Задержка месячных на месяц у подростков: Лечение нарушений менструального цикла у девочек подростков в Санкт-Петербурге

  • 31.03.2021

Содержание

Задержка месячных у подростков

Период полового созревания начинается у девочек с 9-11 лет. Происходит рост и развитие репродуктивной системы, устанавливается цикличность синтеза и секреции гормонов гипоталамуса, регулирующих функцию яичников. Изменяются пропорции тела, увеличиваются молочные железы, начинается вторичное оволосение тела, появляются первые менструации. Эти признаки возникают постепенно, в течении 5-7 лет, и полностью половозрелой можно назвать девушку 15-16 лет. Поэтому задержку месячных у подростка 15 лет нужно считать звоночком, для того, чтобы обратиться к врачу и выяснить причину.

Первые 2-3 года менструальный цикл может быть нестабильным, это естественное явление. Если при этом общее самочувствие девушки не ухудшается, то причин для беспокойства нет.

Причинами нарушения менструального цикла у девушки-подростка могут быть:

  • заболевания;
  • психоэмоциональные стрессы;
  • чрезмерные занятия спортом;
  • задержка полового развития.

Нарушения цикла вследствие простудных заболеваний

Задержка месячных у девушки 12-17 лет может возникнуть в результате нарушения работы эндокринной системы или перенесенных простудных заболеваний. Частые переохлаждения способствуют развитию патогенной микрофлоры, которая в свою очередь приводит к возникновению воспалительных процессов в органах репродуктивной системы.

Для профилактики подобных явлений необходимо следить за своим здоровьем, всегда одеваться по сезону и раз в год для профилактики посещать врача.

Эмоциональная подавленность

Причинами задержки месячных у подростков может стать нынешний стиль жизни – постоянная занятность. Современные подростки чрезвычайно загружены в школе, а в свободное время многие посещают кружки и секции. Переутомление, недосыпание, конфликты со сверстниками, несчастная любовь – все это может стать причиной психоэмоционального стресса. Длительная подавленность приводит к запуску природных защитных механизмов организма. Активируется работа эпифиза и возрастает продукция его гормона – мелатонина, который угнетает овуляцию. Как следствие возникает нарушение и задержка месячных.

Чтобы избежать нарушения цикла девушкам рекомендуется соблюдать режим труда и отдыха, не отказывать себе в прогулках и ночном сне. Родителям следует не упускать из виду личную жизнь детей и быть готовыми помочь в сложных жизненных ситуациях.

Занятия спортом и диеты

Подростки часто слишком обеспокоены своим внешним видом. С экранов телевизоров постоянно идет реклама стройности, и многие девушки проводят все свободное время в спортзалах или изнуряют себя диетами, стараясь быть похожими на моделей. Растущий организм не справляется с нагрузками и в результате начинаются нарушения цикла.

Для успешной реализации функции половых желез необходимо достаточное содержание жира в организме. При его нехватке овуляция подавляется, и менструация не наступает.

Занятия спортом должны происходить под контролем тренера. Опытный специалист определит допустимый уровень нагрузок. Также в случае внезапно возникшего недомогания не следует выполнять упражнение через силу. Спорт должен приносить чувство бодрости и доставлять удовольствие.

Питание подростку нужно сбалансированное, прием пищи лучше всего осуществлять в одно и то же время. Нельзя полностью отказываться от сладкого, но лучше заменить конфеты и сдобу фруктами или шоколадом. Если имеет место нервная анорексия, то девушке может потребоваться помощь специалиста.

Ранняя беременность

В последние несколько десятков лет среди школьников наблюдается акселерация – ускоренное развитие, в том числе и половое. Десятилетняя девочка уже обладает яичниками, развитыми как у взрослой женщины. Кроме того, девушки созревают физически для интимных отношений быстрее, чем юноши, поэтому родителям не стоит сбрасывать со счетов возможную беременность дочери.

Даже со скромными и воспитанными подростками нужно проводить беседы о половой жизни и методах контрацепции. Доверительные отношения помогут родителям предостеречь ребенка от ошибок.

Задержка полового развития

Как правило, задержка полового развития у подростка 4-15 лет характеризуется не только отсутствием месячных, но и рядом других особенностей: отсутствием волос на лобке и в подмышечных впадинах, недоразвитием молочных желез, аномалиями строения тела. Причинами этого явления бывают родовые травмы, инфекции, нарушения гормонального статуса, патологии развития матки и яичников, хромосомные аномалии. 30% девушек с задержкой месячных состоят на учете у невропатолога.

ЗПР может иметь наследственную основу – в некоторых случаях месячные у девушки, как и у её матери начинаются в возрасте 15-16 лет, но в дальнейшем репродуктивная система развивается без нарушений.

Для выяснения причины нарушения или задержки месячных необходимо получить консультацию не только гинеколога, но и психиатра, генетика, невропатолога и эндокринолога. Проводится УЗИ органов малого таза, желез внутренней секреции, МРТ головного мозга, анализы на гормоны.

Причины ЗПР, диагностика, лечение

Аменорея может возникать как вследствие нарушения функционирования гипоталамуса и гипофиза, так и из-за недоразвития или задержки матки или яичников.

В первом случае нет нарушений процессов роста и окостенения хрящей, но внутренние и внешние половые органы неразвиты, уровень фоллитропина и лютеотропина снижен, их секреция в кровь носит ациклический характер. Нарушения тропной функции гипофиза приводит к угнетению работы яичников. Это заболевание носит название синдром Кальмана и имеет наследственную предрасположенность.

Для выявления потенциала яичников проводятся пробы с хориогонином, который стимулирует их активность. Если же яичники неразвиты, то стимуляция не оказывает на них влияния.

Для уточнения диагноза делается проба с гипоталамическим рилизинг-гормоном. При его введении через несколько часов возрастает уровень гипофизарных ЛГ и ФСГ. Также на существование нарушений именно со стороны гипоталамо-гипофизарного контроля указывают обследования головного мозга.

Лечение требуется комплексное: кроме терапии, призванной нормализовать состояние мозговых структур, необходим прием гормонов для стимуляции функций внутренних и внешних половых органов.

Если причина задержки полового развития – нарушения работы яичников, то в этом случае будет наблюдаться гиперпродукция гонадотропинов. Предполагается, что эта патология возникает во внутриутробном развитии, вследствие поражения плода паротитом или краснухой. У больных также встречается генетически обусловленное нарушение синтеза эстрогенов, замедляется рост скелета.

Яичники не реагируют на стимуляцию, УЗИ указывает на уменьшение их размера, лечение состоит из заместительной гормональной терапии.

Причиной нарушения менструального цикла могут быть генетические патологии. У девочек с синдромом Шерешевского-Тернер (кариотип 45, Х) отсутствие менархе сопутствует ряду нарушений физического и умственного развития: искривления костей рук и ног, низкий рост, тяжелые пороки развития внутренних органов. Зачастую яичники полностью отсутствуют.

Возможен вариант нарушения анатомического строения, когда у девушки при развитой матке отсутствует влагалище или отверстие в девственной плеве. Отток менструальной крови не происходит, и подросток может страдать от боли внизу живота. В таких случаях требуется хирургическое вмешательство.

Не стоит оставлять без внимания отсутствие месячных или задержку у подростка 14-15 лет. Это нарушение является маркером серьезных проблем со здоровьем и часто сопровождается бесплодием. В связи с этим, девушка может страдать от чувства неполноценности. Лечение должно обязательно назначаться врачом после тщательного обследования. Способ терапии зависит от причины нарушения в работе репродуктивной сферы.

причины нарушения цикла и отсутствия выделений у девочки в 13–15 лет

В физиологическом плане женский организм существенно отличается от мужского. Проявляется это не только во вторичных половых признаках, позволяющих с первого взгляда разглядеть представительницу прекрасного пола, но и цикличности процессов, происходящих с момента начала созревания вплоть до полного угасания деятельности половых желез. Самым ярким признаком, определяющим наступление возраста половой зрелости, являются менструации, которые характеризуются цикличностью и строго определенным сроком, индивидуальным для каждой женщины.

Когда у девочки начинается менструация?

Начало полового созревания у девочек зависит от множества факторов и может приходиться на период от 9 до 16 лет. Традиционно ранний приход месячных наблюдается у представительниц народов, проживающих в тропической и субтропической зонах. Самые поздние сроки наступления менархе (после 15) отмечаются у девочек в Скандинавии.

Несмотря на огромную протяженность России, территория которой раскинулась сразу на 4 климатических пояса, большой разницы в сроках наступления первой менструации у жительниц арктической и субтропической зон не наблюдается. Это связано с тем, что в последние десятилетия население в результате межэтнических браков стало более однородным, и среди подростков слабо проявляются характерные признаки раннего или позднего полового созревания, которые были присущи родителям.

Нормальным сроком начала первых месячных считается 12–14 лет. Отклонение в 2–3 года в подростковом возрасте не считается патологией. Поводом для обращения к врачу является чрезвычайно ранний приход менструаций – до 9, или длительная задержка, несмотря на сформировавшийся по женскому типу организм девушки – позднее 17 (кроме случая ранней беременности).

Причины отсутствия месячных у 12–16-летних девушек

Процесс созревания связан с глубокими изменениями в организме девочки, происходящими под воздействием женских половых гормонов – эстрогенов. Первые признаки, характеризующие наступление половой зрелости, проявляются в 8–9 лет. В этом возрасте появляется оволосение под мышками и на лобке. Увеличиваются молочные железы в районе сосков. Железистая ткань набухает, и начинает формироваться грудь.

У девочек гиперстенического телосложения с 14 лет начинается отложение подкожного жира по женскому типу. В этот период яичники уже вырабатывают специфические гормоны, но еще в недостаточном количестве, чтобы инициировать созревание фолликулов с яйцеклеткой.

На активность выработки гормонов влияет не только место жительства девушки, но целый ряд иных факторов:


  • наследственность;
  • тип телосложения;
  • характер питания;
  • физическая активность, занятия спортом;
  • состояние здоровья (наличие хронических или острых инфекционных заболеваний).

Немаловажным фактором является психологический статус девочки-подростка, ее восприятие себя как женщины. Подростки с инфантильным типом личности, поздно воспринимающие реалии взрослой жизни, обычно отстают от сверстников в половом созревании. Отсутствие интереса к противоположному полу в силу религиозных запретов или строгого домашнего воспитания также отодвигает начало месячных.

В какой срок устанавливается регулярный менструальный цикл?

Приход первых месячных не свидетельствует о готовности организма девушки к выполнению репродуктивной функции. Почему между первой менструацией и наступлением половой зрелости в физиологическом смысле обычно проходит 2–3 года? В этот период заканчивается формирование организма подростка по женскому типу. Полностью формируются вторичные половые признаки. Нормализуется выработка гормонов в эндокринных железах и устанавливается индивидуальная продолжительность месячного цикла (от 21 до 36 дней).

Бывает, что между первой менструацией и последующей у некоторых девушек проходит довольно значительный срок. Вторая менструация может наступить через полтора-два месяца или даже через полгода.

Если в 13 лет еще нет месячных, ничего особенного по этому поводу делать не стоит. Происходит процесс нормализации деятельности яичников, которые в возрасте 9–15 лет работают нестабильно и каждый месяц вырабатывают эстрогены в различном количестве.

Если с 13 до 15 лет месячный цикл не нормализуется и не станет регулярным, сопровождающимся легким недомоганием и незначительной кровопотерей, появляется повод для беспокойства и обращения к детскому гинекологу. Предварительно следует устранить причины, которые могут вызвать задержку.

Тревожными симптомами являются:

  • продолжительные интенсивные боли внизу живота, предшествующие месячным и сопровождающие их;
  • тошнота и рвота во время месячных;
  • головные боли, не проходящие длительное время;
  • головокружения и обмороки;
  • обильное кровотечение, не свойственное месячным выделениям.

Причины задержки менструации у подростков

Основная причина задержки месячных – нарушение гормонального фона. Гормональный фон – результат деятельности желез внутренней секреции, которые тесно связаны с деятельностью яичников и влияют на интенсивность выработки половых гормонов. Некоторые факторы влияют на периодичность наступления месячных у девочек-подростков 12–16 лет:

  • неправильное питание;
  • чрезмерные физические нагрузки;
  • заболевания мочеполовой сферы;
  • психические и генетические болезни;
  • эмоциональная нестабильность психики подростка;
  • иные случайные факторы, кроме беременности.

Питание детей подросткового возраста – это причина постоянной обеспокоенности родителей. Основная проблема кроется в нерегулярности и несбалансированности. Широкое распространение получили разнообразные фастфуды и напитки, в состав которых входят синтетические подсластители и ароматизаторы. Их вред давно доказан, но, пожалуй, нет ребенка, который не предпочел бы эти напитки маминому компоту.

Дети с первых лет жизни привыкают потреблять продукты, буквально разрушающие их иммунную систему, вызывающие аллергию и более грозные заболевания. В продуктах быстрого питания содержится большое количество жиров, гормонов, антибиотиков. Их регулярное употребление неизбежно ведет к ожирению и нарушению функции половых желез.

Другой крайностью является соблюдение девочками-подростками строгих диет. Физиологический процесс трансформации тела подростка в женские формы с присущими этому типу жировыми отложениями воспринимается девушками как начало ожирения. Чтобы вернуть себе стройность, они прибегают к методикам, почерпнутым в интернете или у подруг. Отказ от необходимых пищевых продуктов приводит к анорексии и полному угасанию функции яичников.

Профессиональные занятия спортом, популярные сегодня, невозможны без интенсивных ежедневных тренировок. Все силы растущего организма уходят на наращивание мышечной массы и поддержание ее в тонусе. Поздние месячные (в 17 лет) и нерегулярность менструального цикла, вызванные чрезмерными нагрузками, знакомы почти всем девушкам, более или менее серьезно занимавшимся спортом в детстве.

Задержка наступления месячных может быть вызвана и хроническими заболеваниями мочеполовой сферы. Органы, расположенные в малом тазу, по соседству с яичниками, оказывают влияние на их функционирование опосредованно. Особенно если речь идет о воспалительном процессе. Токсины, выделяемые возбудителями, нарушают работу яичников и периодичность овуляции.

Сильно влияют на время наступления и периодичность менструальных циклов вредные привычки: употребление наркотиков, алкоголя, курение. Они нарушают процессы метаболизма в организме подростка, в результате чего замедляются процессы полового созревания.

Что делать, если нет месячных в срок?

Несвоевременное наступление месячных в возрасте от 13 до 16 лет – повод обратиться к гинекологу-эндокринологу. Если месячные долго не приходят после их начала, или носят крайне нерегулярный характер более двух лет подряд, необходимо выявить и устранить причину – изменить систему питания, образ жизни, вылечиться от заболевания или избавиться от вредных привычек.

Врач акушер-гинеколог, репродуктолог, консультант по грудному вскармливанию, окончила ЧГУ им. Ульянова со специализацией гинекология, маммология Подробнее »

Поделитесь с друьями!

Детский эндокринолог

Детский эндокринолог — врач, который занимается патологией детских эндокринных желёз, а вместе с тем и проблемами полового развития и роста детей и подростков. Сфера деятельности детского эндокринолога — это щитовидная (паращитовидная), поджелудочная и вилочковая железа, яички и яичники, гипоталамус и гипофиз, а также надпочечники.

К эндокринным заболеваниям относятся: сахарный диабет, заболевания щитовидной железы гипо- и гипертиреоз), ожирение, нарушение роста (к ним относятся как задержка, так и ускоренный рост), нарушение полового развития у мальчиков и девочек (как задержка полового развития, так и преждевременное половое развитие), болезни надпочечников.

На сегодняшний день рост числа болезней, которые связаны с нарушением деятельности в эндокринной системе, отмечается по всему миру, и большая часть проблем возникает в раннем возрасте. Детская эндокринология обладает своим рядом особенностей, что напрямую связано с детьми и подростками как развивающимися и растущими организмами. К великому сожалению, довольно часто педиатры не всегда уделяют должного внимания отклонениям, которые могут быть вызваны у ребёнка эндокринными проблемами. Поэтому стоит обратиться за консультацией к детскому эндокринологу без направления детского врача, чтобы убедиться в правильном развитии вашего ребёнка или для выявления патологий на ранней стадии.

Когда нужно обратиться к детскому эндокринологу?

  • Если Ваш ребенок часто болеет, при исключении других причин.
  • Если у ближайших родственников есть эндокринные заболевания.
  • Если Ваш малыш родился с массой более 4 кг, либо быстро прибавляет в весе, полнее своих сверстников;
  • Если у Вас ребенок с низкой массой тела (гипотрофией).
  • Если Ваш ребенок значительно выше или ниже своих сверстников.
  • При нарушении полового развития: преждевременное половое развитие характеризуется ранним появлением (до 8 лет у девочек и до 9 лет у мальчиков) вторичных половых признаков (оволосение интимных зон, подмышечных впадин; у девочек – увеличение груди, месячные, у мальчиков – увеличение полового члена, появление оволосения на подбородке, над верхней губой).
При задержке полового развития, когда у детей, достигших верхнего предела нормального пубертата (13 лет у девочек и до 9 лет у мальчиков) отсутствуют вторичные половые признаки.

При подозрении на заболевание щитовидной железы. Основными признаками которых являются: увеличение щитовидной железы, слабость, быстрая утомляемость, либо наоборот повышенная нервная возбудимость, изменения кожи, выпадение волос, ломкость ногтей, нарушения менструального цикла у девушек.

Если вы заметили один из вышеописанных симптомов, то не стоит затягивать с визитом к детскому эндокринологу!

Плановые осмотры ребёнка педиатром-эндокринологом

Существуют некоторые ситуации во врачебной практике, когда ребёнка рекомендуется регулярно приводить на осмотр к детскому эндокринологу.

Посещение подобного врача необходимо, если:

  • Вес ребёнка при рождении был менее 2,8 килограмм, или более 4.
  • У малыша врождённые или приобретённые заболевания щитовидной железы.
  • Обнаружены заболевания надпочечников.
  • Поставлен диагноз – нарушение полового развития (гиникомастия, задержка полового развития, ускоренное половое развитие, нарушение половой дифференцировки).
  • Определён нарушенный обмен веществ.
  • Дети с уже установленным диагнозом, требующие регулярного наблюдения эндокринолога и лабораторного контроля.
  • В данных случаях своевременное посещение детского эндокринолога поможет вашему ребёнку вести нормальный образ жизни. Более того, постоянная консультация со специалистом поможет не допустить серьёзных осложнений.
Что происходит на приеме у детского эндокринолога?

Прием детского эндокринолога начинается со сбора подробного анамнеза – врач расспрашивает о проявившихся симптомах и жалобах, о рационе и среде обитания ребенка, о его поведении. Кроме того, врача интересуют случаи заболеваний эндокринной системы у близких родственников ребенка. Затем следует осмотр ребенка – внешние данные очень много могут сказать опытному специалисту. Назначаются дополнительные исследования.

Какие дополнительные обследования может назначить детский эндокринолог?

При необходимости производится УЗИ щитовидной железы, почек и надпочечников, а также органов брюшной полости. Кроме того, врач может назначить гормональные пробы, позволяющие уточнить диагноз.

По итогам обследования назначается лечение.

Нарушения менструального цикла лечение

Месячные, задержка, нарушения менструального цикла

Менструации это естественный физиологический процесс. Месячные наступают у женщин регулярно с момента начала полового созревания, продолжаются до угасания репродуктивной функции (климакс) и носят циклический характер. Менструальным циклом считается период от начала 1-го дня менструации до начала 1-го дня следующей, в норме составляет от 25 до 35 дней с возможными колебаниями в 1-3 дня. Естественные колебания менструального цикла возможны у девушек-подростков в течение первых двух лет после первой менструации. Это обусловлено тем, что гормональный фон крайне нестабилен и еще несбалансирован из-за продолжающегося процесса полового созревания. Однако, если после этого времени цикл не установился или месячные носят нерегулярный характер, то это является нарушением менструального цикла. В этом случае необходима консультация гинеколога-эндокринолога.

Менструации обычно прекращаются во время беременности, родов и грудного вскармливания, хотя у некоторых женщин в этих периодах могут отмечаться (менструаноподобные) выделения. Это естественный процесс. После родов менструальный цикл восстанавливается.

В возрасте 45-55 лет месячные становятся нерегулярными, а затем и вовсе прекращаются с наступлением климакса. Такое нарушение менструального цикла также является физиологической нормой. Однако, если подобные нарушения происходят у женщин не достигших 40 летнего возраста, то это уже является отклонением и здесь необходимо проконсультироваться с врачом гинекологом-эндокринологом.

В процессе жизни у женщин могут возникать однократные нарушения менструального цикла. Такое происходит в результате смены климатического пояса (особенно часто при переезде в теплый климат из резко холодного и наоборот), после перенесенных простудных и вирусных заболеваний с высокой температурой тела, после искусственного прерывания беременности, после полостных хирургических операций, при резкой потере веса.

В большинстве случаев нарушения менструального цикла у женщин свидетельствуют о начале или наличии серьезных заболеваний.

Какие нарушения менструального цикла являются поводом для обращения к врачу-гинекологу :

  • редкие менструации (цикл более 35 дней)
  • частые менструации (цикл менее 21 дней)
  • месячные приходят не регулярно, происходят вне цикла
  • отсутствие месячных в течение 4-х месяцев и более. (Такое состояние является нормой при беременности, кормлении грудью при климаксе. У девочек в период полового созревания. В остальных случаях — это нарушение.).
  • изменение продолжительности менструаций (короткие – менее 2-х дней; длинные – более 7 дней),
  • изменение характера менструаций; обильные — кровопотери более 150 мл; скудные — кровопотери менее 20 мл,
  • месячные становятся болезненными,
  • изменения предменструального синдрома

К нарушениям менструального цикла приводят следующие гинекологические заболевания:

Это далеко не весь перечень возможных заболеваний. Для того чтобы установить истинную причину нарушений необходим врачебный осмотр, а в некоторых случаях – комплексное обследование.


О нарушениях менструального цикла в интервью с Ксенией Величко

На Ваши вопросы отвечают

Почему менструальные циклы могут становиться нерегулярными?

Ответ

Уважаемая Лариса, для этого может быть много причин. Либо нарушения менструального цикла произошли под воздействием внешних причин, или же они связаны с изменениями в женской репродуктивной системе: образование кист, миом и т.п.

После родов нарушился менструальный цикл. Месячные пришли только спустя 6,6 месяцев и идут уже больше месяца. Подскажите, что мне делать?

Ответ

Уважаемая Наталья, срочно идти к гинекологу, потому что это, прежде всего, маточное кровотечение, а не месячные. Нужно выяснять причину этого кровотечения.

У меня месячные около полугода приходили в одно и тоже число каждого месяца, но вот в прошлый раз пришли на четыре дня пораньше. В этот раз пришли в тоже число, что и в прошлый (т.е. тогда, когда было на 4 дня пораньше). В этот раз очень сильно болел жив

Ответ

Уважаемая Алена, для того, чтобы определить насколько серьезность проблемы необходимо прежде всего сделать УЗИ: посмотреть состояние матки и яичников. Необходимо выяснить что мешает крови выходить во время месячных. Это могут быть и полипы и киста. Возможно это более серьезные нарушения. УЗИ может показать причину. Отрицательный тест на беременность это не показатель того, что беременности нет. Тест может быть и ложно-положительным и ложно-отрицательным. Все-таки желательно пойти на прием к врачу-гинекологу и выяснить истинную причину нарушений.

Младшей дочери уже 15 лет, а у неё до сих пор нет менструации. Ходили на приём к педиатру-эндокринологу, он нас направил на УЗИ щитовидной железы. Поставили диагноз – тириедит. Больше говорить ничего не хотят. Что нам делать? Как не опоздать с лечением?

Ответ

Уважаемая Ксения, обязательно сдать анализы на гормоны. Сделать УЗИ матки и яичников, поскольку 15 лет это возраст, когда менструальный цикл должен установиться. Лучше обратиться гинекологу-эндокринологу, или детскому гинекологу.

Остались вопросы

Записаться на прием и получить подробную информацию вы всегда можете у специалистов нашего консультативного отдела по телефонам:

+7(495) 210-02-48+7(495) 799-02-06

Записаться на прием

Аменорея у девушек-подростков: причины, диагностика | #11/12

Аменорея (нарушение менструального цикла) в подростковом возрасте может быть следствием различных причин. Многообразие этиологических и патогенетических факторов вызывает трудности в ее диагностике, а следовательно, в лечении.

Формирование внутренних и наружных гениталий женского фенотипа во время внутриутробного развития является базовым и не требует активного гормонального влияния. Окончательное становление признаков, присущих женскому организму, происходит в период полового созревания и уже зависит от женских половых гормонов.

У эмбриона женского пола образование яичников происходит на 20-й неделе внутриутробного развития. К 8–13 неделе в корковом слое яичников выявляются ооциты — герминативные клетки. Комплекс ооцитов и окружающих их веретенообразных, отделенных от стромы клеток называют примордиальным фолликулом. К 5–6 месяцу гестации из веретенообразных клеток формируется гранулезная ткань вокруг ооцита, образуется первичный фолликул. К 7-му месяцу эмбрионального развития формируется антральный фолликул. Одновременно в яичниках происходит процесс атрезии фолликулов. К моменту завершения пубертата в яичнике остается 2–4 млн фолликулов [1].

Гипоталамо-гипофизарно-гонадная регуляция половой функции осуществляется по принципу обратной связи и имеет волнообразный характер. Высокий уровень гонадотропинов у плода отмечается в середине беременности, и далее следует прогрессивное снижение к концу ее. В первые месяцы постнатального периода содержание гонадотропинов у девочек вновь повышается и снижается к двум годам. С этого времени до пубертата показатели гонадотропинов и эстрогенов очень низкие.

Повышение гонадотропных гормонов к пубертатному возрасту вызывает активный рост фолликулов, однако одновременно сохраняется интенсивная атрезия их.

Начало пубертата у девочек происходит при достижении ими II стадии развития молочных желез (по Таннер). У девочек это проявляется уплотнением железистой ткани под областью ареолы и пигментацией околососковой области молочной железы. Через 3–6 месяцев фиксируется лобковое оволосение, а через 1–1,5 года — подмышечное, которое, как правило, предшествует первой менструации (менархе).

По мере ускорения роста увеличивается объем яичников (с 1 см3 до 8 см3), размеры матки. В период, предшествующий менструации, визуализируется эндометрий, яичники могут иметь мультикистозное строение.

Первый менструальный цикл указывает на способность женского организма к репродуктивной деятельности. В европейской популяции средний срок наступления менархе составляет 12,8 ± 1 год. Время наступления пубертата зависит от многочисленных генетических и средовых факторов [2].

Менструальный цикл состоит из фаз, во время которых происходят изменения в яичниках и эндометрии матки. Началом цикла — фолликулярная фаза — считается первый день менструации. Эта фаза в среднем продолжается 14 дней. В этот период увеличивается секреция фолликулостимулирующего гормона (ФСГ) в гипофизе, а в доминантном фолликуле яичника (граафов пузырек) — количество эстрадиола. В конце этой фазы происходит пиковый выброс лютеинизирующего гормона (ЛГ), который стимулирует разрыв фолликула и выброс зрелой яйцеклетки. Фаза овуляции протекает около трех дней и сопровождается снижением уровня ФСГ и ЛГ в организме.

За этим следует лютеиновая фаза, во время которой зрелый фолликул спадается и трансформируется в желтое тело. Последний выделяет прогестерон, эстрадиол, андрогены. Она продолжается в среднем 14 дней.

С фазностью секреции стероидов происходят изменения в наружных слоях эндометрия. В фолликулярную фазу железистая ткань эндометрия пролиферирует и активно секретирует, готовясь к имплантации оплодотворенной яйцеклетки. Если беременность не наступает, желтое тело атрофируется. Снижается уровень прогестерона, что приводит к омертвлению слизистой эндометрия и отторжению его. Начинается новый менструальный цикл.

Основные причины аменореи [3]

  1. Функциональная задержка полового развития.
  2. Врожденные или приобретенные аномалии ЦНС и гипоталамо-гипофизарных структур, вызывающие нарушения секреции лютеинизирующего рилизинг-гормона (ЛГ-РГ) и/или гонадотропинов (ФСГ и ЛГ).
  3. Пороки развития гонад.
  4. Пороки развития наружных и внутренних гениталий.

В клинике чаще встречаются конституциональные и функциональные формы аменореи.

Функциональная задержка полового развития

Конституциональная задержка полового развития (КЗПР). Первичная аменорея может быть одним из симптомов КЗПР. В этом случае позднее менархе могло быть у матери, запоздалое половое развитие у отца и у других ближайших родственников.

Природа функциональной задержки пубертата остается неясной. Ключевым условием запуска пубертата является импульсный характер секреции ЛГ-РГ, который активирует выброс гонадотропинов. Важную роль в этом принимают ЦНС и подкорковые структуры, которые могут приводить к поздней активации данного механизма.

Девушки отстают в росте от своих сверстниц. Пубертатный скачок растянут во времени (от 14 до 18 лет). Масса тела соответствует фактическому росту. Внешний вид — инфантильный. Костный возраст отстает от паспортного на 2–3 года. Наружные и внутренние гениталии соответствуют биологическому возрасту.

При длительной задержке полового созревания могут формироваться евнухоидные пропорции тела. Особенно часто это наблюдается у подростков с ожирением.

Чрезвычайно важным симптомом, сопровождающимся КЗПР, является снижение костной плотности и снижение ее минерализации. Позднее менархе у девочек-подростков является фактором риска развития остеопороза.

Нервная анорексия. Одним из симптомов нервной анорексии является первичная аменорея. Нервная анорексия преимущественно встречается у девочек пубертатного возраста и в постпубертатном периоде. Больные отказываются от еды или после принятой пищи искусственно вызывают рвоту, принимают слабительные и клизмы. У них формируется патологическая убежденность в избыточности веса и навязчивое желание похудеть. Отказ от приема пищи приводит к выраженному похуданию вплоть до кахексии и различным соматоэндокринным расстройствам. Из клинических симптомов можно отметить приступы гипогликемии. Кожа сухая, тургор снижен, боли в животе, быстрая смена настроения [4].

Нервная анорексия характеризуется резким снижением секреции гонадотропных гормонов за счет уменьшения частоты и амплитуды импульсного выделения ЛГ, а также ослаблением активности гонадотропного рилизинг-гормона, что приводит к нарушению менструальной функции. Наряду со снижением секреции гонадотропных гормонов происходит нарушение метаболизма половых гормонов, проявляющееся гипоэстрогенемией. Имеющиеся при нервной анорексии сдвиги в метаболизме эстрогенов, по всей вероятности, неспецифичны и связаны с изменением массы тела или характера питания. Именно гипоэстрогенное состояние у пациенток с нервной анорексией лежит в основе их предрасположенности к остеопорозу. Его тяжесть определяется длительностью гипоэстрогенемии. В связи с нарушениями метаболизма гонадотропных и половых гормонов пациенты с нервной анорексией в гормональном плане как бы возвращаются к препубертатному состоянию. При этом нарушение репродуктивной функции следует рассматривать как защитную реакцию в условиях пищевого дефицита и психических нагрузок. Потому для восстановления возрастной секреции гонадотропного рилизинг-гормона требуется достижение идеальной массы тела и ликвидация психического стресса. Наряду с гипоэстрогенемией нервная анорексия характеризуется повышением в крови кортизола (гормона надпочечников) с выделением его избыточного количества с мочой, а также снижением гормонов щитовидной железы — тироксина (Т4) и трийод­тиронина (Т3). Имеющая место при нервной анорексии недостаточная калорийность питания может обусловить повышение уровня гормона роста (ГР). Заболевание связывают с патологическим формированием личности, либо оно является одним из проявлений шизофрении.

Большинство пациенток обращаются к врачу еще до развития тяжелых нарушений питания. В таких случаях излечение может наступать спонтанно, без врачебного вмешательства. Если все же пациенты нуждаются в медицинской помощи, то она традиционно включает психоанализ, психотерапию, инструктаж членов семьи и принудительное кормление девушек. Независимо от применяемых методов лечения состояние большинства больных улучшается и масса их тела увеличивается. Регулярные физические нагрузки резко повышают уровень эстрогенов, что позитивно отражается не только на менструальной функции, но и на плотности костной ткани [5].

Однако бывают ситуации, когда нервная анорексия угрожает жизни пациенток. В тяжелых случаях, когда масса тела уменьшается на 40% и более, требуется немедленное принудительное парентеральное кормление (внутривенное введение глюкозы и белково-жировых растворов).

Аменорея может возникнуть у девочек также при высокой физической нагрузке, не соответствующей физическим возможностям: занятия спортом, танцы и др.

Гиперпролактинемия. Причиной аменореи может быть гиперпролактинемия. Секреция пролактина регулируется гипоталамусом, который вырабатывает пролактолиберин и пролактостатин (дофамин). Кроме того, тиреотропный гормон (ТТГ) и вазоактивный интестинальный пептид стимулируют секрецию пролактина.

Патогенез гипогонадизма при гиперпролактинемии обусловлен, прежде всего, подавлением импульсной секреции ЛГ-РГ, избытком пролактина и отрицательным влиянием на процессы стероидогенеза в гонадах. Нарушение гипоталамической регуляции секреции пролактина — снижение дофаминергического влияния или усиление продукции пролактолиберина — приводит к гиперплазии лактофоров гипофиза с возможным развитием микро- и макроаденом.

Самый ранний симптом гиперпролактинемии — нарушение менструальной функции, что является поводом для обращения пациенток к врачу. Обследование позволяет в некоторых случаях выявить аденому гипофиза еще на стадии микроаденом. Пролактиномы, по данным детской клиники Эндокринологического научного центра РАМН (Москва), составляют 22% от диагностированных аденом гипофиза [2]. Чаще они выявлялись у девочек в период пубертата и проявлялись в виде синдрома первичной аменореи.

Гиперпролактинемия встречается при опухолевых заболеваниях гипоталамуса и гипофиза, повреждении ножки гипофиза, синдроме «пустого турецкого седла», а также травмах и воспалительных процессах основания черепа.

Первичная аменорея как следствие гиперпролактинемии встречается при некоторых эндокринных заболеваниях: первичном гипотиреозе, гигантизме, врожденной дисфункции коры надпочечников (ВДКН). Гиперпролактинемия на фоне гипотиреоза развивается в ответ на снижение уровня тиреоидных гормонов и повышение секреции тиреолиберина. Учитывая, что тиреолиберин является одним из основных факторов, стимулирующих как секрецию пролактина, так и ТТГ, повышение его концентрации приводит к гиперсекреции этих двух гормонов. Причиной гигантизма может быть смешанная аденома, секретирующая не только соматотропный гормон, но и пролактин.

Терапия данной группы пациенток должна быть направлена на адекватное лечение основного заболевания, которое нормализует секрецию пролактина, а следовательно, приводит к нормализации менструального цикла [6].

Врожденные или приобретенные аномалии ЦНС и гипоталамо-гипофизарных структур, вызывающие нарушения секреции ЛГ-РГ или гонадотропинов

Синдром Кальмана, впервые описанный в 1944 году, характеризуется гипогонадотропным гипогонадизмом и аносмией (отсутствием обоняния). Встречается в виде спорадических и семейных случаев. Было установлено, что заболевание обусловлено селективной недостаточностью гонадолиберина. В настоящее время выявлен ген, ответственный за нарушение транслокации нейронов, секретирующих гонадолиберин.

У девочек наблюдается минимальное развитие вторичных половых признаков и первичная аменорея. Телосложение обычно евнухоидного типа, размах рук превышает рост пациентки на 5 см и более. Несмотря на задержку созревания скелета, скорость линейного роста обычно нормальная (за исключением отсутствия отчетливого «пубертатного рывка»). Конечный рост больных не страдает, так как зоны роста остаются открытыми до 18 лет и более. Что касается аносмии, больные могут даже не отдавать себе отчет в том, что она у них имеется. Аносмия является следствием гипоплазии или аплазии обонятельных луковиц и ольфакторного тракта. С этим синдромом могут сочетаться и другие врожденные аномалии развития (сенсорная глухота, брахидактилия, атрофия зрительных нервов, подковообразная почка).

Содержание гормонов гипофиза, за исключением гонадотропинов, нормальное. Базальный уровень ФСГ и ЛГ снижен. У большинства полностью отсутствует пульсирующая секреция ЛГ. На введение люлиберина гонадотрофы не отвечают выбросом ЛГ, и он остается на допубертатном уровне, также как и половые стероиды.

Адипозо-генитальная дистрофия (синдром Пехранца–Бабинского–Фрелиха). Заболевание связывают с поражением гипоталамо-гипофизарной системы различного генеза, следствием чего является неконтролируемое ожирение в 6–7 лет и гипогонадотропный гипогонадизм в пубертатный период. Помимо ожирения у девочек в 14 лет отсутствуют менструации. Наружные и внутренние гениталии имеют допубертатные размеры. Костный возраст отстает от паспортного.

У девочек-подростков недостаточно развиваются молочные железы. Волосяной покров на лобке и в подмышечных впадинах скудный.

Интеллект соответствует возрасту.

Синдром Лоренса–Муне–Барде–Бидля. Наследственное заболевание, характеризующееся гипогенитализмом, ожирением, пигментной дегенерацией сетчатки, умственной отсталостью и полидактилией. Тип наследования — аутосомно-рецессивный. В настоящее время известно 18 генов, мутация которых может приводить к развитию синдрома. Базовым признаком этого заболевания является пигментный ретинит, полидактилия. Встречаются также аномалии развития внутренних органов: пороки сердца, почек. В гонадах выявляют склероз, гиалиноз.

Ожирение, появляющееся на 1–2 году жизни, быстро прогрессирует. Органи­ческие признаки поражения ЦНС проявляются в виде экстрапирамидных расстройств, судорог, грубой умственной отсталости.

Прогноз неблагоприятный. Больные умирают от сопутствующих заболеваний или почечной недостаточности. Вероятность повторного рождения больного ребенка составляет 25%. Предполагается, что при синдроме Лоренса–Муне–Барде–Бидля первичная аменорея связана с нарушением продукции гонадотропин-релизинг-гормона [7].

Пороки развития гонад

Синдром Шерешевского–Тернера (СШТ) — хромосомное заболевание, обусловленное полной или частичной Х-моносомией. Встречается с частотой 1:2000–1:4000 новорожденных девочек. Отсутствие одной Х-хромосомы приводит к нарушению превращения первичных гонад в яичники. Доказано, что для нормального развития яичников и образования примордиальных фолликулов необходимы две Х-хромосомы.

Гонады при этом синдроме представляют собой недифференцированные соединительнотканные тяжи. В связи с этим у 95% подростков выявляется половой инфантилизм. Дисгенетичные яичники недостаточно продуцируют половые стероиды. У больных с СШТ матка и влагалище сформированы правильно, но возможна гипоплазия малых и больших половых губ. В период пубертата вторичные половые признаки отсутствуют: молочные железы не развиты. Лобковое и подмышечное оволосение скудное. Характерна первичная аменорея. Овариальная недостаточность сопровождается повышением уровня ФСГ и ЛГ.

Типичным для СШТ является низкорослость (рост не превышает 135–145 см) и короткая шея с крыловидными складками. Изменения скелета проявляются в виде вальгусной деформации конечностей, укорочения шейных позвонков, недоразвития лицевого скелета и высокого неба.

Более чем у 30% пациентов выявляют пороки сердца, почек, органов зрения.

Диагностика СШТ основывается на обнаружении кариотипа 45 ХО или мозаичного варианта 45 Х/46 ХХ.

Синдром Свайера — «чистая» дисгенезия гонад. Этот синдром характеризуется женским фенотипом у лиц с кариотипом 46ХУ. Мутации гена SRY (англ. sex-determining region on Y-chromosome), определяющего пол на 4–6 неделе гестации, вызывает формирование дисгенетичных гонад. Последние не синтезируют в соответствии с генотипом тестостерон и антимюллеровый фактор. Внутренние половые органы формируются по женскому типу (матка, фаллопиевы трубы).

Чаще всего патология до пубертатного периода не диагностируется.

В пубертатный период подростки отстают в половом развитии: не развиваются молочные железы, отсутствуют менструации, но эти больные имеют нормальный или несколько повышенный конечный рост. Оволосение, лобковое и подмышечное, которое зависит от гормонов надпочечников, выражено слабо. При обследовании выявляется повышение ЛГ и ФСГ, снижение уровня половых стероидов в сыворотке крови [8].

В пубертатный период рекомендуется заместительная терапия эстрогенами. Дисгенетичные гонады следует удалить.

Синдром резистентных яичников (дефект рецепторов ЛГ). Инактивирующая мутация гена-рецептора ЛГ приводит к блокаде ЛГ-воздействия на клетку. Заболевание наследуется по аутосомно-рецессивному типу.

Формирование внутренних и наружных гениталий соответствует женскому типу. Пубертат может начинаться в обычные сроки. Но менструации приходят поздно и скудные. У части девочек может наблюдаться первичная аменорея. Основным симптомом резистентных яичников является отсутствие овуляции и бесплодие.

При обследовании регистрируют резкое увеличение уровня ЛГ, умеренную гипоэстрогенемию (у девочек основным стимулятором секреции эстрогенов является ФСГ, а в овуляции главная роль принадлежит ЛГ). При ультразвуковом исследовании не выявляют каких-либо специфических изменений.

Дефицит фермента Р450с17. Этот фермент необходим для синтеза кортизола и андрогенов (дегидроэпиандростерон и андростендион). Фермент Р450с17 кодируется геном CYP17. Мутация этого гена приводит к блокаде биосинтеза кортизола в надпочечниках и половых стероидов в надпочечниках, яичниках и тестикулах. У лиц с мужским кариотипом инактивирующая мутация этого гена приводит к выраженным проявлениям гермафродитизма, т. е. отсутствие половых стероидов ведет к феминизации строения наружных гениталий, глюкокортикоидной недостаточности, повышению артериального давления, вызванному избыточной секрецией минералкортикоидов. Внутренние половые органы не дифференцированы.

Дефект этой ферментной системы в пубертатном периоде проявляется картиной гипогонадизма, а следовательно, у девочек-подростков отсутствует менархе.

Синдром тестикулярной феминизации (синдром Морриса). Частота встречаемости составляет 1:5000. Заболевание обусловлено нарушением действия тестостерона в тканях-мишенях, к которым, прежде всего, относятся ткани урогенитального синуса. Все больные с этим синдромом имеют мужской генотип (46 XY) и женский фенотип.

У больных в эмбриональный период гонады не трансформируются в нормальные тестикулы, продуцирующие тестостерон, но клетки Сертоли секретируют достаточное количество антимюллерова гормона, который способствует регрессу Мюллеровых протоков.

Наружные гениталии сформированы по женскому типу. Гонады располагаются в брюшной полости или в паховых каналах. До пубертатного периода диагноз ставится случайно, в связи с операцией по поводу паховой грыжи, где обнаруживаются неразвитые атрофичные тестикулы.

В пубертатный период формируется женский фенотип, хорошо развиты молочные железы, оволосение в лобковых и подмышечных областях отсутствует. В это время поводом для обследования является «первичная аменорея».

Конечный рост у этих пациентов выше среднего. Внутренние «женские» половые органы — матка, фаллопиевы трубы, верхняя часть влагалища — отсутствуют.

В крови выявляются высокие показатели тестостерона и эстрадиола. Повышение эстрадиола, достаточного для реализации женского фенотипа, связано с периферическим превращением тестостерона в эстрогены.

Атрофичные тестикулы, которые склонны к озлокачествлению, следует удалять. Начиная с пубертата, проводят заместительную терапию женскими половыми гормонами.

Дефицит ароматазы. Ароматаза — фермент, необходимый для превращения тестостерона в эстрадиол (Э2) и андростендиона в эстрон (Э1).

Дефицит ароматазы у девочек приводит к отсутствию эстрогенозависимых признаков полового созревания и появлению симптомов андрогенизации.

У новорожденных девочек (ХХ) отмечаются симптомы вирилизации наружных гениталий (гипертрофия клитора, сращение лабиального шва).

В пубертатном периоде у девочек с дефицитом ароматазы отсутствуют увеличение молочных желез и менструальная функция. Симптомы вирилизации усиливаются. В яичниках наблюдаются поликистозные изменения.

При лабораторных исследованиях выявляются высокие уровни тестостерона, андростендиона, дегидроэпиандростерона и его сульфата. Уровень эстрогенов значительно снижен. Гонадотропные гормоны повышены. При генетических исследованиях обнаруживается мутация гена ароматазы CYP19.

Терапия эстрогеном оказывает положительное влияние на развитие молочных желез и появление менархе.

Синдром Штейна–Левенталя (склерокистоз яичников, поликистоз яичников). Заболевание, в основе которого лежит процесс кистозной дегенерации яичников. Характеризуется олиго- или аменореей, избыточной массой тела, гирсутизмом, акне, алопецией, увеличенными, поликистозно измененными яичниками и ановуляторными циклами [9].

Патогенез синдрома окончательно не выяснен. Встречается у 1,4–2,5% обследованных по поводу аменореи девушек. Современные данные говорят о том, что в формировании синдрома поликистозных яичников (СПКЯ) участвуют несколько факторов. Это нарушение секреции половых стероидов в яичниках, нарушение в системе гипоталамус–гипофиз–яичники, нарушение синтеза андрогенов в надпочечниках, яичниках, рецепторные нарушениях в клетках эффекторов для этих гормонов, участвующих в реализации биологических эффектов. Определенный вклад в развитие СПКЯ вносит инсулинорезистентность, которая связана с нарушением действия инсулина как на рецепторном, так и пострецепторном уровнях, а также с гиперпролактинемией.

Заболевание выявляют в период пубертата в связи с нарушением менструального цикла (первичной или вторичной аменореей). Одновременно развиваются гирсутизм различной степени выраженности. Оволосение может быть над верхней губой, вокруг сосков молочных желез, вдоль белой линии живота, на бедрах. У большинства больных имеется различной степени выраженности ожирение. Наружные гениталии сформированы по женскому типу. Лишь у некоторых больных повышенные андрогены вызывают увеличение клитора.

Подтверждает диагноз увеличение почти в 2 раза ЛГ, при нормальном или даже сниженном уровне ФСГ. Соотношение ЛГ/ФСГ всегда увеличено. У половины больных увеличено содержание тестостерона и дегидроэпиандростерона-сульфата, у трети — пролактина. Проведение пробы с гонадолиберином вызывает гиперергическую реакцию с резким повышением ЛГ и отсутствием реакции со стороны ФСГ. Динамическое исследование гормонов ЛГ, ФСГ, эстрогена, прогестерона выявляет монотонные показатели, что подтверждает отсутствие повышения ректальной температуры. Это свидетельствует об ановуляторных циклах.

При ультразвуковом исследовании (УЗИ) яичники увеличены в размере, капсула плотная, строма хорошо определяется, обнаруживаются многочисленные кисты.

Пороки развития наружных и внутренних гениталий

Синдром Майера–Рокитанского–Кюстнера встречается с частотой 1:4500 новорожденных девочек. Бывают спорадические и семейные случаи. Тип наследования — аутосомно-доминантный.

Впервые заболевание может выявиться при обследовании полово­зрелых девушек в связи с первичной аменореей. Синдром характеризуется врожденной аплазией матки и верхней трети влагалища у пациентов с женским фенотипом и с кариотипом 46ХХ. Исследование с помощью УЗИ определяет отсутствие матки и ее придатков или их рудименты. Яичники обычных размеров. Содержание половых стероидов и гонадотропных гормонов в крови нормальное. Этот синдром может сочетаться с врожденными пороками почек, сердца, аномалиями скелета.

Ложная аменорея связана с аномалиями развития внутренних и наружных гениталий.

Аменорея может развиваться при наличии хорошо развитых яичников, матки и нормально протекающих в них изменений. Этот вид аменореи наблюдается при атрезии влагалища, зарастании маточного зева в результате воспалительных изменений, полностью заращенной девственной плевы. В клинике отмечают циклические боли в низу живота, пояснице. При ректальном исследовании можно выявить гематокольпос, гематометру. Эти изменения могут рассасываться перед следующей менструацией. Лечение хирургическое.

Итак, в комплекс диагностических мероприятий при ювенильной аменорее следует включать измерение роста, массы тела, соотношение верхнего и нижнего сегмента тела, рентгенографию черепа, компьютерную томографию или магнитно-резонансную томографию головного мозга, исследование костного возраста (рентгенографию кисти для оценки точек окостенения и зон роста), определение кариотипа, анализ крови на гормоны: уровень кортизола, тестостерона, дегидроэпиандростерона сульфата, эстрадиола, пролактина, прогестерона, ЛГ, ФСГ, ТТГ, Т3, Т4, ГР.

Необходимо УЗИ органов малого таза: определение степени развития матки, яичников, наличие полостных фолликулов в них. Исследование глазного дна, полей зрения проводится для уточнения состояния оптико-хиазмальной области.

Литература

  1. Балаболкин М. И., Герасимов Г. А. Нервная анорексия и гормональные расстройства (обзор) // Журн. невропатол. и психиатр. 1994, вып. 4.
  2. Дедов И. И., Семичева Т. В., Петеркова В. А. Половое развитие детей: норма и патология. М., 2002. 232 с.
  3. Эндокринология / Под ред. Н. Лавина. 2-е изд. Пер. с англ. М.: Практика, 1999. С. 355. 1128 с.
  4. Балаболкин М. И. Эндокринология. 2-е изд., перераб. и доп. М.: «Универсум паблишинг», 1998. 582 с.
  5. Agras W. S. Eating disorders: Management of obesity, bulimia, and anorexia nervosa. New York: Pergamon, 1987.
  6. Освянникова Т. В., Макаров И. О., Камилова Д. П., Хачатрян А. М. Гиперпролактинемия: современные подходы к диагностике и лечению // Гинекология. Журнал для практикующих врачей. 2011, № 6, т. 13, с. 4–7.
  7. Лильин Е. Т., Богомазов Е. А., Гоман-Кадошников П. Б. Генетика для врачей. М.: Медицина, 1990.
  8. Stoicanescu D., Belengeanu V. et al. Complete Gonadal Dysgenesis With XY Chromosomal Constitution // Acta Endocrinologica (Buc) 2006, 2 (4): 465–470.
  9. Коколина В. Ф. Гинекологическая эндокринология детей и подростков. М.: Медицинское информационное агентство, 2001. 287 с.

В. В. Смирнов, доктор медицинских наук, профессор
А. Г. Зубовская

ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н. И. Пирогова, Москва

Контактная информация об авторах для переписки: [email protected]

Особенности становления менструальной функции у девушек-подростков при дефиците массы тела Текст научной статьи по специальности «Фундаментальная медицина»

ОСОБЕННОСТИ СТАНОВЛЕНИЯ МЕНСТРУАЛЬНОЙ ФУНКЦИИ У ДЕВУШЕК-ПОДРОСТКОВ ПРИ ДЕФИЦИТЕ МАССЫ ТЕЛА

М.Б. Хамошина, Р.Г. Абдуллаева, Л.С. Хасханова, Е.А. Шишкин

Кафедра акушерства и гинекологии с курсом перинатологии Российский университет дружбы народов Ул. Миклухо-Маклая, 8, Медицинский факультет, 117198, Москва, Россия

Репродуктивный потенциал современных подростков прогрессивно снижается в связи с высокой распространенностью хронических заболеваний. Одним из маркеров соматического неблагополучия является дефицит массы тела (ДМТ). Изучено становление менструальной функции у 150 девушек 15-18 лет с ДМТ. Подтверждено его негативное влияние на возраст менархе, темпы становления и характер менструального цикла, а также длительность и характер менструации. Выявлено, что в сравнении со сверстницами, не имеющими ДМТ, менструации у этих девушек начинаются в среднем на 3,1 месяца позже. Для них более характерно позднее менархе, через год и более после менархе менструации чаще остаются нерегулярными или отсутствуют (р=0,001), частота первичной аменореи достигает 3,3%. Типичным для девушек с ДМТ является менструальный цикл продолжительностью 28 дней и более, с длительностью кровотечения 4-7 дней (91,3%) и более (6,7%), которое сопровождается умеренной (70,8%) или обильной (26,9%) кровопотерей и у каждой второй — дисменореей (53,0%). Особенностью девушек с ДМТ является более высокая частота менструального цикла по постпонирующему типу (р=0,0002), полименореи (р=0,013), периодической дисменореи (р=0,0001), а также наличие сгустков при менструальном кровотечении (22,3%, р=0,001). Замедление темпов становления менструального цикла при ДМТ предопределяет наличие его нарушений у каждой второй девушки (р=0,002), у каждой четвертой они носят постоянный характер (р=0,001).

Ключевые слова: девушки-подростки, дефицит массы тела, менструальный цикл.

В настоящее время в РФ отмечается прогрессивное ухудшение качества здоровья детей, подростков и женщин фертильного возраста. Согласно данным диспансеризации детей 2002 г., за последние 20 лет число абсолютно здоровых девушек снизилось с 28,3% до 6,3%. Хронические болезни различных систем организма, отвечающих за подготовку и реализацию функции материнства, -сердечно-сосудистой, кроветворной, пищеварительной, дыхательной, мочевыделительной и эндокринной — имеют 75% современных школьниц. Все это характеризует репродуктивный потенциал нынешних девушек-подростков -будущих матерей как низкий, что вызывает обоснованную тревогу [2, 4, 9, 13].

Одним из основных маркеров соматического неблагополучия является нарушение физического развития, при этом важным его показателем является масса тела [6, 7, 14]. Большинство современных подростков неадекватно оценивают свой вес и принимают различные меры по его снижению, что угрожает формированием дефицита массы тела (ДМТ) и развитием анорексии [1]. Между тем ДМТ ассоциируется с развитием целого ряда акушерских осложнений [3, 11, 15] и гинекологических заболеваний, в том числе расстройств менструации, частота которых среди девочек-школьниц за последние 10 лет увеличилась в 1,5 раза [1, 5, 8, 10, 12].

Целью настоящего исследования явилось изучение особенностей становления менструальной функции у девушек-подростков при дефиците массы тела.

Программа настоящего исследования включала изучение: 1) возраста менархе; 2) наличия регул и длительности становления менструального цикла; 3) продолжительности менструального кровотечения; 4) длительности менструального цикла; 5) субъективной оценки менструальной кровопотери; 6) субъективной оценки болезненности менструации; 7) характера нарушений менструального цикла. Исследуемая группа была сформирована методом сплошного отбора в соответствии с критериями включения (возраст 15-18 лет, индекс массы тела ниже 18,0) при проведении профилактических осмотров организованных коллективов (n=150). Контрольная группа была сформирована методом сплошного отбора при проведении профилактических осмотров организованных коллективов (n=613) согласно критериям включения (возраст 15-18 лет, индекс массы тела 18-24). Индекс массы тела (ИМТ) рассчитывали по формуле ИМТ= масса тела, кг/ (длина тела) I. За нормативные показатели принимали ИМТ = 18,0-24,0.

Девушки-подростки исследуемой и контрольной групп, после получения их согласия на участие в исследовании, были подвергнуты анкетированию по специально разработанным анкетам-опросникам. По результатам профилактического осмотра на обследованных девушек заполнялся «Паспорт репродуктивного здоровья девушки-подростка». Данные были получены в результате объективного осмотра, оценки полового и физического развития, а также путем выкопировки из первичной медицинской документации.

Для статистической обработки результатов исследования в качестве основного программного обеспечения использовали пакет прикладных программ STATISTICA фирмы StatSoft Inc. (США). Достоверность различий оценивали методом однофакторного дисперсионного анализа и дифференциальным тестом для пропорций и средних. Различие между сравниваемыми величинами признавалось достоверным при p<0,05. Исследование проводилось в 2008 гг.

Результаты исследования: Наиболее значимым показателем для оценки становления менструальной функции и полового развития в целом является возраст менархе. В ходе настоящего исследования было установлено различие между группами по возрасту менархе (p=0,009). Выявлено, что при дефиците массы тела (ДМТ) менструации у девушек-подростков начинаются позже, чем у их сверстниц, имеющих нормальную массу тела (НМТ). Средний возраст менархе у девушек с ДМТ составляет 13,3±0,09 лет, St.dev.= 1,09 и отличается от аналогичного показателя в группе девушек с НМТ — 13,04±0,05 лет, St.dev.= 1,2 (p=0,009).

Несмотря на то, что доля своевременного менархе (12-14 лет) в обеих группах оказалась сопоставимой (соответственно 76,7% и 82,3%, p=0,13), проведенный анализ показал, что частота начала менструаций в возрасте 13-16 лет в исследуемой группе существенно выше, чем в контрольной (76,7% против

64,0%, р=0,037), и, напротив, частота менархе в 9-12 лет у девушек с НМТ в 1,8 раза выше, чем у их сверстниц с ДМТ (36,0% против 20,0%, р=0,002). Как видно из данных, представленных в табл.1, основное различие формируется за счет позднего менархе (15-16 лет) и первичной аменореи, выявленной на момент осмотра у 3,3% девушек с ДМТ (суммарно соответственно 16,8% против 10,4%, р=0,03), при этом по частоте раннего менархе (9-11 лет) различия не получено (соответственно 4,0% против 7,5%, р=0,13).

Таблица 1

Распределение возраста менархе в сравниваемых группах

Удельный вес, % к итогу

Возраст Исследуемая группа Контрольная группа Р

(п=150) (п=613)

9-10 лет 0 2,2 P=0,07

11-12 лет 20,0 33,8 P=0,013

13-14 лет 60,7 53,8 P=0,13

15-16 лет 16,0 10,2 P=0,047

Не было 3,3 0 P<0,001

Итого: 100,0 100,0

В результате настоящего исследования установлено различие между группами по длительности становления менструального цикла (р=0,002). Проведенный анализ показал, что для девушек с ДМТ характерна задержка становления менструального цикла (табл.2). Сразу или в течение первых шести месяцев после менархе регулы установились лишь у 36,0% девушек исследуемой группы, в то время как в контрольной группе — практически у половины (48,2%, р=0,007). Наряду с тем, что у каждой пятой девушки с ДМТ, также, как и в контрольной группе, менструальный цикл устанавливался в течение года (соответственно 20,7% и 24,6%, р=0,31), у 43,3% на момент осмотра менструации оставались нерегулярными или отсутствовали, в то время как в контрольной группе аналогичный показатель оказался в 1,6 раза ниже (27,8%, р=0,002).

Таблица 2

Становление менструального цикла у девушек-подростков

Становление регул с момента менархе Удельный вес, % к итогу Р

Исследуемая группа (п=150) Контрольная группа (п=613)

Сразу 16,7 28,1 Р=0,004

В течение 6 месяцев 19,3 20,1 Р=0,76

В течение года 20,7 24,6 Р=0,31

В течение нескольких лет 13,3 13,9 Р=0,84

Не установились 26,7 13,3 Р=0,001

Не было 3,3 0 Р<0,001

Итого: 100,0 100,0

Изучение характеристик менструальной функции девушек позволило установить, что типичной для подростков обеих групп продолжительностью

менструации является 4-6 дней. Однако по продолжительности менструации группы различались между собой (р=0,001).

Выявлено, что у девушек с ДМТ менструации в течение 4-6 дней отмечаются в 74,5% наблюдений, в то время как у подростков контрольной группы этот показатель значительно выше (82,0%, р=0,038). При наличии ДМТ менструации укладываются в нормативные границы длительности (2-7 дней) у 93,3% девушек, в то время как при НМТ — у 97,4% (р=0,013). Соответственно и полименорея (более 7 дней) на фоне ДМТ наблюдается в 2,6 раза чаще (6,7% против 2,6%, р=0,013).

Установлено различие между группами и по продолжительности менструального цикла (р=0,007). Несмотря на то, что частота «нормальной» его продолжительности (21-35 дней) в сравниваемых группах оказалась сопоставимой (соответственно 92,7% и 95,1%, р=0,24), выявлено, что для девушек с ДМТ характерна более высокая частота менструальных циклов по постпонирующему типу. Как видно из данных, представленных в табл.3, продолжительность менструального цикла более 31 дня отмечена у каждой пятой девушки с ДМТ, что вдвое превышает соответствующий показатель в контрольной группе. Кроме того, у подростков исследуемой группы реже наблюдаются циклы по нормопонирующему типу (р=0,049).

Таблица 3

Характер менструального цикла у девушек-подростков сравниваемых групп

Характер цикла Удельный вес, % к итогу Р

Исследуемая группа (п=150) Контрольная группа (п=613)

Антепонирующий цикл (менее 28 дней) 32,7 34,6 Р=0,66

Нормопонирующий цикл (28-30 дней) 47,3 56,2 Р=0,049

Постпонирующий цикл (более 30 дней) 20,0 9,2 Р=0,0002

Итого: 100,0 100,0

При изучении особенностей менструального кровотечения существенного отличия менструальной кровопотери у девушек-подростков с ДМТ от девушек контрольной группы не выявлено (р=0,86). Оказалось, что умеренная кровопотеря при менструальном кровотечении характерна для 70,7% девушек исследуемой группы (в контрольной группе — 74,7%, р=0,89). Каждая четвертая (26,9%, в контрольной группе — 22,8%, р=0,37) менструирует обильно, 2,3% девушек с ДМТ отмечают скудные менструации (в контрольной группе — 2,6%, р=0,32). Вместе с тем установлено, что у каждой пятой девушки исследуемой группы (22,3%) менструальное кровотечение сопровождается сгустками, что в 2,7 раза чаще, чем у девушек с НМТ (8,3%, р=0,001).

Проведенный анализ позволил выявить значительное различие между сравниваемыми группами по наличию дисменореи (р=0,0001). Как видно из данных, представленных в табл.4, у девушек с ДМТ дисменорея как таковая наблюдается в 1,3 раза чаще, чем у их сверстниц с НМТ (соответственно 53,0%

и 39,8%, р=0,006), при этом частота «периодически болезненных» менструаций более чем вдвое превышает таковую в контрольной группе (р=0,0001). Вместе с тем следует отметить, что по частоте постоянной дисменореи различия между группами не выявлено (р=0,59).

Таблица 4

Дисменорея у девушек-подростков сравниваемых групп

Характер менструаций Удельный вес, % к итогу Р

Исследуемая группа (п=150) Контрольная группа (п=613)

Всегда безболезненные 47,0 60,2 Р=0,007

Иногда болезненные 29,5 13,9 Р=0,0001

Всегда болезненные 23,5 25,9 Р=0,59

Итого: 100,0 100,0

Проведенный анализ показал, что для девушек с ДМТ характерна более высокая частота нарушений менструального цикла (р=0,002). Как видно из данных, представленных в табл.5, нерегулярные менструации отмечены более чем у половины подростков исследуемой группы, что в 1,3 раза превышает аналогичный показатель в контрольной группе (р=0,002). При этом «всегда нерегулярные» менструации имеют место у каждой четвертой девушки-подростка с ДМТ, что вдвое выше в сравнении с девушками контрольной группы (р=0,001). Следует отметить отсутствие отличий между вариантами периодически возникающих нарушений менструального цикла в сравниваемых группах — у каждой пятой девушки, независимо от массы тела, выявлена первичная олигоменорея, у каждой десятой — первичная пройоменорея.

Таблица 5

Регулярность менструаций у девушек-подростков сравниваемых групп

Характер цикла Удельный вес, % к итогу Р

Исследуемая группа (п=150) Контрольная группа (п=613)

Всегда регулы 43,2 57,2 Р=0,002

Иногда с задержками 20,4 19,6 Р=0,82

Иногда цикл укорачивается 11,4 10,8 Р=0,83

Всегда нерегулярные 25,0 12,4 Р=0,001

Итого: 100,0 100,0

Полученные данные свидетельствуют о том, что наличие ДМТ оказывает существенное негативное влияние на становление менструальной функции у девушек-подростков, прежде всего на возраст менархе, темпы становления менструального цикла и его характер, а также длительность и характер менструального кровотечения.

В сравнении со сверстницами, имеющими НМТ, менструации у девушек-подростков с ДМТ начинаются в среднем на 3,1 месяца позже (р=0,009). Для них более характерно позднее менархе (р=0,03), а по достижении гинекологического возраста один год и более менструации в 2 раза чаще остаются нерегулярными или отсутствуют (р=0,001). При проведении

профилактических осмотров частота первичной аменореи среди девушек 15-18 лет с ДМТ достигает 3,3%.

Типичными для девушек-подростков изучаемой когорты являются менструации по нормопонирующему и постпонирующему типу, с продолжительностью менструального кровотечения 4-7 дней (91,3%) или более 7 дней (6,7%), которое сопровождается умеренной (70,8%) или обильной (26,9%) кровопотерей и дисменореей у каждой второй (53,0%). Особенностью девушек-подростков с ДМТ является более высокая частота менструаций по постпонирующему типу (р=0,0002), полименореи (р=0,013) и периодической дисменореи (р=0,0001), которые отмечаются у них более чем в 2 раза чаще, чем у девушек с НМТ. Менструальное кровотечение у каждой пятой сопровождается сгустками (22,3%, р=0,001).

Замедление темпов становления менструального цикла предопределяет высокую частоту его нарушений, которые в изучаемой когорте подростков наблюдаются у каждой второй (56,8%, р=0,002), а у каждой четвертой носят постоянный характер (р=0,001). Среди периодически возникающих нарушений чаще наблюдается опсоменорея (20,4%).

В разрезе демографических проблем, характерных для территории России, где каждые 5 лет на 20% снижается количество женщин, способных родить ребенка, а естественная убыль населения приблизилась к 1 млн. человек в год, здоровье каждой девушки-подростка с учетом предстоящего ей материнства, поистине не имеет цены. Поэтому влияние каждого фактора, нарушающего морфофункциональное становление репродуктивной системы в пубертатном периоде, должно быть максимально нивелировано.

Необходимы дальнейшие исследования, направленные на оценку приемлемости и эффективности методов коррекции гинекологических заболеваний и нарушений при ДМТ, а также разработку алгоритма дифференцированной диспансеризации девушек этой когорты.

ЛИТЕРАТУРА

[1] Андреева В.О. Состояние репродуктивной системы у девочек-подростков при нервной анорексии: Автореф. дис.. ..док. мед. наук. — Ростов-на-Дону. — 2008. — 46 с.

[2] Данилова И.М. Репродуктивный потенциал девочек-подростков Алтайского края: Автореф. дис.. ..канд. мед. наук. — Омск. — 2008. — 24 с.

[3] Еникеев Б.В., Гайдуков С.Н.,Романова Л.А., Рощупкина И.А. Влияние коррекции питания у беременных с дефицитом массы тела на снижение акушерских осложнений // Материалы IV съезда акушеров-гинекологов России.- М., 2008.- С.83-84.

[4] Кантаева Д.К., Омаров Н. С.-М. Половое развитие девушек-подростков Дагестана // Материалы IV съезда акушеров-гинекологов России.- М., 2008.- С.372-374.

[5] Лободина И.М. Оптимизация терапии маточных кровотечений пубертатного периода: Автореф. дис.. ..канд. мед. наук. — М. — 2008. — 24 с.

[6] Мамаева С.М., Омаров Н. С.-М. Особенности физического развития у девушек-подростков с анемией // Материалы IV съезда акушеров-гинекологов России.- М., 2008.- С.415.

[7] Мирзоева М.М., Омаров Н. С.-М, Нурмагомедова С.С. Особенности полового развития и становления менструальной функции у девушек-подростков с йод-

и железодефицитными состояниями // Материалы IV съезда акушеров-гинекологов России.- М., 2008.- С.424-425.

[8] Орлова В.С., Васильченко Л.С., Калашникова И.В., Курганкая Г.М., Жернаков Е.В. Эпидемиология нарушений менструальной функции у девушек-подростков // Материалы IV съезда акушеров-гинекологов России.- М., 2008.- С.441.

[9] Радзинский В.Е. Контрацепция у девушек-подростков // Гинекология. — 2002. — Т.4. -№6. — С.255-261.

[10] Сарбашева М.М. Особенности становления репродуктивной системы у девочек балкарской национальности в возрасте 7-17 лет: Автореф. дис….канд. мед. наук. — М. — 2006. — 25 с.

[11] Степанова Р.Н., Тарасова ЛП. Факторы, ассоциированные с повышенным риском развития эклампсии // Материалы IV съезда акушеров-гинекологов России.- М., 2008.- С.243-244.

[12] Тролукова А.Н. Физическое развитие и половое созревание девочек-якуток: Автореф. дис.. ..канд. мед. наук. — М. — 2006. — 16 с.

[13] Хамошина М.Б. Влияние комплекса факторов на репродуктивное здоровье девушек-подростков // Вестник РГМУ.- М.: РГМУ.- 2000.- №2 (12).- С.104.

[14] Шевченко Г.А. Особенности репродуктивного здоровья девочек-подростков на фоне хронической гастродуоденальной патологии: Автореф. дис..канд. мед. наук. -Ростов-на-Дону. — 2006. — 22 с.

[15] Яковлева О.В., Музурова Л.В. Факторы, предрасполагающие к возникновению угрозы преждевременных родов в третьем триместре, у женщин различных соматотипов // Материалы IV съезда акушеров-гинекологов России.- М., 2008.- С.296-297.

THE PARTICULARITIES OF THE MENSTRUAL FUNCTION’S FORMATION AMONG GIRLS-TEENAGERS WITH DEFICIT OF THE

BODY MASS

M.B. Khamoshina, R.G. Abdullaeva, L.S. Hashanova, E.A. Shishkin

Department of Obstetrics and Gynecology with the course of Perinathology of Peoples’ Friendship University of Russia

Mikluho-Maklaya st., 8, Medical Faculty, 117198, Moscow, Russia

The reproductive potential of modern teenagers has progressive falling in connection with high frequency of the chronic diseases. One of the markers of somatic unwell-being is deficit of the body mass (DBM). The formation of the menstrual function among 150 girls 15-18 years with DBM was investigated. The negative influence of DBM for the menarche age, for rates of the formation and nature of the menstrual cycle, and for duration and nature of the menstrual bleedings was confirmed. It is revealled that in comparison with girls without DBM, the the menstrual bleedings among these girls begin at the average for 3,1 months later. A late menarche, the irregular menstrual bleedings in year and more after menarche (p=0,001) and a primary amenorrhea (3,3%) are more character for them. The menstrual cycle by length 28 days and more, the duration of the bleeding 4-7 days (91,3%) and more (6,7%), moderate (70,8%) or ample (26,9%) menstrual bleeding and dysmenorrea (53,0%) are peculiar for girls with DBM. The particularities for girls with DBM are more radio frequency of the menstrual cycle by length more then 31 days (p=0,0002), polymenorrea (p=0,013), periodic dysmenorrea (p=0,0001) and the presence of clots during menstrual bleeding (22,3%, p=0,001). The deceleration of the rates of the menstrual cycle formations in cases of the DBM predestines the presence of menstrual cycle breaches among half of these girls (p=0,002). Each fourth among these girls has got the constant menstrual cycle breaches (p=0,001).

Keywords: girls-teenagers, deficit of the body mass, menstrual cycle.

Последствия самоограниченной задержки полового созревания для взрослых

Abstract

Задержка полового созревания — распространенное состояние, определяемое как отсутствие полового созревания в возрасте ≥2 SD выше среднего по популяции. При отсутствии выявленной первопричины состояние обычно купируется самостоятельно. Хотя самоограниченная задержка полового созревания в основном считается доброкачественным вариантом развития, не имеющим долгосрочных последствий, несколько исследований показали, что задержка полового созревания на самом деле может иметь как вредные, так и защитные эффекты на различные исходы для здоровья взрослых.В частности, в некоторых исследованиях взрослых с задержкой полового созревания в анамнезе было показано, что рост и минеральная плотность кости ухудшаются. Задержка полового созревания также может негативно сказаться на психосоциальном функционировании взрослых и образовательных достижениях, а люди с задержкой полового созревания в анамнезе несут более высокий риск метаболических и сердечно-сосудистых нарушений. Напротив, задержка полового созревания в анамнезе защищает от рака груди и эндометрия у женщин и рака яичек у мужчин.Большинство исследований исходов самоограниченного отсроченного полового созревания у взрослых было проведено небольшими сериями со значительной вариабельностью показателей исходов и критериев исследования. В этой статье мы рассматриваем потенциальные медицинские и психосоциальные проблемы у взрослых с историей самоограничивающейся задержки полового созревания, обсуждаем потенциальные механизмы, лежащие в основе этих проблем, и выявляем пробелы в знаниях и направлениях будущих исследований.

  • Сокращения:
    BMD —
    Минеральная плотность кости
    CDGP —
    конституциональная задержка роста и полового созревания
    DXA —
    двойная рентгеновская абсорбциометрия
  • Задержка полового созревания обычно определяется как отсутствие физического признаки полового созревания в возрасте ≥2 SD сверх среднего популяции для вступления в пубертат, статистическое определение, необходимое из-за нашего неполного понимания того, как определяется время полового созревания. 1 Для девочек задержка полового созревания обычно определяется как отсутствие развития груди к 13 годам, а для мальчиков — как отсутствие увеличения яичек к 14 годам. Следует отметить, что эти клинические условности не отражают различия в сроках полового созревания между расовыми и этническими группами или недавнюю тенденцию к более раннему периоду полового созревания, которая наблюдалась в Соединенных Штатах и ​​других развитых странах. 2 13

    При отсутствии какой-либо идентифицируемой причины задержка полового созревания обычно проходит к 18 годам, и в этом обзоре это состояние упоминается как «самоограниченное отсроченное половое созревание».Это состояние также называется конституциональной задержкой полового созревания, развития или созревания, причем часто используется слово «рост» (например, конституциональная задержка роста и полового созревания [CDGP]).

    Самостоятельная задержка полового созревания многими рассматривается как доброкачественный вариант развития без долгосрочных последствий. 14 , 15 Таким образом, основой лечения является наблюдение, подход «бдительного ожидания», обеспечивающий уверенность в себе и пациенте, и его семье.Однако в некоторых сообщениях предполагается, что это состояние может иметь длительные физические и психологические последствия, что поднимает вопрос о том, следует ли начинать терапию половыми стероидами до определенного возраста у всех лиц с самоограничивающейся задержкой полового созревания, чтобы предотвратить или смягчить любой из этих эффектов . Эти исследования проводились преимущественно в европеоидной популяции и использовали традиционные пороговые значения задержки полового созревания и, таким образом, могут быть ограничены в их обобщаемости; тем не менее, они дают представление о потенциальных последствиях самоограниченной задержки полового созревания.В этом обзоре мы исследуем последствия самоограниченной задержки полового созревания для роста, минеральной плотности костей (МПК), психосоциального функционирования и успеваемости, а также связи между задержкой полового созревания и риском рака взрослых и сердечно-сосудистых заболеваний.

    Методы

    Поиск в базе данных PubMed проводился с использованием следующих терминов и ключевых слов из медицинских предметных заголовков: задержка полового созревания, рост взрослого человека, МПК, перелом, депрессия, употребление психоактивных веществ, самооценка, образовательные достижения, рак груди, рак эндометрия, рак яичек. , рак простаты, сердечно-сосудистые заболевания, инфаркт миокарда, заболевание периферических артерий, инсульт, гипертония и метаболический синдром.В обзор вошли все актуальные статьи, опубликованные с 2006 по 2016 годы. Статьи, опубликованные до 2006 года, включались в обзор, если они содержали ключевую справочную информацию, демонстрировали новые или важные открытия в данной области и / или резюмировали предыдущие результаты в обзоре и / или метаанализах. Ссылки на выбранные статьи были просмотрены на предмет дополнительных статей, не обнаруженных при первоначальном поиске.

    Рост

    Половое созревание характеризуется периодом быстрого роста скелета, скачком полового созревания. 16 Поскольку это ускорение роста задерживается у людей с самоограничивающейся задержкой полового созревания, эти люди обычно короче в подростковом возрасте, чем сверстники с нормальным периодом полового созревания. 17 , 18 Еще более усугубляет низкий рост в раннем подростковом возрасте тот факт, что помимо задержки пубертатного всплеска, люди с самоограниченной задержкой полового созревания часто имеют медленную скорость роста до полового созревания. 19 Когда у этих людей в конечном итоге происходит всплеск пубертатного роста, традиционное учение состоит в том, что этот всплеск роста, хотя и отсроченный, позволяет им «наверстать упущенное» и достичь своего полного генетического потенциала роста. 20

    Противоречивые наблюдения

    В соответствии с этим учением, несколько наблюдательных исследований сообщают, что дети с самоограничивающимся отсроченным половым созреванием в конечном итоге достигают своего генетического потенциала роста без существенной разницы между измеренным ростом взрослого и прогнозируемым ростом взрослого (т. высота) (Таблицы 1 и 2). 21 25 Однако другие исследования показывают, что эти люди не достигают своей целевой высоты на 0.От 6 до 1,5 SD, от ∼4 до 11 см (Таблицы 1 и 2). 26 32 Эти несопоставимые результаты могут быть связаны с различиями в исследуемых популяциях из-за критериев установления, критериев включения (которые иногда включают задержку роста) и / или использования половых стероидов. Таким образом, эти результаты побудили попытки идентифицировать особенности, которые могут предсказать, какие люди не будут соответствовать их генетическому потенциалу роста.

    ТАБЛИЦА 1

    Конечный рост взрослого и целевой рост у мальчиков с самоограничивающимся отсроченным половым созреванием

    ТАБЛИЦА 2

    Конечный рост взрослого и целевой рост у девочек с самоограниченным отсроченным половым созреванием

    Роль семейного низкого роста

    Один фактор, который кажется Влияние на то, достигается ли в конечном итоге целевая высота в период самоограниченного отсроченного полового созревания, является сама целевая высота.Задержка полового созревания часто (хотя и не всегда) рассматривается в контексте семейного низкого роста, что может усугубить опасения относительно низкого роста. 1 Лица с самоограничивающейся задержкой полового созревания, у которых есть хотя бы один высокий родитель (определяется как рост, превышающий 90-й процентиль) 34 или с целевым ростом, который не является коротким (определяется как целевой рост менее -1,5 SD) Было обнаружено, что 37 достигли или превысили свою целевую высоту (Таблицы 1 и 2). Эти исследования показывают, что люди с семейным низким ростом в сочетании с самоограничивающейся задержкой полового созревания особенно часто не достигают своего целевого роста.

    Корреляция с препубертатным ростом

    Другой фактор, который, как предполагалось, играет роль в определении роста взрослого человека с самоограничивающейся задержкой полового созревания, — это скорость роста в течение детских лет до полового созревания, с медленной скоростью препубертатного роста, связанной с с неспособностью достичь целевой высоты как у мальчиков, так и у девочек с ничем не примечательной медицинской оценкой. 36 , 39 У мальчиков такие особи имели взрослый рост 0.На 63 SD (∼4 см) меньше, чем предполагалось, тогда как у тех, у кого была нормальная скорость препубертатного роста, такого дефицита роста не было (рис. 1). Прирост роста во время пубертатного скачка роста был сопоставим между двумя группами, и, таким образом, рост во время полового созревания не компенсировал дефицит препубертатного роста у лиц с медленным препубертатным ростом (Таблица 1). 36 Как у мальчиков, так и у девочек, у людей с более медленными темпами роста в детстве также были родители более низкого роста, что подтверждает предыдущие выводы о том, что семейный низкий рост может ограничивать достижение индивидуумами заданного роста, и предполагает возможный генетический компонент медленного роста. 34 , 37

    РИСУНОК 1

    Средний балл SD для роста и средний целевой рост (стрелки) мальчиков с задержкой полового созревания, у которых либо было (темные кружки и сплошная линия), либо не было (белые кружки и пунктирная линия) ) раннее снижение роста. * P = 0,01 между окончательным ростом взрослого человека. (Перепечатано с разрешения страницы 102 Wehkalampi K, Vangonen K, Laine T., Dunkel L. Прогрессивное снижение относительного роста в детстве предсказывает рост взрослого ниже целевого роста у мальчиков с конституциональной задержкой роста и полового созревания. Horm Res . 2007; 68 (2): 99–104.)

    Эффекты половой стероидной терапии

    Половые стероиды (например, тестостерон у мальчиков, эстрадиол у девочек) могут быть предложены для облегчения психосоциального расстройства, связанного с задержкой полового созревания. 1 Несколько обсервационных исследований и 2 рандомизированных исследования изучали влияние терапии половыми стероидами на рост у мальчиков с самоограниченной задержкой полового созревания. 40 , 41 В этих исследованиях не сообщалось об отсутствии разницы в росте взрослого между теми, кто получал половые стероиды, и теми, кто проходил только наблюдение (таблицы 1 и 2). 23 25 , 33 , 35 , 36 , 38 , 39 Таким образом, хотя могут быть другие положительные эффекты, лечение с половыми стероидами, по-видимому, не увеличивает или не снижает рост взрослого человека.

    Резюме

    Некоторые люди с самоограничивающейся задержкой полового созревания, особенно с семейным низким ростом и более медленным препубертатным ростом, не могут достичь своего генетического целевого роста.Стероидная терапия после 14 лет у мальчиков и 12 лет у девочек, по-видимому, не увеличивает или не снижает рост взрослого человека. Однако, если начать слишком рано (некоторые предполагают, что костный возраст <10 лет), такая терапия может привести к преждевременному закрытию пластинок роста и потере взрослого роста.

    BMD и риск перелома

    Большая часть костной массы приобретается в период полового созревания. Пиковая костная масса достигается в конце роста скелета в середине 20-летнего возраста и является важным предиктором развития остеопороза в более позднем возрасте. 42 В 2001 году Национальный институт здравоохранения достиг консенсуса по профилактике, диагностике и терапии остеопороза, подчеркнув необходимость лучшего понимания того, как задержка полового созревания влияет на костную массу, и разработки стратегий для максимизации максимальной костной массы. 43

    МПК у мужчин

    В 1992 году Финкельштейн и др. Сообщили, что мужчины с историей самоограниченного отсроченного полового созревания имели более низкую площадную МПК, измеренную с помощью двойной рентгеновской абсорбциометрии (ДРА), чем мужчины с нормальным сроком полового созревания ( Таблица 3). 44 , 45 В двух дополнительных исследованиях, Kindblom et al и Kuh et al, аналогичным образом сообщается, что мужчины с более поздним половым созреванием имеют более низкую объемную BMD, что напрямую измеряется периферической количественной компьютерной томографией (Таблица 3). 46 , 47 Однако два других исследования, проведенные Bertelloni et al и Yap et al, не обнаружили существенной разницы в объемной BMD (полученной из площадных измерений DXA) между мужчинами с историей самоограниченного отсроченного полового созревания и элементы управления (таблица 3). 24 , 48

    ТАБЛИЦА 3

    МПК у мужчин с историей самоограничивающейся задержки полового созревания

    Одно из возможных объяснений вариабельности результатов состоит в том, что в исследованиях использовались разные определения задержки полового созревания с разным пороговым возрастом ( 14 лет по сравнению с 15 годами) и возраст при последующем наблюдении (среднее значение 19–64 года; таблица 3). Кроме того, только 2 исследования (Kindblom et al и Kuh et al) непосредственно измеряли объемную BMD 46 , 47 ; в других исследованиях сообщалось об оценочной объемной МПК, рассчитанной на основе DXA, и высказывались опасения, что такие расчеты могут недооценивать МПК у более мелких людей даже после поправки на размер тела. 49 51 В будущих исследованиях для решения этих вопросов могут потребоваться прямые измерения объемной МПК в более зрелом возрасте.

    BMD у женщин

    Многие ранние исследования связывали позднюю менархе, свидетельство задержки полового созревания, с более низкой BMD. 52 58 Тем не менее, большинство этих исследований не исключали в явной форме женщин, у которых были основные причины позднего менархе, такие как гипоталамическая аменорея (функциональная форма дефицита гонадотропин-рилизинг-гормона, вызванная физическими факторами, окружающей средой и / или психосоциальные стрессоры), что, как известно, связано со снижением плотности костей. 42 Одно проспективное продольное исследование 124 здоровых женщин, которое специально исключало женщин с факторами риска гипоталамической аменореи, показало, что у субъектов с менархе, наступившим позже среднего возраста для когорты (12,94 года), МПК в шейке бедра и большеберцовой кости была ниже по сравнению с с теми, у кого менархе произошел до среднего возраста для когорты (таблица 4), с отрицательной корреляцией между сроком менархии и МПК, наблюдаемой во всех возрастах от 8 до 18 лет. 59 , 60 Несколько обсервационных исследований показали, что возраст наступления менархе может влиять на риск развития остеопороза как в предменопаузе, так и в период предменопаузы , 54 , 55 , 61 и постменопаузальные годы. 53 , 55 , 56 , 58 , 61

    ТАБЛИЦА 4

    BMD у женщин с историей самоограниченного отсроченного полового созревания

    Влияние времени полового созревания на МПК у женщин во многом объясняется различиями в экспозиции эстрогенов. В частности, как более поздний возраст менархе, так и более ранний возраст менопаузы были связаны с более низкой МПКТ, предполагая, что большая продолжительность воздействия эстрогена может иметь защитный эффект на МПК. 42 Однако в 1 проспективном исследовании различия в МПК наблюдались даже до наступления полового созревания, при этом более низкая ареальная МПК наблюдалась уже в 9-летнем возрасте у субъектов, у которых менархе началось позже среднего возраста (таблица 4). 62 Эти наблюдения предполагают, что на МПК могут влиять другие факторы, помимо воздействия эстрогена, возможно, генетические факторы и факторы окружающей среды, которые влияют как на время полового созревания, так и на костную массу. 62

    Хотя эти исследования у женщин предполагают, что менархе, возникающий позже, но все еще в пределах нормального возрастного диапазона, может быть связан с более низкой МПК как в молодом, так и в более позднем возрасте, только в одном исследовании конкретно сообщалось о МПК у женщин с явно отсроченным половым созреванием.В этом исследовании женщин в постменопаузе поздняя менархе (> 15 лет) была связана со снижением МПК в поясничном отделе позвоночника и шейки бедра по сравнению с МПК у женщин, перенесших менархе в возрасте до 15 лет (Таблица 4). Однако из предыдущих исследований все еще неясно, связано ли обнаружение более низкой МПК у женщин с более поздним менархе с защитным эффектом более раннего менархе или пагубным эффектом более позднего менархе. Для решения этого вопроса необходимы дальнейшие исследования МПКТ, особенно у женщин с явно отсроченным половым созреванием по сравнению с женщинами с нормальным периодом полового созревания.

    Риск перелома

    У молодых взрослых мужчин Kindblom et al. Обнаружили, что каждое увеличение возраста полового созревания на 1 год было связано с увеличением на 39% вероятности переломов верхних конечностей в подростковом возрасте (Таблица 5). 46 Об аналогичной ассоциации сообщили в продольном исследовании молодых женщин; Люди, у которых был перелом в детстве или подростковом возрасте, имели значительно более поздний возраст менархе и более низкую объемную МПК в дистальном отделе лучевой кости, чем те, у которых не было перелома, несмотря на одинаковое потребление пищи и уровень физической активности в 2 группах (Таблица 5). 63 Однако о риске, связанном с откровенно задержкой полового созревания, не сообщалось.

    ТАБЛИЦА 5

    Риск перелома у лиц с задержкой полового созревания

    В одном исследовании были выявлены женщины, у которых явно отсрочивались менархе (в 16 лет или позже), и было обнаружено, что у этих женщин риск случайного перелома позвонков в более зрелом возрасте был на 80% выше, чем у них. люди с менархе до 16 лет. 65 Аналогичным образом, у людей с менархе в 15 лет или позже риск перелома Коллеса повышен на 50% по сравнению с теми, у кого менархе был до 15 лет (Таблица 5). 66 Другое исследование показало повышение риска перелома бедра на 45% у людей с менархе в возрасте 15 лет и старше по сравнению с теми, у кого менархе был в возрасте 11 лет и младше (Таблица 5). 64 Напротив, на другом конце репродуктивной жизни возраст наступления менопаузы не был существенно связан с Коллесом или переломом позвонка 65 , 66 и имел меньшее влияние, чем возраст наступления менархе, на риск бедра. перелом, 64 , что позволяет предположить, что продолжительность воздействия эстрогена — не единственный фактор, влияющий на риск перелома.На сегодняшний день не сообщалось о связи между сроками полового созревания и риском переломов у мужчин, возможно, из-за относительно более низкой частоты переломов у мужчин и трудностей с оценкой возраста начала полового созревания. 65 , 66

    Секс-стероидная терапия

    Одним вмешательством, которое может смягчить любое снижение МПК у лиц с самоограниченной задержкой полового созревания, является терапия половыми стероидами. Однако Yap et al и Bertelloni et al обнаружили, что лечение андрогенами в течение 6–28 месяцев не оказывало значительного влияния на МПК у молодых взрослых мужчин с задержкой полового созревания в анамнезе. 24 , 48 О влиянии половой стероидной терапии на МПК у женщин не сообщалось.

    Резюме

    Исследования с участием мужчин с самоограниченной задержкой полового созревания в анамнезе по-разному сообщают о низкой или нормальной МПК, и предыдущая терапия андрогенами, по-видимому, не влияет на МПК у этих мужчин. У женщин более поздний возраст менархе связан со снижением МПК в раннем взрослом возрасте, в позднем взрослом возрасте и даже до начала полового созревания. Более поздний возраст начала полового созревания также был связан с увеличением риска переломов в подростковом возрасте как для мальчиков, так и для девочек, и во взрослом возрасте для женщин.

    Психосоциальные результаты

    Подростковый возраст — это не только период резкого физического развития, но и период заметных психосоциальных изменений. В исследованиях изучалось влияние периода полового созревания на множество психосоциальных аспектов, включая самооценку, психопатологию и поведение, с преимущественным вниманием к подростковому периоду и с ограниченным последующим наблюдением до взрослого возраста.

    Самооценка

    Два исследования 1950-х годов показали, что мальчики и девочки, которые созревают позже своих сверстников, имеют более негативные убеждения и отношение к себе в возрасте 17 лет, 67 , 68 , хотя последующее исследование показало, что на самооценку влияет скорее невысокий рост, а не задержка полового созревания. 69 Однако 2 исследования мальчиков и девочек с CDGP не обнаружили существенной разницы в показателях самооценки в раннем взрослом возрасте между людьми с CDGP и людьми с нормальным развитием, несмотря на умеренно более низкий рост (–1,6 и –1,5 SD, соответственно). Расовая и этническая принадлежность могут влиять на время полового созревания, поскольку одно исследование подростков с самооценкой позднего полового созревания обнаружило значительное снижение образа тела с поздним развитием у латиноамериканских и чернокожих мальчиков, но не у белых или азиатских мальчиков.Для девочек с поздним развитием нижняя часть изображения тела наблюдалась только у латиноамериканских девочек. 70

    Психопатология и поведение

    Многие исследования связывают ранний период полового созревания с неблагоприятными психосоциальными последствиями, включая депрессию, правонарушения и раннее половое поведение. 71 75 В меньшем количестве исследований изучались психосоциальные последствия для мужчин и женщин, переживших более поздний период полового созревания (обобщенные в таблице 6). Одно исследование большой когорты детей, рожденных в Великобритании, показало, что у девочек с менархе ≥13 лет.В течение 5 лет вероятность возникновения депрессивных симптомов в подростковом возрасте снизилась на 52% по сравнению с девочками с нормальным менархе, но эта связь исчезла в молодом возрасте. 76 Аналогичным образом, исследование в Новой Зеландии не обнаружило никакой связи между менархе в возрасте от 14 до 15 лет и большой депрессией в подростковом возрасте. 77 Напротив, исследование в Финляндии выявило на 70% более высокий риск депрессии у женщин с отсроченным половым созреванием (менархе ≥16 лет), 78 , но в недавнем метаанализе исследований Новой Зеландии и Финляндии, этой ассоциации больше не было видно. 79 В дополнение к общим результатам метаанализа, 2 недавних исследования, Growing Up Today Study, продолжение исследования здоровья медсестер II и британское исследование биобанка показали, что более поздние менархе (> 14,3 и> 15 лет) не было связано с депрессивными симптомами в молодом и более позднем возрасте соответственно. 80 , 81

    ТАБЛИЦА 6

    Психопатология у лиц с задержкой полового созревания

    Несмотря на отсутствие четких доказательств стойких психосоциальных последствий задержки полового созревания у женщин, поздний период полового созревания был связан с психологическими проблемами у женщин. люди.Воспринимаемый период позднего полового созревания у мальчиков был связан с более высоким уровнем депрессии в условиях высокого уровня стресса со стороны сверстников, 82 деструктивным поведенческим расстройством и употреблением психоактивных веществ в молодом возрасте, 83 и депрессией и тревогой в более позднем взрослом возрасте (Таблица 6) . 81 Обзор психологических исходов, связанных с периодом полового созревания у мальчиков, подтвердил эти выводы и пришел к выводу, что эффекты позднего периода полового созревания, по-видимому, ограничиваются более высокими показателями интернализации симптомов (связанных с депрессией или тревогой) и употребления психоактивных веществ как в подростковом, так и в подростковом возрасте. молодость. 84

    Исследования достижений в учебе у лиц с самоограниченной задержкой полового созревания показали худшую успеваемость в детстве 85 87 и отсутствие разницы 88 , 89 или лучшую успеваемость в течение молодость. 83

    Резюме

    Задержка полового созревания может быть связана с усилением интернализующих симптомов и более низкой успеваемостью в подростковом возрасте, но еще предстоит определить, оказывает ли это значительное долгосрочное влияние на психологические результаты и академическую успеваемость в более зрелом возрасте.

    Злокачественные новообразования

    Рак молочной железы

    Влияние периода полового созревания на риск рака молочной железы хорошо установлено: исследования 1960-х и 1970-х годов продемонстрировали связь между ранним возрастом менархе и повышенным риском рака груди 90 ; последующие исследования дополнительно установили связь между отложенным возрастом менархе и снижением риска рака груди. 91 , 92 Одно из таких исследований показало, что менархе ≥15 лет ассоциировался с двукратным снижением риска рака груди у женщин в пременопаузе по сравнению с менархе с нормальным временем. 91 Кроме того, двухлетняя задержка менархе была связана с 10% снижением риска рака груди как у женщин в пре-, так и в постменопаузе. 92 и позднее начало развития груди (≥13 лет) с 20 % снижение риска по сравнению с развитием груди в возрасте от 11 до 12 лет. 93

    Было высказано предположение, что защитный эффект отсроченного полового созревания на риск рака груди обусловлен более короткой продолжительностью воздействия эстрогена и, в свою очередь, меньшей пролиферацией клеток груди и меньшей вероятностью возникновения канцерогенных мутаций. 93 Другой фактор, который, как предполагалось, независимо влияет как на время полового созревания, так и на риск рака груди, — это генетические вариации. Недавнее исследование показало, что 2 однонуклеотидных полиморфизма, связанных с более ранним возрастом менархе, также были связаны с повышенным риском рака груди даже после контроля возраста наступления менархе, предполагая, что эти генетические локусы влияют на риск рака груди независимо от их влияния на время менархии. 94

    Рак эндометрия

    Многочисленные исследования методом случай-контроль связывали раннюю менархе с повышенным риском рака эндометрия, но только 2 исследования специально оценивали влияние позднего менархе.Ретроспективное исследование случай-контроль, проведенное в Италии, показало, что менархе ≥14 лет ассоциировался с 32% снижением вероятности рака эндометрия по сравнению с менархе в возрасте <12 лет. 95 Проспективное исследование, проведенное в Европе, сообщило об аналогичных результатах у женщин с менархе ≥15 лет по сравнению с женщинами с менархе <12 лет, с 7-8% снижением риска задержки менархе в год. 96 Следует отметить, что ни в одном из исследований не проводилось прямого сравнения позднего менархе с нормальным менархе, поэтому неясно, защищает ли поздняя менархе от рака эндометрия, является ли раннее менархе фактором риска или и то, и другое.

    Рак яичка

    Исследования, изучающие взаимосвязь между периодом полового созревания и раком яичка у мужчин, дали противоречивые результаты. Некоторые исследования предполагают, что более позднее начало полового созревания связано со снижением вероятности рака яичек от ~ 40% до 65%, 97 101 , но другие исследования не сообщили об этой связи. 102 107 Недавний метаанализ 8 исследований показал, что более поздний возраст наступления половой зрелости был связан с 19% снижением вероятности рака яичек. 108

    Рак простаты

    Роль периода полового созревания на риск рака простаты активно исследуется, но результаты неубедительны. Хотя в некоторых исследованиях сообщалось о снижении вероятности рака простаты на 25% у лиц с более поздним половым созреванием, 109 111 другие сообщили об отсутствии связи 112 , 113 или до увеличение вероятности рака простаты на 6% за каждый год задержки полового созревания. 114 Трудности в оценке времени полового созревания у мужчин могут быть одной из причин противоречивых результатов; Таким образом, в одном исследовании в качестве показателя полового развития использовалась оценка генетического риска, рассчитанная на основе 13 однонуклеотидных полиморфизмов. Хотя исследователи не обнаружили значимой связи между оценкой генетического риска и наличием рака простаты, они все же выявили связь между более высокой оценкой генетического риска (более позднее начало полового созревания) и снижением на 24% шансов высокого уровня простаты рак на балл по тертилю. 115

    Резюме

    Позднее начало полового созревания у девочек защищает от рака груди и, возможно, от рака эндометрия. Недавние исследования показывают, что некоторые генетические локусы независимо влияют как на риск рака груди, так и на возраст наступления менархе. Позднее начало полового созревания у мальчиков, по-видимому, защищает от рака яичек, но роль периода полового созревания при раке простаты остается неясной.

    Метаболические и сердечно-сосудистые исходы

    Большинство исследований влияния периода полового созревания на метаболические и сердечно-сосудистые заболевания были сосредоточены на раннем половом созревании, которое было связано с повышенным риском ожирения, метаболического синдрома и общей смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. 116 Теперь есть доказательства того, что задержка полового созревания также имеет негативные последствия.

    Ранние исследования показали защитный эффект задержки полового созревания при сердечно-сосудистых заболеваниях. В ретроспективном популяционном исследовании, проведенном в Германии, менархе ≥15 лет был связан с 52% снижением вероятности заболевания периферических артерий по сравнению с менархе в возрасте от 12 до 15 лет. 117 В том же исследовании также была обнаружена связь между более поздним возрастом менархе и более низким ИМТ, окружностью талии, уровнем глюкозы натощак и 2-часовым уровнем глюкозы — тенденции, которая распространилась на группу позднего менархе (≥15 лет). 118

    Более поздние исследования показали, что более поздний период полового созревания на самом деле имеет отрицательный эффект. Связь между ишемической болезнью сердца и сроком менархии имеет U-образную форму, при этом повышенный риск ишемической болезни сердца связан как с ранним, так и с более поздним периодом полового созревания. В недавнем исследовании с участием более 1 миллиона женщин в Соединенном Королевстве как ранние, так и поздние менархе были связаны с повышением риска ишемической болезни сердца: по сравнению с женщинами со средним возрастом менархе (13 лет), у женщин с менархе в 11 лет. лет имели увеличение риска на 12%, а у тех, у кого менархе к 15 годам — ​​увеличение риска на 6% после поправки на коварианты, включая ИМТ, курение и социально-экономический статус (рис. 2).Самые высокие риски наблюдались для менархе в возрасте ≤10 лет и ≥17 лет, с увеличением риска> 20% для каждой группы. Аналогичная, но менее выраженная взаимосвязь была обнаружена между возрастом начала менархе и другими состояниями, при этом менархе в возрасте ≥17 лет ассоциировался с увеличением риска цереброваскулярных заболеваний на 13% и повышением риска гипертонической болезни на 7% по сравнению с возрастом начала менархе в 13 лет. годы. Остается неясным, распространяется ли этот повышенный риск сердечно-сосудистых заболеваний на повышенный риск смертности. 119 123

    РИСУНОК 2

    Относительный риск и 95% доверительный интервал (ДИ) ишемической болезни сердца по возрасту наступления менархе. Контрольная категория — менархе в 13 лет. Площадь квадрата обратно пропорциональна дисперсии логарифмического риска. ИБС, ишемическая болезнь сердца; ДИ, доверительный интервал. (Перепечатано с разрешения страницы 240 Canoy D, Beral V, Balkwill A, et al; Million Women Study Collaborators. Возраст начала менархе и риски ишемической болезни сердца и других сосудистых заболеваний в большой когорте Великобритании. Тираж . 2015; 131 (3): 237–244.)

    В нескольких исследованиях изучалось влияние периода полового созревания на метаболические и сердечно-сосудистые заболевания у мужчин. 116 Одно исследование показало, что более ранний возраст предполагаемого возраста прерывания голоса был связан с увеличением вероятности стенокардии, сердечного приступа, гипертонии и диабета 2 типа на 39% без наблюдаемого эффекта у мужчин с более поздним восприятием. возраст нарушения голоса. 81

    Потенциальные механизмы, связывающие период полового созревания с сердечно-сосудистым риском

    Одним из предлагаемых объяснений связи между ранним половым созреванием и сердечно-сосудистым риском является связь между ранним половым созреванием и детским ожирением.Обзор исследований ИМТ в детском возрасте показал, что в 5 из 8 исследований поправка на детское ожирение ослабила связь между ранним менархе и более высоким ИМТ у взрослых, но лишь частично, что свидетельствует о наличии дополнительных, еще не выявленных факторов. 116 Аналогичным образом, более позднее воздействие половых стероидов у лиц с задержкой полового созревания может оказывать влияние на метаболическую функцию и здоровье сердечно-сосудистой системы либо напрямую, либо влияя на другие факторы, такие как ИМТ и метаболизм липидов.

    Примечательно, что недавние полногеномные исследования ассоциации выявили перекрытие между генетическими локусами, которые влияют на время менархе, и локусами, связанными с ИМТ у взрослых. 124 , 125 В одном метаанализе влияние этих локусов на возраст наступления менархе не было ослаблено поправкой на ИМТ. 126 Эти данные свидетельствуют о том, что эти генетические факторы независимо влияют на время полового созревания и ИМТ и служат общей генетической связью, которая может, по крайней мере частично, объяснять связь между временем менархе и риском сердечно-сосудистых заболеваний.Данные из больших баз данных электронных медицинских карт, 127 , 128 фенотипических исследований, 129 и генетических исследований могут показать, как время полового созревания влияет на риск сердечно-сосудистых заболеваний и, в свою очередь, как этот риск определяется в более общем плане.

    Резюме

    Новые данные показывают U-образную кривую ассоциации, при которой как раннее, так и более позднее начало полового созревания связано с повышенным риском сердечно-сосудистых заболеваний у женщин. Факторы, которые могут способствовать этой ассоциации, включают общие генетические связи и ожирение.

    Выводы и направления на будущее

    Выводы о том, что задержка пубертата может иметь длительные негативные последствия, вызывают несколько вопросов.

    • Действительно ли задержка полового созревания имеет длительные негативные последствия? В существующей литературе есть расхождения почти по всем изученным исходам отсроченного полового созревания, и предвзятость публикации может быть одним из факторов. Тем не менее, исследования, рассмотренные в этой статье, указывают на возможность того, что задержка полового созревания не может быть полностью доброкачественной, особенно в отношении роста, МПК, психологических исходов и сердечно-сосудистых заболеваний.

    • Существуют ли подгруппы лиц с самоограниченной задержкой полового созревания, которые подвергаются наибольшему риску отрицательных результатов? Исследования, цитируемые в этом обзоре, показывают, что семейный низкий рост и медленные темпы роста до полового созревания связаны с более низким ростом взрослого человека, а расовая и этническая принадлежность могут влиять на психосоциальные результаты (например, самооценку). В большинстве отчетов изучались преимущественно кавказские народы, и последствия для других расовых и этнических групп остаются неясными. Дальнейшая идентификация подгрупп, которая может быть достигнута с помощью крупномасштабных исследований фенотипа или подходов «больших данных» для анализа медицинских карт, 129 может устранить расхождения между существующими исследованиями.Генетический анализ может выявить конкретные генетические локусы, связанные с этими фенотипами, и позволить улучшить прогноз неблагоприятных исходов.

    • Нужно ли менять текущую клиническую практику? Уверенность и наблюдение остаются основой лечения людей с задержкой полового созревания. Мы не считаем, что существующие свидетельства достаточно убедительны, чтобы изменить этот подход, но мы рекомендуем предоставить заверения с соответствующими оговорками. В отношении роста взрослого следует устанавливать умеренные ожидания, и врачи должны проявлять осторожность, чтобы не проявлять пренебрежительное отношение или чрезмерный оптимизм при консультировании таких пациентов.

    Лечение половыми стероидами — вариант для лиц с задержкой полового созревания, но его влияние на исходы у взрослых остается неясным. Поскольку было бы сложно провести окончательное клиническое испытание, чтобы определить, может ли лечение предотвратить потенциальные негативные последствия задержки полового созревания, альтернативный подход к решению этого вопроса может исходить из больших баз данных электронных медицинских карт. Такие данные могут быть ограничены клиническими искажениями, но они могут пролить свет на то, может ли лечение половыми стероидами отсроченного полового созревания изменить плотность костной ткани, риск сердечно-сосудистых заболеваний и другие исходы для взрослых и, если да, то возраст, в котором такое лечение является максимально эффективным. . 127 , 128

    Вопреки тому, что обычно преподается, самоограниченное отсроченное половое созревание не может быть полностью доброкачественным явлением и может быть связано с более низким ростом, более низкой МПК, негативными психологическими исходами и повышенным риском сердечно-сосудистых заболеваний. болезнь. Дальнейшие исследования, включающие время полового созревания в исследования ассоциаций генотипа и фенотипа, могут дополнительно проинформировать наше понимание связи между временем полового созревания и этими результатами и, в более широком смысле, физиологией, лежащей в основе роста, здоровьем костей, психосоциальным развитием и здоровьем сердечно-сосудистой системы.

    Сноски

      • Принята к печати 6 января 2017 г.
    • Адресная корреспонденция Йи-Мин Чан, доктор медицинских наук, Бостонская детская больница, 300 Longwood Avenue, Бостон, Массачусетс 02115. Электронная почта: Yee-Ming.Chan {at} childrens.harvard.edu
    • РАСКРЫТИЕ ФИНАНСОВОЙ ИНФОРМАЦИИ: Авторы указали, что у них нет финансовых отношений, имеющих отношение к этой статье, которые следует раскрывать.

    • ФИНАНСИРОВАНИЕ: Д-р Чан был поддержан премией Дорис Дьюк в области развития клинических ученых (грант 2013110).

    • ПОТЕНЦИАЛЬНЫЙ КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ: Авторы указали, что у них нет потенциальных конфликтов интересов, которые необходимо раскрывать.

    • Авторские права © 2017 Американской академии педиатрии

    Frontiers | Возраст и уровень образования влияют на подросткового возраста дисконтирование отсроченных вознаграждений

    Введение

    Подростков часто характеризуют как импульсивных и неспособных планировать наперед или предвидеть долгосрочные последствия своего поведения.Статистика показывает, что они с большей вероятностью, чем взрослые, будут вовлечены в деятельность с потенциально опасными последствиями, такую ​​как дорожно-транспортные происшествия, курение, употребление наркотиков или небезопасное сексуальное поведение (Reyna and Farley, 2006; Steinberg, 2008). Недавно это импульсивное поведение было исследовано на выборках подростков с использованием поведенческой парадигмы, известной как временное дисконтирование (Olson et al., 2007; Olson et al., 2009; Steinberg et al., 2009; Christakou et al., 2011). Задачи временного дисконтирования измеряют снижение субъективной ценности будущего вознаграждения по мере увеличения времени между принятием решения и доставкой вознаграждения (Ainslie, 1975; Rachlin et al., 1991; Green et al., 1994). Подростки с более высокой скоростью дисконтирования во времени больше движимы немедленным удовлетворением, чем долгосрочными последствиями своего поведения. Поэтому для этой группы значение отложенного вознаграждения сильно уменьшается с увеличением интервала задержки. Это сравнение немедленных и отложенных вознаграждений делает задачи временного дисконтирования полезными при изучении компромиссов, которые подростки делают при принятии решений, связанных с вознаграждением. Подростковый возраст — это период, в течение которого принимается множество решений, требующих взвешивания как краткосрочных, так и долгосрочных затрат и выгод, таких как выбор между получением работы или поступлением в университет, или между проведением выходных на учебе перед важным экзаменом или выходом в свет с друзьями. друзья.Поэтому важно понимать, как способность выбирать между немедленным и отложенным вознаграждением развивается в подростковом возрасте, поскольку эти навыки могут иметь жизненно важное значение для обеспечения успешного перехода к взрослой жизни.

    В рамках задачи временного дисконтирования участник часто выполняет несколько испытаний с постоянным отложенным вознаграждением, но с различными интервалами отсрочки (например, «Вы бы предпочли 10 евро сегодня или 15 евро завтра, на следующей неделе, в следующем месяце, в следующем году?»). Данные, полученные в результате этих повторных испытаний, дают оценку скорости, с которой субъективная ценность отложенного вознаграждения уменьшается с течением времени, т.е.е., со скидкой. Это известно как учетная ставка (Myerson and Green, 1995). Субъективная ценность отложенного вознаграждения для каждой временной точки известна как точка безразличия и равна сумме, при которой участник находит большее будущее и меньшее текущее вознаграждение равной ценности (Myerson et al., 2001). У подростков более высокие ставки дисконтирования были обнаружены в определенных группах, таких как курильщики, по сравнению с некурящими (Reynolds and Fields, 2012) и сильно пьющие по сравнению с мало пьющими (Field et al., 2007), а также является характеристикой некоторых нарушений развития, таких как синдром дефицита внимания с гиперактивностью (Barkley, 1997) и расстройство поведения (Anokhin et al., 2011).

    В нескольких исследованиях изучались изменения в поведении дисконтирования в подростковом возрасте. Первоначальные исследования часто сравнивали одну группу подростков разного возраста с группами молодых или пожилых людей. Например, Green et al. (1999) собрали данные по группе молодых подростков и обнаружили, что они более резко обесценивают ценность отложенных вознаграждений, чем группа студентов колледжа и группа пожилых людей.Последующее исследование Scheres et al. (2006) более подробно изучили изменения в подростковом периоде. Они сравнили группы детей начальной и средней школы и обнаружили, что младшая группа дисконтировала значительно сильнее, чем старшая группа. Другие исследования с использованием аналогичного возрастного диапазона продемонстрировали сопоставимые результаты (например, Olson et al., 2007). Однако в этих исследованиях использовались широкие возрастные диапазоны, и поэтому не удалось изучить, происходят ли эти изменения во всем подростковом возрастном диапазоне или ограничиваются конкретным периодом подросткового развития.Недавнее исследование Steinberg et al. (2009) рассмотрели эти изменения более подробно. Они обнаружили, что у молодых подростков в возрасте 13 лет и моложе скидки значительно выше, чем у подростков в возрасте 16 лет и старше, а у 14–15-летних попадаются где-то посередине. В старших возрастных группах от 17 до 30 лет достоверных возрастных различий не выявлено.

    Индивидуальные различия, которые могут повлиять на дисконтное поведение, такое как пол и уровень образования, ранее изучались на выборках взрослых.Более высокий доход и образование были связаны с более низкими ставками дисконтирования (Harrison et al., 2002; Jaroni et al., 2004; De Wit et al., 2007). Показано, что ставки дисконтирования имеют отрицательную связь со средним баллом студентов университетов (Silva and Gross, 2004; Kirby et al., 2005). Предыдущие исследования половых различий сообщали о различных результатах, что затрудняло общие выводы о гендерных различиях в ставках дисконтирования (Kirby and Marakovic, 1996; Harrison et al., 2002; Silverman, 2003; Reynolds et al., 2006; Reimers et al., 2009; Steinberg et al., 2009). У подростков влияние индивидуальных различий широко не изучалось.

    В совокупности результаты вышеупомянутых исследований показывают, что дисконтное поведение продолжает развиваться в подростковом возрасте и может зависеть от индивидуальных различий. Однако в этих исследованиях были проанализированы различия в поведении дисконтирования путем сравнения только одного общего показателя дисконтирования, такого как ставка дисконтирования. Такие показатели суммируют межвременные предпочтения, измеренные через несколько интервалов задержки, в одну количественную переменную и поэтому не могут указать, в каком подмножестве интервалов задержки происходят самые большие изменения.Однако недавнее исследование взрослых и подростков показало, что различия между ними в дисконтном поведении становятся более очевидными по мере увеличения интервалов отсрочки (Christakou et al., 2011). Это говорит о том, что изучение точек безразличия, которые отражают межвременные предпочтения с определенными интервалами задержки, приведет к лучшему пониманию того, как именно развитие подростка влияет на принятие решений в разные промежутки времени между решением и его последствиями. Например, у подростка А может быть более высокая ставка дисконтирования, чем у подростка Б, что говорит о том, что его всегда больше тянет к немедленным вознаграждениям.Однако эта более высокая ставка дисконтирования может быть результатом более высокого предпочтения немедленных вознаграждений за длительные интервалы отсрочки (например, 6 месяцев), а не за короткие интервалы отсрочки (например, неделя). Фактически, точки безразличия подростка А для коротких интервалов отсрочки могут быть идентичны таковым у подростка Б, и только его точки безразличия для длинных интервалов отсрочки определяют разницу между ними в ставке дисконтирования. Однако это можно установить только путем изучения точек безразличия, а не путем сравнения ставок дисконтирования.Изучая точки безразличия в этом исследовании, мы надеемся сделать выводы о том, в какие интервалы задержки временные аспекты решения наиболее важны в подростковом возрасте.

    Настоящее исследование преследует три цели. Во-первых, мы стремимся продолжить изучение ранее упомянутых результатов Steinberg et al. (2009). Мы будем использовать большую выборку, состоящую из трех возрастных групп (12–13, 14–15 и 16–17 лет), чтобы можно было тщательно оценить траектории развития. Во-вторых, мы стремимся расширить предыдущие результаты, исследуя различия в дисконтирующем поведении в трех конкретных временных точках, чтобы увидеть, отличается ли поведение между группами, когда время между немедленным и отложенным вознаграждением составляет неделю, месяц или 6 месяцев.Различия в развитии в точках безразличия не изучались в предыдущих исследованиях, но позволят прояснить причины изменений в развитии ранее изученных ставок дисконтирования. И, наконец, мы проанализируем роль индивидуальных различий между подростками, а именно пола и образовательного трека, в дисконтировании поведения.

    С этой целью большая выборка ( N = 622) голландских учеников средней школы, зачисленных на два высших образовательных направления, выполнила задачу временного дисконтирования.Мы предполагаем, что ставки дисконтирования будут уменьшаться с возрастом, то есть участники будут все меньше ориентироваться на немедленное вознаграждение. Мы ожидаем, что это изменение будет отличаться между разными интервалами задержки. В частности, мы ожидаем, что изменения в поведении дисконтирования будут положительно связаны с интервалами задержки: чем длиннее интервал, тем больше уменьшение дисконтирования с возрастом. Кроме того, мы ожидаем, что индивидуальные различия, такие как уровень образования и пол, будут влиять на это развитие.В соответствии с предыдущими исследованиями мы ожидаем, что ученики, обучающиеся на более низком образовательном уровне, будут сообщать о более резких скидках, чем ученики на более высоком образовательном уровне. Поскольку предыдущие исследования, касающиеся половых различий в дисконтирующем поведении, были неоднозначными, мы включили секс в нашу модель, не выдвигая конкретной гипотезы об ожидаемом направлении половых эффектов.

    Материалы и методы

    Участников

    Первоначальная выборка включала 691 подростка в возрасте от 12 до 17 лет, отобранных в рамках более крупного исследовательского проекта по изучению когнитивного развития подростков (например,г., Boschloo et al., 2012; Деккер и др., 2013). Данные этого проекта о влиянии временного дисконтирования на академическую мотивацию и достижения были опубликованы в других источниках (Lee et al., 2012). Чтобы быть включенными в выборку для настоящего исследования, участники должны были, как правило, развиваться без предшествующего анамнеза неврологических, психологических и / или психических состояний. Применение этих критериев привело к исключению 37 участников, получив выборку из 654 участников для текущего анализа.Участники были разделены на три возрастные группы: ранние подростки 12–13 лет, средние подростки 14–15 лет и поздние подростки 16–17 лет. Характеристики участников после исключения представлены в таблице 1. Все участники были зачислены в старшее общее среднее образование ( hoger algemeen vormend onderwijs или « havo ») или довузовское образование ( voorbereidend wetenschappelijk onderwijs или « vwo ». »). Учащиеся из низшей образовательной дорожки не были набраны для этого исследования из-за высокого уровня нарушений обучения и поведенческих проблем в этой группе, что могло исказить результаты.Выбранные треки составляют два самых высоких образовательных трека в голландской системе, и примерно 40% учеников зачислены на один из них. Учащиеся распределяются по трекам на основе их результатов на национальных стандартизированных тестах в конце начальной школы. Успешное завершение среднего общего образования позволяет студенту поступить в университет прикладных наук, который предлагает профессиональную подготовку по таким предметам, как сестринское дело, исполнительское искусство и социальная работа. Довузовское образование предлагает доступ к программам более высокого уровня в исследовательских университетах, таких как медицина и право.Курсы в этих учреждениях более ориентированы на исследования, чем курсы в университетах прикладных наук, где курсы более ориентированы на практику.

    ТАБЛИЦА 1. Характеристики участников (после исключения).

    Институциональный совет по этике Амстердамского университета VU одобрил все процедуры. Письменное информированное согласие было получено от обоих участников и их родителей до участия в исследовании.

    Процедура

    Исследователи посетили выбранные школы и представили ученикам короткую презентацию об исследовательском проекте.Все ученики получили информационный пакет, чтобы забрать домой, содержащий информацию о проекте, форму согласия и анкету, которую должен заполнить один из родителей или опекунов ребенка. Ученики вернули анкету и форму согласия через неделю, если они хотели участвовать. Во время этого второго занятия ученики заполняли анкеты и выполняли задания в классе под наблюдением двух квалифицированных психологов и классного учителя. Заполнение заданий и анкет заняло примерно 40 минут, из которых 5 минут были потрачены на задачу временного дисконтирования.Все ученики, вернувшие информационный пакет, были включены в процедуру тестирования. Позднее участники, не соответствующие критериям включения, были исключены из анализа.

    Меры

    Демография

    С помощью анкеты, заполненной родителями или опекунами ребенка, была собрана информация об истории болезни и образовании ребенка. Это было использовано для выявления участников, которые не соответствовали критериям включения.

    Временное дисконтирование

    Письменная версия задачи временного дисконтирования, основанная на процедуре, использованной Rachlin et al.(1991) был использован для измерения поведения дисконтирования во времени. Текущая задача требовала от участников выбора между фиксированным отложенным вознаграждением в размере 50 евро и переменным немедленным вознаграждением в размере 5 евро, 10 евро, 15 евро, 20 евро, 25 евро, 30 евро, 35 евро, 40 евро или 45 евро. Были использованы три интервала времени между немедленным и отложенным вознаграждением: 1 неделя, 1 месяц и 6 месяцев. Варианты выбора были представлены в трех блоках: по одному на интервал задержки. В каждом блоке варианты были представлены как отдельные элементы и в порядке возрастания каждого из значений немедленного вознаграждения.В результате на каждого участника было проведено 27 испытаний. Сначала был представлен недельный интервал отсрочки, затем месячный и шестимесячный интервалы. Ответы использовались для определения точки безразличия каждого участника в течение трех периодов задержки, определяемых как пункт, в котором участники переключились с выбора отложенного вознаграждения на выбор немедленного вознаграждения. Более низкие баллы безразличия указывают на меньшее желание ждать отложенного вознаграждения.

    Величина отложенного вознаграждения была выбрана таким образом, чтобы она напоминала суммы, которые подростки могли реально получить, поскольку предыдущие исследования показали, что на скорость временного дисконтирования влияет величина вознаграждения (Green et al., 1997). Все вознаграждения были гипотетическими, поскольку сравнение задач с использованием реальных и гипотетических вознаграждений не показало разницы в найденных результатах (Johnson and Bickel, 2002; Madden et al., 2003, 2004). Интервалы задержки, используемые в задании, были выбраны так, чтобы отразить интервалы задержки, которые подростки, вероятно, ранее испытывали при принятии решений в реальной жизни.

    Анализирует

    Метод площади под кривой (AUC) был использован для расчета показателя общего поведения дисконтирования и возможности сравнения с предыдущими исследованиями.Этот подход часто используется в рамках экспериментальных исследовательских парадигм (например, Dixon et al., 2003; Scheres et al., 2006; Olson et al., 2007), поскольку он позволяет избежать трудностей, связанных с методами, основанными на теоретических функциях дисконтирования (Myerson et al. ., 2001). Баллы безразличия участников были нормализованы, то есть задержка была пересчитана как пропорция максимальной задержки в 6 месяцев, а значение точки безразличия было пересчитано как пропорция максимального вознаграждения в 50 евро. Используя эти нормализованные значения, были нанесены три точки безразличия в зависимости от (времени до) задержки.Вертикальные линии были проведены от каждой точки данных до оси x , в результате чего были созданы три трапеции. Площадь под полученной кривой рассчитывалась путем суммирования площадей этих трех трапеций [см. Myerson et al. (2001) для получения дополнительной информации о процедуре]. Из-за нормализации точек данных значения AUC находятся в диапазоне от 0,0 до 1,0, причем меньшие значения указывают на более резкое дисконтирование (т.е. меньшее желание ждать по мере увеличения времени).

    Все эффекты считаются значимыми при p <0.05. Чтобы дать возможность сравнить наши данные с предыдущими исследованиями и измерить общее поведение дисконтирования, наш первый анализ включал трехфакторный дисперсионный анализ (ANOVA) с использованием возраста, пола и уровня образования в качестве независимых переменных и общей площади дисконтирования. кривая как зависимая переменная. Впоследствии, в нашем втором анализе, изменения в дисконтирующем поведении с течением времени были изучены с использованием дисперсионного анализа с повторными измерениями, с тремя точками безразличия индивидов (неделя, месяц, 6 месяцев) в качестве фактора внутри субъектов и возрастом, полом и уровнем образования в качестве межсубъектные факторы.Тест Мочли показал, что предположение о сферичности было нарушено, χ 2 (2) = 86,186, p <0,001. Поэтому степени свободы корректировались с использованием оценок сферичности Гринхауса – Гейссера (= 0,886). Для дальнейшего изучения эффектов переменных индивидуальных различий на каждом интервале задержки было выполнено три отдельных трехфакторных анализа дисперсии с использованием каждой из трех индивидуальных точек безразличия в качестве зависимых переменных и возраста, пола и уровня образования в качестве независимых переменных.Во всех анализах значимые основные эффекты были дополнительно изучены с использованием post hoc парных сравнений с поправкой на Бонферрони, где это было необходимо. Значимые эффекты взаимодействия были исследованы с использованием апостериорных анализов простых эффектов.

    Результаты

    Участники, представившие противоречивые данные дисконтирования ( N = 32), были исключены из дальнейшего анализа в соответствии с методами, использованными в предыдущих исследованиях (Reynolds et al., 2006; Olson et al., 2007). Непоследовательное дисконтирование было определено как увеличение субъективной ценности с увеличением времени.Анализ показал, что стабильные и непоследовательные дискаунтеры не различаются по возрасту, полу и уровню образования.

    Анализ 1: Область под кривой

    Трехфакторный дисперсионный анализ показал значительное влияние возраста на площадь под кривой дисконтирования [ F (2, 622) = 7,667, p <0,001, частичное η 2 = 0,02], с публикациями. hoc , показывающие, что участники младшей возрастной группы дисконтировали вознаграждение сильнее, чем участники самой старшей возрастной группы ( p <0.001). Также был обнаружен значительный главный эффект образовательного трека [ F (1,622) = 31,53, p <0,001, частичное η 2 = 0,05], что объясняется более сильным дисконтированием участников более низкого трека по сравнению с более высоким трек (см. Таблицу 2). Не было существенной разницы в дисконтирующем поведении между мальчиками и девочками ( p = 0,86), и не было никаких значимых взаимодействий.

    ТАБЛИЦА 2. AUC и точки безразличия в зависимости от возраста и уровня образования.

    Анализ 2: Индивидуальные точки безразличия

    Впоследствии был выполнен дисперсионный анализ ANOVA с повторными измерениями. Тесты внутри предметных факторов показали значительный главный эффект интервала задержки [Greenhouse – Geisser F (1,77,1102,71) = 829,03, p <0,001, частичное η 2 = 0,57], при этом участники дисконтируют сильнее, чем задержка. интервал увеличился. Было обнаружено значимое взаимодействие между интервалом задержки и учебным треком [Greenhouse – Geisser F (1.77,1102,71) = 7,47, p = 0,001, частичное η 2 = 0,01], показывая, что зрачки на двух дорожках различались по своим изменениям в поведении дисконтирования в течение трех интервалов задержки. Взаимодействие между интервалом задержки, возрастом и уровнем образования показало тенденцию к значимости [Greenhouse – Geisser F (1,77,1098,32) = 2,34, p = 0,06]. Других значимых взаимодействий обнаружено не было.

    Тесты межсубъектных эффектов показали значительный главный эффект возраста [ F (2,622) = 8.24, p <0,001, частичный η 2 = 0,03] и образовательный курс [ F (1,622) = 31,83, p <0,001, частичный η 2 = 0,05], что указывает на то, что в средних возрастных группах Типы школ различались по принципу дисконтирования в разные моменты времени. Основное влияние секса было незначительным ( p = 0,95). Взаимодействие между возрастом и образованием снова показало тенденцию к значимости [ F (2622) = 2,73, p = 0.07]. Другие взаимодействия не были значительными.

    Аптечный анализ, недельные и месячные интервалы задержки

    Результаты последующего трехфакторного дисперсионного анализа интервалов задержки в неделю и месяц выявили значимые основные эффекты возраста [неделя: F (2622) = 4,90, p = 0,008, частичное η 2 = 0,02 ; месяц: F (2,622) = 6,79, p = 0,001, частичный η 2 = 0,02] и образовательный курс [неделя: F (1,622) = 12.71, p <0,001, частичное η 2 = 0,02; месяц: F (1,622) = 25,15, p <0,001, частичное η 2 = 0,04]. Основное влияние секса было незначительным (неделя: p = 0,68, месяц: p = 0,93). Кроме того, наблюдалась значительная взаимосвязь возрастной группы и образовательного трека [неделя: F (2622) = 4,61, p = 0,01, частичное η 2 = 0,02; Месяц: F (2,622) = 3.61, p = 0.03, частичное η 2 = 0,01]. Post hoc простых анализов эффектов были использованы для дальнейшего изучения этого взаимодействия. Как показано на рисунке 1, структура возрастных различий в двух образовательных направлениях не была одинаковой. Как для недельных, так и для месячных интервалов задержки значимые возрастные эффекты присутствовали только в пределах нижней образовательной дорожки (неделя: p <0,001, месяц: p <0,001). В обоих условиях ранние подростки не учитывали больше, чем средние подростки (неделя: p = 0.01, месяц: p = 0,003) и поздних подростков (неделя: p = 0,004, месяц: p = 0,001). Не было обнаружено возрастных различий в рамках программы высшего образования для недельных ( p = 0,86) или месячных ( p = 0,68) интервалов задержки.

    РИСУНОК 1. Возрастные различия во временном дисконтировании для старших общеобразовательных (havo) учеников (A) и доуниверситетских (vwo) учеников (B) .

    Post hoc анализы, интервал задержки 6 месяцев

    Напротив, для 6-месячного интервала задержки только основные эффекты возраста [ F (2,622) = 5.58, p = 0,004, частичный η 2 = 0,02] и образовательный трек [ F (1,622) = 24,12, p <0,001, частичный η 2 = 0,04] ​​были значимыми. Основной эффект секса был незначительным ( p = 0,80), и значимых взаимодействий не было. Апостериорные тесты показали, что в течение 6-месячного интервала отсрочки старшие участники дисконтируют вознаграждение меньше, чем самые молодые участники ( p = 0,002), и демонстрируют тенденцию к уменьшению меньшего дисконтирования, чем группа среднего подростка ( p = 0 .06). Те, кто находится на дорожке высшего образования, имеют меньшую скидку на всех интервалах задержки, чем участники на более низкой дорожке.

    Обсуждение

    В этом исследовании мы изучили изменения временного дисконтирования в подростковом возрасте, связанные с возрастом, полом и уровнем образования. Анализ с использованием единой метрики дисконтирования, AUC, показал, что дисконтирование уменьшается с возрастом и уровнем образования: участники группы раннего подросткового возраста и участники низшего уровня образования больше склонны к немедленному вознаграждению, чем участники группы позднего подросткового возраста и группы высшего образования. отслеживать.Таким образом, для более молодых участников и тех, кто зачислен на более низкий уровень образования, отложенное вознаграждение теряет свою субъективную ценность быстрее, чем для участников старшего возраста и тех, кто зачислен на более высокий уровень образования. Изучение индивидуальных точек безразличия показало, что в течение недельных и месячных интервалов отсрочки учащиеся, зачисленные в доуниверситетское образование, высшее образование, изучаемое в этом исследовании, последовательно снижали ценность отсроченных вознаграждений меньше, чем ученики из более низкого уровня изучаемого, старшего общее среднее образование.Однако только ученики нижнего уровня показали снижение с возрастом, что указывает на то, что их поведение в отношении дисконтирования становилось все более похожим на поведение учеников более высокого уровня. В случае 6-месячного интервала отсрочки снова было обнаружено возрастное снижение, но оно не различается между двумя уровнями образования. Никаких различий между полами не наблюдалось.

    Наш дополнительный анализ индивидуальных точек безразличия ясно показал дополнительную ценность изучения точек безразличия в сочетании с площадью под кривой.Анализ с использованием меры площади под кривой показал, что дисконтное поведение снижается с возрастом, но изучение точек безразличия показало, что это развитие различается в зависимости от интервала задержки. Это соответствовало нашим гипотезам и аналогично результатам, полученным ранее при сравнении взрослых и подростков (Christakou et al., 2011). Наше открытие изменений в поведении дисконтирования в процессе развития согласуется с результатами других исследований, в которых ранее сообщалось о различиях в поведении дисконтирования на протяжении всей жизни (Green et al., 1994, 1999; Scheres et al., 2006). В предыдущем исследовании подростков Steinberg et al. (2009) также обнаружили значительные различия между молодыми подростками в возрасте 13 лет и младше и старшими подростками в возрасте 16 лет и старше. Как их данные, так и наши результаты предполагают, что период между 13 и 16 годами может быть важным для развития дисконтного поведения и, следовательно, предпочтения отложенного вознаграждения по сравнению с немедленным.

    Эти наблюдаемые возрастные изменения в поведении дисконтирования могут быть результатом того, что у старших подростков больше задержек во времени.Это может привести к более сложному субъективному восприятию интервала отсрочки: месяц может показаться короче старшему подростку, чем более молодому человеку, у которого меньше личного опыта выбора отсроченного вознаграждения. Предыдущие исследования на животных показали, что на временное дисконтирование влияет умение принимать решения между интервалами задержки (Logue et al., 1984). Однако опыт получения отсроченного вознаграждения не объясняет, почему изменения в дисконтном поведении происходят именно в подростковом периоде.Это может быть связано с тем, что в подростковом возрасте немедленные награды стали более заметными. Известно, что эта чувствительность к вознаграждению достигает пика в подростковом возрасте по сравнению с детством и взрослостью (Casey et al., 2008; Somerville et al., 2011). В сочетании с относительной незрелостью процессов самоконтроля (Luna et al., 2004) из-за непрерывного структурного и функционального развития мозга подростка (Giedd, 2004; Gogtay et al., 2004) это приводит к уязвимости для принятия решений. — поведение, мотивированное стремлением к немедленному удовлетворению.

    Недавние исследования изучали взаимосвязь между развитием мозга и дисконтным поведением. Christakou et al. (2011) показали, что ранее сообщаемое возрастное снижение импульсивных выборов в подростковом возрасте было связано с изменениями активации лимбической кортикостриатальной сети в головном мозге, включая вентромедиальную префронтальную кору. Другая работа показала, что менее импульсивное поведение дисконтирования во времени в подростковом возрасте было связано с более зрелыми паттернами организации белого вещества в латеральных префронтальных, височных и теменных областях мозга, ранее участвовавших в дисконтирующем поведении (Olson et al., 2009). Интересно, что некоторые из сообщенных ассоциаций были зависимыми от возраста, что означает, что они, вероятно, отражают процессы развития, в то время как другие, особенно в левой височной и правой лобной областях, не зависели от возраста. Авторы предполагают, что эти не зависящие от возраста ассоциации могут отражать индивидуальные различия в дисконтном поведении подростков. Наши результаты показывают, что эти индивидуальные различия могут быть связаны с образовательной программой, в которую зачислен подросток.

    Открытие того, что ученики на более низком уровне образования демонстрируют более резкое дисконтирование, может быть связано с исследованиями, показывающими, что более высокий интеллект связан с более низким уровнем дисконтирования (Shamosh and Gray, 2008; Shamosh et al., 2008). Это говорит о том, что IQ ученика может быть одним из факторов, влияющих на разницу в ставках дисконтирования по различным направлениям обучения. Однако в голландской образовательной системе ученики помещаются на определенную образовательную ступень на основе их академических достижений, а не на основе показателей IQ.Это означает, что отстающие ученики могут оказаться на более низком уровне, чем того требует их IQ. Это было подтверждено предыдущим исследованием с участием голландских учеников, которое показало, что, хотя IQ сильно связан с образовательной траекторией, есть также группа учеников, которые имеют аналогичные показатели IQ, но различаются по образовательной траектории, на которую они зачислены (van den Bos et al. ., 2012). Таким образом, IQ не может быть единственной причиной более низких ставок дисконтирования в группе с более высоким уровнем образования. Предыдущие исследования показали, что более низкие уровни дисконтирования за просрочку также связаны с более высокими уровнями академической успеваемости и мотивации (Silva, Gross, 2004; Kirby et al., 2005; Ли и др., 2012). Учащиеся с более высоким уровнем академической мотивации могут быть более ориентированы на свое будущее, что заставляет их меньше недооценивать его ценность, а также стремиться к более высокой успеваемости. Однако роль IQ в этих отношениях неясна, и необходимы дальнейшие исследования для изучения взаимосвязи между временным дисконтированием и академической успеваемостью, контролируемой с помощью IQ.

    Благодаря нашему дополнительному анализу индивидуальных точек безразличия мы смогли показать, что изменения в развитии, о которых свидетельствует площадь под кривой, не происходили для всех точек безразличия.Хотя ранние и поздние подростки могут иметь одинаковые точки безразличия при выборе между отсроченной суммой, доступной на следующей неделе, или меньшей суммой, доступной немедленно, если интервал отсрочки будет увеличен до 6 месяцев, их решения будут отличаться. Это может иметь поведенческие последствия, актуальные в образовательной среде. Например, сдача экзаменов в конце года часто зависит не только от учебы за неделю до экзамена, но и от непрерывной работы в течение учебного года, чтобы ученик был знаком со всеми охватываемыми концепциями.А теперь представьте, что обоим людям говорят, что им нужно подготовиться к важному экзамену, который они должны сдать, а также приглашают на день рождения друга. Когда промежуток времени между тестом и вечеринкой составляет 1 неделю, и 12-летний, и 16-летний человек могут принять аналогичное решение и решить учиться. Но если интервал отсрочки увеличить до месяца, их решения могут отличаться из-за возрастного улучшения их способностей к принятию решений: 16-летний может выбрать учебу, а 12-летний может пойти на вечеринку. .Поэтому младшим школьникам может быть полезна помощь в принятии решений относительно долгосрочного планирования.

    Еще одно преимущество изучения индивидуальных различий демонстрируется нашим выводом о взаимосвязи между возрастом и уровнем образования. Традиционный анализ площади под кривой, который мы первоначально провели, показал, что поведение в отношении дисконтирования улучшается с возрастом и уровнем образования. Однако анализ индивидуальных точек безразличия показал, что улучшение с возрастом для двух более коротких интервалов задержки произошло только среди учеников с более низким уровнем образования.Таким образом, молодые ученики на низшей образовательной ступени более склонны к импульсивным решениям, чем молодые ученики на высшей ступени, которые более терпимы к коротким задержкам.

    В отличие от измерения AUC, наш анализ точек безразличия также показал продолжающееся развитие дисконтных способностей у учеников на более низком уровне образования по сравнению с более высоким уровнем образования. С возрастом участники более низкого уровня образования становятся более похожими в своем дисконтном поведении на участников более высокого уровня.Этот вывод согласуется с исследованиями вмешательства, которые предполагают, что самоконтроль податлив и может быть улучшен, например, с помощью тренировок (Diamond and Lee, 2011). Поскольку наши выводы основаны на поперечной выборке, неясно, приведут ли эти изменения в развитии к изменениям в порядке дисконтирования способностей с возрастом. В качестве альтернативы, они могут отражать возрастное уменьшение вариативности дисконтирования, не влияя на ранжирование этой способности. Предыдущие исследования показали неоднозначную поддержку идеи о том, что самоконтроль является биологически обусловленной чертой и что, несмотря на изменения в самоконтроле с течением времени, ребенок с относительно слабым самоконтролем вырастет и станет взрослым, которому это будет труднее, чем другие откладывают удовлетворение.Хотя в некоторых исследованиях были обнаружены доказательства наследуемости дисконтирования в подростковом возрасте (Anokhin et al., 2011; Mitchell, 2011), предыдущие исследования более широкой концепции способностей самоконтроля предполагали, что существует лишь определенная степень стабильности рангового порядка эти способности между людьми (Moffitt et al., 2011). Необходимы дополнительные исследования с использованием продольных выборок, чтобы более подробно изучить ранговую стабильность дисконтирования.

    Следует упомянуть ряд соображений при интерпретации текущих результатов.Хотя мы исследовали два уровня образования, все участники нашего исследования были зачислены на относительно высокие уровни образования, что позволило бы им получить высшее образование на уровне колледжа или университета. Это означает, что обобщение результатов на другие группы населения должно происходить осторожно. Однако вывод о том, что наибольшее развитие способности дисконтирования через интервалы задержки произошло у учеников на более низком уровне образования, использованного в нашем исследовании, указывает на то, что более значительный эффект для развития может быть обнаружен, если исследовалась менее образованная выборка.Кроме того, мы не можем исключить возможность того, что порядок представления позиций в задаче дисконтирования повлиял на результаты. Предыдущие исследования (например, Роблес и Варгас, 2008; Роблес и др., 2009), сравнивая как восходящие, так и нисходящие элементы, показали, что дисконтирование больше, когда участники отвечали на вопросы в возрастающем порядке по сравнению с убывающим. Поскольку элементы в нашей задаче были представлены только в порядке возрастания, наши результаты могли завышать ставки дисконтирования участников. Однако, поскольку мы не ожидаем, что эффект порядка представления будет отличаться между группами, это не должно повлиять на наблюдаемые групповые различия.

    В заключение, наши результаты подтверждают, что существует возрастное снижение дисконтирования отсроченного вознаграждения по сравнению с немедленным вознаграждением, на которое влияют индивидуальные различия между подростками, такие как уровень образования. Кроме того, мы показали, что анализ расхождения в индивидуальных точках безразличия может предоставить дополнительную информацию при использовании наряду с традиционными подходами к AUC и ставкам дисконтирования.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Сноска

    1. Результаты анализа не различались при включении несовместимых дискаунтеров. Однако для ясности в данной статье представлены только результаты анализа без этих участников.

    Список литературы

    Анохин, А.П., Голошейкин, С., Грант, Дж. Д., Хит, А. С. (2011). Наследственность дисконтирования задержки в подростковом возрасте: продольное исследование близнецов. Behav. Genet. 41, 175–183. DOI: 10.1007 / с10519-010-9384-7

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Баркли Р. А. (1997). Поведенческое торможение, постоянное внимание и управляющие функции: построение единой теории СДВГ. Psychol. Бык. 121, 65–94. DOI: 10.1037 / 0033-2909.121.1.65

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Boschloo, A., Ouwehand, C., Dekker, S., Lee, N., de Groot, R., Krabbendam, L., et al. (2012). Связь между пропуском завтрака и успеваемостью в школе у ​​подростков. Mind Brain Educ. 6, 81–88. DOI: 10.1111 / j.1751-228X.2012.01138.x

    CrossRef Полный текст

    Христаку А., Браммер М. и Рубиа К. (2011). Созревание лимбической кортикостриатальной активации и связности связано с изменениями в развитии во временном дисконтировании. Neuroimage 24, 1344–1354. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2010.08.067

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Деккер, С., Краббендам, Л., Ли, Н.К., Бошлоо А., де Гроот Р. и Джоллес Дж. (2013). Половые различия в ориентации на цели у подростков 10–19 лет: мальчики старшего возраста принимают цели уклонения от работы в два раза чаще, чем девочки. ЖЖ. Индивидуальный. Diff. 26, 196–200. DOI: 10.1016 / j.lindif.2012.07.011

    CrossRef Полный текст

    Де Вит, Х., Флори, Дж. Д., Ачесон, А., Макклоски, М., и Манук, С. Б. (2007). IQ и непреднамеренная импульсивность независимо связаны с дисконтированием отсрочки у взрослых среднего возраста. Человек. Индивидуальный. Diff. 42, 111–121. DOI: 10.1016 / j.paid.2006.06.026

    CrossRef Полный текст

    Филд, М., Кристиансен, П., Коул, Дж., И Гуди, А. (2007). Отсрочка дисконтирования и алкоголь Струп у пьяных подростков. Наркомания 102, 579–586. DOI: 10.1111 / j.1360-0443.2007.01743.x

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Gogtay, N., Giedd, J. N., Lusk, L., Hayashi, K. M., Greenstein, D., Vaituzis, A.C., et al. (2004). Динамическое картирование коркового развития человека в период от детства до раннего взросления. Proc. Natl. Акад. Sci. США 101, 8174–8179. DOI: 10.1073 / pnas.0402680101

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Грин Л., Фрай А. и Майерсон Дж. (1994). Дисконтирование отложенных вознаграждений: сравнение продолжительности жизни. Psychol. Sci. 5, 33–36. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.1994.tb00610.x

    CrossRef Полный текст

    Грин, Л., Майерсон, Дж., И Осташевски, П. (1999). Дисконтирование отложенных вознаграждений на протяжении всей жизни: возрастные различия в индивидуальных функциях дисконтирования. Behav. Процесс. 46, 89–96. DOI: 10.1016 / S0376-6357 (99) 00021-2

    CrossRef Полный текст

    Харрисон, Г. У., Лау, М. И., и Уильямс, М. Б. (2002). Оценка индивидуальных ставок дисконтирования в Дании: полевой эксперимент. Am. Экон. Ред. 92, 1606–1617. DOI: 10.1257 / 000282802762024674

    CrossRef Полный текст

    Джарони, Дж.Л., Райт, С. М., Лерман, К., и Эпштейн, Л. Х. (2004). Связь между образованием и скидкой на отсрочку у курильщиков. Наркоман. поведение. 29, 1171–1175. DOI: 10.1016 / j.addbeh.2004.03.014

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Джонсон, М. В., и Бикель, В. К. (2002). Внутрисубъектное сравнение реальных и гипотетических денежных вознаграждений при дисконтировании отсрочки. J. Exp. Анальный. Behav. 77, 129–146. DOI: 10.1901 / jeab.2002.77-129

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Кирби, К.Н., Уинстон, Г. К., и Сантиестебан, М. (2005). Нетерпение и оценки: ставки дисконтирования за просрочку отрицательно коррелируют со средним баллом колледжа. ЖЖ. Индивидуальный. Diff. 15, 213–222. DOI: 10.1016 / j.lindif.2005.01.003

    CrossRef Полный текст

    Ли, Н. К., Краббендам, Л., Деккер, С., Бошло, А., де Гроот, Р. Х. М., и Джоллес, Дж. (2012). Академическая мотивация опосредует влияние временного дисконтирования на академическую успеваемость в подростковом возрасте. Trends Neurosci. Educ. 1, 43–48. DOI: 10.1016 / j.tine.2012.07.001

    CrossRef Полный текст

    Лог А. В., Родригес М. Л., Пена-Корреаль Т. Э. и Мауро Б. К. (1984). Выбор в парадигме самоконтроля: количественная оценка различий, основанных на опыте. J. Exp. Analy. Behav. 41, 53–67. DOI: 10.1901 / jeab.1984.41-53

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Луна Б., Гарвер К. Э., Урбан Т. А., Лазар Н. А. и Суини Дж. А. (2004). Созревание познавательных процессов от позднего детства до зрелого возраста. Child Dev. 75, 1357–1372. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2004.00745.x

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Мэдден Г. Дж., Беготка А. М., Райфф Б. Р. и Кастерн Л. Л. (2003). Отсрочка дисконтирования реальных и гипотетических вознаграждений. Exp. Clin. Psychopharmacol. 11, 139–145. DOI: 10.1037 / 1064-1297.11.2.139

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Мэдден, Г. Дж., Райфф, Б. Р., Лагорио, К. Х., Беготка, А. М., Мюллер, А. М., Хели, Д. Дж. И др. (2004). Отсрочка дисконтирования потенциально реальных и гипотетических вознаграждений: II. Межпредметные и внутрипредметные сравнения. Exp. Clin. Psychopharmacol. 12, 251–261. DOI: 10.1037 / 1064-1297.12.4.251

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Moffitt, T. E., Arseneault, L., Belsky, D., Dickson, N., Hancox, R.J., Harrington, H., et al. (2011). Градиент детского самоконтроля предсказывает здоровье, богатство и общественную безопасность. Proc. Natl. Акад. Sci. США 108, 2693–2698. DOI: 10.1073 / pnas.1010076108

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Олсон, Э. А., Коллинз, П. Ф., Хупер, К. Дж., Мютцель, Р., Лим, К. О., и Лучиана, М. (2009). Целостность белого вещества предсказывает поведение дисконтирования задержки у детей от 9 до 23 лет: исследование с визуализацией тензора диффузии. J. Cogn. Neurosci. 21, 1406–1421. DOI: 10.1162 / jocn.2009.21107

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Олсон, Э.А., Хупер, К. Дж., Коллинз, П., и Лучиана, М. (2007). Показатели подростков при выполнении заданий с отсрочкой и дисконтированием вероятности: вклад возраста, интеллекта, исполнительных функций и самооценки экстернализирующего поведения. Человек. Индивидуальный. Diff. 43, 1886–1897. DOI: 10.1016 / j.paid.2007.06.016

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Реймерс С., Мейлор Э. А., Стюарт Н. и Чейтер Н. (2009). Связь между одноразовой мерой дисконтирования отсрочки и возрастом, доходом, образованием и реальным импульсивным поведением. Человек. Индивидуальный. Diff. 47, 973–978. DOI: 10.1016 / j.paid.2009.07.026

    CrossRef Полный текст

    Рейна В. Ф. и Фарли Ф. (2006). Риск и рациональность в принятии решений подростками — значение для теории, практики и государственной политики. Psychol. Sci. Паб. Проценты 7, 1–44. DOI: 10.1111 / j.1529-1006.2006.00026.x

    CrossRef Полный текст

    Рейнольдс Б., Ортенгрен А., Ричардс Дж. Б. и де Вит Х. (2006). Параметры импульсивного поведения: личность и поведенческие меры. Человек. Индивидуальный. Diff. 40, 305–315. DOI: 10.1016 / j.paid.2005.03.024

    CrossRef Полный текст

    Роблес Э. и Варгас П. А. (2008). Параметры оценки дисконтирования задержки: количество попыток, усилие и последовательные эффекты. Behav. Процесс. 78, 285–290. DOI: 10.1016 / j.beproc.2007.10.012

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Роблес, Э., Варгас, П. А., Бехарано, Р. (2009). Внутрисубъектные различия в степени дисконтирования отсрочки в зависимости от порядка представления гипотетических денежных вознаграждений. Behav. Процесс. 81, 260–263. DOI: 10.1016 / j.beproc.2009.02.018

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Scheres, A., Dijkstra, M., Ainslie, E., Balkan, J., Reynolds, B., Sonuga-Barke, E., et al. (2006). Временное и вероятностное дисконтирование вознаграждений у детей и подростков: эффекты возраста и симптомы СДВГ. Neuropsychologia 44, 2092–2103. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2005.10.012

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Шамош, Н.А., Де Янг, К. Г., Грин, А. Е., Рейс, Д. Л., Джонсон, М. Р., Конвей, А. Р. А. и др. (2008). Индивидуальные различия в дисконтировании задержки: отношение к интеллекту, рабочей памяти и передней префронтальной коре. Psychol. Sci. 19, 904–911. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2008.02175.x

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Шамош, Н. А., Грей, Дж. Р. (2008). Дисконтирование отсрочки и интеллект: метаанализ. Интеллект 36, 289–305.DOI: 10.1016 / j.intell.2007.09.004

    CrossRef Полный текст

    Силва, Ф. Дж., И Гросс, Т. Ф. (2004). Богатые становятся еще богаче: учащиеся не принимают во внимание гипотетические отсроченные вознаграждения и реальный дополнительный зачет, требующий усилий. Психон. Бык. Ред. 11, 1124–1128. DOI: 10.3758 / BF031

  • Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Сильверман, И. У. (2003). Гендерные различия в задержке удовлетворения: метаанализ. Половые роли 49, 451–463.DOI: 10.1023 / A: 1025872421115

    CrossRef Полный текст

    Сомервилль, Л. Х., Хейр, Т., и Кейси, Б. Дж. (2011). Фронтостриатальное созревание предсказывает неспособность когнитивного контроля к сигналам аппетита у подростков. J. Cogn. Neurosci. 23, 2123–2134. DOI: 10.1162 / jocn.2010.21572

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Стейнберг, Л., Грэм, С., О’Брайен, Л., Вулард, Дж., Кауфман, Э. и Банич, М. (2009). Возрастные различия в ориентации на будущее и отсрочка дисконтирования. Child Dev. 80, 28–44. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2008.01244.x

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    ван ден Бос, В., Крон, Э. А., и Гуроглу, Б. (2012). Функция мозга во время вероятностного обучения в зависимости от IQ и уровня образования. Dev. Cogn. Neurosci. 25, S78 – S89. DOI: 10.1016 / j.dcn.2011.09.007

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Устойчивые преимущества отсрочки начала занятий в школе для сна и благополучия подростков | Сон

    Аннотация

    Цели исследования

    Изучить краткосрочное и долгосрочное влияние 45-минутной задержки начала занятий в школе на сон и благополучие подростков.

    Методы

    Выборка состояла из 375 учеников 7–10 классов (средний возраст ± стандартное отклонение: 14,6 ± 1,15 года) из средней школы для девочек в Сингапуре, начало которой было отложено с 07:30 до 08:15. . Самостоятельные отчеты о времени сна, сонливости и благополучии (депрессивные симптомы и настроение) были получены на исходном уровне до задержки и примерно через 1 и 9 месяцев после задержки. Общее время сна (TST) оценивали с помощью актиграфии.

    Результаты

    Через 1 месяц отходы ко сну в школьные вечера были отложены на 9.0 мин, в то время как время подъема было отложено на 31,6 мин, что привело к увеличению времени нахождения в постели (TIB) на 23,2 мин. Через 9 месяцев увеличение TIB было устойчивым, а TST увеличилось на 10,0 мин по сравнению с исходным уровнем. Участники также сообщили о более низких уровнях субъективной сонливости и улучшении самочувствия в обоих периодах наблюдения. Примечательно, что большее увеличение продолжительности сна в школьные вечера было связано с большим улучшением бдительности и благополучия.

    Выводы

    Отсрочка начала занятий в школе может привести к устойчивым улучшениям в отношении продолжительности сна, дневной активности и психического благополучия даже в той культуре, где широко распространено обмен сна на академические успехи.

    Заявление о значимости

    Отсрочка начала занятий в школе для улучшения сна и благополучия подростков оказалась полезной в западных культурах, но ее полезность в странах Восточной Азии, где учащиеся вынуждены менять сон на успехи в учебе, менее очевидна. Устойчивость улучшения привычки ко сну также недостаточно охарактеризована. В этом исследовании учащиеся сингапурской школы продемонстрировали улучшение сна и самочувствия через 1 месяц после 45-минутной задержки начала занятий в школе, и эти положительные изменения сохранялись через 9 месяцев.Более того, большинство учеников, учителей и родителей поддержали изменение расписания. Таким образом, в культуре, где академическая успеваемость перевешивает важность сна, начать школу позже можно и это может привести к устойчивым результатам.

    Введение

    студента из Восточной Азии живут в культуре, в которой глубоко укоренилась важность академической успеваемости [1]. Это неустанное стремление к академическим достижениям приводит к высоким достижениям в международных академических оценках [2], но способствовало сокращению ночного сна в школьные вечера до уровня значительно ниже рекомендованного [3, 4] 8–10 часов [5–7], подвергая студентов риску неблагоприятных когнитивных и психологических исходов [8–12].Кроме того, задержка созревания в суточных ритмах и более медленное накопление давления во сне [13], а также использование техники перед сном [14] — все это приводит к задержкам сна. Однако большинство учеников просыпаются до своего естественного биологического подъема, потому что их школы рано начинают занятия. Поскольку выяснилось, что учащиеся школ, которые начинают позже, имеют более длительную продолжительность сна [15, 16], отсрочка начала занятий в школе является одним из принципиальных решений для увеличения продолжительности сна у подростков [17–19].

    Большинство исследований более позднего начала школьного обучения было проведено в западных странах [20].Эти исследования неизменно показывают увеличение продолжительности сна в школьные вечера с более поздним временем начала сна [21–26]. Сопутствующие преимущества включают меньшую дневную сонливость и меньше депрессивных симптомов [21, 24, 25, 27, 28]. Такие желаемые результаты могут не быть достигнуты, если учащиеся постепенно откладывают время отхода ко сну. Например, одно исследование показало, что сон, увеличившийся на 2 месяца после 45-минутной задержки времени начала, больше не наблюдался еще через 7 месяцев из-за задержки периода сна [29]. Отсрочка отхода ко сну, отчасти из-за растущей академической нагрузки, является неотложной реальностью в большинстве домохозяйств Восточной Азии.Эрозия времени сна в восточноазиатских обществах усугубляется сопротивлением изменению и без того переполненного школьного расписания [30]. Например, недавно средняя школа в Гонконге согласилась отложить время начала занятий, но только на 15 минут. Тем не менее, было обнаружено увеличение времени нахождения в постели на 4 минуты в будние дни, а также улучшение психического здоровья, просоциального поведения и большей внимательности в классе и взаимоотношений со сверстниками [30]. Когда время начала начальной школы в Китае могло быть отложено на 60 минут, продолжительность сна увеличивалась на 23 минуты, а дневная сонливость уменьшалась [31].

    Сингапур является типичным восточноазиатским обществом, которое ведет активную деятельность и возглавляет рейтинг Программы международной оценки учащихся (PISA) [2], который измеряет успеваемость учащихся в возрасте 15 лет. В Сингапуре школа обычно начинается около 07:30, что на 1 час раньше, чем время начала в 08:30 или позже, рекомендованное Американской академией педиатрии [17], Американской медицинской ассоциацией [18] и Американской академией сна. Медицина [19]. Короткий сон среди сингапурских подростков широко распространен, а среднее время, проведенное в постели (TIB), составляет 6 ночей в школе.5 часов и менее [9, 10]. В июле 2016 года средняя школа для девочек в Сингапуре перенесла время начала занятий с 07:30 до 08:15, изменив расписание таким образом, чтобы не задерживать время окончания школы. Мы исследовали влияние более позднего поступления в школу на сон и самочувствие учащихся через 1 и 9 месяцев после введения отсрочки начала занятий. Кроме того, были изучены мнения родителей и учителей о преимуществах этого изменения для их детей / учащихся, поскольку они являются важными заинтересованными сторонами в инициативах по отсрочке начала занятий в школе.

    Методы

    Участников

    Участников набрали по электронной почте с приглашениями, разосланными всем ученикам и родителям в средней школе для девочек, которая является ведущей школой в Сингапуре, которая получает частичное государственное финансирование, но имеет больше свободы по сравнению с другими государственными школами в своей деятельности. Все около 1600 студентов имели право участвовать. Всего 375 учеников (~ 23%) 7–10 классов (средний возраст ± стандартное отклонение = 14 лет).6 ± 1,15 года) участвовали на исходном уровне. Размер выборки уменьшился до 352 при контрольном обследовании через 1 месяц, а затем до 150 при контрольном обследовании через 9 месяцев отчасти из-за того, что ученики 10 класса ( n = 111) окончили школу. Размер выборки также варьировался в зависимости от различных измерений (т.е.актиграфии, анкеты, оценок настроения и сонливости; более подробную информацию см. Ниже; Таблица S1), поскольку участники различались по своей готовности пройти разные тесты.

    Устройство и порядок действий

    Это исследование состояло из трех этапов.Исходные данные были собраны в апреле 2016 г. до изменения времени начала. В июле 2016 года начало занятий в школе было перенесено с 07:30 до 08:15. Студенты, которые участвовали в исходной фазе, были приглашены принять участие в первом последующем наблюдении, которое проводилось примерно через 1 месяц после изменения времени начала (август 2016 г.), чтобы зафиксировать непосредственное воздействие манипуляции. В апреле 2017 года было проведено 9-месячное наблюдение для оценки устойчивости любых положительных изменений в результатах, и принять участие были приглашены только те, кто участвовал в предыдущих двух этапах.Время 9-месячного последующего наблюдения было выбрано в соответствии с временной шкалой, аналогичной предыдущей работе [29], и оно проводилось в течение периода, который был определен как возможный и наиболее удобный для школы-партнера.

    На каждом этапе участники носили наручный актиграф в течение 1 недели и посещали внеклассные занятия, во время которых они оценивали свое текущее настроение и уровень сонливости. Они заполнили онлайн-анкету для оценки своего режима сна и самочувствия. Из-за ограничений на количество наручных актиграфов и доступности студентов, данные собирались в течение 1 месяца для каждой фазы.Все процедуры проходили во время учебного семестра. Участникам была выплачена денежная компенсация за участие.

    Через 1 месяц родители и учителя были опрошены на предмет их мнения об изменении времени начала занятий в школе с помощью онлайн-анкеты. Родители и учителя были наняты по электронной почте. Ответили 124 родителей и 37 учителей.

    Это исследование было одобрено Наблюдательным советом Национального университета Сингапура. Все участники-подростки и их законные опекуны дали письменное информированное согласие.Родители и учителя также предоставили письменное информированное согласие на участие в опросе.

    Меры

    Время и продолжительность сна

    Участники сообщили о своем обычном времени отхода ко сну и времени подъема в школьные и неурочные дни (далее называемые буднями и выходными) через онлайн-анкету. TIB был определен как период между отходом ко сну и временем подъема. Кроме того, было получено расширение TIB выходного дня, то есть разница между TIB выходного дня и буднего дня, поскольку оно может отражать величину потери сна в будние дни.

    Чтобы объективно измерить общее время сна (TST), участники носили актиграф на запястье (Actiwatch 2, Philips Respironics, Inc., Питтсбург, Пенсильвания) на недоминантной руке в течение 1 недели во время семестра. Также было вычислено продление TST на выходные. Активность регистрировалась в 2-х минутные эпохи. Для анализа использовался низкий порог чувствительности к пробуждению (то есть 80 отсчетов за эпоху), поскольку предыдущие исследования показали, что этот параметр наиболее сопоставим с полисомнографической оценкой TST у подростков [32]. Дневники сна собирались только в течение 9 месяцев наблюдения.Таким образом, интервалы оценки сна определялись с использованием комбинации факторов: сообщения о времени сна и бодрствования из дневников, если таковые имеются, маркеров событий на актограммах, а также изменений уровня освещенности и активности. В анализ были включены только участники, у которых было как минимум три ночи в будний день и одна ночь в выходные с пригодными для использования данными.

    Сонливость

    Уровни субъективной сонливости были оценены во время занятий после школы с помощью Каролинской шкалы сонливости (KSS; 1 = очень настороженный; 9 = очень сонный, большие усилия, чтобы не заснуть, борьба со сном) [33].Мы также использовали онлайн-анкету, чтобы оценить, насколько участникам было трудно бодрствовать в течение дня («Во время дневной деятельности, насколько у вас проблемы с бодрствованием (например, сонливость, изо всех сил стараться бодрствовать)?» [ 0 = вообще нет проблем; 4 = очень большая проблема]), а также насколько освеженными они себя чувствовали после пробуждения («В течение первых получаса после пробуждения утром, насколько вы чувствуете усталость в школьные дни?» [ 0 = очень устал; 3 = очень освежился]).

    Благополучие

    Настроение оценивалось во время внеклассных занятий с помощью расписания позитивных и негативных эмоций (PANAS) [34], которое состоит из 10 пунктов для позитивного настроения и 10 пунктов для негативного настроения.Каждый пункт оценивался по 5-балльной шкале Лайкерта (1 = очень незначительно или совсем не; 5 = чрезвычайно), и были проанализированы общие баллы по подшкалам положительного и отрицательного настроения. Кроме того, депрессивные симптомы измерялись с помощью 11-пунктовой Шкалы подростковой депрессии Катчера [35] в онлайн-анкете. Шкала оценивала, как участники чувствовали себя в среднем за последнюю неделю в отношении депрессивных симптомов, таких как печаль, никчемность и мысли о самоповреждении. Каждый пункт был оценен по 4-балльной шкале (0 = почти никогда; 3 = все время), и был проанализирован общий балл по 11 пунктам.

    Принятие изменения времени начала учениками, родителями и учителями

    При контрольном обследовании через 1 месяц учащихся спросили об их взглядах на более позднее время начала занятий с вопросом: «Предпочитаете ли вы время начала учебного года в этом семестре или время начала учебного года в прошлом семестре?» с вариантами «Этот семестр», «Последний семестр» и «Без разницы».

    Мнения родителей и учителей о более позднем времени начала занятий также оценивались в этот момент времени с помощью вопроса: «Лучше или хуже для вашего ребенка / учеников и его / их расписания позднее начало школы?» с вариантами ответа «Без разницы», «Лучше», «Хуже» и «Как лучше, так и хуже».

    Статистический анализ

    Данные были проанализированы с использованием SPSS версии 24. Чтобы оценить непосредственное влияние более позднего времени начала на сон, сонливость и самочувствие, изменения этих показателей от исходного уровня к первому последующему наблюдению были проверены против 0 в одной выборке. т -испытаний. Мы также оценили, сохранялись ли эти изменения через 9 месяцев после задержки, проверяя изменения по сравнению с исходным уровнем и с момента первого наблюдения против 0. Если не указано иное, сообщали о стандартной ошибке среднего.Cohen’s d был рассчитан для определения размеров эффекта, связанного с этими изменениями [36]. Обратите внимание, что здесь мы не использовали ANOVA с повторными измерениями, потому что это резко уменьшило бы размер выборки ( n = 77–139 в зависимости от рассматриваемого измерения) и статистическую мощность. Кроме того, модели со смешанным эффектом не подходили, поскольку в этом исследовании систематически отсутствовали данные по студентам, которые закончили обучение в декабре 2016 года и не участвовали в 9-месячном наблюдении.

    Чтобы выяснить, связаны ли изменения сонливости и самочувствия через 1 и 9 месяцев после задержки (относительно исходного уровня) с изменениями сна в будние дни, использовались корреляции Пирсона. Крайние выбросы, то есть точки данных, превышающие межквартильный размах более чем в 3 раза ниже первого и выше третьего квартилей, были удалены перед анализом.

    Результаты

    Влияние задержки начала занятий в школе через 1 месяц

    Время и продолжительность сна

    По сравнению с исходным уровнем при первом наблюдении была небольшая задержка отхода ко сну на 8.98 ± 2,27 мин в будние дни ( t = 3,96, p <0,001, d = 0,32; Таблица 1; Рисунок 1A), но время нарастания было значительно задержано на 31,61 ± 1,96 мин ( t = 16,10, p <0,001, d = 1,33; Рисунок 1B), что приводит к среднему увеличению TIB на 23,18 ± 3,22 мин ( t = 7,21, p <0,001, d = 0,60; Рисунок 1C) . Кроме того, процент участников, у которых время сна в будние дни составляло не менее 8 часов (минимальная продолжительность сна, рекомендуемая для этой возрастной группы [3, 4]), увеличилось с 6.От 9 до 16,1 процента. Никаких значительных изменений в TST не наблюдалось ( t = 0,94, p = 0,35; рисунок 1D).

    Таблица 1.

    Изменения времени и продолжительности сна по сравнению с исходным уровнем и результатами наблюдения

    ±

    ,633 9123

    ± 9

    9 ± 2,20 33

    9 0,09

    ±

    9123
    . Исходный уровень до 1 месяца . 1–9 месяцев . Исходный уровень до 9 месяцев .
    . Среднее ± SEM . п. . д . Среднее ± SEM . п. . д . Среднее ± SEM . п. . д .
    Рабочий день
    Перед сном (мин.) 98 ± 2,27 <0,001 0,32 3,44 ± 3,46 0,32 0,10 9,68 ± 3,65 0,01 0,28
    0,28 <0,001 1,33 3,68 ± 1,95 0,06 0,19 30,25 ± 2,39 <0,001 1,36
    мин.18 ± 3,22 <0,001 0,60 1,36 ± 3,86 0,73 0,03 21,52 ± 4,16 <0,001 0,55 0,55 0,35 0,05 5,80 ± 3,91 0,14 0,13 9,95 ± 3,63 0,01 0,24
    33 33 33 932 932 932 932 932 932 932 932 932 932 932 932
    Перед сном 15.77 ± 3,99 <0,001 0,33 6,15 ± 5,16 0,24 0,11 20,52 ± 5,24 <0,001 0,41 0,41 0,14 −6,49 ± 5,22 0,22 0,12 −1,81 ± 7,45 ,81 0,03
    Время в постели −7.65 ± 4,90 0,12 0,13 −13,02 ± 6,69 0,05 0,19 −24,70 ± 8,06 0,003 0,33
    0,81 0,01 -26,24 ± 7,22 <0,001 0,32 -28,81 ± 7,46 <0,001 0,34
    Время в постели −29.19 ± 6,03 <0,001 0,41 -14,46 ± 7,35 0,05 0,20 -45,31 ± 9,34 <0,001 Всего времени сна -3,85 ± 5,06 0,45 0,04 -32,03 ± 7,88 <0,001 0,36 -41,34 ± 7,88 <0,001 0.47
    2 3,16 ± 1,96

    9 0,09

    ±

    9123
    . Исходный уровень до 1 месяца . 1–9 месяцев . Исходный уровень до 9 месяцев .
    . Среднее ± SEM . п. . д . Среднее ± SEM . п. . д . Среднее ± SEM . п. . д .
    Рабочий день
    Перед сном (мин)
    .44 ± 3,46 0,32 0,10 9,68 ± 3,65 0,01 0,28
    Время нарастания (мин) 31,61 ± 1,96 1 61 9123 9123 1 9123 9123 0,06 0,19 30,25 ± 2,39 <0,001 1,36
    Время в постели (мин) 23,18 ± 3,22 <0.001 0,60 1,36 ± 3,86 0,73 0,03 21,52 ± 4,16 <0,001 0,55
    Общее время сна (мин) 2,0633 2 912 912 932 912 912 912 912 912 912 0,05 5,80 ± 3,91 0,14 0,13 9,95 ± 3,63 0,01 0,24
    323
    Перед сном 15.77 ± 3,99 <0,001 0,33 6,15 ± 5,16 0,24 0,11 20,52 ± 5,24 <0,001 0,41 0,41 0,14 −6,49 ± 5,22 0,22 0,12 −1,81 ± 7,45 ,81 0,03
    Время в постели −7.65 ± 4,90 0,12 0,13 −13,02 ± 6,69 0,05 0,19 −24,70 ± 8,06 0,003 0,33
    0,81 0,01 -26,24 ± 7,22 <0,001 0,32 -28,81 ± 7,46 <0,001 0,34
    Время в постели −29.19 ± 6,03 <0,001 0,41 -14,46 ± 7,35 0,05 0,20 -45,31 ± 9,34 <0,001 Всего времени сна -3,85 ± 5,06 0,45 0,04 -32,03 ± 7,88 <0,001 0,36 -41,34 ± 7,88 <0,001 0.47
    Таблица 1.

    Изменения времени и продолжительности сна от исходного уровня к последующим наблюдениям

    ±

    ,633 9123

    ± 9

    9 ± 2,20 33

    9 0,09

    ±

    9123
    . Исходный уровень до 1 месяца . 1–9 месяцев . Исходный уровень до 9 месяцев .
    . Среднее ± SEM . п. . д . Среднее ± SEM . п. . д . Среднее ± SEM . п. . д .
    Рабочий день
    Перед сном (мин.) 98 ± 2,27 <0,001 0,32 3,44 ± 3,46 0,32 0,10 9,68 ± 3,65 0,01 0,28
    0,28 <0,001 1,33 3,68 ± 1,95 0,06 0,19 30,25 ± 2,39 <0,001 1,36
    мин.18 ± 3,22 <0,001 0,60 1,36 ± 3,86 0,73 0,03 21,52 ± 4,16 <0,001 0,55 0,55 0,35 0,05 5,80 ± 3,91 0,14 0,13 9,95 ± 3,63 0,01 0,24
    33 33 33 932 932 932 932 932 932 932 932 932 932 932 932
    Перед сном 15.77 ± 3,99 <0,001 0,33 6,15 ± 5,16 0,24 0,11 20,52 ± 5,24 <0,001 0,41 0,41 0,14 −6,49 ± 5,22 0,22 0,12 −1,81 ± 7,45 ,81 0,03
    Время в постели −7.65 ± 4,90 0,12 0,13 −13,02 ± 6,69 0,05 0,19 −24,70 ± 8,06 0,003 0,33
    0,81 0,01 -26,24 ± 7,22 <0,001 0,32 -28,81 ± 7,46 <0,001 0,34
    Время в постели −29.19 ± 6,03 <0,001 0,41 -14,46 ± 7,35 0,05 0,20 -45,31 ± 9,34 <0,001 Всего времени сна -3,85 ± 5,06 0,45 0,04 -32,03 ± 7,88 <0,001 0,36 -41,34 ± 7,88 <0,001 0.47
    2 3,16 ± 1,96

    9 0,09

    ±

    9123
    . Исходный уровень до 1 месяца . 1–9 месяцев . Исходный уровень до 9 месяцев .
    . Среднее ± SEM . п. . д . Среднее ± SEM . п. . д . Среднее ± SEM . п. . д .
    Рабочий день
    Перед сном (мин)
    .44 ± 3,46 0,32 0,10 9,68 ± 3,65 0,01 0,28
    Время нарастания (мин) 31,61 ± 1,96 1 61 9123 9123 1 9123 9123 0,06 0,19 30,25 ± 2,39 <0,001 1,36
    Время в постели (мин) 23,18 ± 3,22 <0.001 0,60 1,36 ± 3,86 0,73 0,03 21,52 ± 4,16 <0,001 0,55
    Общее время сна (мин) 2,0633 2 912 912 932 912 912 912 912 912 912 0,05 5,80 ± 3,91 0,14 0,13 9,95 ± 3,63 0,01 0,24
    323
    Перед сном 15.77 ± 3,99 <0,001 0,33 6,15 ± 5,16 0,24 0,11 20,52 ± 5,24 <0,001 0,41 0,41 0,14 −6,49 ± 5,22 0,22 0,12 −1,81 ± 7,45 ,81 0,03
    Время в постели −7.65 ± 4,90 0,12 0,13 −13,02 ± 6,69 0,05 0,19 −24,70 ± 8,06 0,003 0,33
    0,81 0,01 -26,24 ± 7,22 <0,001 0,32 -28,81 ± 7,46 <0,001 0,34
    Время в постели −29.19 ± 6,03 <0,001 0,41 -14,46 ± 7,35 0,05 0,20 -45,31 ± 9,34 <0,001 Всего времени сна -3,85 ± 5,06 0,45 0,04 -32,03 ± 7,88 <0,001 0,36 -41,34 ± 7,88 <0,001 0.47

    Рисунок 1.

    Сон в будние и выходные дни от исходного уровня до последующих наблюдений. (A) Время отхода ко сну, (B) время подъема, (C) время в постели (TIB), (D) общее время сна (TST), а также (E) продление в TIB и (F) продление в TST по выходным относительно в рабочие дни на исходном уровне до отсрочки начала занятий в школе показаны белым цветом, при последующем наблюдении через 1 месяц — серым, а при контрольном обследовании через 9 месяцев — черным. Планки погрешностей представляют собой стандартные отклонения.* p <0,05, ** p <0,01, *** p <0,001 для сравнений изменений сна с 0 в одновыборочных t -тестах.

    Рис. 1.

    Сон в будние и выходные дни от исходного уровня до последующих наблюдений. (A) Время отхода ко сну, (B) время подъема, (C) время в постели (TIB), (D) общее время сна (TST), а также (E) продление в TIB и (F) продление в TST по выходным относительно в рабочие дни на исходном уровне до отсрочки начала занятий в школе показаны белым цветом, при последующем наблюдении через 1 месяц — серым, а при контрольном обследовании через 9 месяцев — черным.Планки погрешностей представляют собой стандартные отклонения. * p <0,05, ** p <0,01, *** p <0,001 для сравнений изменений сна с 0 в одновыборочных t -тестах.

    По выходным время отхода ко сну немного задерживалось на 15,77 ± 3,99 мин ( t = 3,95, p <0,001, d = 0,33; Рисунок 1A). Однако не было обнаружено статистически значимых изменений для времени нарастания, TIB или TST ( t <1,71, p > 0.09; Таблица 1; Рисунок 1B – D).

    Продление TIB в выходные дни сократилось на 29,19 ± 6,03 мин ( t = 4,84, p <0,001, d = 0,41; Рисунок 1E). Никаких значительных изменений в продлении TST на выходных не наблюдалось ( t = 0,76, p = 0,45; рисунок 1F).

    Сонливость и хорошее самочувствие

    В целом, сонливость и самочувствие участников улучшаются после задержки времени начала. Они сообщили о меньшем количестве депрессивных симптомов, более низком уровне субъективной сонливости, меньшем количестве проблем с бодрствованием в течение дня, ощущении большей бодрости после пробуждения в школьные дни и меньшем негативном настроении по сравнению с исходным уровнем ( t > 2.46, p <0,02, d > 0,16; Таблица 2; Фигура 2). Однако позитивное настроение существенно не изменилось по сравнению с исходным уровнем ( t = 0,83, p = 0,41).

    Таблица 2.

    Изменения сонливости и самочувствия от исходного уровня к последующим наблюдениям

    0,28 -932 912 912 932 912 932 912 932 912 932 0, 29123
    . Исходный уровень до 1 месяца . 1–9 месяцев . Исходный уровень до 9 месяцев .
    . Среднее ± SEM . п. . д . Среднее ± SEM . п. . д . Среднее ± SEM . п. . д .
    Сонливость
    Оценка KSS − 39 ± 0,11 <0,001 0,20 0,13 ± 0,14 0,39 0,07 -0,45 ± 0,16 0,01 0,23
    0,01 0,22 -0,04 ± 0,08 0,64 0,05 -0,27 ± 0,09 0,002 0,33
    ± 0,06 0,001 0,26 0,14 ± 0,08 0,08 0,17 0,26 ± 0,10 0,01
    Оценка депрессии -0,97 ± 0,39 0,02 0.20 −0,28 ± 0,39 0,47 0,07 −1,22 ± 0,48 0,01 0,27
    Позитивное настроение 0,30 ± 0,37 0,49 0,59 0,05 1,07 ± 0,56 0,06 0,16
    Негативное настроение -1,01 ± 0,34 0 . 004 0.16 0,06 ± 0,51 0,91 0,01 -0,98 ± 0,50 0,05 0,16

    0,28 -932 912 912 932 912 932 912 932 912 932 0, 29123
    . Исходный уровень до 1 месяца . 1–9 месяцев . Исходный уровень до 9 месяцев .
    . Среднее ± SEM . п. . д . Среднее ± SEM . п. . д . Среднее ± SEM . п. . д .
    Сонливость
    Оценка KSS − 39 ± 0,11 <0,001 0,20 0,13 ± 0,14 0,39 0,07 -0,45 ± 0,16 0,01 0,23
    0,01 0,22 -0,04 ± 0,08 0,64 0,05 -0,27 ± 0,09 0,002 0,33
    ± 0,06 0,001 0,26 0,14 ± 0,08 0,08 0,17 0,26 ± 0,10 0,01
    Оценка депрессии -0,97 ± 0,39 0,02 0.20 −0,28 ± 0,39 0,47 0,07 −1,22 ± 0,48 0,01 0,27
    Позитивное настроение 0,30 ± 0,37 0,49 0,59 0,05 1,07 ± 0,56 0,06 0,16
    Негативное настроение -1,01 ± 0,34 0 . 004 0.16 0,06 ± 0,51 0,91 0,01 −0,98 ± 0,50 0,05 0,16
    Таблица 2.

    Изменения сонливости и самочувствия по сравнению с исходным уровнем по сравнению с . Исходный уровень до 1 месяца . 1–9 месяцев . Исходный уровень до 9 месяцев . . Среднее ± SEM . п. . д . Среднее ± SEM . п. . д . Среднее ± SEM . п. . д . Сонливость Оценка KSS − 39 ± 0,11 <0,001 0,20 0,13 ± 0,14 0,39 0,07 -0,45 ± 0,16 0,01 0,23

    0,01 0,22 -0,04 ± 0,08 0,64 0,05 -0,27 ± 0,09 0,002 0,33 ± 0,06 0,001 0,26 0,14 ± 0,08 0,08 0,17 0,26 ± 0,10 0,01 0,28 -932 912 912 932 912 932 912 932 912 932 Оценка депрессии -0,97 ± 0,39 0,02 0.20 −0,28 ± 0,39 0,47 0,07 −1,22 ± 0,48 0,01 0,27 Позитивное настроение 0,30 ± 0,37 0, 29123 0,49 0,59 0,05 1,07 ± 0,56 0,06 0,16 Негативное настроение -1,01 ± 0,34 0 . 004 0.16 0,06 ± 0,51 0,91 0,01 -0,98 ± 0,50 0,05 0,16

    0,28 -932 912 912 932 912 932 912 932 912 932 0, 29123
    . Исходный уровень до 1 месяца . 1–9 месяцев . Исходный уровень до 9 месяцев .
    . Среднее ± SEM . п. . д . Среднее ± SEM . п. . д . Среднее ± SEM . п. . д .
    Сонливость
    Оценка KSS − 39 ± 0,11 <0,001 0,20 0,13 ± 0,14 0,39 0,07 -0,45 ± 0,16 0,01 0,23
    0,01 0,22 -0,04 ± 0,08 0,64 0,05 -0,27 ± 0,09 0,002 0,33
    ± 0,06 0,001 0,26 0,14 ± 0,08 0,08 0,17 0,26 ± 0,10 0,01
    Оценка депрессии -0,97 ± 0,39 0,02 0.20 −0,28 ± 0,39 0,47 0,07 −1,22 ± 0,48 0,01 0,27
    Позитивное настроение 0,30 ± 0,37 0,49 0,59 0,05 1,07 ± 0,56 0,06 0,16
    Негативное настроение -1,01 ± 0,34 0 . 004 0.16 0,06 ± 0,51 0,91 0,01 -0,98 ± 0,50 0,05 0,16

    Рисунок 2.

    Сонливость и хорошее самочувствие от исходного уровня до последующих наблюдений. (A) Оценка по Каролинской шкале сонливости (KSS), (B) проблемы с бодрствованием в течение дня, (C) ощущение бодрости после пробуждения, (D) оценка депрессии (E) положительное настроение и (F) отрицательное настроение на исходном уровне (BL) до отсрочки начала занятий в школе показаны белым цветом, при последующем наблюдении через 1 месяц — серым, а при контрольном обследовании через 9 месяцев — черным.Планки погрешностей представляют собой стандартные отклонения. * p <0,05, ** p <0,01, *** p <0,001 для сравнения изменений сонливости и самочувствия с 0 в одновыборочных t -тестах.

    Рисунок 2.

    Сонливость и хорошее самочувствие от исходного уровня до последующих наблюдений. (A) Оценка по Каролинской шкале сонливости (KSS), (B) проблемы с бодрствованием в течение дня, (C) ощущение бодрости после пробуждения, (D) оценка депрессии (E) положительное настроение и (F) отрицательное настроение на исходном уровне (BL) до отсрочки начала занятий в школе показаны белым цветом, при последующем наблюдении через 1 месяц — серым, а при контрольном обследовании через 9 месяцев — черным.Планки погрешностей представляют собой стандартные отклонения. * p <0,05, ** p <0,01, *** p <0,001 для сравнения изменений сонливости и самочувствия с 0 в одновыборочных t -тестах.

    Связь изменений сна с сонливостью и самочувствием

    Увеличение TIB в будние дни было значительно связано с более низким уровнем субъективной сонливости, меньшим количеством проблем с бодрствованием в течение дня и ощущением большей свежести после пробуждения утром в школьные дни ( r = -0.17 до 0,29, p <0,05; Таблица 3). Увеличение TIB в будние дни также было связано с уменьшением депрессивных симптомов и увеличением позитивного настроения ( r = -0,18 и 0,21, соответственно, p <0,04; Таблица 3). Не было обнаружено значимой связи с изменением отрицательного настроения ( r = -0,06, p = 0,45).

    Таблица 3.

    Корреляция изменений сна в будние дни с изменениями сонливости и благополучия по сравнению с исходным уровнем

    . Исходный уровень до 1 месяца . Исходный уровень до 9 месяцев .
    . р . п. . р . п. .
    Изменение времени в постели
    Оценка KSS 0.27 0,001 −0,05 0,67
    Проблемы с бодрствованием 0,17 0,05 −012,05 9123 912 <0,001 0,12 0,29
    Оценка депрессии 0,18 0.04 0,27 0,02
    Позитивное настроение 0,21 0,01 0,01 0,07 0,55 −0,08 0,49
    Изменение общего времени сна
    Оценка KSS 0.13 0,03 0,24 0,01
    Проблемы с бодрствованием 0,12 0,19 −0,13 0,24 0,24 0,97 0,03 0,76
    Оценка депрессии −0,02 0,86 −0,15 0,19
    Позитивное настроение −0.02 0,74 −0,02 0,81
    Негативное настроение 0,05 0,45 −0,16 .08
    2 9325 0,25 912 932 3 9123 9123 9123 9123 9128
    . Исходный уровень до 1 месяца . Исходный уровень до 9 месяцев .
    . р . п. . р . п. .
    Изменение времени в постели
    Оценка KSS 0,27 0,001 0,17 0,05 -0.05 0,65
    Обновляется после пробуждения 0,29 <0,001 0,12 0,29
    Оценка депрессии 61 —
    Оценка депрессии 61 — 0,02
    Позитивное настроение 0,21 0,01 0,07 0.55
    Негативное настроение −0,06 0,45 −0,08 0,49
    Изменение общей продолжительности сна 0,03 0,24 0,01
    Проблемы с бодрствованием 0,12 0,19 −0.13 0,26
    Обновление после пробуждения 0,00 0,97 0,03 0,76
    Оценка депрессии -0,02 0,86 — −0,02 0,74 −0,02 0,81
    Негативное настроение 0,05 0,45 −0,16 .08
    Таблица 3.

    Корреляция изменений сна в будние дни с изменениями сонливости и благополучия по сравнению с исходным уровнем

    9123 2 2 2 0,27 2 2 9129 0,21 2 2 -0,82
    . Исходный уровень до 1 месяца . Исходный уровень до 9 месяцев .
    . р . п. . р . п. .
    Изменение времени в постели
    Оценка KSS 0,27 0,001 0,17 0,05 −0,05 0,65
    Обновляется после пробуждения 0.29 <0,001 0,12 0,29
    Оценка депрессии 0,18 0,04 0,27
    0,01 0,07 0,55
    Негативное настроение -0,06 0,45 -0.08 0,49
    Изменение общей продолжительности сна
    Оценка KSS 0,13 0,03 0,03 2
    Проблемы с бодрствованием 0,12 0,19 −0,13 0,26
    Обновляется после пробуждения 0.00 0,97 0,03 0,76
    Балл депрессии -0,02 0,86 -0,15 0,19
    0,1233 9012 9012,02
    Негативное настроение 0,05 0,45 −0,16 0,08

    32

    6 6 0,001 0, 0, после пробуждения32
    . Исходный уровень до 1 месяца . Исходный уровень до 9 месяцев .
    . р . п. . р . п. .
    Изменение времени в постели
    Оценка KSS 0,27 0.001 −0,05 0,67
    Проблемы с бодрствованием 0,17 0,05 −0,05 0,65
    0,65
    0,12 0,29
    Оценка депрессии 0,18 0,04 0.27 0,02
    Положительное настроение 0,21 0,01 0,07 0,55
    Изменение общего времени сна
    Оценка KSS 0,13 0.03 0,24 0,01
    Проблемы с бодрствованием 0,12 0,19 −0,13 0,26
    0,76
    Оценка депрессии −0,02 0,86 −0,15 0,19
    Позитивное настроение −0.02 0,74 −0,02 0,81
    Негативное настроение 0,05 0,45 −0,16 0,08

    субъективное снижение уровня TST в будние дни было значительным r = −0,13, p = 0,03; таблица 3). Никаких значимых ассоциаций не наблюдалось для других показателей благополучия ( r <0,12, p > 0,19).

    Принятие изменения времени начала занятий учащимися, родителями и учителями

    Из 248 студентов-респондентов 89.1% указали, что они предпочитают более позднее время начала, 4,9% указали, что они предпочитают более раннее время начала, и 8,5% указали, что разницы нет.

    Из 123 респондентов-родителей 75,6% сообщили, что изменение времени начала обучения было лучше для учащихся, 4,9% сообщили, что оно было хуже, 6,5% сообщили, что было как лучше, так и хуже, и 13,0% сообщили, что не имело никакого значения.

    Из 37 респондентов учителей 67.6% сказали, что изменение времени начала было лучше для студентов, 2,7% сказали, что было хуже, 8,1% сказали, что и лучше, и хуже, и 21,6% сказали, что это не имело значения.

    Влияние отсрочки начала занятий в школе через 9 месяцев

    Время и продолжительность сна

    В будние дни время отхода ко сну не откладывалось дальше первого периода наблюдения ( t = 0,99, p = 0,32; Таблица 1) и оставалось несколько позже относительно исходного уровня на 9.68 ± 3,65 мин ( t = 2,65, p = 0,01, d = 0,28; рисунок 1A). Что касается времени нарастания, то наблюдалась тенденция к дальнейшей задержке с момента первого наблюдения ( t = 1,90, p = 0,06, d = 0,19), и оно оставалось значительно позже исходного уровня на 30,25 ± 2,39 мин. ( t = 12,67, p <0,001, d = 1,36; рисунок 1B). Важно отметить, что ТИБ была аналогична той, которая наблюдалась в течение 1 месяца наблюдения ( t = 0.35, p = 0,73) и оставалась умеренно удлиненной на 21,52 ± 4,16 мин по сравнению с исходным уровнем ( t = 5,17, p <0,001, d = 0,55; Рисунок 1C). Кроме того, TST незначительно увеличились на 9,95 ± 3,63 мин по сравнению с исходным уровнем ( t = 2,74, p = 0,007, d = 0,24; рисунок 1D). Кроме того, 14,1% студентов все еще проходили по крайней мере 8 часов TIB, что было аналогично 16,1%, наблюдавшимся в течение 1-месячного наблюдения.

    По выходным ложиться спать умеренно позже к 20.52 ± 5,24 мин по сравнению с исходным уровнем ( t = 3,92, p <0,001, d = 0,41), но не было отложено в дальнейшем после 1-месячного наблюдения ( t = 1,19, p = 0,24; рисунок 1А). Время нарастания было аналогичным двум предыдущим фазам ( t <1,24, p > 0,22; рисунок 1B). TIB был немного короче исходного уровня на 24,70 ± 8,06 мин ( t = 3,06, p = 0,003, d = 0,33), а период наблюдения через 1 месяц — на 13.02 ± 6,69 ( t = 1,95, p = 0,05, d = 0,19; рисунок 1C). Выходные TST также были умеренно короче исходного уровня на 28,81 ± 7,46 мин ( t = 3,86, p <0,001, d = 0,34), а период наблюдения через 1 месяц на 26,24 ± 7,22 мин ( t = 3,63, p <0,001, d = 0,32; рисунок 1D).

    Произошло дальнейшее, хотя и небольшое, на 14,46 ± 7,35 мин уменьшение удлинения БТИ в выходные дни по сравнению с 1-месячным периодом наблюдения ( t = 1.97, p = 0,05, d = 0,20; Таблица 1). Таким образом, по сравнению с исходным уровнем продление TIB в выходные дни было значительно короче на 45,31 ± 9,34 мин ( t = 4,85, p <0,001, d = 0,53; Рисунок 1E). Продление TST в выходные дни также показало умеренное снижение по сравнению с периодом наблюдения через 1 месяц на 32,03 ± 7,88 мин ( t = 4,07, p <0,001, d = 0,36), так что по сравнению с исходным уровнем наблюдалось умеренное снижение на 41.34 ± 7,88 мин ( t = 5,25, p <0,001, d = 0,47; рисунок 1F).

    Сонливость и хорошее самочувствие

    Ни один из показателей сонливости и благополучия существенно не изменился по сравнению с первым периодом наблюдения ( t <1,75, p > 0,08; Таблица 2). Таким образом, при последующем 9-месячном наблюдении участники по-прежнему сообщали о более низких уровнях субъективной сонливости, меньшем количестве проблем с бодрствованием в течение дня, ощущении большей бодрости после пробуждения утром в школьные дни, меньшем количестве депрессивных симптомов и снижении негативного настроения по сравнению с базовый уровень ( т > 1.96, p <0,05).

    Связь изменений сна с сонливостью и самочувствием

    От исходного уровня до 9-месячного периода наблюдения увеличение TIB в будние дни оставалось значимо связанным со снижением депрессивных симптомов ( r = -0,27, p = 0,02; Таблица 3). Увеличение TST в будние дни также оставалось достоверно связанным со снижением уровня субъективной сонливости ( r = -0,24, p = 0.006).

    Обсуждение

    Многие подростки в Восточной Азии хронически сокращают свой сон [5–7] из-за успеваемости [2], но имеют низкую удовлетворенность жизнью и высокий уровень тревожности [1, 37]. Здесь мы изучали влияние отсрочки начала занятий на 45 минут в средней школе Сингапура и обнаружили, что через 1 месяц после отсрочки TIB участников увеличился на 23 минуты, что положительно сказалось на субъективной бдительности и благополучии. Эти положительные изменения сохранились на отметке 9 месяцев.

    Увеличение TIB, реализованное в этом исследовании, сравнимо с увеличением продолжительности сна на ~ 20 минут [21, 23], о котором сообщалось в недавних метаанализах исследований, в которых время начала занятий в школе было отложено на 20–65 минут. Важно отметить, что с более поздним началом обучения в школе количество учеников, получающих минимум 8 часов TIB по вечерам в школе, увеличилось вдвое — количество, которое считается подходящим для подростков [3, 4]. Хотя актиграфически оцененная ТКП не претерпела значительных изменений в течение 1 месяца наблюдения, она увеличилась примерно на 10 минут в течение 9 месяцев, что указывает на то, что может потребоваться время для реализации положительного изменения политики.Примечательно, что это 10-минутное увеличение TST оказалось численно меньше, чем 22-минутное увеличение TIB, о котором сообщают сами респонденты, за соответствующий период, что позволяет предположить, что участники могли переоценить изменение своего сна, и что время начала занятий в школе должно быть отложено на большее количество раз. чем 45 минут, чтобы добиться большего увеличения объективной (фактической) продолжительности сна. Продление TIB и TST по выходным было сокращено на целых 45 минут после того, как время начала занятий было отложено, поддерживая представление о том, что пересмотренное время начала занятий в школе уменьшило недосыпание, накопленное в школьные дни.

    Хотя увеличение продолжительности сна было скромным, не следует сбрасывать со счетов дополнительные преимущества для самооценки бдительности и благополучия ввиду высокого уровня тревожности и низкого уровня удовлетворенности жизнью, выраженного восточноазиатскими студентами [1, 37 ]. Связи между даже кажущимся тривиальным увеличением продолжительности сна и снижением показателей депрессии, а также повышением активности в дневное время говорят о шкале выгоды, которая могла бы быть больше, если бы даже более позднее время начала сна могло быть реализовано, хотя этого трудно достичь в Восточной Азии в связи с этим. сильного сопротивления изменению статус-кво в учебные часы.

    Наши данные об увеличении сна через 1 месяц после задержки аналогичны результатам Thacher et al. [29], где продолжительность сна увеличилась на 20 минут при оценке через 2 месяца после 45-минутной задержки начала занятий в школе. Кроме того, в то время как Thacher et al. обнаружили, что продолжительность сна вернулась к исходному уровню через 9 месяцев наблюдения, мы обнаружили устойчивое увеличение TIB. Это различие в выводах объясняется несколькими причинами. Во-первых, на исходном уровне, в то время как Thacher et al. сообщили о продолжительности сна 7 часов 20 минут, в нашей выборке средняя TIB составляла 6 часов 37 минут, а средняя TST по актиграфической оценке составляла 5 часов 48 минут в будние дни.Таким образом, наша выборка могла быть более хронически недосыпанной и была лучше расположена, чтобы получить незначительные выгоды даже от скромного увеличения возможности спать. Во-вторых, участникам нашего исследования активно рассказывали о сне. Участники были осведомлены о причине задержки времени начала. Школа и научный персонал также активно поощряли учащихся использовать возможность с более позднего начала, чтобы выспаться. Действительно, сторонники более позднего времени начала приема признали, что отсрочки начала занятий может оказаться недостаточно для решения проблемы потери сна у подростков.Скорее, позднее время начала занятий должно сопровождаться образовательными программами, чтобы помочь студентам практиковать и поддерживать здоровый образ жизни во сне [38]. В этом исследовании, хотя поощрение сна могло привести к характеристикам спроса в самоотчетах, увеличение актиграфически оцененной TST, наблюдаемое в течение 9 месяцев последующего наблюдения, свидетельствует об объективном увеличении продолжительности сна.

    В нашем исследовании были воспроизведены результаты, показывающие улучшенные результаты, такие как более низкий уровень субъективной сонливости и меньшее количество депрессивных симптомов, после того, как время начала занятий в школе было отложено [21, 24, 27, 28, 30, 31].Мы также обнаружили, что эти улучшения сохранялись в течение 9 месяцев наблюдения. Важно отметить, что мы обнаружили значительную связь между улучшением бдительности и самочувствием с увеличением количества сна, полученного в школьные вечера. Следовательно, изменения сна, связанные с задержкой начала занятий в школе, могут способствовать положительным изменениям бдительности и благополучия во время этого исследования.

    Наконец, учащиеся, их родители и учителя являются совместными заинтересованными сторонами в любой инициативе по открытию школы позже, поскольку время начала занятий неизбежно влияет на все три группы.После задержки начала занятий в школе все три группы согласились, что изменение было лучше. Этот положительный ответ жизненно важен для успеха и непрерывности инициативы, особенно в культуре, которая имеет очень традиционные представления об изменении практик для повышения производительности и благополучия.

    Ограничения

    Как и во многих предыдущих исследованиях [20], одним из ограничений этого исследования является отсутствие контрольной группы без изменений школьного расписания, без которой изменения сна или благополучия могут быть отнесены к другим факторам, кроме изменения в начале обучения. время.Хотя мы обнаружили связь между улучшением самочувствия и увеличением количества сна, сравнения с контрольной группой предоставили бы более прямые доказательства того, что наблюдаемые преимущества были результатом более позднего времени начала лечения.

    Вторым ограничением исследования является то, что все участники были женщинами, и поэтому результаты нельзя распространять на подростков мужского пола. Однако стоит отметить, что предыдущие исследования не обнаружили каких-либо гендерных различий во влиянии более позднего времени начала сна на продолжительность сна [27–29, 39].

    Наконец, в этом исследовании не оценивалась продолжительность дневного сна. Подростки часто дремлют [40]. При задержке начала занятий в школе и увеличении продолжительности ночного сна может наблюдаться сокращение дневного сна. В результате общая продолжительность сна в течение 24-часового периода может остаться неизменной. Соответственно, мы ранее показали, что у подростков дневной сон не может заменить полноценный ночной сон для оптимальной производительности [9]. Перераспределение времени сна с дневного сна на ночной может быть полезным, но это еще предстоит изучить эмпирически.

    Выводы

    Улучшение сна и благополучия школьников-подростков наблюдалось после того, как школа отложила время начала занятий на 45 минут без задержки окончания школы или снижения учебного времени. Эти льготы остались в силе через 9 месяцев после изменения. Эти результаты показывают, что даже в Восточной Азии, где многие учащиеся сокращают сон в погоне за академическими достижениями [2, 5] и где уровень удовлетворенности жизнью учащихся является самым низким в мире [37], отсрочка начала занятий в школе возможна и может привести к для устойчивого улучшения сна и самочувствия студентов.

    Дополнительные материалы

    Дополнительные материалы доступны на сайте SLEEP онлайн.

    Финансирование

    Эта работа была поддержана Национальным советом по медицинским исследованиям Сингапура (NMRC / StaR / 015/2013) и Дальневосточной организацией.

    Банкноты

    Заявление о конфликте интересов.

    Все авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов. Эта работа была одобрена институциональным наблюдательным советом Национального университета Сингапура.Все участники-подростки и их законные опекуны дали письменное информированное согласие.

    Благодарности

    Мы благодарим госпожу Бои Хонг Хенг, госпожу Чун Джуэн Хо-Сам и господина Бенни Чин Сеа Ко из участвовавшей школы за их сотрудничество в этом исследовании. Мы также благодарим студентов, родителей и учителей, принявших участие в этом исследовании, за их вклад в эту область. Мы также благодарим всех научных сотрудников, которые помогали в сборе и анализе данных.

    Список литературы

    1.

    Станков

    л

    .

    Неумолимая конфуцианская культура: питательная среда для высоких академических достижений, тестового беспокойства и неуверенности в себе

    ?

    Изучите индивидуальные различия

    .

    2010

    ;

    20

    :

    555

    563

    .2.

    Организация экономического сотрудничества и развития

    .

    Результаты PISA 2015

    (том i).

    Париж: Публикация ОЭСР

    ,

    2016

    .3.

    Гиршковиц

    м

    и другие.

    Обновленные рекомендации Национального фонда сна по продолжительности сна: окончательный отчет

    .

    Здоровье сна

    .

    2015

    ;

    1

    (

    4

    ):

    233

    243

    .4.

    Парути

    S

    и другие.

    Рекомендуемое количество сна для педиатрической популяции: согласованное заявление Американской академии медицины сна

    .

    J Clin Sleep Med

    .

    2016

    ;

    12

    (

    6

    ):

    785

    786

    . 5.

    Чен

    т

    и другие.

    Продолжительность сна у китайских подростков: биологические, средовые и поведенческие предикторы

    .

    Сон Мед

    .

    2014

    ;

    15

    (

    11

    ):

    1345

    1353

    .6.

    Градисар

    м

    и другие.

    Последние мировые образцы сна и проблемы в подростковом возрасте: обзор и метаанализ возраста, региона и сна

    .

    Сон Мед

    .

    2011

    ;

    12

    (

    2

    ):

    110

    118

    . 7.

    Старые

    т

    и другие.

    Взаимосвязь между полом, возрастом, географическим положением и временем в постели у подростков: метаанализ данных из 23 стран

    .

    Sleep Med Ред.

    .

    2010

    ;

    14

    (

    6

    ):

    371

    378

    .8.

    Баум

    кт

    и другие.

    Ограничение сна ухудшает настроение и регуляцию эмоций у подростков

    .

    J Детская психическая психиатрия

    .

    2014

    ;

    55

    (

    2

    ):

    180

    190

    .9.

    Lo

    JC

    и другие.

    Нейроповеденческое влияние последовательных циклов ограничения сна с дремотой и без сна у подростков

    .

    Сон

    .

    2017

    ;

    40

    . zsw04210.

    Lo

    JC

    и другие.

    Когнитивные способности, сонливость и настроение у частично лишенных сна подростков: исследование необходимости сна

    .

    Сон

    .

    2016

    ;

    39

    (

    3

    ):

    687

    698

    . 11.

    Лоу

    кДж

    и другие.

    Нейрокогнитивные последствия ограничения сна: метааналитический обзор

    .

    Neurosci Biobehav Ред.

    .

    2017

    ;

    80

    :

    586

    604

    .12.

    Вольфсон

    AR

    и другие.

    Режимы сна и дневное функционирование подростков

    .

    Детский Dev

    .

    1998

    ;

    69

    (

    4

    ):

    875

    887

    . 13.

    Hagenauer

    MH

    и другие.

    Подростковые изменения в гомеостатической и циркадной регуляции сна

    .

    Дев Neurosci

    .

    2009

    ;

    31

    (

    4

    ):

    276

    284

    . 14.

    Бартель

    КА

    и другие.

    Защитные факторы и факторы риска подросткового сна: метааналитический обзор

    .

    Sleep Med Ред.

    .

    2015

    ;

    21

    :

    72

    85

    .15.

    Нахмод

    NG

    и другие.

    Время начала занятий в средней школе после 8:30 связано с более поздним бодрствованием и более длительным временем в постели среди подростков в национальном городском когортном исследовании

    .

    Здоровье сна

    .

    2017

    ;

    3

    (

    6

    ):

    444

    450

    .16.

    Патте

    КА

    и другие.

    Продолжительность сна молодежи и время начала занятий в школе: перекрестный анализ исследования COMPASS

    .

    Здоровье сна

    .

    2017

    ;

    3

    (

    6

    ):

    432

    436

    . 17.

    Рабочая группа по подростковому сну, Комитет по подростковому возрасту, Совет по школьному здоровью

    .

    Время начала занятий для подростков

    .

    Педиатрия

    .

    2014

    ;

    134

    :

    642

    649

    .19.

    Уотсон

    НФ

    и другие. ;

    Совет директоров Американской академии медицины сна

    .

    Задержка начала занятий в средней и старшей школе способствует здоровью и успеваемости учащихся: положение

    Американской академии медицины сна.

    J Clin Sleep Med

    .

    2017

    ;

    13

    (

    4

    ):

    623

    625

    .20.

    Вальстрем

    KL

    и другие.

    Влияние времени начала школы на учебу и успеваемость подростков, эмоциональное здоровье и поведение

    .

    Curr Opin Psychiatry

    .

    2017

    ;

    30

    (

    6

    ):

    485

    490

    .21.

    Бауэрс

    JM

    и другие.

    Влияние времени начала занятий на продолжительность сна учащихся, дневную сонливость и посещаемость: метаанализ

    .

    Здоровье сна

    .

    2017

    ;

    3 (6) 421

    431

    ,22.

    Minges

    KE

    и другие.

    Позднее время начала занятий в школе и подростковый сон: систематический обзор экспериментальных данных

    .

    Sleep Med Ред.

    .

    2016

    ;

    28

    :

    86

    95

    . 23.

    Моргенталер

    ТИ

    и другие.

    Время начала занятий в средней школе и влияние на старшеклассников: что мы знаем и что надеемся выучить

    .

    J Clin Sleep Med

    .

    2016

    ;

    12

    (

    12

    ):

    1681

    1689

    . 24.

    Оуэнс

    JA

    и другие.

    Квазиэкспериментальное исследование влияния изменения времени начала занятий в школе на сон подростков

    .

    Здоровье сна

    .

    2017

    ;

    3

    (

    6

    ):

    437

    443

    .25.

    Wahistrom

    К

    .

    Времена перемен: результаты первого лонгитюдного исследования времени начала старшей школы

    .

    НАССП Бык

    .

    2002

    ;

    86

    :

    3

    21

    . 26.

    Вальстрем

    KL

    и другие.

    Изучение влияния более позднего начала обучения в средней школе на здоровье и академическую успеваемость учащихся старших классов: исследование на нескольких объектах

    .

    Сент-Пол, Миннесота

    :

    Миннесотский университет

    ;

    2014

    . Получено с https://conservancy.umn.edu/handle/11299/162769.27.

    Бургеры

    Дж

    и другие.

    Более позднее начало школы связано с улучшением сна и дневной активности подростков

    .

    J Dev Behav Pediatr

    .

    2014

    ;

    35

    (

    1

    ):

    11

    17

    . 28.

    Оуэнс

    JA

    и другие.

    Влияние отсрочки начала занятий в школе на сон, настроение и поведение подростков

    .

    Arch Pediatr Adolesc Med

    .

    2010

    ;

    164

    (

    7

    ):

    608

    614

    ,29.

    Thacher

    PV

    и другие.

    Продольные результаты отсрочки начала сна, поведения и успеваемости в старшей школе

    .

    Сон

    .

    2016

    ;

    39

    (

    2

    ):

    271

    281

    .30.

    Чан

    NY

    и другие.

    Влияние небольшой задержки начала школьного обучения для школьных подростков Гонконга

    .

    Сон Мед

    .

    2017

    ;

    30

    :

    164

    170

    . 31.

    Ли

    S

    и другие.

    Сон, успеваемость в школе и меры вмешательства в школе среди детей школьного возраста: исследование сна в Китае

    .

    PLoS One

    .

    2013

    ;

    8

    (

    7

    ):

    e67928

    . 32.

    Мельцер

    LJ

    и другие.

    Прямое сравнение двух новых актиграфов и полисомнографии у детей и подростков

    .

    Сон

    .

    2012

    ;

    35

    (

    1

    ):

    159

    166

    . 33.

    Акерштедт

    т

    и другие.

    Субъективная и объективная сонливость у активного человека

    .

    Инт Дж. Neurosci

    .

    1990

    ;

    52

    (

    1-2

    ):

    29

    37

    .34.

    Уотсон

    D

    и другие.

    Разработка и проверка кратких показателей положительного и отрицательного воздействия: шкалы PANAS

    .

    J Pers Soc Psychol

    .

    1988

    ;

    54

    (

    6

    ):

    1063

    1070

    .35.

    ЛеБлан

    JC

    и другие.

    Скрининг подростковой депрессии: сравнение шкалы подростковой депрессии Катчера с описанием депрессии Бека

    .

    J Детский подростковый психофармакол

    .

    2002

    ;

    12

    (

    2

    ):

    113

    126

    ,36.

    Коэн

    Дж.

    Статистический анализ мощности для поведенческих наук

    .2-е изд.

    Hillsdale, NJ

    :

    Lawrence Erlbaum Associates

    ;

    1988

    .37.

    Организация экономического сотрудничества и развития

    .

    Результаты PISA 2015

    (том iii).

    Париж: ОЭСР Publishing

    ;

    2016

    . 38.

    Миллман

    RP

    и другие.

    Здоровое время начала занятий в школе: можем ли мы лучше работать в достижении наших целей

    ?

    Сон

    .

    2016

    ;

    39

    (

    2

    ):

    267

    268

    . 39.

    Carskadon

    MA

    и другие.

    Характер сна подростков, суточный ритм и сонливость при переходе к раннему школьному возрасту

    .

    Сон

    .

    1998

    ;

    21

    (

    8

    ):

    871

    881

    .40.

    Градисар

    м

    и другие.

    Поведение подростков во время сна: сравнение режима сна в учебную неделю и в выходные дни

    .

    Биологические ритмы сна

    .

    2008

    ;

    6

    :

    183

    186

    .

    © Общество исследования сна, 2018 г. Опубликовано Oxford University Press [от имени Общества исследования сна].

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (http://creativecommons.org/licenses/by-nc-nd/4.0/), которая разрешает некоммерческое воспроизведение и распространение. произведения на любом носителе при условии, что оригинальное произведение не было изменено или преобразовано каким-либо образом, и что произведение правильно процитировано. По вопросам коммерческого повторного использования обращайтесь по адресу [email protected]

    Недооценка отсроченных вознаграждений объясняет импульсивность подростков в выборе интервала времени: исследование ERP

  • 1

    Steinberg, L.Принятие риска в подростковом возрасте. Новые взгляды на науку о мозге и поведении. Curr. Реж. Psychol. Sci . 16 , 55–59 (2007).

    Google ученый

  • 2

    Steinberg, L. et al. Возрастные различия в ориентации на будущее и отсрочка дисконтирования. Ребенок. Dev . 80 , 28–44 (2009).

    PubMed Google ученый

  • 3

    Итон, Данис К.и другие. «Наблюдение за рискованным поведением среди молодежи — США, 2005 г.». J. Школьное здравоохранение 76 , 353–372 (2006).

    PubMed Google ученый

  • 4

    Арнетт, Дж. Безрассудное поведение в подростковом возрасте: перспективы развития. Dev. Ред. . 12 , 339–373 (1992).

    Google ученый

  • 5

    Hall, G. S. Подростковый возраст: его психология и его связь с физиологией, антропологией, социологией, полом, преступностью, религией и образованием (Vols.I и II). Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл (1904).

  • 6

    Арнетт, Дж. Дж. Подростковый шторм и стресс, пересмотрены. Am. Психол . 54 , 317–326 (1999).

    CAS PubMed Google ученый

  • 7

    Hamilton, K. R. et al. Импульсивность выбора: определения, проблемы измерения и клиническое значение. Личный. Дисорд . 6 , 182–198 (2015).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 8

    Дакворт, А.Л. и Керн, М. Л. Метаанализ конвергентной действительности мер самоконтроля. J. Res. Чел. 45 , 259–268 (2011).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 9

    Fineberg, N.A. et al. Исследование компульсивного и импульсивного поведения, от животных моделей до эндофенотипов: повествовательный обзор. Нейропсихофармакол . 35 , 591–604 (2010).

    Google ученый

  • 10

    ван ден Бос, W., Rodriguez, C. A., Schweitzer, J. B. & McClure, S. M. Подростковое нетерпение уменьшается с увеличением лобно-стриатной связи. Proc. Natl. Акад. Sci. США 112 , 3765–3774 (2015).

    ADS Google ученый

  • 11

    Рахлин, Х., Райнери, А. и Кросс, Д. Субъективная вероятность и задержка. J. Exp. Анальный. Behav. 55 , 233–244 (1991).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 12

    Эйнсли, Г.Благовидное вознаграждение: поведенческая теория импульсивности и импульсного контроля. Psychol. Бык . 82 , 463–496 (1975).

    CAS PubMed Google ученый

  • 13

    Самуэльсон П. А. Примечание об измерении полезности. Rev. Econ. Шпилька . 4 , 155–161 (1937).

    Google ученый

  • 14

    Грин, Л., Фрай, А. Ф. и Майерсон, Дж.Дисконтирование отложенных вознаграждений: сравнение продолжительности жизни. Psychol. Sci . 5 , 33–36 (1994).

    Google ученый

  • 15

    Уотер, Э., Силлессен, А. Х. и Шерес, А. Отчетливые возрастные различия во временном дисконтировании и принятии риска у подростков и молодых людей. Ребенок. Dev . 85 , 1881–1897 (2014).

    PubMed Google ученый

  • 16

    van den Bos, W.И МакКлюр, С. М. К общей модели временного дисконтирования. J. Exp. Анальный. Behav. 99 , 58–73 (2013).

    PubMed Google ученый

  • 17

    Фигнер Б. и др. Боковая префронтальная кора и самоконтроль в межвременном выборе. Нац. Neurosci . 13 , 538–539 ​​(2010).

    CAS PubMed Google ученый

  • 18

    Петерс, Дж.И Бюхель, С. Нейронные механизмы межвременного принятия решений: понимание изменчивости. Trends Cogn. Sci . 15 , 227–239 (2011).

    PubMed Google ученый

  • 19

    Кейси, Б. Дж. За пределами простых моделей самоконтроля до схемотехнических расчетов подросткового поведения. Annual Rev. Psychol . 66 , 295–319 (2015).

    CAS PubMed Google ученый

  • 20

    Эрнст, М.Перспектива триадной модели для изучения подросткового мотивированного поведения. Мозг . 89 , 104–111 (2014).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 21

    Гальван А. Мозг подростка: чувствительность к наградам. Curr. Реж. Psychol. Sci . 22 , 88–93 (2013).

    Google ученый

  • 22

    Христаку, А., Браммер, М. и Рубиа, К. Созревание лимбической кортикостриатальной активации и связности, связанные с изменениями в развитии во временном дисконтировании. Neuroimage 54 , 1344–1354 (2011).

    PubMed Google ученый

  • 23

    Olson, E.A. et al. Целостность белого вещества предсказывает поведение дисконтирования задержки у детей от 9 до 23 лет: исследование с визуализацией тензора диффузии. J. Cogn. Neurosci. 21 , 1406–1421 (2009).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 24

    Kable, J. W. & Glimcher, P. W. Нейронные корреляты субъективной ценности во время межвременного выбора. Нац. Neurosci . 10 , 1625–1633 (2007).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 25

    Баллард, К. и Кнутсон, Б. Диссоциативные нейронные репрезентации будущей величины вознаграждения и задержки во время временного дисконтирования. Neuroimage 45 , 143–150 (2009).

    PubMed Google ученый

  • 26

    Чернявский, А. С. и Холройд, К. Б. Высокие временные дискаунтеры переоценивают немедленные вознаграждения, а не недооценивают будущие вознаграждения: исследование потенциала мозга, связанное с событием. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci . 13 , 36–45 (2013).

    PubMed Google ученый

  • 27

    Гойер, Дж.П., Волдорф, М. Г. и Хюттель, С. А. Быстрые электрофизиологические реакции мозга зависят как от валентности, так и от величины денежного вознаграждения. J. Cogn. Neurosci. 20 , 2058–2069 (2008).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 28

    Луки, К. Н., Монтазер-Ходжат, С. и Холройд, К. Б. Изменения в развитии позитивности вознаграждения: электрофизиологическая траектория обработки вознаграждения. Dev. Cogn. Neurosci . 9 , 191–199 (2014).

    PubMed Google ученый

  • 29

    Hajcak, G., Moser, J. S., Holroyd, C. B. & Simons, R. F. Отрицательность, связанная с обратной связью, отражает бинарную оценку хороших и плохих результатов. Biol. Психол . 71 , 148–154 (2006).

    PubMed Google ученый

  • 30

    Miltner, W.Х., Браун, К. Х. и Коулз, М. Г. Связанные с событием потенциалы мозга после неправильной обратной связи в задаче оценки времени: свидетельство «общей» нейронной системы для обнаружения ошибок. J. Cogn. Neurosci. 9 , 788–798 (1997).

    CAS PubMed Google ученый

  • 31

    Йунг Н. и Санфей А. Г. Независимое кодирование величины и валентности вознаграждения в человеческом мозге. Дж. Neurosci . 24 , 6258–6264 (2004).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 32

    Холройд К. и Коулз М. Г. Нейронная основа обработки ошибок, связанных с человеческим фактором: обучение с подкреплением, дофамин и негативность, связанная с ошибками. Psychol. Ред. . 109 , 679–709 (2002).

    PubMed Google ученый

  • 33

    Праудфит, Г. Х. Позитивное вознаграждение: от фундаментальных исследований вознаграждения до биомаркера депрессии. Психофизиол . 52 , 449–459 (2015).

    Google ученый

  • 34

    Бресс, Дж. Н., Мейер, А. и Праудфит, Г. Х. Стабильность отрицательной обратной связи и ее связь с депрессией в детстве и подростковом возрасте. Dev. Психопатол . 27 , 1285–1294 (2015).

    PubMed Google ученый

  • 35

    Бресс, Дж.Н., Смит, Э., Фоти, Д., Кляйн, Д. Н., Хаджак, Г. Нервная реакция на поощрение и депрессивные симптомы в позднем детстве и раннем подростковом возрасте. Biol. Психол . 89 , 156–162 (2012).

    PubMed Google ученый

  • 36

    Мазур, Дж. Э. Проверка правила эквивалентности для фиксированных и переменных задержек подкрепления. J. Exp. Psychol. Anim. Behav. Процесс. 10 , 426–436 (1984).

    Google ученый

  • 37

    Такахиси Т.Теоретические основы нейроэкономики межвременного выбора. J. Neurosci. Psychol. E . 2 , 75–90 (2009).

    Google ученый

  • 38

    Pine, A. et al. Кодирование предельной полезности во времени в человеческом мозгу. Дж. Neurosci . 29 , 9575–9581 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 39

    Шмидт, Б., Холройд, К. Б., Дебенер, С. и Хьюиг, Дж. Я не могу дождаться! Нейронные сигналы вознаграждения импульсивных людей преувеличивают разницу между немедленным и будущим вознаграждением. Психофизиол . 10.1111 / psyp.12796 (2016).

  • 40

    Стейнберг, Л. Взгляд социальной нейробиологии на принятие риска подростками. Dev. Ред. . 28 , 78–106 (2008).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 41

    Кейси, Б.Дж., Джонс, Р. М., Хейр, Т. А. Мозг подростка. Ann. NY. Акад. Sci . 1124 , 111–126 (2008).

    ADS CAS PubMed Google ученый

  • 42

    Цюй, К., Хуанг, Й., Ван, Ю. и Хуанг, Ю. X. Эффект задержки на оценку результатов: результаты потенциального исследования, связанного с событием. Фрон. Гул. Neurosci . 7 (2013).

  • 43

    О’Брайен, Л., Альберт, Д., Чейн, Дж.& Steinberg, L. Подростки предпочитают немедленное вознаграждение в присутствии своих сверстников. J. Res. Адолеск . 21 , 747–753 (2011).

    Google ученый

  • 44

    Вейгард А., Чейн Дж., Альберт Д., Смит А. и Стейнберг Л. Влияние анонимного наблюдения со стороны сверстников на предпочтение подростков немедленным вознаграждением. Dev. Sci. 17 , 71–78 (2014).

    PubMed Google ученый

  • 45

    Chein, J., Альберт, Д., О’Брайен, Л., Укерт, К. и Стейнберг, Л. Сверстники повышают риск подросткового возраста, повышая активность схемы вознаграждения мозга. Dev. Sci . 14 , F1 – F10 (2011).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 46

    Стейнбайс, Н., Хаусхофер, Дж., Фер, Э. и Сингер, Т. Развитие поведенческого контроля и связанное с ним соединение vmPFC – DLPFC объясняет повышенную устойчивость детей к искушению в межвременном выборе. Cereb. Cortex 26 , 32–42 (2016).

    PubMed Google ученый

  • 47

    Ахтерберг, М., Пепер, Дж. С., ван Дуйвенворде, А. К., Мандл, Р. К. и Кроун, Э. А. Фронтостриатная целостность белого вещества предсказывает развитие задержки вознаграждения: продольное исследование. Дж. Neurosci . 36 , 1954–1961 (2016).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 48

    Шмидт, Б.И Хьюиг, Дж. Выплата одного или всех испытаний: поведенческая экономическая оценка способов оплаты в прототипном исследовании рискованных решений. Psychol. Рек. 65 , 245–250 (2015).

    Google ученый

  • 49

    Майерсон, Дж., Грин, Л. и Варусавитхарана, М. Площадь под кривой как мера дисконтирования. J. Exp. Анальный. Behav. 76 , 235–243 (2001).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 50

    Холройд, К.Б. и Криголсон, О. Е. Вознаградите сигналы ошибки предсказания, связанные с модифицированной задачей оценки времени. Психофизиол . 44 , 913–917 (2007).

    Google ученый

  • 51

    Бретт, М., Антон, Дж. Л., Валабрег, Р. и Полайн, Дж. Б. Анализ области интересов с использованием набора инструментов MarsBar для SPM 99. Neuroimage 16 , 1140–1141 (2002).

    Google ученый

  • Растущий ребенок: подросток от 13 до 18 лет

    Насколько вырастет мой подросток?

    Подростковые годы также называют юностью.Подростковый возраст — время всплесков роста и изменений полового созревания. Подросток может вырасти на несколько дюймов за несколько месяцев, после чего наступит период очень медленного роста, а затем произойдет еще один скачок роста. Изменения в период полового созревания (полового созревания) могут происходить постепенно, или одновременно могут проявляться несколько признаков.

    Скорость изменений, которые могут произойти, сильно варьируется. Некоторые подростки могут испытать эти признаки зрелости раньше или позже, чем другие.

    Какие изменения произойдут во время полового созревания?

    Половое и другое физическое созревание, происходящее в период полового созревания, является результатом гормональных изменений.У мальчиков сложно точно определить, когда наступает период полового созревания. Есть изменения, которые происходят, но они происходят постепенно и в течение определенного периода времени, а не как единое событие. Хотя все подростки мужского пола индивидуальны, следующие средние возрасты, когда могут произойти изменения в период полового созревания:

    • Начало полового созревания: от 9,5 до 14 лет

    • Первое пубертатное изменение: увеличение яичек

    • Увеличение полового члена: начинается примерно через 1 год после начала увеличения яичек

    • Внешний вид лобковых волос: 13.5 лет

    • Ночные поллюции (или «поллюции»): 14 лет

    • Волосы под мышками и на лице, изменение голоса и прыщи: 15 лет

    Девочки также переживают половое созревание как последовательность событий, но их пубертатные изменения обычно начинаются раньше, чем мальчики того же возраста. Каждая девочка индивидуальна и может проходить через эти изменения по-разному. Ниже приведены средние возрасты, в которых могут произойти изменения в период полового созревания:

    • Начало полового созревания: от 8 до 13 лет

    • Первое пубертатное изменение: развитие груди

    • Развитие лобковых волос: вскоре после развития груди

    • Волосы под мышками: 12 лет

    • Менструальный цикл: с 10 до 16.5 лет

    Есть определенные стадии развития, которые проходят и у мальчиков, и у девочек при развитии вторичных половых признаков. Это физические характеристики мужчин и женщин, которые не участвуют в воспроизводстве, такие как изменение голоса, форма тела, распределение волос на лобке и волосы на лице. Ниже приводится краткий обзор произошедших изменений:

    • У мальчиков первоначальным изменением полового созревания является увеличение мошонки и яичек.На этом этапе пенис не увеличивается. Затем, когда яички и мошонка продолжают увеличиваться, половой член становится длиннее. Затем пенис продолжит увеличиваться как в размере, так и в длине.

    • У девочек первоначальным изменением полового созревания является развитие грудных почек. Это когда грудь и соски приподнимаются. Ареола (темный участок кожи, окружающий сосок груди) в это время увеличивается в размерах. Затем грудь продолжает увеличиваться. Со временем соски и ареолы снова поднимутся.Затем они образуют еще одну проекцию на груди. Во взрослом состоянии только сосок остается приподнятым над остальной тканью груди.

    • Развитие лобковых волос у девочек и мальчиков одинаково. При начальном росте волос образуются длинные мягкие волосы, которые есть только в небольшой области вокруг гениталий. Затем эти волосы становятся темнее и грубее по мере того, как они продолжают расти. Лобковые волосы в конечном итоге выглядят как взрослые волосы, но на меньшей площади. Он может распространяться на бедра, а иногда и вверх по животу.

    Что понимает мой подросток?

    Подростковые годы приносят много изменений не только физически, но также умственно и социально. В эти годы у подростков повышается способность мыслить абстрактно и, в конечном итоге, строить планы и ставить долгосрочные цели. Каждый ребенок может прогрессировать с разной скоростью и может иметь разный взгляд на мир. В целом, у вашего подростка могут быть очевидны следующие способности:

    • Развивает способность абстрактно мыслить

    • Занимается философией, политикой и социальными проблемами

    • Мыслит надолго

    • Устанавливает цели

    • Сравнивает себя со сверстниками

    По мере того, как ваш подросток начинает бороться за независимость и контроль, может произойти множество изменений.Ниже приведены некоторые из проблем, которые могут быть связаны с вашим подростком в эти годы:

    • Хочет независимости от родителей

    • Влияние и принятие коллег становятся очень важными

    • Романтические и сексуальные отношения становятся важными

    • Может быть влюблен

    • Имеет долгосрочные отношения

    Как помочь подростку в социальном развитии

    Рассмотрите следующие способы развития социальных способностей вашего подростка:

    • Поощряйте вашего подростка принимать новые вызовы.

    • Поговорите с подростком о том, чтобы не терять из виду себя в групповых отношениях.

    • Поощряйте вашего подростка поговорить с взрослым, которому вы доверяете, о проблемах или заботах, даже если он или она предпочитают говорить не с вами.

    • Обсудите способы справиться со стрессом и справиться со стрессом.

    • Обеспечьте последовательную, любящую дисциплину с ограничениями, ограничениями и вознаграждениями.

    • Найдите способ проводить время вместе.

    Инструмент задержки двигателя AAP

    Наши спонсоры Авторизоваться | регистр

    Меню

    Авторизоваться | регистр Дома Наши спонсоры
    • Возраст и этапы
      • Возраст и этапы
        • Пренатальный
        • Ребенок (0-12 мес.)
        • Малыши 1-3лет.
        • Дошкольное учреждение 3-5 лет
        • Начальное образование 5-12 лет.
        • Подростки от 12 до 18 лет.
        • Молодые люди 18–21 лет.
    • Здоровый образ жизниЗдоровый образ жизни
      • Здоровый образ жизни
        • Питание
        • Фитнес
        • Спорт
        • Здоровье полости рта
        • Эмоциональное благополучие
        • Здоровое развитие
        • Профилактика и профилактика сна
        • Безопасность и профилактика
          • Прививки
          • Дома
          • В игре
          • На ходу
          • Все вокруг
      • Семейная жизнь Семейная жизнь
        • Семейная жизнь
          • Медицинский дом
          • Family Dynamics Media
          • Family Dynamics Media
          • Work & Play
          • Участие в жизни вашего сообщества
      • Проблемы со здоровьем
        • Проблемы со здоровьем
          • Условия
          • Травмы и чрезвычайные ситуации
          • Заболевания, предупреждаемые с помощью вакцин
      • 9000
      • Советы и инструменты Советы и инструменты
        • Советы и инструменты
          • Спросите педиатра
          • Найдите педиатра
          • Информационные бюллетени
          • Проверка симптомов
          • Вебинары
          • HealthyChildren Magazine
        • Наша миссия
          • AAP в действии
          • Медицинский редактор и участники
          • Спонсоры
          • Возможности спонсорства
          • Распространение информации
      • Магазин AAP
      Найдите педиатра {{$ root.Translations.SkipToContent}} {{$ root.Translations.MenuBtn}}
      • {{$ root.Translations.Home}}
      • {{activityGroup.Title}} + {{$ root.Translations.ExpandActivities}}
        • {{ Мероприятия.Заголовок }}
      • {{$ root.coreData.Pages.About.Title}}

      Родительский стресс, характеристики ребенка и задержка в развитии от рождения до пяти лет в подростковых парах мать-ребенок

    • Абидин Р. Р. (1992). Детерминанты родительского поведения. Журнал клинической детской психологии, 21 (4), 407–412. DOI: 10.1207 / s15374424jccp2104_12.

      Артикул Google ученый

    • Абидин Р. Р. (1995). Индекс родительского стресса (3-е изд.). Флорида, Ресурсы для психологической оценки: Одесса.

      Google ученый

    • Американская педиатрическая академия, Совет по делам детей с ограниченными возможностями, Секция развивающей поведенческой педиатрии, Руководящий комитет «Светлое будущее», Консультативный комитет проекта «Инициативы медицинского дома для детей с особыми потребностями».(2006). Выявление младенцев и детей раннего возраста с нарушениями развития в медицинском доме: алгоритм наблюдения за развитием и скрининга. Педиатрия, 118 (1), 405–420. DOI: 10.1542 / peds.2006-1231.

      Артикул Google ученый

    • Бейкер Б. Л., Блахер Дж., Крник К. и Эдельброк К. (2002). Проблемы поведения и родительский стресс в семьях трехлетних детей с задержками в развитии и без них. Американский журнал умственной отсталости, 107 (6), 433–444. DOI: 10.1352 / 0895-8017 (2002) 107 <0433: BPAPS1> 2.0.CO; 2.

      Артикул PubMed Google ученый

    • Борнштейн, М. Х. (2006). Воспитательная наука и практика. В W. Damon & R. M. Lerner (Eds.), Справочник по детской психологии: 4 (стр. 893–949). Хобокен, Нью-Джерси: Джон Вили и сыновья.

      Google ученый

    • Борнштейн, М.Х., Хан, С. С. и Хейнс, О. М. (2004). Специфические и общие языковые способности в раннем детстве: стабильность и гендерные аспекты. Первый язык, 24 (3), 267–304. DOI: 10.1177 / 0142723704045681.

      Артикул Google ученый

    • Кэрролл, А. Э., Бауэр, Н. С., Дуган, Т. М., Ананд, В., Саха, К., и Даунс, С. М. (2014). Использование компьютеризированной помощи в принятии решений для наблюдения и скрининга развития. Педиатрия, 168 (9), 815–821. DOI: 10.1001 / jamapediatrics.2014.464.

      Google ученый

    • Чанг, Ю., & Файн, М. А. (2007). Моделирование траекторий родительского стресса среди молодых матерей с низким доходом в течение второго и третьего года жизни ребенка: факторы, определяющие стабильность и изменения. Журнал семейной психологии, 21 (4), 584–594.DOI: 10.1037 / 0893-3200.21.4.584.

      Артикул PubMed Google ученый

    • Чанг, Ю., Файн, М. А., Испа, Дж., Торнбург, К. Р., Шарп, Э., и Вольфенштейн, М. (2004). Понимание родительского стресса среди молодых, малообеспеченных, афроамериканских матерей, впервые рожающих. Раннее образование и развитие, 15 (3), 265–282. DOI: 10.1207 / s15566935eed1503_2.

      Артикул Google ученый

    • Чейз-Ландсдейл, П.Л., Брукс-Ганн, Дж., И Пайкофф, Р. (1991). Исследования и программы для матерей-подростков: недостающие звенья и обещания на будущее. Семейные отношения, 40 (4), 396–404. DOI: 10.1037 / 0003-066X.53.2.152.

      Артикул Google ученый

    • Дитер-Декард, К. (1998). Родительский стресс и адаптация ребенка: некоторые старые гипотезы и новые вопросы. Клиническая психология: наука и практика, 5 (3), 314–332.DOI: 10.1111 / j.1468-2850.1998.tb00152.x.

      Google ученый

    • Дункан, Г., & Брукс-Ганн, Дж. (1997). Последствия взросления в бедности . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Сейдж.

      Google ученый

    • Эрлз, М. Ф., Эндрюс, Дж. Э. и Хэй, С. С. (2009). Лонгитюдное исследование скрининга развития и поведения и направления к специалистам в Северной Каролине с целью обеспечения лучшего здоровья детей и методов участия в развитии. Клиническая педиатрия, 48 (8), 824–833. DOI: 10,1177 / 000922.

      Артикул PubMed Google ученый

    • Фэган, Дж. И Ли, Ю. (2013). Объяснение связи между воспитанием подростков и готовностью дошкольников к школе: перспектива риска. Журнал общественной психологии, 41 (6), 692–708. DOI: 10.1002 / jcop.21565.

      Артикул Google ученый

      ,
    • ,
    • ,

      , Geronimus, A. T., Korenman, S., & Hillemeier, M. M. (1994). Влияет ли молодой материнский возраст отрицательно на развитие ребенка? Свидетельства сравнения двоюродных братьев в Соединенных Штатах. Обзор народонаселения и развития, 20 (3), 585–609.

      Артикул Google ученый

    • Гласко, Ф.П., и Маркс К. П. (2011). Выявление детей с проблемами развития и поведением: ценность сотрудничества с родителями. Психологический тест и моделирование оценки, 53 (2), 258–279.

      Google ученый

    • Хаскетт, М. Э., Ахерн, Л. С., Уорд, С. С., и Аллэр, Дж. К. (2006). Факторная структура и валидность краткой формы «Индекс родительского стресса». Журнал клинической детской и подростковой психологии, 35 (2), 302–312.DOI: 10.1207 / s15374424jccp3502_14.

      Артикул PubMed Google ученый

    • Хуанг К. Ю., Костейн Дж., Кауфман Дж. С. и Аяла К. (2014). Родительский стресс, социальная поддержка и депрессия для матерей-подростков из числа этнических меньшинств: влияние на развитие ребенка. Журнал исследований ребенка и семьи, 23 , 255–262. DOI: 10.1007 / s10826-013-9807-1.

      PubMed Central Статья PubMed Google ученый

    • Хаббс-Тейт, Л., Ософски, Дж. Д., Ханн, Д. М., и Калп, А. М. (1994). Прогнозирование проблем поведения и социальной компетентности у детей матерей подросткового возраста. Семейные отношения, 43 , 439–446.

      Артикул Google ученый

    • Keller, T.E., Spieker, S.J. И Гилкрист, Л. (2005). Модели риска и траектории проблемного поведения дошкольников: личностно-ориентированный анализ привязанности в контексте. Развитие и психопатология , 17 (2), 349–384. Doi: 10.10170S0

      50170.

    • Лимбос, М. М., и Джойс, Д. П. (2011). Сравнение ASQ и PEDS при скрининге задержки развития у детей, обращающихся за первичной медико-санитарной помощью. Журнал развития и поведенческой педиатрии, 32 , 499–511. DOI: 10.1097 / DBP.0b013e31822552e9.

      Артикул PubMed Google ученый

    • Миллер, К.Л., Мичели, П. Дж., Уитмен, Т. Л., и Борковски, Дж. Г. (1996). Познавательная готовность к родителям и интеллектуально-эмоциональное развитие детей матерей подросткового возраста. Психология развития, 32 (3), 533–541. DOI: 10.1037 / 0012-1649.32.3.533.

      Артикул Google ученый

    • Майнер, Дж. Л., и Кларк-Стюарт, А. (2008). Траектории экстернализирующего поведения от 2 до 9 лет: отношения с полом, темпераментом, этнической принадлежностью. Parenting and Rater. Психология развития, 44 (3), 771–786.

      Артикул PubMed Google ученый

      ,
    • ,
    • ,

      , Моллборн, С., и Деннис, Дж. А. (2012). Объяснение раннего развития и здоровья детей матерей-подростков. Социологический форум, 27 (4), 1010–1036. DOI: 10.1111 / j.1573-7861.2012.01366.x.

      PubMed Central Статья PubMed Google ученый

    • Neece, C.Л., Грин С. А., Бейкер Б. Л. (2012). Родительский стресс и проблемы с поведением детей: транзакционные отношения во времени. Американский журнал нарушений развития, 117 (1), 48–66. DOI: 10.1352 / 1944-7558-117.1.48.

      Google ученый

    • Родригес, Э., и Тамис-ЛеМонда, К. С. (2011). Траектории домашней учебной среды в течение первых пяти лет: ассоциации с языковыми навыками и грамотностью детей в дошкольном возрасте. Развитие ребенка, 82 (4), 1058–1075.

      Артикул PubMed Google ученый

    • Розенберг, С. А., Занг, Д., и Робинсон, К. С. (2008). Распространенность задержек в развитии и участие в услугах раннего вмешательства для детей младшего возраста. Педиатрия, 121 (6), e1503 – e1509. DOI: 10.1542 / peds.2007-1680.

      Артикул PubMed Google ученый

    • Сан-Антонио, М.К., Феник, А. М., Шабанова, В., Левенталь, Дж. М., и Вайцман, К. С. (2014). Скрининг развития с использованием вопросника по возрастам и стадиям развития: стандартизованные по сравнению с реальными условиями. для младенцев и детей младшего возраста, 27 (2), 111–119. DOI: 10.1097 / IYC.0000000000000005.

      Артикул Google ученый

    • Schlecht, N.F., Burk, R.D., Nucci-Sack, A., Shankar, V., Lorde-Rollins, E., Линарес, Л. О., и Диас, А. (2012). Цервикальный, анальный и оральный ВПЧ в городской поликлинике для подростков, проводящей бесплатные прививки. PLoS ONE, 7 (5), e37419. Epub 18 мая .

      PubMed Central Статья PubMed Google ученый

    • Shonkoff, J.P. & Phillips, D.A. (Ред.). (2000). От нейронов к окрестностям : Наука о раннем детском развитии.Национальный исследовательский совет и Комитет Института медицины по интеграции науки о развитии детей младшего возраста. Часть II: Сущность и задачи раннего развития 89-92; Общение и обучение 124-162. National Academy Press, Вашингтон, округ Колумбия,

      ,
    • ,
    • ,

      , Спикер, С. Дж., И Бенсли, Л. (1994). Роль условий жизни и социальной поддержки бабушки в материнстве и привязанности к ребенку в подростковом возрасте. Психология развития, 30 (1), 102–111.DOI: 10.1037 / 0012-1649.30.1.102.

      Артикул Google ученый

    • Спикер, С. Дж., Ларсон, Н. К., Льюис, С. М., Келлер, Т. Е., и Гилкрист, Л. (1999). Траектории развития проблем деструктивного поведения у дошкольников матерей подросткового возраста. Развитие ребенка, 70 , 443–458.

      Артикул PubMed Google ученый

    • Сквайрс, Дж., Твомбли Э., Брикер Д. и Поттер Л. (2009). Возраст и этапы ASQ-3 (3-е изд.). Балтимор, Мэриленд: Brookes Publishing.

      Google ученый

      ,
    • ,
    • ,

      , Стойбер, К.С., & Хоутон, Т.С. (1994). Познания и поведение матерей-подростков как индикаторы риска. School Psychology Quarterly, 9 (4), 295–316. DOI: 10,1037 / ч0088289.

      Артикул Google ученый

    • alexxlab

      E-mail : alexxlab@gmail.com

    Submit A Comment

    Must be fill required * marked fields.

    :*
    :*