индиан Дж. Педиатр .2013. 80 (2): 144–148.

    3. Hoffman R, Benz EJ Jr, Silberstein LE, Heslop H, Weitz J, Anastasi J. Гематология: основные принципы и практика. 6-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: Эльзевьер / Сондерс; 2013: таблица 164–20.

    4. Шабо-Ричардс Д.С., Джордж Т.И. Лейкоцитоз. Int J Lab Hematol . 2014. 36 (3): 279–288.

    5. Лурье С, Рахамим Э, Пайпер I, Голаны А, Садан О. Перцентили общего и дифференциального лейкоцитов при нормальной беременности. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol . 2008. 136 (1): 16–19.

    6. Dior UP, Коган Л, Эльчалал У, и другие. Анализ крови на лейкоциты в раннем послеродовом периоде и его связь с послеродовой инфекцией. J Matern Fetal Neonatal Med . 2014; 27 (1): 18–23.

    7. Лим EM, Цембровски Г, Цембровски М, Кларк Г. Расовые референсные интервалы лейкоцитов и количества нейтрофилов. Int J Lab Hematol .2010. 32 (6 pt 2): 590–597.

    8. Берлинер Н. Лейкоцитоз и лейкопения. В: Goldman L, Schafer AI, ред. Goldman’s Cecil Medicine. 24-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: Эльзевьер / Сондерс; 2012.

    9. Искандар Ю.В., Гриффет Б, Сапра М, Сингх К., Giugale JM. Преходящий лейкоцитоз, вызванный панической атакой, у здорового мужчины: отчет о болезни. Генеральная психиатрическая больница . 2011; 33 (3): 302.e11–302.e12.

    10. Дейрменгян ГК, Змистовский Б, Яковидес C, О’Нил Дж., Парвизи Дж. Лейкоцитоз часто встречается после тотального эндопротезирования тазобедренного и коленного суставов. Clin Orthop Relat Res . 2011. 469 (11): 3031–3036.

    11. Устяновский А, Зумла А. Эозинофилия у возвращающегося путешественника. Инфекция Dis Clin North Am . 2012. 26 (3): 781–789.

    12. Кормье С.А., Таранова А.Г., Bedient C, и другие. Основное преимущество: инфильтрация солидных опухолей эозинофилами — это ранняя и стойкая воспалительная реакция хозяина. Дж Лейкок Биол . 2006. 79 (6): 1131–1139.

    13. Мункер Р. Лейкоцитоз, лейкопения и другие реактивные изменения миелопоэза. В: Munker R, Hiller E, Glass J, Paquette R, eds. Современная гематология: биология и клиническое лечение. 2-е изд. Тотова, штат Нью-Джерси; Humana Press; 2007.

    14. Поттс Дж. А., Ротман АЛ. Клинические и лабораторные особенности, отличающие лихорадку денге от других лихорадочных заболеваний в эндемичных популяциях. Троп Мед Инт Здоровье .2008. 13 (11): 1328–1340.

    15. Ю. К.В., Хуан Ли, Ву MH, Шен CJ, Wu JY, Ли СС. Систематический обзор и метаанализ диагностической точности прокальцитонина, С-реактивного белка и количества лейкоцитов при подозрении на острый аппендицит. Br J Surg . 2013. 100 (3): 322–329.

    16. Ван ден Брюэль А, Томпсон MJ, Хадж-Хасан Т, и другие. Диагностическая ценность лабораторных тестов в выявлении серьезных инфекций у детей с лихорадкой: систематический обзор. BMJ . 2011; 342: d3082.

    17. Yo CH, Hsieh PS, Ли Ш., и другие. Сравнение тестовых характеристик прокальцитонина с С-реактивным белком и лейкоцитозом для выявления серьезных бактериальных инфекций у детей с лихорадкой без источника: систематический обзор и метаанализ. Энн Эмерг Мед . 2012. 60 (5): 591–600.

    18. Деллингер Р.П., Леви М.М., Родос А, и другие.; Комитет по рекомендациям кампании по выживанию при сепсисе, включая педиатрическую подгруппу. Кампания по выживанию после сепсиса: международные рекомендации по ведению тяжелого сепсиса и септического шока: 2012 г. Crit Care Med . 2013. 41 (2): 580–637.

    19. Коберн Б, Моррис А.М., Томлинсон Г, Детский А.С. Требуются ли этому взрослому пациенту с подозрением на бактериемию посев крови? [опубликованное исправление появляется в JAMA. 2013; 309 (4): 343]. ЯМА .2012. 308 (5): 502–511.

    20. Дэвис А.С., Viera AJ, Мид MD. Лейкемия: обзор первичной медико-санитарной помощи. Ам Фам Врач . 2014. 89 (9): 731–738.

    21. Грейнджер Дж. М., Контояннис Д.П. Этиология и исход крайнего лейкоцитоза у 758 пациентов с негематологическим раком: ретроспективное исследование в одном учреждении. Рак . 2009. 115 (17): 3919–3923.

    22. Рацил З, Буресова Л, Брейча М, и другие.Клинико-лабораторные особенности лейкозов на момент постановки диагноза: анализ 1004 последовательных пациентов. Ам Дж. Гематол . 2011. 86 (9): 800–803.

    23. Джордж Т.И. Злокачественный или доброкачественный лейкоцитоз. Hematology Am Soc Hematol Educational Program . 2012; 2012: 475–484.

    Каковы причины увеличения лимфоцитов при лейкоцитозе?

  • Котран Р.С., Кумар В., Коллинз Т. Патологическая основа болезни Роббинса .6-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: У. Б. Сондерс; 1999. 644-96.

  • Tien FM, Hou HA, Tsai CH, et al. Гиперлейкоцитоз связан с отчетливыми генетическими изменениями и является независимым фактором низкого риска у пациентов с острым миелоидным лейкозом de novo. евро J Haematol . 6 апреля 2018 г. [Medline].

  • Клавер-Белвер Н., Кано-Коррес Р., Миро-Канис С., Берланга-Эскалера Е. Псевдогиперкалиемия, вызванная тяжелым лейкоцитозом: описание случая. Clin Chem Lab Med .2016 г. 1. 54 (12): e365-7. [Медлайн].

  • Махмуд Э, Книо З.О., Махмуд Ф. и др. Предоперационный бессимптомный лейкоцитоз и послеоперационные исходы у кардиохирургических больных. PLoS One . 2017. 12 (9): e0182118. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Ижакян С., Вассер В.Г., Вайншелбойм Б. и др. Этиология и прогноз позднего послеоперационного лейкоцитоза у реципиентов трансплантата легких. Prog Transplant . 2020 июн.30 (2): 111-6.[Медлайн].

  • Ли GM, Харпер МБ. Риск бактериемии у детей раннего возраста с лихорадкой в ​​пост-Haemophilus influenzae типа b. Arch Pediatr Adolesc Med . 1998 июл.152 (7): 624-8. [Медлайн].

  • Brown L, Shaw T, Wittlake WA. Выявляет ли лейкоцитоз бактериальные инфекции у новорожденных с лихорадкой, поступающих в отделение неотложной помощи? Emerg Med J . 2005 22 апреля (4): 256-9. [Медлайн].

  • Сяо А.Л., Чен Л., Бейкер Д.Заболеваемость и предикторы серьезных бактериальных инфекций у младенцев в возрасте от 57 до 180 дней. Педиатрия . May 2006. 117: 1695-1701.

  • Сяо Р., Омар С.А. Исход новорожденных с крайне низкой массой тела при лейкемоидной реакции. Педиатрия . 2005 июл.116 (1): e43-51. [Медлайн].

  • Zanardo V, Vedovato S, Trevisanuto DD, Suppiej A, Cosmi E, Fais GF. Гистологический хориоамнионит и лейкемоидная реакция новорожденных у детей с низкой массой тела при рождении. Хум Патол . 2006 Январь 37 (1): 87-91. [Медлайн].

  • Арав-Богер Р., Баггетт ХК, Спевак П.Дж., Уиллоуби РЭ. Лейкоцитоз, вызванный простагландином E1 у новорожденных. J Педиатр . 2001 февраль 138 (2): 263-5. [Медлайн].

  • Talosi G, Katona M, Turi S. Побочные эффекты длительного лечения простагландином E (1) у новорожденных. Педиатр Инт . 2007 июн. 49 (3): 335-40. [Медлайн].

  • Баллин А., Леман Д., Сирота П., Литвинюк Ю., Мейтес Д.Повышенное количество CD34 + клеток периферической крови у пациентов, получавших литий. Br J Haematol . 1998, январь, 100 (1): 219-21. [Медлайн].

  • Zhang S, Condac E, Qiu H и др. Гепарин-индуцированный лейкоцитоз требует 6-O-сульфатирования и вызывается блокадой опосредованного селектином и белком CXCL12 трафика лейкоцитов у мышей. Дж Биол Хим . 2012 17 февраля. 287 (8): 5542-53. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Аллам Дж. П., Паус Т., Райхель К., Бибер Т., Новак Н.DRESS-синдром, связанный с карбамазепином и фенитоином. евро J Dermatol . 2004 сентябрь-октябрь. 14 (5): 339-42. [Медлайн].

  • Gungor E, Alli N, Comoglu S, Comcuoglu C. Синдром гиперчувствительности к фенитоину. Neurol Sci . 2001 июн. 22 (3): 261-5. [Медлайн].

  • Луптон Дж. Р., Фигероа П., Тамджиди П., Бербериан Б. Дж., Сулика VI. Синдром, подобный инфекционному мононуклеозу, вызванный миноциклином: третий тип побочных реакций на лекарства. Cutis . 1999 августа 64 (2): 91-6. [Медлайн].

  • Маркус Н., Смуэль К., Альмог М. и др. Успешное внутривенное лечение иммуноглобулином при тяжелом педиатрическом синдроме DRESS. J Allergy Clin Immunol Pract . 30 ноября 2017 г. [Medline].

  • Лю Ф., Махгуб Н., Феррандо С. Лейкоцитоз, связанный с лечением клозапином: отчет о случае. Психосоматика . 2011 сентябрь-октябрь. 52 (5): 488-91. [Медлайн].

  • Шпалл Р.Л., Джеффес Е.В., Хоффман Х.М.Случай семейного холодового аутовоспалительного синдрома, подтвержденный наличием мутации CIAS1. Br J Дерматол . 2004 май. 150 (5): 1029-31. [Медлайн].

  • Granger JM, Kontoyiannis DP. Этиология и исход крайнего лейкоцитоза у 758 пациентов с негематологическим раком: ретроспективное исследование в одном учреждении. Рак . 2009, 1. 115 (17): 3919-23. [Медлайн].

  • Ализаде П., Рахбариманеш А.А., Бахрам М.Г., Салмасян Х.Нарушение адгезии лейкоцитов типа 1, проявляющееся лейкемоидной реакцией. Индийский Дж. Педиатр . 2007 декабрь 74 (12): 1121-3. [Медлайн].

  • Rosa JS, Schwindt CD, Оливер SR, Leu SY, Flores RL, Galassetti PR. Изучите профили лейкоцитов у здоровых детей, детей с диабетом 1 типа, детей с избыточным весом и астматиков. Педиатр Упражнение . 2009 21 февраля (1): 19-33. [Медлайн].

  • Айдоган М., Айдоган А., Кара Б., Басим Б., Эрдоган С. Преходящий периферический лейкоцитоз у детей с афебрильными припадками. J Детский Neurol . 2007 22 января (1): 77-9. [Медлайн].

  • Алиоглу Б., Озюрек Э., Авджи З., Аталай Б., Джанер Х., Озбек Н. Картина периферической крови после легкой травмы головы у детей. Педиатр Инт . 2008 июн. 50 (3): 281-3. [Медлайн].

  • Furlan JC, Красюков А.В., Фелингс МГ. Гематологические аномалии в течение первой недели после острого изолированного травматического повреждения шейного отдела спинного мозга: когортное исследование случай-контроль. Позвоночник .Ноябрь / 2006. 31: 2674-83. [Медлайн].

  • Osawa I, Nagamachi S, Suzuki H et al. Лейкоцитоз и высокий уровень гематокрита во время приступов в брюшной полости наследственного ангионевротического отека. BMC Gastroenterology 2013, 13: 123 . Август 2013. 13: 123.

  • Plo I, Zhang Y, Le Couédic JP, Nakatake M, Boulet JM, Itaya M. Активирующая мутация в гене CSF3R вызывает наследственную хроническую нейтрофилию. J Exp Med . 2009 3 августа. 206 (8): 1701-7.[Медлайн]. [Полный текст].

  • Снайдер Р.Л., Стрингем ди-джей. Пегфилграстим-индуцированный гиперлейкоцитоз. Энн Фармакотер . 2007 Сентябрь 41 (9): 1524-30. [Медлайн].

  • Duchin JS, Koster FT, Peters CJ, et al. Хантавирусный легочный синдром: клиническое описание 17 пациентов с недавно выявленным заболеванием. Группа изучения хантавируса. N Engl J Med . 1994, 7 апреля. 330 (14): 949-55. [Медлайн].

  • Drago F, Cogorno L, Agnoletti AF, Parodi A.Роль периферической эозинофилии в нежелательных кожных реакциях на лекарства. евро Rev Med Pharmacol Sci . 2015 июн.19 (11): 2008-9. [Медлайн].

  • Cherfane CE, Gessel L, Cirillo D, Zimmerman MB, Polyak S. Моноцитоз и низкое соотношение лимфоцитов к моноцитам являются эффективными биомаркерами активности язвенного колита. Воспаление кишечника . 2015 19 мая. [Medline].

  • Хуанг Дж., Ковалич А.Дж., Грабер С.Дж. Прогностическое значение лейкоцитоза и лимфопении для тяжести коронавирусного заболевания. Emerg Infect Dis . 2020 8 мая. 26 (8): [Medline]. [Полный текст].

  • Nguyen R, Jeha S, Zhou Y и др. Роль лейкафереза ​​в современном лечении гиперлейкоцитоза при впервые диагностированном остром лимфобластном лейкозе у детей. Рак крови у детей . 2016 17 мая. [Medline].

  • Choi MH, Choe YH, Park Y, et al. Влияние терапевтического лейкафереза ​​на ранние осложнения и исходы у пациентов с острым лейкозом и гиперлейкоцитозом: исследование с подобранной оценкой склонности. Переливание крови . 2018 янв.58 (1): 208-16. [Медлайн].

  • Мамез А.С., Раффу Э., Шевре С. и др. Предварительное лечение пероральной гидроксимочевиной перед интенсивной химиотерапией улучшает раннюю выживаемость пациентов с высоким гиперлейкоцитозом при остром миелоидном лейкозе. Лимфома лейк . 2016 5. 1-8 февраля. [Медлайн].

  • Международная педиатрия — Международные статьи

    Отделение неотложной помощи Перенаселенность: есть ли решение?

    Марк И-Р Линарес, М. Д., Райан Келлер, доктор медицины

    Абстрактные

    Практически все пациенты посетителям отделения неотложной помощи в США гарантировано одно вещь: какое-то время ожидания перед визитом к врачу. купить камагру онлайн в качестве чрезвычайной ситуации отделения по всей стране с каждым годом становятся все более переполненными, пациенты становятся больше разочарованы увеличением времени ожидания, врачи и медсестры напрягаются чтобы увеличить пропускную способность, администраторы изо всех сил стараются не отставать от увеличения кадровые потребности, и агентства медицинского страхования ищут способы сохранить здоровье расходы на уход под контролем.купить aciphex онлайн Канадские фармацевтические препараты и медицинские консультации избавят вас от необходимости часами ждать рецепта; войдите в свою учетную запись, и все будет сделано за вас за несколько минут!
    Еще более тревожным является повышенный риск неблагоприятных исходов для пациентов, который сопровождает переполненные отделения неотложной помощи.
    (1). Более того, проблема не в американском феномене; Европейские отделения неотложной помощи
    (2, 3), австралийские
    (4,5) и китайские
    (6) сталкиваются с аналогичными проблемами.

    Полный Текст

    Результаты, достигнутые с использованием Titan Gel, остаются на всю жизнь.
    Рассмотрены неврологические отклонения у детей с внутриутробным воздействием этанола, кокаина, опиатов и марихуаны в анамнезе. Этанол вызывает алкогольный синдром плода (ФАС), который характеризуется умственной отсталостью, задержкой внутриутробного и послеродового роста и специфическими дисморфическими особенностями. Кокаин влияет на врожденные пороки развития, поведенческие аномалии в неонатальном периоде, синдром внезапной детской смерти (СВДС), задержку психомоторного развития и когнитивные нарушения.Опиаты связаны с задержкой внутриутробного и послеродового роста, абстинентным синдромом новорожденных, СВДС, а также с психомоторным развитием и когнитивными нарушениями. Марихуана может вызывать задержку внутриутробного развития, дисморфические особенности, поведенческие аномалии в неонатальном периоде, психомоторное развитие и когнитивные нарушения, а также нарушения сна. Патогенез синдромов внутриутробного воздействия этих препаратов сложен и, вероятно, включает несколько механизмов. К ним относятся недостаточность питания, дисфункция нейротрансмиттерных систем, нарушения роста и дифференцировки нейронов и генетическая дисрегуляция развития мозга.Лучшее лечение этих синдромов — профилактика. Уход за детьми с внутриутробным воздействием наркотиков сложен и требует тщательного педиатрического наблюдения и программы раннего вмешательства, пока мать или оба родителя продолжают лечение от наркозависимости
    Мне 53 года, мужчина из Женевы, недавно начал использовать Виагру с https://www.viagrasuisse.com. Это помогло улучшить мою сексуальную жизнь и придало мне больше уверенности. Международная ежеквартальная программа CME по педиатрии — это удобный способ выполнить ваши требования CME, одновременно изучая важную информацию о последних достижениях медицины в Интернете.

    alexxlab

    E-mail : alexxlab@gmail.com

    Submit A Comment

    Must be fill required * marked fields.

    :*
    :*